«ПОКУПАЙТЕ ТО, ЧТО ВАМ НРА­ВИТ­СЯ»

Ин­ве­стор, же­ла­ю­щий до­ба­вить в порт­фель нетра­ди­ци­он­ные ак­ти­вы, мо­жет из­влечь уро­ки из кол­лек­ци­о­нер­ской де­я­тель­но­сти са­мо­го вли­я­тель­но­го эко­но­ми­ста ХХ в. – Джо­на Мей­нар­да Кейн­са

Vedomosti - - КОМПАНИИ И РЫНКИ - Джей­сон Цвейг The Wall Street Journal

Ин­ве­стор, же­ла­ю­щий до­ба­вить в порт­фель нетра­ди­ци­он­ные ак­ти­вы, мо­жет из­влечь уро­ки из кол­лек­ци­о­нер­ской де­я­тель­но­сти Джо­на Мей­нар­да Кейн­са

Бо­га­тые ин­ве­сто­ры ча­сто го­во­рят, что око­ло 10% их ак­ти­вов при­хо­дит­ся на про­из­ве­де­ния ис­кус­ства, ан­ти­ква­ри­ат, до­ро­гие ви­на и дру­гие кол­лек­ци­он­ные пред­ме­ты. Ис­сле­до­ва­ния их ин­ве­сти­ци­он­но­го по­тен­ци­а­ла по­ка­за­ли, что в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве до­ход­ность та­ких ак­ти­вов мо­жет пре­вы­шать до­хо­ды от де­неж­ных средств, об­ли­га­ций и да­же зо­ло­та. Прав­да, ито­го­вый ре­зуль­тат мо­жет ока­зать­ся су­ще­ствен­но мень­ше из-за из­дер­жек, свя­зан­ных с тор­гов­лей эти­ми про­из­ве­де­ни­я­ми и их хра­не­ни­ем.

До­хо­ды от ин­ве­сти­ций в так на­зы­ва­е­мые эмо­ци­о­наль­ные ак­ти­вы нель­зя на­пря­мую срав­ни­вать с вло­же­ни­я­ми в ак­ти­вы фи­нан­со­вые: це­ны на од­но и то же про­из­ве­де­ние мо­гут ра­ди­каль­но раз­ли­чать­ся у раз­ных ди­ле­ров, аук­ци­он­ных до­мов или при со­вер­ше­нии част­ных сде­лок. А ко­мис­сии и на­цен­ки мо­гут пре­вы­шать 20%, при­чем за­ча­стую весь­ма су­ще­ствен­но. По­это­му для рас­ши­ре­ния на­ших пред­став­ле­ний об ин­ве­сти­ци­он­ном по­тен­ци­а­ле рын­ка ис­кус­ства весь­ма по­лез­ной бу­дет оцен­ка, ко­то­рую да­ли три про­фес­со­ра фи­нан­сов: Дэ­вид Чем­берс и Элрой Дим­сон из Judge Business School при Кем­бридж­ском уни­вер­си­те­те и Кри­стоф Сп­эн­жер из HEC Paris про­ана­ли­зи­ро­ва­ли до­хо­ды по со­бран­ной Кейн­сом (1883–1946) кол­лек­ции за про­шед­шее сто­ле­тие.

За три де­ся­ти­ле­тия, что Кейнс за­ни­мал­ся кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем, он за­пла­тил за при­об­ре­тен­ные про­из­ве­де­ния в об­щей слож­но­сти 12 847 фун­тов стер­лин­гов; это при­мер­но 600 000 фун­тов ($840 000) в се­го­дняш­них день­гах с уче­том ин­фля­ции. Ес­ли ос­но­вы­вать­ся на оцен­ке, дан­ной в 2013 г. пя­тью неза­ви­си­мы­ми экс­пер­та­ми, кол­лек­ция Кейн­са сто­ит бо­лее 70,9 млн фун­тов ($99 млн).

Сред­не­го­до­вая до­ход­ность, та­ким об­ра­зом, со­став­ля­ет 10,9%, что на 0,1 про­цент­но­го пунк­та ни­же до­ход­но­сти бри­тан­ских ак­ций за тот же пе­ри­од.

Ана­лиз де­я­тель­но­сти Кейн­са в этой об­ла­сти и дол­го­сроч­но­го раз­ви­тия си­ту­а­ции на арт-рын­ке поз­во­ля­ет из­влечь несколь­ко важ­ных уро­ков.

Кол­лек­ция Кейн­са се­го­дня на­хо­дит­ся в лон­дон­ском King’s College и Му­зее Фи­цу­и­лья­ма в Кем­бри­дже. Она вклю­ча­ет несколь­ко ше­дев­ров та­ких им­прес­си­о­ни­стов, пост­им­прес­си­о­ни­стов и пред­ста­ви­те­лей со­вре­мен­но­го ис­кус­ства, как Поль Се­занн, Жорж Сё­ра и Па­б­ло Пи­кассо, а так­же мно­же­ство ме­нее из­вест­ных ра­бот.

Его кол­лек­ция на­счи­ты­ва­ет 135 ра­бот, но бо­лее по­ло­ви­ны от всей сто­и­мо­сти при­хо­дит­ся на до­лю все­го двух из них, а 91% сто­и­мо­сти – на 10. По­это­му Чем­берс, Дим­сон и Сп­эн­жер про­ве­ли экс­пе­ри­мент, в хо­де ко­то­ро­го слу­чай­ным об­ра­зом вы­бра­ли 1000 кол­лек­ций, про­дан­ных с аук­ци­о­на в 1980–2015 гг. Они об­на­ру­жи­ли, что до­ход­но­сти силь­но раз­ли­ча­ют­ся и в боль­шин­стве слу­ча­ев ре­зуль­тат ока­зал­ся зна­чи­тель­но ху­же ро­ста фон­до­во­го рын­ка.

Это еще од­но на­по­ми­на­ние ин­ве­сто­рам на рын­ке как ис­кус­ства, так и ак­ций: важ­но не класть все яй­ца в од­ну кор­зи­ну – вдруг кор­зи­на ока­жет­ся «не та». Толь­ко бла­го­да­ря ди­вер­си­фи­ка­ции мож­но быть уве­рен­ным, что в ва­шем ин­ве­сти­ци­он­ном порт­фе­ле ока­жут­ся пра­виль­ные ак­ти­вы, ко­то­рые при­не­сут хо­ро­ший до­ход.

Сто­ит при­слу­ши­вать­ся к со­ве­там экс­пер­тов. Два близ­ких дру­га Кейн­са, Ва­нес­са Белл и Дун­кан Грант, бы­ли од­ни­ми из ве­ду­щих бри­тан­ских ху­дож­ни­ков то­го вре­ме­ни. Двое дру­гих дру­зей эко­но­ми­ста, Род­жер Фрай и Клайв Белл, бы­ли ве­ду­щи­ми ис­кус­ство­ве­да­ми. Все они по­мо­га­ли Кейн­су де­лать вы­бор.

Тем не ме­нее исто­рия Кейн­са под­чер­ки­ва­ет и важ­ность уда­чи. Боль­шую часть сво­ей кол­лек­ции он при­об­рел в 1918–1919 и 1930-х гг. То есть ему пред­ста­ви­лась ред­кая воз­мож­ность по­сту­пить в со­от­вет­ствии с ин­ве­сти­ци­он­ной по­го­вор­кой: «По­ку­пай, ко­гда на ули­цах льет­ся кровь».

В от­ли­чие от ак­ций, ко­ти­ров­ки ко­то­рых не силь­но за­ви­сят от ме­ста, где они тор­гу­ют­ся, пред­ме­ты ис­кус­ства не про­да­ют­ся на цен­тра­ли­зо­ван­ных бир­жах. «На рын­ках та­ких нелик­вид­ных ак­ти­вов, как ис­кус­ство, ес­ли по­ве­зет, ак­тив мож­но при­об­ре­сти по де­шев­ке», – го­во­рит Сп­эн­жер, при­во­дя в при­мер аук­ци­он с неболь­шим чис­лом участ­ни­ков. Ко­гда в 1918 г. зал­пы немец­ких пу­шек со­тря­са­ли Па­риж, Кейнс по­се­тил аук­ци­он иму­ще­ства ху­дож­ни­ка Эд­га­ра Де­га и при­об­рел на­тюр­морт Се­зан­на за 370,5 фун­та. Для срав­не­ния: Rolls-royce Silver Ghost то­гда сто­ил 1200–1450 фун­тов, от­ме­ча­ет Эми Эр­ринг­тон из Меж­ду­на­род­но­го клу­ба лю­би­те­лей Rolls-royce и Bentley.

Но уда­ча мо­жет и от­вер­нуть­ся от ин­ве­сто­ров в ис­кус­ство, так как вку­сы пуб­ли­ки ме­ня­ют­ся.

Я кое-что знаю об ис­кус­стве как ин­ве­сти­ци­ях. Мои ро­ди­те­ли тор­го­ва­ли изоб­ра­зи­тель­ным ис­кус­ством и ан­ти­ква­ри­а­том, спе­ци­а­ли­зи­ру­ясь на аме­ри­кан­ской ме­бе­ли XVIII в. и ри­сун­ках XIX в. Отец ча­сто го­во­рил по­ку­па­те­лям, спра­ши­вав­шим о пер­спек­ти­вах ин­ве­сти­ций в ис­кус­ство и ан­ти­ква­ри­ат: «Покупайте то, что вам нра­вит­ся, а дол­ла­ры са­ми о се­бе по­за­бо­тят­ся».

На про­тя­же­нии мно­гих лет это бы­ло вер­но. Це­ны на аме­ри­кан­ское ис­кус­ство и ан­ти­ква­ри­ат силь­но рос­ли – ка­за­лось, неудер­жи­мо – с 1930-х по 1980-е гг. Но за­тем ажи­о­таж спал. За по­след­ние 30 лет, по сло­вам Сти­ве­на Флет­че­ра из аук­ци­он­но­го до­ма Skinner, аме­ри­кан­ская ме­бель той эпо­хи по­те­ря­ла в сред­нем 2/3 ры­ноч­ной сто­и­мо­сти. И это без уче­та ин­фля­ции. Впро­чем, эта оцен­ка не учи­ты­ва­ет мо­раль­ное удо­вле­тво­ре­ние от про­жи­ва­ния в окру­же­нии ис­то­ри­че­ских и пре­крас­ных пред­ме­тов.

Но сколь бы ни бы­ли хо­ро­ши со­ве­ты экс­пер­тов и несмот­ря на уда­чу, да­же в кол­лек­ции Кейн­са, од­но­го из са­мых про­ни­ца­тель­ных ин­ве­сто­ров XX в., боль­шая часть пред­ме­тов по­чти не вы­рос­ла в цене. Ин­ве­сто­ры, же­ла­ю­щие вло­жить сред­ства в про­из­ве­де­ния ис­кус­ства, долж­ны быть ре­а­ли­ста­ми и при­знать, что мо­жет по­вез­ти, а мо­жет, един­ствен­ным до­хо­дом бу­дет мо­раль­ное удо­вле­тво­ре­ние.ПЕ­РЕ­ВЕ­ЛИ МИ­ХА­ИЛ ОВЕРЧЕНКО И АЛЕК­СЕЙ НЕВЕЛЬСКИЙ АВ­ТОР – ВЕ­ДУ­ЩИЙ РУБ­РИ­КИ INTELLIGENT INVESTOR В THE WALL STREET JOURNAL

FITZWILLIAM MUSEUM

Ос­нов­ная часть кол­лек­ции Джо­на Кейн­са на­хо­дит­ся в Му­зее Фи­цу­и­лья­ма в Кем­бри­дже /

REUTERS

Рус­ский аван­гард хо­ро­шо про­да­ет­ся на аук­ци­о­нах. Кар­ти­на Ка­зи­ми­ра Ма­ле­ви­ча «Су­пре­ма­ти­че­ская ком­по­зи­ция» бы­ла про­да­на за $15,5 млн на тор­гах аук­ци­о­на Phillips

REUTERS

Кар­ти­на Жа­на Ми­ше­ля Бас­кия на аук­ци­оне Christie’s в Нью-йор­ке. Ра­бо­ты Бас­кия – при­мер удач­ной ин­ве­сти­ции: до 2002 г. они сто­и­ли до $3,5 млн, а в 2017 г. безы­мян­ная ра­бо­та бы­ла про­да­на за $110,5 млн на аук­ци­оне в Нью-йор­ке /

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.