Жан-марк Ли­бер­рер: Брил­ли­ант – это не ай­фон, ко­то­рый уста­ре­ет че­рез пол­то­ра го­да

Ген­ди­рек­тор Ас­со­ци­а­ции про­из­во­ди­те­лей ал­ма­зов (DPA) Жан-марк Ли­бер­рер рас­ска­зы­ва­ет, как при­вить по­ко­ле­нию мил­ле­ни­а­лов вкус к брил­ли­ан­там, где и по­че­му на них вы­со­кий спрос

Vedomosti - - ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА - По­ли­на Три­фо­но­ва

DPA за­ни­ма­ет­ся про­дви­же­ни­ем брил­ли­ан­тов по все­му ми­ру все­го три го­да. DPA при­ня­ла эс­та­фе­ту от юж­но-аф­ри­кан­ской De Beers – бу­дучи в те­че­ние 150 лет фак­ти­че­ским мо­но­по­ли­стом в тор­гов­ле ал­ма­за­ми, она нес­ла бре­мя рас­хо­дов на мар­ке­тинг и ре­кла­му в от­рас­ли. С 2015 г. их в раз­ных про­пор­ци­ях де­лят меж­ду со­бой семь круп­ней­ших ал­ма­зо­до­бы­ва­ю­щих ком­па­ний, ко­то­рые за это вре­мя уве­ли­чи­ли бюд­жет ас­со­ци­а­ции с $6 млн до $70 млн. 80% бюд­же­та обес­пе­чи­ва­ют De Beers и на­ша «Алро­са».

С пер­вых дней ас­со­ци­а­цию воз­гла­вил Жан-марк Ли­бер­рер, вы­хо­дец из ав­стра­лий­ско-бри­тан­ской Rio Tinto и ро­ман­тик, влюб­лен­ный в брил­ли­ан­ты. Со­здан­но­го De Beers «об­ра­за брил­ли­ан­та как сим­во­ла веч­но­сти» ему для раз­ви­тия от­рас­ли уже недо­ста­точ­но. Ли­бер­рер осо­знал вы­зов вре­ме­ни: это но­вые цен­но­сти и об­раз жиз­ни, при­ня­тые людь­ми от 20 до 40 – се­го­дняш­ни­ми и по­тен­ци­аль­ны­ми по­тре­би­те­ля­ми юве­лир­ных из­де­лий с брил­ли­ан­та­ми. Он ду­ма­ет над тем, как брил­ли­ан­там кон­ку­ри­ро­вать с мно­го­чис­лен­ны­ми люк­со­вы­ми то­ва­ра­ми, до­ро­ги­ми га­д­же­та­ми и пу­те­ше­стви­я­ми, ко­то­рым при­вер­же­но ны­неш­нее мо­биль­ное по­ко­ле­ние. Но эта гло­баль­ная за­да­ча жест­ко впи­са­на в ра­бо­ту преж­де все­го на пер­спек­тив­ных рын­ках. Сей­час ос­нов­ным драй­ве­ром спро­са ста­ло рас­ту­щее фи­нан­со­вое бла­го­по­лу­чие сред­не­го клас­са в Ки­тае и Ин­дии. В про­шлом го­ду из $83 млрд ми­ро­вых про­даж брил­ли­ан­то­вой про­дук­ции на них, по сло­вам Ли­бер­ре­ра, при­шлось 16 и 7% со­от­вет­ствен­но (тра­ди­ци­он­ный ли­дер – США, ко­то­рые дер­жат 47% рын­ка), и он ожи­да­ет даль­ней­ше­го ро­ста. Это под­твер­жда­ют экс­пер­ты «Алро­сы», ко­то­рые про­гно­зи­ру­ют к 2030 г. уве­ли­че­ние на 7% для Ин­дии и на 4% для Ки­тая. Для каж­дой стра­ны, ку­да DPA идет с мар­ке­тин­го­вы­ми и ре­клам­ны­ми кам­па­ни­я­ми, она со­зда­ет уни­каль­ные кон­цеп­ции, учи­ты­вая куль­тур­ные тра­ди­ции, по­тре­би­тель­ские при­выч­ки и ди­на­ми­ку по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти.

НО­ВАЯ КОН­ЦЕП­ЦИЯ БРИЛ­ЛИ­АН­ТА

– Че­го уда­лось до­бить­ся за вре­мя су­ще­ство­ва­ния DPA, а че­го нет? – Да­вай­те нач­нем с ис­то­рии, с то­го, как и за­чем мы со­зда­ли DPA. Де­ся­ти­ле­ти­я­ми от­вет­ствен­ность за мар­ке­тинг в ал­маз­но-брил­ли­ан­то­вой от­рас­ли ле­жа­ла на De Beers. На их до­лю при­хо­ди­лось 80–90% про­даж ал­ма­зов, вклю­чая ал­ма­зы «Алро­сы». И De Beers же от­ве­ча­ла за ре­кла­му брил­ли­ан­то­вой про­дук­ции, за ее про­дви­же­ние. Так они раз­ра­бо­та­ли кон­цеп­цию Diamond is Forever. Это бы­ло в 1947 г., 70 лет на­зад. De Beers мно­го ра­бо­та­ла над со­зда­ни­ем об­ра­за брил­ли­ан­та как сим­во­ла веч­но­сти. Ал­маз со­зда­ет­ся и со­хра­ня­ет­ся при­ро­дой мил­ли­ар­ды лет. Что мо­жет быть луч­ше для обо­зна­че­ния неру­ши­мой, веч­ной люб­ви? Кро­ме то­го, са­мо по­ня­тие ста­биль­но­сти бы­ло очень важ­но в по­сле­во­ен­ное вре­мя. Это бы­ла очень успеш­ная и дол­го­игра­ю­щая ре­клам­ная кам­па­ния.

К 2008 г. De Beers по­те­ря­ла мо­но­по­лию на тор­гов­лю ал­ма­за­ми. Их до­ля на рын­ке опу­сти­лась при­мер­но до 30%, по­это­му ру­ко­вод­ство ком­па­нии ре­ши­ло, что ре­кла­ма и про­дви­же­ние брил­ли­ан­то­вой про­дук­ции боль­ше не долж­ны оста­вать­ся ис­клю­чи­тель­но их от­вет­ствен­но­стью и ин­ве­сти­ци­ей. Они пре­кра­ти­ли ин­ве­сти­ро­вать в мар­ке­тинг за пре­де­ла­ми соб­ствен­ной про­дук­ции. Нуж­но по­ни­мать, что за преды­ду­щие го­ды ре­клам­ной кам­па­нии De Beers вло­жи­ла мил­ли­о­ны и мил­ли­о­ны дол­ла­ров.

Та­ким об­ра­зом, в 2008 г. ис­чез го­лос, го­во­рив­ший о брил­ли­ан­тах и про­дви­гав­ший их по­треб­ле­ние. В это же вре­мя по­яви­лось но­вое по­ко­ле­ние по­тре­би­те­лей – так на­зы­ва­е­мых мил­ле­ни­а­лов. А вме­сте с ни­ми по­яви­лись смарт­фо­ны, боль­ше воз­мож­но­стей пу­те­ше­ство­вать, неза­ви­си­мость и неже­ла­ние со­блю­дать стро­гие тра­ди­ции. За это вре­мя брил­ли­ан­то­вая про­дук­ция ока­за­лась в си­ту­а­ции, ко­гда она долж­на кон­ку­ри­ро­вать с люк­со­вой про­дук­ци­ей дру­гих ка­те­го­рий, за 70 лет по­яви­лось огром­ное ко­ли­че­ство брен­дов. И все это на фоне прак­ти­че­ски пол­но­го от­сут­ствия ре­кла­мы брил­ли­ан­тов.

В 2015 г. про­из­во­ди­те­ли ал­ма­зов на­ко­нец при­ня­ли ре­ше­ние воз­об­но­вить мар­ке­тинг брил­ли­ан­тов как ка­те­го­рии. Я то­гда был управ­ля­ю­щим ди­рек­то­ром в Rio Tinto Diamonds. И мы сов­мест­но c «Алро­сой» и De Beers на­ча­ли ра­бо­тать над со­зда­ни­ем про­фес­си­о­наль­ной от­рас­ле­вой ор­га­ни­за­ции для ре­кла­мы брил­ли­ан­тов и брил­ли­ан­то­вой про­мыш­лен­но­сти, ор­га­ни­за­ции, ко­то­рая ста­ла бы «го­ло­сом брил­ли­ан­тов» для но­во­го по­ко­ле­ния. И от­дель­но я хо­чу от­ме­тить, что наи­бо­лее ак­тив­ное уча­стие в за­пус­ке но­вой ре­клам­ной кам­па­нии и в со­зда­нии DPA при­ни­ма­ла «Алро­са». Имен­но «Алро­са» вы­сту­пи­ла ор­га­ни­за­то­ром встре­чи ал­ма­зо­до­бы­ва­ю­щих ком­па­ний в Санкт-пе­тер­бур­ге в 2009 г. Это бы­ла боль­шая встре­ча участ­ни­ков от­рас­ли, на ко­то­рой бы­ло при­ня­то прин­ци­пи­аль­ное ре­ше­ние воз­об­но­вить ре­кла­му и кол­лек­тив­ный мар­ке­тинг брил­ли­ан­тов. – Встре­ча со­сто­я­лась в 2009-м, а ор­га­ни­за­ция со­зда­на в 2015-м? – Это бы­ло непро­сто, по­тре­бо­ва­лось мно­го вре­ме­ни. Семь лет про­шло с от­рас­ле­вой встре­чи в Санкт­пе­тер­бур­ге до со­зда­ния DPA. Но у ис­то­ков DPA сто­я­ла«алро­са».

Во­об­ще, я бы ска­зал, что мы ра­бо­та­ем толь­ко 2,5 го­да, а не три. В 2015 г. мы еще за­ни­ма­лись ор­га­ни­за­ци­он­ной ра­бо­той. Я стал пер­вым пред­се­да­те­лем DPA, объ­еди­нив­шей семь ал­ма­зо­до­бы­ва­ю­щих ком­па­ний, на до­лю ко­то­рых при­хо­дит­ся 75–80% ми­ро­вой до­бы­чи ал­ма­зов. – Кто еще вхо­дит в DPA по­ми­мо «Алро­сы» и De Beers? – Rio Tinto, Dominion Diamonds, Petra, Lucara, Gem Diamonds. Семь ком­па­ний. Но мо­то­ры ор­га­ни­за­ции и мар­ке­тин­га – это, ко­неч­но«алро­са» и De Beers.

И на­чи­на­ли мы с очень ма­лень­ким бюд­же­том. У нас бы­ло $6 млн, при этом не бы­ло да­же офи­са. – На ка­ких усло­ви­ях бы­ла сфор­ми­ро­ва­на ас­со­ци­а­ция? Есть ли за­кры­тая часть со­гла­ше­ния меж­ду участ­ни­ка­ми? Ка­кой член­ский взнос? – «Алро­са» и De Beers обес­пе­чи­ва­ют 80% об­ще­го бюд­же­та ас­со­ци­а­ции. И в уста­ве DPA про­пи­са­но, что эти две ком­па­нии участ­ву­ют в рав­ных до­лях. – Ка­ков раз­мер их взно­сов? – В 2017 г. вклад «Алро­сы» со­ста­вил $25 млн, в этом го­ду он бу­дет ана­ло­гич­ным. Это су­ще­ствен­ный вклад. De Beers ин­ве­сти­ру­ет столь­ко же. Роль этих ком­па­ний важ­на и в ор­га­ни­за­ции де­я­тель­но­сти всей ас­со­ци­а­ции. Мы тес­но ра­бо­та­ем с ко­ман­да­ми «Алро­сы» и De Beers. Ге­не­раль­ный ди­рек­тор «Алро­сы» Сер­гей Иванов вхо­дит в со­вет ди­рек­то­ров DPA. В де­каб­ре про­шло­го го­да мы пред­став­ля­ли план раз­ви­тия ас­со­ци­а­ции на­блю­да­тель­но­му со­ве­ту «Алро­сы». Ком­па­ния очень во­вле­че­на в де­я­тель­ность ас­со­ци­а­ции. – С че­го вы на­чи­на­ли?

Пер­вая за­да­ча, ко­то­рую мы долж­ны бы­ли ре­шить, – со­зда­ние но­вой мар­ке­тин­го­вой плат­фор­мы для брил­ли­ан­тов. Это долж­на бы­ла быть но­вая кон­цеп­ция брил­ли­ан­та, под­хо­дя­щая для но­во­го по­ко­ле­ния, адап­ти­ру­ю­щая ста­рую идею Diamond is Forever для мо­ло­дых по­тре­би­те­лей.

Мы на­ча­ли ра­бо­ту по ис­сле­до­ва­нию рын­ка. Мно­го ра­бо­та­ли с ана­ли­ти­че­ски­ми и ре­клам­ны­ми агент­ства­ми и со­зда­ли но­вую кон­цеп­цию – Real is Rare, Real is a Diamond. Мы анон­си­ро­ва­ли эту ре­клам­ную кон­цеп­цию в июне

2016 г. Идея за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы ска­зать на­ше­му по­тре­би­те­лю: «Вы на­хо­ди­тесь в по­ис­ке че­го-то уни­каль­но­го, на­ту­раль­но­го и ин­ди­ви­ду­аль­но­го. А что мо­жет быть бо­лее на­ту­раль­ным, уни­каль­ным и ин­ди­ви­ду­аль­ным, чем брил­ли­ант, ко­то­ро­му мил­ли­ар­ды лет?»

Это идея на­шей но­вой ре­клам­ной кон­цеп­ции. Мы утвер­жда­ем, что брил­ли­ант – сим­вол все­го са­мо­го чув­ствен­но­го, под­лин­но­го. А это са­мое цен­ное и в от­но­ше­ни­ях, и в жиз­ни.

По­сле раз­ра­бот­ки кон­цеп­ции мы за­пу­сти­ли первую ре­клам­ную кам­па­нию в США. Это бы­ло в 2016 г. Сей­час наш бюд­жет вы­рос до $70 млн на этот год. В про­шлом го­ду мы за­пу­сти­ли вто­рую кам­па­нию и сей­час го­то­вим­ся к тре­тьей. – Ка­кая идея бу­дет у но­вой кам­па­нии?

– Ос­нов­ная кон­цеп­ция Real is Rare со­хра­нит­ся, но бу­дут но­вые ак­цен­ты. В этой кам­па­нии мы де­ла­ем упор на ро­ман­ти­ку. Мы го­во­рим о брил­ли­ан­те как вы­ра­же­нии си­лы чувств меж­ду дву­мя людь­ми. Мы фо­ку­си­ру­ем­ся на чув­ствах, на эмо­ци­ях, а не на коль­це с брил­ли­ан­том как сим­во­ле со­ци­аль­ной ячей­ки об­ще­ства. Мы не при­вя­зы­ва­ем об­раз брил­ли­ан­та к бра­ку, к со­ци­аль­но­му ри­ту­а­лу.

На­ши ис­сле­до­ва­ния по­ка­зы­ва­ют, что ауди­то­рия очень по­зи­тив­но вос­при­ня­ла эту кам­па­нию, эти идеи ей зна­ко­мы и по­нят­ны.

РАСТУЩИЕ РЫН­КИ

– США – круп­ней­ший ры­нок сбы­та. Из $59 млн ин­ве­сти­ций в про­шлом го­ду око­ло $50 млн при­шлось на ры­нок США. А в рос­сий­ский ры­нок брил­ли­ан­тов вы ин­ве­сти­ру­е­те? Или хо­тя бы пла­ни­ру­е­те? – Ес­ли точ­нее, то в 2017 г. мы ин­ве­сти­ро­ва­ли в про­дви­же­ние брил­ли­ан­тов на аме­ри­кан­ском рын­ке $45 млн. Что­бы по­ни­мать – ос­нов­ной бюд­жет у нас по­явил­ся толь­ко где­то к маю 2017 г. Ос­нов­ные ин­ве­сти­ции на­ча­лись толь­ко в ав­гу­сте – сен­тяб­ре.

Да, аме­ри­кан­ский ры­нок – это при­мер­но 47% ми­ро­во­го рын­ка брил­ли­ан­тов. Все­го мы опре­де­ли­ли для се­бя три при­о­ри­тет­ных рын­ка: США, Ки­тай – на его до­лю се­го­дня при­хо­дит­ся 16% рын­ка и на­блю­да­ет­ся по­сто­ян­ный рост – и Ин­дия, за­ни­ма­ю­щая при­бли­зи­тель­но 7% рын­ка. На этом на­прав­ле­нии мы так­же на­блю­да­ем зна­чи­тель­ный рост спро­са. На­шу первую кам­па­нию в Ин­дии мы за­пу­сти­ли в но­яб­ре про­шло­го го­да, пер­вая кам­па­ния в Ки­тае бу­дет за­пу­ще­на в июле это­го го­да. – А по­че­му имен­но на этих рын­ках рас­тет по­треб­ле­ние брил­ли­ан­тов? – Это рын­ки, ко­то­рые име­ют куль­ту­ру по­треб­ле­ния укра­ше­ний и люк­со­вых то­ва­ров. В Ин­дии лю­бят брил­ли­ан­ты. Но по эко­но­ми­че­ским при­чи­нам куль­ту­ра их но­ше­ния по­ка не пре­вра­ти­лась в куль­ту­ру их ре­гу­ляр­но­го при­об­ре­те­ния.

Что ка­са­ет­ся Ки­тая, то на его до­лю при­хо­дит­ся 30% ми­ро­во­го рын­ка люк­са и 16% ми­ро­во­го рын­ка брил­ли­ан­тов. В ре­ги­оне стре­ми­тель­но рас­тет по­ку­па­тель­ная спо­соб­ность сред­не­го клас­са. Имен­но они, на наш взгляд, ста­нут ос­нов­ной си­лой, ко­то­рая вос­ста­но­вит по­треб­ле­ние брил­ли­ан­тов в стране.

Соб­ствен­но, по­тре­би­тель – это пер­вое, на что смот­рит на­ша ас­со­ци­а­ция. За­лог успе­ха ал­ма­зо­до­бы­ва­ю­щих ком­па­ний, чле­нов DPA, – это вы­со­кий спрос на брил­ли­ан­ты. А что­бы был спрос – нуж­но ра­бо­тать с по­тре­би­те­лем.

Воз­вра­ща­ясь к ва­ше­му во­про­су про рос­сий­ский ры­нок. Се­го­дня это ма­лень­кий ры­нок. По­ка у нас нет пла­нов по за­пус­ку гло­баль­ных мар­ке­тин­го­вых про­грамм для неболь­ших рын­ков. Для ев­ро­пей­ско­го рын­ка мы раз­ра­бо­та­ли спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный под­ход – DPA Light – и на­ча­ли те­сти­ро­вать его во Фран­ции. Мы ра­бо­та­ем с ло­каль­ны­ми парт­не­ра­ми и ре­ги­о­наль­ны­ми СМИ, что­бы рас­про­стра­нять ре­кла­му. Мы за­ни­ма­ем­ся так на­зы­ва­е­мым digital-мар­ке­тин­гом. Это ме­нее гло­баль­ный уро­вень. Сей­час мы как раз об­суж­да­ем с «Алро­сой», как ор­га­ни­зо­вать сов­мест­ную ра­бо­ту, что­бы на­чать бо­лее ак­тив­ные Pr-дей­ствия в Рос­сии на уровне со­ци­аль­ных и digital-ме­диа. – То есть для каж­до­го рын­ка вы за­пус­ка­е­те раз­ные мар­ке­тин­го­вые кам­па­нии? – Пра­виль­ный во­прос. Ос­нов­ная идея, ос­нов­ная плат­фор­ма – еди­ная: Real is Rare. Real is a Diamond. Но для каж­до­го ре­ги­о­на мы де­ла­ем свои ак­цен­ты, ос­но­ван­ные на осо­бен­но­стях мен­та­ли­те­та, мест­ной куль­ту­ры, в том чис­ле на осо­бен­но­стях куль­ту­ры по­треб­ле­ния брил­ли­ан­тов. При­ве­ду при­мер. В Ин­дии 90% бра­ков – до­го­вор­ные. Же­них не де­ла­ет пред­ло­же­ния неве­сте, он не по­ку­па­ет ей брил­ли­ант до це­ре­мо­нии бра­ко­со­че­та­ния. По­это­му в Ин­дии мы не го­во­рим об об­ру­чаль­ных или по­мол­воч­ных коль­цах. Мы го­во­рим о брил­ли­ан­те как о сим­во­ле люб­ви, ко­то­рая рож­да­ет­ся в па­ре по про­ше­ствии вре­ме­ни. В Ин­дии, ко­гда па­ра на­чи­на­ет жить как се­мья, меж­ду ни­ми нет люб­ви, а есть до­го­во­рен­ность, ко­то­рую за­клю­чи­ли их стар­шие род­ствен­ни­ки. Нуж­но адап­ти­ро­вать идею к дру­го­му об­ра­зу мыш­ле­ния. Мы го­во­рим, что брил­ли­ант сим­во­ли­зи­ру­ет успеш­ную па­ру, в ко­то­рой с те­че­ни­ем вре­ме­ни смог­ла ро­дить­ся на­сто­я­щая лю­бовь. Брил­ли­ант – это то, что сим­во­ли­зи­ру­ет пре­вра­ще­ние «па­ры по до­ку­мен­там» в па­ру в ре­аль­ной жиз­ни. Это со­вер­шен­но иной ра­курс.

В Ки­тае мы столк­ну­лись с про­бле­мой: жен­щи­ны не но­сят свои украшения, в том чис­ле и об­ру­чаль­ные коль­ца, каж­дый день. Жен­щи­ны их на­де­ва­ют в день соб­ствен­ной сва­дьбы и по боль­шим празд­ни­кам, пе­ред боль­шой ком­па­ни­ей. И для ки­тай­ской жен­щи­ны важ­но, что­бы ее брил­ли­ант был боль­ше, чем у ее сест­ры или по­дру­ги. В Ки­тае брил­ли­ант яв­ля­ет­ся не сим­во­лом па­ры, а мар­ке­ром со­ци­аль­но­го по­ло­же­ния.

Каж­дый раз мы адап­ти­ру­ем мар­ке­тин­го­вую кам­па­нию под ло­каль­ную си­ту­а­цию на рын­ке по­сле де­таль­но­го изу­че­ния. На­ша сле­ду­ю­щая кам­па­ния на аме­ри­кан­ском рын­ке бу­дет по­свя­ще­на успеш­ным и са­мо­до­ста­точ­ным жен­щи­нам. – А ес­ли бы вам сей­час нуж­но бы­ло при­ду­мать кам­па­нию для Рос­сии? Ка­кой бы она бы­ла? – Я недо­ста­точ­но хо­ро­шо знаю рус­ских жен­щин. Что­бы по­нять рус­ских жен­щин, нуж­но про­ве­сти не од­но ис­сле­до­ва­ние.

КАК ИЗ­МЕ­НИ­ЛИСЬ ПО­ТРЕ­БИ­ТЕ­ЛИ

– А кто, на ваш взгляд, се­го­дня ос­нов­ной по­тре­би­тель брил­ли­ан­то­вой про­дук­ции? – Слож­но ска­зать. Я бы ска­зал – кто угод­но. По­то­му что... Я луч­ше объ­яс­ню на при­ме­ре. У ме­ня есть дочь, ей 22. Она хо­ро­шо об­ра­зо­ван­на, изу­ча­ет ар­хи­тек­ту­ру. Но она не слиш­ком при­дер­жи­ва­ет­ся тра­ди­ци­он­ных пра­вил. И я несколь­ко раз пы­тал­ся да­рить ей брил­ли­ан­ты – все-та­ки я же за­ни­ма­юсь брил­ли­ан­та­ми. И она их ни­ко­гда не но­си­ла. В ее вос­при­я­тии это слиш­ком кон­сер­ва­тив­но, слиш­ком ста­ро­мод­но. И то­гда мне при­шло в го­ло­ву ре­ше­ние. У мо­ей до­че­ри че­ты­ре пир­син­га в ухе. И я ку­пил че­ты­ре пир­син­га с брил­ли­ан­та­ми. Те­перь она но­сит брил­ли­ан­ты каж­дый день. Бо­лее то­го, она те­перь их про­сто обо­жа­ет. Вот, я на­шел спо­соб адап­ти­ро­вать куль­ту­ру по­треб­ле­ния брил­ли­ан­тов для сво­ей мо­ло­дой со­вре­мен­ной до­че­ри.

И так и нуж­но де­лать. Адап­ти­ро­вать по­сла­ние, ко­то­рое несет брил­ли­ант, для раз­ной ауди­то­рии. А брил­ли­ант по­то­му и це­нен, что несет по­сла­ние. Брил­ли­ант со­зда­вал­ся при­ро­дой 3 млрд лет. Это не ай­фон, ко­то­рый уста­ре­ет че­рез пол­го­да. – Вы го­во­ри­те о но­вом по­ко­ле­нии по­тре­би­те­лей, о мил­ле­ни­а­лах, об из­ме­не­нии цен­но­стей и ма­не­ры по­треб­ле­ния. Так все же за счет че­го

Мы об­суж­да­ем с «Алро­сой», как ор­га­ни­зо­вать сов­мест­ную ра­бо­ту, что­бы на­чать бо­лее ак­тив­ные Pr-дей­ствия в Рос­сии на уровне со­ци­аль­ных и digital-ме­диа

ча­сы с брил­ли­ан­та­ми, к при­ме­ру, мо­гут кон­ку­ри­ро­вать с пу­те­ше­стви­ем на Маль­ди­вы или с но­вым ай­фо­ном? – Хо­ро­ший во­прос. Мой от­вет бу­дет: Real is Rare. Те ис­сле­до­ва­ния, ко­то­рые мы про­во­ди­ли, по­ка­зы­ва­ют, что лю­ди се­го­дня на­хо­дят­ся в по­сто­ян­ном по­ис­ке смыс­ла, цен­но­сти в ве­щах, ко­то­рые их окру­жа­ют каж­дый день. Я не знаю, спра­вед­ли­во ли это для Рос­сии, но мы ви­дим и в США, и в Ки­тае, и в Ин­дии по­пыт­ку лю­дей скрыть­ся от чрез­мер­но ди­ги­та­ли­зи­ро­ван­но­го ми­ра. У нас по ты­ся­че дру­зей в Facebook, но из них мы зна­ем толь­ко сто, а в ре­аль­ной жиз­ни ви­де­ли и об­ща­лись с де­ся­тью. Лю­ди пре­вра­ща­ют­ся в вир­ту­аль­ные ава­та­ры, иде­а­ли­зи­ро­ван­ные вер­сии са­мих се­бя. Мы жи­вем в ми­ре по­сто­ян­ной кон­су­ма­ции: последний ай­фон, по­след­няя мо­дель, по­след­няя кол­лек­ция. Я был, чест­но го­во­ря, в шо­ке, ко­гда Apple вы­пу­сти­ла од­но­вре­мен­но две вер­сии ай­фо­на.

На все это не мо­жет не быть ре­ак­ции. Лю­ди ищут аль­тер­на­ти­ву. И мы как раз го­во­рим, что брил­ли­ант – ан­ти­те­за со­вре­мен­но­му digital-ми­ру, где все уста­ре­ва­ет за мгно­ве­ние.

ЗА­ЩИ­ТА ОТ­РАС­ЛИ

– Все ва­ши ос­нов­ные про­ек­ты свя­за­ны с ре­кла­мой? – Да, ре­кла­ма, мар­ке­тинг. На са­мых раз­ных плат­фор­мах. Еще за­щи­та от­рас­ли. Важ­но го­во­рить об ал­маз­ной до­бы­че, осо­бен­но в США. Ал­маз­ная до­бы­ча име­ет дур­ную ре­пу­та­цию. Так бы­ло 20 лет на­зад, но сей­час это не бо­лее чем уста­рев­ший сте­рео­тип. «Кро­ва­вые ал­ма­зы» – это про­шлое. Се­го­дня мы име­ем ин­ду­стрию, ко­то­рая стро­го ре­гла­мен­ти­ро­ва­на, це­поч­ку по­ста­вок, ко­то­рая стро­го кон­тро­ли­ру­ет­ся. Нель­зя го­во­рить, что в ин­ду­стрии нет про­блем. Но их не боль­ше, чем в тек­стиль­ной про­мыш­лен­но­сти или зо­ло­то­до­бы­че. И важ­но объ­яс­нять это лю­дям. Мы так­же мно­го уде­ля­ем вни­ма­ния со­ци­аль­ной ро­ли от­рас­ли. По­ду­май­те, что бы­ло бы с Яку­ти­ей, ес­ли бы «Алро­са» не ве­ла в ре­ги­оне раз­ра­бот­ку ал­маз­ных ме­сто­рож­де­ний? Что бы­ло бы с Бот­сва­ной, ко­то­рая се­го­дня силь­но за­ви­сит от ал­ма­зо­до­бы­чи?

Мы долж­ны на­пом­нить лю­дям, что в этой от­рас­ли се­го­дня за­ня­то 10 млн че­ло­век.

По­лу­ча­ет­ся, что про­дви­гать брил­ли­ан­то­вую про­дук­цию нуж­но не про­сто для то­го, что­бы ее про­дать, но и что­бы обес­пе­чить ста­биль­ность и раз­ви­тие для тех лю­дей, ко­то­рые за­ня­ты в этой от­рас­ли. Я был в Яку­тии, в го­ро­де Мир­ном. Там жи­вет 30 000 че­ло­век, ко­то­рые пол­но­стью за­ви­сят от до­бы­чи ал­ма­зов и бла­го­да­ря ей же по­лу­ча­ют огром­ную со­ци­аль­ную за­щи­ту, шко­лы, боль­ни­цы и т. д. – Вы при­ня­ли ре­ше­ние, что под­держ­ка спро­са бу­дет ока­зы­вать­ся че­рез сти­му­ли­ро­ва­ние спро­са на ко­неч­ную про­дук­цию. А воз­мож­но ре­гу­ли­ро­вать це­ны на сы­рье? Есть же, на­при­мер, неф­тя­ной кар­тель, ка­лий­ный кар­тель. – Нефть – это все же немно­го дру­гое. Ок. Я дам два от­ве­та на этот во­прос. Пер­вый. Это со­вер­шен­но неза­кон­но. На рын­ке за­пре­ще­но до­го­ва­ри­вать­ся о це­нах. Чле­ны ас­со­ци­а­ции не об­ме­ни­ва­ют­ся ком­мер­че­ской ин­фор­ма­ци­ей. От­расль очень кон­цен­три­ро­ван­ная, а ис­кус­ствен­ный кон­троль за це­на­ми – это пре­ступ­ле­ние. Вто­рой. DPA ни­ко­гда не бу­дет за­ни­мать­ся ре­гу­ли­ро­ва­ни­ем цен на ал­маз­ное сы­рье. По­то­му что в ал­маз­ной от­рас­ли ис­точ­ни­ком цен­но­сти яв­ля­ет­ся не це­на. Ис­точ­ник цен­но­сти – это по­тре­би­тель, его же­ла­ние ку­пить брил­ли­ант. На­ша за­да­ча – вер­нуть цен­ность и зна­чи­мость всей ин­ду­стрии, сти­му­ли­руя по­треб­ле­ние.-

ЕВ­ГЕ­НИЙ РАЗУМНЫЙ / ВЕДОМОСТИ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.