Ми­ха­ил Ба­ла­кин: Что­бы вы­пол­нить обя­за­тель­ства «СУ-155», я от­дал все свое иму­ще­ство

Vedomosti - - ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА - Бэ­ла Ля­ув

Ми­ха­ил Ба­ла­кин рас­ска­зы­ва­ет, как он по­те­рял ком­па­нию и по­че­му ре­шил бал­ло­ти­ро­вать­ся в мэ­ры Моск­вы

«СУ-155» ста­ла стро­и­тель­ной ком­па­ни­ей № 1 в Рос­сии, ко­гда в 2013 г. от­чи­та­лась о ре­корд­ных про­да­жах квар­тир. А на сле­ду­ю­щий год под­мос­ков­ные вла­сти впер­вые усо­мни­лись в фи­нан­со­вой устой­чи­во­сти «СУ-155». Даль­ше – боль­ше: тех­ни­че­ский де­фолт по офер­те на об­ли­га­ции, ис­ки от кре­ди­то­ров; Москва и об­ласть пе­ре­ста­ли вы­да­вать раз­ре­ше­ния на но­вые строй­ки, а про­да­жи вста­ли.

Ком­па­нию сгу­би­ла непра­виль­ная мо­дель ве­де­ния биз­не­са, го­во­ри­ли то­гда кон­ку­рен­ты: имея в ак­ти­ве око­ло по­лу­сот­ни пред­при­я­тий по про­из­вод­ству строй­ма­те­ри­а­лов и де­сят­ки ты­сяч че­ло­век пер­со­на­ла, ком­па­ния сде­ла­ла став­ку на за­груз­ку мощ­но­стей, а не на при­быль. Соз­дав с ну­ля круп­ней­шую в стране стро­и­тель­ную ком­па­нию, Ми­ха­ил Ба­ла­кин по­те­рял ее вмиг – это слу­чи­лось в кон­це 2015 г. Итог этой ис­то­рии – квар­ти­ры по­чти для 30 000 доль­щи­ков се­го­дня до­стра­и­ва­ет са­на­тор «СУ-155» – банк «Рос­сий­ский ка­пи­тал», а на топ-ме­не­дже­ров ком­па­нии за­ве­де­ны уго­лов­ные де­ла. Ба­ла­кин тем вре­ме­нем ра­бо­тал де­пу­та­том в Мосгор­ду­ме и меч­тал со­здать но­вую стро­и­тель­ную ком­па­нию. Но око­ло ме­ся­ца на­зад ста­ло из­вест­но о его на­ме­ре­нии бал­ло­ти­ро­вать­ся в мэ­ры Моск­вы, ему уда­лось прой­ти му­ни­ци­паль­ный фильтр. И те­перь же он ре­шил рас­ска­зать «Ве­до­мо­стям» свою вер­сию то­го, что слу­чи­лось с «СУ-155», и ка­ким ему ви­дит­ся пра­виль­ное управ­ле­ние сто­ли­цей. Это пер­вое ин­тер­вью Ба­ла­ки­на по­сле кра­ха его ком­па­нии.

«КО­ГДА Я ПО­НЯЛ, ЧТО ДЕ­НЕГ НЕ ХВА­ТА­ЕТ...»

– Как вы пла­ни­ру­е­те управ­лять мно­го­мил­ли­он­ным го­ро­дом, ес­ли не смог­ли спра­вить­ся со сво­им биз­не­сом? – Я счи­тал, счи­таю и про­дол­жаю счи­тать, что я от­стро­ил этот биз­нес и до­ста­точ­но эф­фек­тив­но им управ­лял. Ком­па­ния вы­рос­ла со 160 до 54 000 че­ло­век, вы­пол­ня­ла все ви­ды ра­бот, вво­ди­ла по 1 млн кв. м в год. И все лю­ди, ко­то­рые при­нес­ли день­ги в ком­па­нию, по­лу­чат свои квар­ти­ры, а бо́ль­шая часть уже по­лу­чи­ла. – Но лю­дям при­хо­ди­лось ждать квар­тир по­рой го­да­ми, и это их жизнь про­хо­дит в этом ожи­да­нии. По су­ти, они ока­за­лись об­ма­ну­ты­ми доль­щи­ка­ми. – Об­ма­ну­тые доль­щи­ки – это, зна­е­те, ко­гда все бро­ше­но. А ко­гда все до­стра­и­ва­ет­ся, это уже не об­ма­ну­тые доль­щи­ки. «СУ-155» вы­пол­ни­ла свои обя­за­тель­ства. – Но до­стра­и­ва­ет­ся-то не за ваш счет? – А за чей? – За счет го­су­дар­ства. – Неправ­да. До­стра­и­ва­ет­ся за счет кре­ди­тов банка «Рос­сий­ский ка­пи­тал», ко­то­рые да­ют­ся под те ак­ти­вы, ко­то­рые им пе­ре­да­ны. А пре­под­но­сить это мож­но как угод­но. Мы пред­став­ля­ли план спа­се­ния ком­па­нии на меж­ве­дом­ствен­ной ра­бо­чей груп­пе под пред­се­да­тель­ством быв­ше­го пер­во­го ви­це-пре­мье­ра Иго­ря Шу­ва­ло­ва. Что­бы вы­пол­нить свои [«СУ-155»] обя­за­тель­ства, я от­дал по боль­шо­му сче­ту все свое иму­ще­ство. Все про­мыш­лен­ные пред­при­я­тия, все про­из­вод­ствен­ные ак­ти­вы, все пло­щад­ки, все нежи­лые по­ме­ще­ния, ко­то­рые бы­ли у ком­па­нии. Ни­че­го се­бе не оста­вил. Этих ак­ти­вов бы­ло до­ста­точ­но, что­бы вый­ти из кри­зи­са с при­бы­лью. По­это­му я не со­гла­сен с утвер­жде­ни­ем, что до­стра­и­ва­ет­ся за счет бюд­же­та. И до­стра­и­ва­ет-то фи­зи­че­ски в ито­ге тот кол­лек­тив, ко­то­рый ра­бо­тал со мной. – По­че­му ком­па­ния ока­за­лась в та­кой си­ту­а­ции? – Мы не учли рис­ки ра­бо­ты по схе­ме жи­лищ­но-стро­и­тель­ных ко­опе­ра­ти­вов (ЖСК). Эта схе­ма не бы­ла за­пре­ще­на за­ко­ном о до­ле­вом стро­и­тель­стве, в ос­нов­ном че­рез ЖСК оформ­ля­лись квар­ти­ры в Московском ре­ги­оне, где у нас бы­ло боль­ше все­го по­ку­па­те­лей. Ос­нов­ная при­чи­на, по­че­му мы ра­бо­та­ли по этой схе­ме, – за мной сто­я­ла вот эта огром­ная ма­хи­на, мы 1,5 млн кв. м стро­и­ли в Московском ре­ги­оне. Мы про­сто не успе­ва­ли оформ­лять все сдел­ки че­рез до­го­во­ры до­ле­во­го уча­стия с ре­ги­стра­ци­ей в Ро­сре­ест­ре. Но за­ко­но­да­тель­ство ста­ли уже­сто­чать, а эту схе­му – на­зы­вать неле­ги­тим­ной. В ка­кой-то мо­мент объ­е­мы про­даж на­ча­ли па­дать, де­неж­ные по­ступ­ле­ния ста­ли сни­жать­ся, а пе­ре­стро­ить­ся быст­ро мы не успе­ли.

А даль­ше – как снеж­ный ком: нет де­нег, не мо­жешь об­слу­жи­вать кре­ди­ты, бан­ки де­нег не да­ют, доль­щи­ки не по­ку­па­ют квар­ти­ры, на­чи­на­ют оста­нав­ли­вать­ся строй­ки, на­ло­го­вая на­чи­на­ет бло­ки­ро­вать сче­та и т. д. Ко­гда я по­нял, что де­нег не хва­та­ет и они уже не по­явят­ся, я по­шел к то­гдаш­не­му ми­ни­стру стро­и­тель­ства Ми­ха­и­лу Ме­ню. Как сей­час пом­ню, раз­го­вор был 17 сен­тяб­ря. Я ска­зал: «Ми­ха­ил Алек­сан­дро­вич, это жи­вая ра­бо­то­спо­соб­ная ор­га­ни­за­ция. Под­пи­тав немно­го день­га­ми, мож­но ее вы­та­щить. А ес­ли мы в те­че­ние трех ме­ся­цев не под­дер­жим ее, мы по­лу­чим труп – лю­ди раз­бе­гут­ся, а про­бле­мы оста­нут­ся». Он ме­ня услы­шал, по­шел к ру­ко­вод­ству стра­ны, и, со­от­вет­ствен­но, мы пред­ста­ви­ли пла­ны по пре­одо­ле­нию кри­зи­са. – То есть это бы­ла ва­ша ини­ци­а­ти­ва са­ни­ро­вать ком­па­нию? Ка­за­лось, что го­су­дар­ство под­хва­ти­ло, что­бы доль­щи­ки не вы­шли на ули­цы. – Это бы­ла чи­сто моя ини­ци­а­ти­ва. Я дол­го ду­мал, что мож­но сде­лать. Но в ито­ге по­нял, что дру­го­го ва­ри­ан­та про­сто нет. Я по­нял, что ком­па­ния ва­лит­ся, и я сам по­про­сил по­мо­щи. Я все­ми спо­со­ба­ми под­дер­жи­вал ра­бо­то­спо­соб­ность ор­га­ни­за­ции, а это нема­лень­кая ком­па­ния, где ра­бо­та­ли де­сят­ки ты­сяч че­ло­век... Ме­ня мо­гут в чем угод­но об­ви­нять, но я не стал убе­гать от про­блем – я счи­таю, что это непра­виль­но. – Сколь­ко доль­щи­ков бы­ло у «СУ155»? – 30 000. Я при­но­шу им свои из­ви­не­ния, что в обе­щан­ные сро­ки мы не смог­ли вы­пол­нить свои обя­за­тель­ства. Но ис­кренне мо­гу за­ве­рить: мы при­ла­га­ли все си­лы, что­бы вы­пол­нить обя­за­тель­ства, мы ни ко­пей­ки де­нег доль­щи­ков ни­ку­да не вы­ве­ли.

«АК­ТИ­ВОВ НА ДОСТРОЙКУ БЫ­ЛО ДО­СТА­ТОЧ­НО»

– Ка­ки­ми бы­ли усло­вия сдел­ки с «Роска­пом»? – Про­сты­ми: в де­каб­ре 2015 г. бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о вли­ва­ни­ях в ком­па­нию че­рез «Роскап», а я от­дал все ак­ти­вы. Я пред­ста­вил биз­нес-план Иго­рю Шу­ва­ло­ву. Мы под­счи­та­ли, что на достройку необ­хо­ди­мо 30 млрд руб. – Вы оце­ни­ва­ли, сколь­ко мог­ли сто­ить ак­ти­вы, ко­то­рые вы пе­ре­да­ли? – Forbes оце­ни­вал их в $1,5–2 млрд. Так и бы­ло. – В 2016 г. [пред­се­да­тель прав­ле­ния банка «Рос­сий­ский ка­пи­тал»] Ми­ха­ил Ку­зо­влев оце­нил ды­ру в ба­лан­се ком­па­нии в 90 млрд руб. А об­щую за­дол­жен­ность хол­дин­га – в 315 млрд руб. при сто­и­мо­сти ак­ти­вов 204 млрд руб. – По мо­е­му мне­нию, ак­ти­вов бы­ло до­ста­точ­но на достройку: в за­ви­си­мо­сти от си­ту­а­ции на рын­ке са­на­тор дол­жен был вый­ти из этой си­ту­а­ции с при­бы­лью от 50 млрд до 90 млрд руб. в пя­ти­лет­ний пе­ри­од. У нас был боль­шой порт­фель про­ек­тов – на 10 млн кв. м жи­лья, из них толь­ко в Москве – 1 млн кв. м. Как вы счи­та­е­те, ка­кую при­быль мож­но по­лу­чить с 10 млн кв. м в Москве? Кро­ме то­го, у нас бы­ли и кир­пич­ные за­во­ды, и ДСК, и ЖБИ. Все они са­ми по се­бе ра­бо­та­ют и ге­не­ри­ру­ют при­быль. Мы счи­та­ли, что чи­стый де­неж­ный по­ток от всех этих пред­при­я­тий со­став­ля­ет око­ло 5 млрд руб. На­при­мер, Сер­пу­хов­ский лиф­то­вый вку­пе со Щер­бин­ским за­во­дом при­но­си­ли око­ло 1,5–2 млрд руб. при­бы­ли в год. На­при­мер, сю­да при­ез­жал пред­ста­ви­тель AMG, ку­да вхо­дит Otis. Они мог­ли ку­пить за­вод за 12 млрд руб. Но я не стал это­го де­лать. – По­че­му? – А за­чем? Что­бы ме­ня по­том об­ви­ни­ли, что я вышел из всей этой ис­то­рии с при­бы­лью?

«Я ВЕЗ­ДЕ ЛИЧ­НО ПОРУЧАЛСЯ ПО КРЕ­ДИ­ТАМ КОМ­ПА­НИИ»

– По­че­му в от­но­ше­нии ря­да ва­ших топ-ме­не­дже­ров за­ве­де­ны уго­лов­ные де­ла? – Не знаю, это за пре­де­ла­ми по­ни­ма­ния. Го­су­дар­ство раз­бе­рет­ся. На­при­мер, об­ви­ня­ют по Ба­ла­ши­хе. А там бы­ла та­кая исто­рия, что де­воч­ка Ка­тя на фо­ру­ме в Се­ли­ге­ре по­про­си­ла пре­зи­ден­та пе­ре­се­лить их из ба­ра­ков. И я по лич­ной прось­бе гу­бер­на­то­ра Ан­дрея Во­ро­бье­ва за че­ты­ре ме­ся­ца по­стро­ил 19-этаж­ный дом с пол­ной от­дел­кой. За че­ты­ре ме­ся­ца! В со­вет­ское вре­мя за это да­ли бы зва­ние Ге­роя Со­ци­а­ли­сти­че­ско­го Тру­да. Как сей­час пом­ню: 9 ав­гу­ста 2013 г. мы за­ло­жи­ли ка­мень, а 25 де­каб­ря вве­ли дом в экс­плу­а­та­цию. Мы пе­ре­да­ли квар­ти­ры для за­се­ле­ния из вет­хих до­мов в рам­ках до­го­во­ра раз­ви­тия зе­мель­ных тер­ри­то­рий (по та­ко­му до­го­во­ру зем­ля предо­став­ля­ет­ся без аук­ци­о­на), но не успе­ли на­чать стро­и­тель­ство сле­ду­ю­щих кор­пу­сов из-за за­тя­нув­ше­го­ся про­цес­са оформ­ле­ния пло­ща­дей для пе­ре­се­ле­ния. То есть часть лю­дей не успе­ла пе­ре­ехать в но­вый дом. На ме­сте их вет­хо­го жи­лья мы долж­ны бы­ли по­стро­ить но­вое жи­лье и да­же часть квар­тир в этих пла­ни­ру­е­мых к стро­и­тель­ству кор­пу­сах про­да­ли. Но по со­сто­я­нию на се­го­дня день­ги всем вер­ну­ли. По строй­ке на ме­сте Ка­либ­ров­ско­го за­во­да топ-ме­не­дже­ров «СУ-155» об­ви­ня­ют в том, что они при­сво­и­ли день­ги, а мы со­бра­ли там око­ло 1 млрд руб., при этом сво­их по­тра­ти­ли по­ряд­ка 3 млрд руб. – К вам лич­но бы­ли ис­ки бан­ков. Что с ни­ми? – Я ведь вез­де лич­но поручался по кре­ди­там ком­па­нии. Сей­час по­ти­хонь­ку мы их за­кры­ва­ем – ре­ши­ли во­про­сы со Сбер­бан­ком, Рос­бан­ком. Ве­дем пе­ре­го­во­ры с «От­кры­ти­ем», око­ло 3 млрд руб., но там в за­ло­ге несколь­ко зда­ний, в том чис­ле зда­ние на Ор­дын­ке. По за­клю­че­нию «Роска­па» все на­ши кре­ди­ты обес­пе­че­ны и пе­ре­обес­пе­че­ны. Да­же в се­го­дняш­ней си­ту­а­ции. – По про­ше­ствии вре­ме­ни как счи­та­е­те, мож­но ли бы­ло по­ве­сти ком­па­нию по дру­го­му пу­ти?

Все круп­ные за­строй­щи­ки за­кре­ди­то­ва­ны, это на­след­ство ну­ле­вых, ко­гда мно­гие рос­ли на кре­ди­тах. Та­кие ком­па­нии с рын­ка уй­дут, а остав­ши­е­ся бу­дут стро­ить за свои день­ги

– Я дру­го­го пу­ти не ви­дел. Глав­ное, что я сде­лал, – во­вре­мя об­ра­тил­ся за по­мо­щью и сде­лал все, что­бы доль­щи­ки смог­ли по­лу­чить свои квар­ти­ры. И не со­здал нере­ша­е­мых про­блем.

«ПРО­ДА­ВА­ЛИ КВАР­ТИ­РЫ НА 20– 30% ДЕ­ШЕВ­ЛЕ КОН­КУ­РЕН­ТОВ»

– Вам не бы­ло обид­но, что вы от­да­ли все, а ва­ше имя про­дол­жа­ют по­лос­кать и на­зы­вать об­ман­щи­ком? – Для ме­ня это прой­ден­ный этап. Я это пе­ре­жил. Но я не мо­гу ска­зать, что не спра­вил­ся с управ­ле­ни­ем, по­то­му что по­сле ме­ня оста­лись де­сят­ки и про­из­вод­ствен­ных под­раз­де­ле­ний, и стро­и­тель­но-мон­таж­ных, ко­то­рые и се­го­дня успеш­но ра­бо­та­ют. Не го­во­ря уже о том, ка­кое ко­ли­че­ство лю­дей смог­ли улуч­шить жи­лищ­ные усло­вия с по­мо­щью «СУ155». Ведь мы все­гда ра­бо­та­ли с низ­кой мар­жи­наль­но­стью – про­да­ва­ли квар­ти­ры на 20–30% де­шев­ле кон­ку­рен­тов. На­при­мер, в Один­цо­ве мы про­да­ва­ли по 65 000–80 000 руб. за 1 кв. м, а кон­ку­рен­ты – по 80 000–100 000 руб. – Ни­же се­бе­сто­и­мо­сти? – Нет, как же мы то­гда стро­и­ли бы? Эко­но­ми­ка поз­во­ля­ла – се­бе­сто­и­мость вме­сте с зем­лей со­став­ля­ла по­ряд­ка 40 000–45 000 руб. – Мо­жет, это вас и сгу­би­ло? – Мо­жет, и на­до бы­ло вы­жи­мать мак­си­мум при­бы­ли. При низ­кой мар­же лю­бые ко­ле­ба­ния при­во­дят к потере устой­чи­во­сти ком­па­нии. Осо­бен­но при боль­ших объ­е­мах стро­и­тель­ства. – Но ведь за объ­е­ма­ми при­хо­ди­лось гнать­ся еще и по­то­му, что на­до бы­ло за­гру­жать все эти про­мыш­лен­ные пред­при­я­тия. – К со­жа­ле­нию, у ме­ня мыш­ле­ние с со­вет­ско­го вре­ме­ни. Да дол­гое вре­мя мы и су­ще­ство­ва­ли в этой па­ра­диг­ме. Но в по­след­ние го­ды на­ча­ли ме­нять­ся, я по­то­му и вло­жил мил­ли­ар­ды руб­лей в ре­кон­струк­цию за­во­дов. На­при­мер, мо­дер­ни­зи­ро­ван­ные ДСК поз­во­ля­ют не за­ви­сеть от объ­е­мов за­ка­за, не гнать­ся су­до­рож­но за объ­е­ма­ми, они поз­во­ля­ли быть гиб­че в пла­ни­ров­ках квар­тир. «Я СО­ЗДАМ НО­ВУЮ КОМ­ПА­НИЮ»

– Ес­ли бы мож­но бы­ло вер­нуть­ся на­зад, во вре­ме­на до 2014 г. , что бы вы сде­ла­ли по-дру­го­му? – Нуж­но бы­ло оста­но­вить­ся в раз­ви­тии. Мы за­ни­ма­лись всем: и про­мыш­лен­но­стью, и под­ря­да­ми, и стро­и­тель­ством лиф­тов. От ка­рье­ра до клю­ча. И мы про­дол­жа­ли вы­хо­дить в но­вые ре­ги­о­ны, по­ку­пать зем­ли, мо­дер­ни­зи­ро­вать за­во­ды. Толь­ко в раз­ви­тие за­во­дов мы вло­жи­ли за по­след­ние го­ды по­ряд­ка 60 млрд руб.! На­до бы­ло бо­лее плав­но и ак­ку­рат­но с 2012 г. вы­стра­и­вать чет­кую струк­ту­ру управ­ле­ния и да­вать боль­ше пол­но­мо­чий ру­ко­во­ди­те­лям и боль­ше от­вет­ствен­но­сти. – Как у вас из­ме­ни­лась жизнь по­сле то­го, как ли­ши­лись ком­па­нии? – Я за­ни­ма­юсь дум­ской де­я­тель­но­стью. От­ве­чаю за ра­бо­ту на сво­ей тер­ри­то­рии, каж­дую неде­лю ез­жу на встре­чу с жи­те­ля­ми в но­вую Моск­ву. Кро­ме то­го, я ча­стич­но за­ни­ма­юсь фак­ти­че­ски лю­би­мым де­лом – по­мо­гаю дру­зьям в ка­че­стве кон­суль­тан­та в ре­ги­о­наль­ных про­ек­тах. – Со­би­ра­е­тесь со­зда­вать свою ком­па­нию? – Бе­з­услов­но. Ко­гда я раз­бе­русь со сво­и­ми лич­ны­ми про­бле­ма­ми, я со­здам но­вую ком­па­нию. Это моя жизнь. Это моя про­фес­сия. – Сей­час но­вые из­ме­не­ния в за­кон о до­ле­вом стро­и­тель­стве. На­сколь­ко он бу­дет за­щи­щать по­ку­па­те­лей? – Несмот­ря на мо­но­по­ли­за­цию рын­ка, как раз их за­щи­тят. Мы на­чи­на­ли раз­го­вор про то, что назва­ние «СУ-155» ста­ло на­ри­ца­тель­ным. Но мы бы­ли обес­пе­че­ны ак­ти­ва­ми. А во мно­гих ре­ги­о­нах ком­па­нии стро­ят пи­ра­ми­ды – ес­ли у них оста­но­вят­ся про­да­жи, то все, до­стра­и­вать бу­дет нечем. – Но­вые пра­ви­ла лишат воз­мож­но­сти по­ку­пать де­ше­вое жи­лье. – А иметь об­ма­ну­тых по­ку­па­те­лей луч­ше? В ми­ре нет дру­го­го опы­та. По край­ней ме­ре я не знаю. Да­же в Ни­ге­рии, по­ка застрой­щик не най­дет 85% по­тен­ци­аль­ных по­ку­па­те­лей, банк ему не да­ет кре­дит. – Что ду­ма­е­те про си­ту­а­цию с Urban Group, ко­то­рая так­же не смог­ла до­стро­ить объ­ек­ты? – Они до­пу­сти­ли ту же ошиб­ку, что и мы: очень ши­ро­ко шаг­ну­ли, на­бра­ли обя­за­тельств. – По­че­му в Рос­сии еже­год­но ухо­дит со стро­и­тель­но­го рын­ка ми­ни­мум од­на круп­ная ком­па­ния? – Все круп­ные за­строй­щи­ки за­кре­ди­то­ва­ны, это во мно­гом на­след­ство ну­ле­вых, ко­гда бы­ла эй­фо­рия на рас­ту­щем рын­ке и мно­гие рос­ли на кре­ди­тах. Сей­час ры­нок стагни­ру­ет, а кре­ди­ты как бы­ли, так и оста­лись. Мое мне­ние – все за­кре­ди­то­ван­ные ком­па­нии с рын­ка уй­дут, а остав­ши­е­ся бу­дут стро­ить за свои день­ги.

«Я ДО­СТА­ТОЧ­НО МНО­ГО СДЕ­ЛАЛ ДЛЯ СТРА­НЫ»

– По­че­му вы ре­ши­ли участ­во­вать в вы­бо­рах? – Я до­ста­точ­но мно­го сде­лал для стра­ны. И в дан­ной си­ту­а­ции хо­чу сде­лать что-то хо­ро­шее для род­но­го го­ро­да. Я ду­маю, что мои зна­ния и опыт, уме­ние ком­му­ни­ци­ро­вать с людь­ми, управ­лять хо­зяй­ством – все это при­го­дит­ся. Все-та­ки «СУ-155» бы­ла со­зда­на с ну­ля. Это ор­га­ни­за­ция, в ко­то­рой в пик ра­бо­та­ло 54 000 че­ло­век, око­ло 200 дей­ству­ю­щих пред­при­я­тий. – А что вы сде­ла­ли для стра­ны? – Я толь­ко квар­тир от­дал сво­им со­труд­ни­кам по се­бе­сто­и­мо­сти на $100 млн. По­ка лю­ди у ме­ня ра­бо­та­ли, я ком­пен­си­ро­вал им про­цент­ную став­ку по ипо­те­ке. Я все­гда счи­тал, что глав­ное в ра­бо­те – со­ци­аль­ная на­прав­лен­ность. У нас был очень силь­ный со­вет мо­ло­дых спе­ци­а­ли­стов. Мы им устра­и­ва­ли сле­ты, участ­во­ва­ли в ав­то­про­бе­гах и т. д. Мне ка­за­лось, мо­ло­дежь вос­пи­ты­ва­лась в пра­виль­ных цен­но­стях. Это же луч­ше, чем пить вод­ку, пра­виль­но?

– Я ду­маю, что лю­ди, ко­то­рые не по­лу­чи­ли квар­ти­ру в срок, вот эти­ми ва­ши­ми сло­ва­ми бу­дут не силь­но до­воль­ны. Не счи­та­е­те, что че­ло­век, ко­то­рый ве­дет биз­нес, в первую оче­редь дол­жен вы­пол­нять свои обя­за­тель­ства пе­ред контр­аген­та­ми? В дан­ном слу­чае – пе­ред доль­щи­ка­ми. – Я счи­таю, что че­ло­век дол­жен и за­ра­ба­ты­вать, и за­бо­тить­ся о тех со­труд­ни­ках, ко­то­рые у него есть. – Как вам уда­лось со­брать под­пи­си му­ни­ци­паль­ных де­пу­та­тов? Ведь еди­но­рос­сы без указ­ки свер­ху ни­че­го не сде­ла­ют. – Мне при­ш­лось мно­го об­щать­ся и убеж­дать их, что я до­стой­но пред­став­лю [ин­те­ре­сы] моск­ви­чей. – Тем не ме­нее то, что вам уда­лось со­брать под­пи­си де­пу­та­тов, го­во­рит о том, что вы про­власт­ный кан­ди­дат. – А что, власть долж­на всех убрать? – Мне ка­жет­ся, она долж­на да­вать всем рав­ные воз­мож­но­сти. – Рас­ска­жу од­ну ис­то­рию. В Мосго­риз­бир­ко­ме ря­дом со мной си­дит один кан­ди­дат, по­хо­жий на хип­пи, фа­ми­лию за­был. Вот он мне дол­го рас­ска­зы­ва­ет, что в Рос­сии нор­маль­ные лю­ди толь­ко те, кто ро­дил­ся до 1968 г. Сам он то­же 1968 г. А по­том по­ка­зы­ва­ет мне пас­порт и го­во­рит: «Вот ви­дишь, как я из­ме­нил­ся? Вот та­ким я был, ко­гда вышел из пси­хуш­ки». Как вам та­кой кан­ди­дат в мэ­ры?

(Сме­ет­ся.)

– Есть мне­ние, что вы иде­те как спой­лер Со­бя­ни­на – ан­ти­ге­рой, ко­то­рый дол­жен его от­те­нить. – А в чем я дол­жен его от­те­нить? На­зы­вать ме­ня ан­ти­ге­ро­ем непра­виль­но – я всю жизнь ис­кренне ста­рал­ся ра­бо­тать на стра­ну, на лю­дей, ко­то­рые бы­ли в од­ной ко­ман­де; ста­рал­ся, что­бы их жизнь, быт бы­ли на хо­ро­шем уровне. Не оши­ба­ет­ся тот, кто не ра­бо­та­ет. В ка­кой­то мо­мент бы­ла до­пу­ще­на се­рьез­ная ошиб­ка, ко­то­рая при­ве­ла к та­ким по­след­стви­ям. С дру­гой сто­ро­ны, лю­ди и кол­лек­ти­вы про­дол­жа­ют ра­бо­тать и име­ют опла­чи­ва­е­мую ра­бо­ту. Я сде­лал все, что мог.

«ГО­ДЫ РАС­ЦВЕ­ТА МОСК­ВЫ ПРИ­ШЛИСЬ НА ПРАВ­ЛЕ­НИЕ ЛУЖ­КО­ВА»

– Вас по­зи­ци­о­ни­ру­ют как яко­бы пред­ста­ви­те­ля луж­ков­ской Моск­вы и про­ти­во­по­став­ля­ют Москве со­бя­нин­ской. – Я не ви­жу в этом ни­че­го пло­хо­го. Го­ды рас­цве­та Моск­вы при­шлись имен­но на вре­мя прав­ле­ния Луж­ко­ва. Мы про­жи­ли тя­же­лей­шие 1990-го­ды, про­жи­ли кри­зи­сы. Я вто­рую та­кую ко­ман­ду не знаю, что ни фа­ми­лия, то лич­ность: Ре­син, Шве­цо­ва, Рос­ляк, Шан­цев. Со­бя­нин мно­го про­дол­жа­ет из то­го, что на­чал Луж­ков. – Он бы не со­гла­сил­ся с ва­ми. – По­че­му? – На­при­мер, он го­во­рил, что при Луж­ко­ве бы­ла несба­лан­си­ро­ван­ная гра­до­стро­и­тель­ная по­ли­ти­ка: жи­лья стро­и­лось мно­го, а до­рог – недо­ста­точ­но. – По­до­жди­те-по­до­жди­те! А кто по­стро­ил МКАД? Кто по­стро­ил Тре­тье коль­цо? Зве­ни­го­род­ское шос­се, пу­те­про­во­ды на Яро­слав­ке, Ле­фор­тов­ский тон­нель, Се­реб­ря­но­бор­ский тон­нель? Ко­гда все это бы­ло сде­ла­но? То­гдаш­нее ру­ко­вод­ство го­ро­да де­ла­ло упор и на со­ци­аль­ные объ­ек­ты, объ­ек­ты куль­ту­ры. Да­вай­те вспом­ним биб­лио­те­ку МГУ, га­ле­рею Ши­ло­ва, Дом му­зы­ки. Это я вс­по­ми­наю толь­ко те объ­ек­ты, в стро­и­тель­стве ко­то­рых я участ­во­вал. – Сей­час та­ких объ­ек­тов мень­ше? – Да. Мне ка­жет­ся, что и дет­ских са­дов, и школ не хва­та­ет. Хо­тя го­род и про­дол­жа­ет это де­лать. – С ка­кой про­грам­мой вы пой­де­те на вы­бо­ры мэ­ра? – У ме­ня есть свое ви­де­ние под­хо­дов к ре­а­ли­за­ции про­грам­мы ре­но­ва­ции или по стро­и­тель­ству тех же пар­ко­вок. Имея та­кой бюд­жет, как в Москве, не де­лать ни­че­го, что­бы убрать ма­ши­ны из дво­ров, – это про­сто глу­по! Сно­сим ре­клам­ные кон­струк­ции и ки­ос­ки, ко­то­рые при­но­сят день­ги в бюд­жет го­ро­да, мо­ти­ви­руя это тем, что бла­го­устра­и­ва­ем го­род. А по­тра­тить день­ги на де­ше­вые ти­по­вые пар­ков­ки ни­кто не хо­чет. Учи­ты­вая тот факт, что объ­е­мы вво­да жи­лья в Москве рез­ко упа­ли, я бы вер­нул лю­дям жи­лье по со­ци­аль­но­му най­му. Воз­об­но­вил бы ра­бо­ту де­пар­та­мен­та жи­лищ­ной по­ли­ти­ки, ко­то­рый лик­ви­ди­ро­ва­ли, по­то­му что они ра­бо­та­ли с людь­ми, зна­ли их про­бле­мы. Один из мо­их по­сы­лов – пе­рей­ти к тер­ри­то­ри­аль­но-от­рас­ле­во­му прин­ци­пу управ­ле­ния; вер­нуть власть на ме­ста. У Луж­ко­ва был имен­но та­кой. А сей­час у нас от­рас­ле­вой прин­цип: ми­ни­стер­ство, де­пар­та­мен­ты и пре­зи­ди­ум. У мос­ков­ской вла­сти со­вер­шен­ная ото­рван­ность от зем­ли. Ведь кто у нас се­го­дня пре­фек­ты? – Кто? – Двор­ни­ки! У них пол­но­мо­чий нет со­вер­шен­но. При Луж­ко­ве они бы­ли чле­на­ми пра­ви­тель­ства. Они вли­я­ли на при­ня­тие ре­ше­ний, они участ­во­ва­ли в об­суж­де­ни­ях. И ко­ман­да, вс­пом­ни­те, ка­кая бы­ла: Петр Ак­се­нов, Петр Би­рю­ков, Ири­на Ра­бер. Се­го­дня пре­фек­тов да­же вы­ве­ли из со­ста­ва пра­ви­тель­ства, а са­мые важ­ные ре­ше­ния об­суж­да­ют и при­ни­ма­ют кам­па­ней­щи­ной – со­зда­ли свое по­лит­бю­ро, ку­да ни­ко­го не пус­ка­ют. – Вы со­би­ра­е­тесь ве­сти ак­тив­ную аги­та­цию? – Да. – Не бо­и­тесь, что по­го­ня за го­ло­са­ми мо­жет при­ве­сти к непред­ска­зу­е­мо­му для вас ито­гу? – Я в биз­не­се был 25 лет. Каж­дый день – как по лез­вию брит­вы. Че­го тут бо­ять­ся? – Сей­час у вас боль­ше сла­бых мест. На­при­мер, уго­лов­ные де­ла в от­но­ше­нии то­п­ме­не­дже­ров «СУ-155». Как они по­вер­нут­ся, непо­нят­но. – От тюрь­мы и от су­мы не за­ре­кай­ся. Я ра­бо­тал в этой стране, жил и бу­ду жить и ра­бо­тать в этой стране.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.