Как биз­не­сме­ну за­щи­тить ре­пу­та­цию

Vedomosti - - КАРЬЕРА И МЕНЕДЖМЕНТ - РО­МАН ЩЕРБИНИН стар­ший парт­нер кол­ле­гии ад­во­ка­тов «Же­лез­ни­ков и парт­не­ры»

Без­уко­риз­нен­ная ре­пу­та­ция очень важ­на – она при­вле­ка­ет кли­ен­тов и парт­не­ров, что по­зи­тив­но вли­я­ет на вы­руч­ку и при­быль, фор­ми­ру­ет до­ве­рие к биз­не­сме­ну. Об­ви­не­ния в на­ру­ше­нии за­ко­на, эти­че­ских норм, в недоб­ро­со­вест­но­сти – ос­нов­ной спо­соб его очер­не­ния. На­при­мер, со­вла­де­лец мо­дель­но­го агент­ства, про­дав­ший до­лю в биз­не­се дру­гим со­вла­дель­цам и недо­воль­ный низ­кой, по его мне­нию, це­ной, ре­шил уни­что­жить агент­ство и стал рас­про­стра­нять по­ро­ча­щую ин­фор­ма­цию. Та­кие об­ви­не­ния не толь­ко при­чи­нят ущерб ре­пу­та­ции, но и мо­гут при­ве­сти к про­вер­ке пра­во­охра­ни­тель­ны­ми ор­га­на­ми и по­ста­вить биз­нес под угро­зу ис­чез­но­ве­ния. Ми­ше­нью для удара обыч­но ста­но­вит­ся вла­де­лец или топ-ме­не­джер ком­па­нии. Кон­ку­рен­ты, парт­не­ры по биз­не­су, рей­де­ры, воз­дей­ствуя на жерт­ву, мо­гут пы­тать­ся скло­нить ее к нуж­но­му ре­ше­нию или опре­де­лен­но­му дей­ствию.

В сво­ей прак­ти­ке мы ча­ще все­го стал­ки­ва­лись с си­ту­а­ци­я­ми, ко­гда оп­по­нен­ты по­ро­чат вполне за­ко­но­по­слуш­но­го биз­не­сме­на. При­чем, по мо­е­му мне­нию, чем чи­ще и за­кон­нее биз­нес, тем уяз­ви­мее пред­при­ни­ма­тель для оп­по­нен­тов, ведь он свя­зан за­кон­ны­ми спо­со­ба­ми про­ти­во­дей­ствия кле­ве­те. В то же вре­мя мно­гие успеш­ные биз­не­сме­ны име­ют «ске­ле­ты в шка­фу», ко­то­рые с ра­до­стью вы­тас­ки­ва­ют на свет бо­жий недоб­ро­же­ла­те­ли. Но ча­сто се­рьез­ность пра­во­на­ру­ше­ния не со­по­ста­ви­ма с мас­шта­бом ре­пу­та­ци­он­но­го скан­да­ла. Из му­хи де­ла­ют сло­на.

В ход идут раз­ные ин­стру­мен­ты: пуб­ли­ка­ции в СМИ, видео, по­сты в соц­се­тях. Недоб­ро­же­ла­те­ли до­би­ва­ют­ся, что­бы нега­тив­ный ин­фор­ма­ци­он­ный шлейф дол­го тя­нул­ся за жерт­вой. Ес­ли она пы­та­ет­ся оправ­дать­ся, то эф­фект воз­рас­та­ет в ра­зы. Что же нуж­но де­лать для за­щи­ты ре­пу­та­ции?

За­кон о за­бве­нии поз­во­ля­ет пред­при­ни­ма­те­лю об­ра­тить­ся к по­ис­ко­вым си­сте­мам с прось­бой убрать ин­фор­ма­цию о нем из по­ис­ко­вой вы­да­чи. Но да­же по­сле уда­ле­ния нега­ти­ва из по­ис­ко­ви­ков ин­фор­ма­ция оста­ет­ся на сай­тах, пер­вы­ми опуб­ли­ко­вав­ших ин­фор­ма­цию. По­это­му сле­ду­ю­щий шаг – пись­мен­ное об­ра­ще­ние к вла­дель­цу сай­та-пер­во­ис­точ­ни­ка. Ча­сто, ес­ли тре­бо­ва­ние обос­но­ван­но, оно удо­вле­тво­ря­ет­ся.

Ес­ли эти спо­со­бы не по­мог­ли, то биз­не­сме­ну нуж­но об­ра­щать­ся в суд с ис­ком о за­щи­те че­сти, до­сто­ин­ства, де­ло­вой ре­пу­та­ции и ком­пен­са­ции мо­раль­но­го вре­да, вклю­чая тре­бо­ва­ние уда­лить из пуб­лич­но­го до­сту­па по­ро­ча­щую ин­фор­ма­цию.

Са­мая слож­ная задача в по­доб­ных спо­рах – раз­гра­ни­чить оце­ноч­ные суж­де­ния и утвер­жде­ния о по­ро­ча­щих фак­тах. Ос­па­ри­вать на­до утвер­жде­ния о фак­тах, ко­гда некто за­яв­ля­ет, что биз­нес­мен «дал взят­ку», «ве­дет пре­ступ­ную де­я­тель­ность», «недо­пла­чи­ва­ет на­ло­ги» и т. п. Оце­ноч­ные же суж­де­ния вы­ра­жа­ют субъ­ек­тив­ное мне­ние ли­ца, ко­то­рое нель­зя при­влечь за это мне­ние к от­вет­ствен­но­сти.

Утвер­жде­ния мо­гут иметь мяг­кую фор­му, на­при­мер: «Воз­мож­но, в дей­стви­ях Иванова есть со­став мо­шен­ни­че­ства...», «счи­таю, что Ива­нов мог быть при­част­ным...» По­это­му я ре­ко­мен­дую по­стра­дав­шим за­ра­нее про­кон­суль­ти­ро­вать­ся у линг­ви­ста. Об­ра­щать­ся в суд с ис­ком о за­щи­те че­сти и до­сто­ин­ства име­ет смысл лишь при по­ло­жи­тель­ном за­клю­че­нии линг­ви­ста о по­ро­ча­щем ха­рак­те­ре утвер­жде­ний. В су­де при­дет­ся до­ка­зы­вать сле­ду­ю­щее:

Факт рас­про­стра­не­ния по­ро­ча­щих све­де­ний. Га­зет­ные или жур­наль­ные пуб­ли­ка­ции предо­став­ля­ют­ся в суд в ори­ги­на­ле или в ви­де за­ве­рен­ной у но­та­ри­уса ко­пии. Ау­дио-, ви­део­за­пи­си и пуб­ли­ка­ции в ин­тер­не­те за­ве­ря­ют­ся у но­та­ри­уса.

Рас­про­стра­не­ние све­де­ний имен­но о кон­крет­ном биз­не­сме­не­ист­це. Ес­ли нель­зя уста­но­вить, что све­де­ния по­ро­чат кон­крет­ное ли­цо, суд от­ка­жет в ис­ке. Глав­ное до­ка­за­тель­ство – упо­ми­на­ние име­ни и фа­ми­лии и ста­ту­са биз­не­сме­на. Ва­жен и кон­текст, из ко­то­ро­го по­нят­но, в чем имен­но за­клю­ча­ет­ся нега­тив. Ос­нов­ную роль здесь играют линг­ви­сты.

Факт рас­про­стра­не­ния све­де­ний от­вет­чи­ком. Под­твер­жде­ни­ем для су­да яв­ля­ют­ся сви­де­тель­ские по­ка­за­ния, до­ка­за­тель­ства при­над­леж­но­сти но­ме­ра те­ле­фо­на, ак­ка­ун­тов в соц­се­тях, сай­тов от­вет­чи­ку.

По­ро­ча­щий ха­рак­тер све­де­ний. Нуж­но за­ру­чить­ся от­ве­та­ми линг­ви­ста, яв­ля­ют­ся ли рас­про­стра­нен­ные све­де­ния субъ­ек­тив­ным мне­ни­ем или утвер­жде­ни­я­ми о фак­тах и по­ро­чат ли они биз­не­сме­на. За­тем на су­де мож­но про­сить о на­зна­че­нии су­деб­ной экс­пер­ти­зы.

Не­со­от­вет­ствие рас­про­стра­нен­ных све­де­ний дей­стви­тель­но­сти. До­ка­зы­вать до­сто­вер­ность рас­про­стра­нен­ных све­де­ний пред­сто­ит от­вет­чи­ку, это его обя­зан­ность. Пред­при­ни­ма­те­лю-ист­цу до­ста­точ­но за­явить об от­сут­ствии до­ка­за­тельств до­сто­вер­но­сти.

Под­твер­жде­ние хо­ро­шей ре­пу­та­ции и при­чи­нен­ный вред. До­ка­за­тель­ства – ме­сто в рей­тин­гах, уча­стие в про­фес­си­о­наль­ных ас­со­ци­а­ци­ях и со­ю­зах, упо­ми­на­ния в СМИ, зна­чи­тель­ность биз­не­са, уча­стие в гос­кон­трак­тах, ко­ли­че­ство со­труд­ни­ков и др. Вред мож­но под­твер­дить бух­гал­тер­ски­ми до­ку­мен­та­ми с от­ри­ца­тель­ной ди­на­ми­кой фи­нан­со­вых по­ка­за­те­лей, кад­ро­вы­ми до­ку­мен­та­ми (ес­ли из-за нега­ти­ва из ком­па­нии ста­ли уволь­нять­ся со­труд­ни­ки). До­пол­ни­тель­ные до­ка­за­тель­ства – от­ка­зы в за­клю­че­нии сде­лок, мас­со­вые уволь­не­ния ра­бот­ни­ков по соб­ствен­но­му же­ла­нию, раз­рыв парт­нер­ских от­но­ше­ний.

При­чин­но-след­ствен­ные свя­зи меж­ду по­ро­ча­щи­ми све­де­ни­я­ми и вре­дом. На­при­мер, об­ви­ни­ли ком­мер­сан­та в пре­ступ­ле­нии – и в тот же день ак­ции его ком­па­нии упа­ли в цене.

Успех пред­при­ни­ма­те­ля, же­ла­ю­ще­го вер­нуть се­бе чест­ное имя, за­ви­сит от ка­че­ства со­бран­ных до­ка­за­тельств. И, ра­зу­ме­ет­ся, от со­от­вет­ствия по­ро­ча­щих утвер­жде­ний дей­стви­тель­но­сти. На­при­мер, ес­ли у биз­не­сме­на бы­ла су­ди­мость, вряд ли по­лу­чит­ся при­влечь к от­вет­ствен­но­сти тех, кто пуб­лич­но на­звал его пре­ступ­ни­ком. Об­ра­ще­ние в суд не га­ран­ти­ру­ет биз­не­сме­ну вы­иг­ры­ша и мо­раль­ной са­тис­фак­ции. По ста­ти­сти­ке, лишь каж­дый чет­вер­тый иск удо­вле­тво­ря­ет­ся су­дом. Про­иг­рыш же мо­жет быть рас­пи­а­рен оп­по­нен­том и толь­ко уси­лит ре­пу­та­ци­он­ный ущерб.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.