Как по­бе­дить пыт­ки в по­ли­ции и колониях

Vedomosti - - МНЕНИЯ - КИ­РИЛЛ ТИТАЕВ ве­ду­щий на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та про­блем пра­во­при­ме­не­ния при Ев­ро­пей­ском уни­вер­си­те­те в Санкт-пе­тер­бур­ге

По­сле опуб­ли­ко­ва­ния «Но­вой га­зе­той» ви­део пы­ток в яро­слав­ской ис­пра­ви­тель­ной ко­ло­нии со­труд­ни­ки ФСИН оправ­ды­ва­ли пыт­ки вос­пи­та­тель­ной ра­бо­той (де­скать, как ина­че дер­жать в уз­де пре­ступ­ный эле­мент) и толь­ко че­рез 11 дней по­сле пуб­ли­ка­ции из­ви­ни­лись пе­ред по­тер­пев­шим. Од­на­ко есть все ос­но­ва­ния по­ла­гать, что речь идет не о еди­нич­ном экс­цес­се, а о прак­ти­ке ра­бо­ты си­сте­мы ис­пол­не­ния на­ка­за­ний. На ви­део при­сут­ству­ет 18 че­ло­век. Не бы­ва­ет та­ких ра­зо­вых экс­цес­сов, в ко­то­рые во­вле­че­но чуть ли не чет­верть сме­ны ис­пра­ви­тель­но­го учре­жде­ния. Уже са­мо это за­став­ля­ет пред­по­ло­жить, что пыт­ки – не де­ло несколь­ких из­вер­гов, а часть по­все­днев­ной ра­бо­ты ко­ло­нии. Ес­ли мы хо­тим си­стем­но из­ме­нить си­ту­а­цию, а не про­сто до­бить­ся спра­вед­ли­во­сти в од­ном кон­крет­ном слу­чае, то сто­ит при­влечь к ре­ше­нию про­бле­мы зна­ния, на­ра­бо­тан­ные кри­ми­но­ло­ги­ей.

Пыт­ки – это тяж­кое умыш­лен­ное на­силь­ствен­ное пре­ступ­ле­ние. Что­бы его успеш­но пре­ду­пре­ждать, необ­хо­ди­мо опи­рать­ся на кри­ми­но­ло­ги­че­ские зна­ния о том, как со­вер­ша­ет­ся умыш­лен­ное на­си­лие. При­чем со­вер­ша­ет­ся со­зна­тель­но, с неко­то­рой ра­ци­о­наль­ной це­лью, в усло­ви­ях, ко­гда сви­де­те­лей нет и за­фик­си­ро­вать его сле­ды крайне слож­но, в от­но­ше­нии че­ло­ве­ка, ко­то­рый на­хо­дит­ся в за­ви­си­мом по­ло­же­нии от пре­ступ­ни­ка.

Го­су­дар­ствен­ная по­ли­ти­ка пре­ду­пре­жде­ния пы­ток долж­на опи­рать­ся на те же прин­ци­пы, что и по­ли­ти­ка пре­ду­пре­жде­ния дру­гих тяж­ких умыш­лен­ных на­силь­ствен­ных пре­ступ­ле­ний. Про­стое уси­ле­ние санк­ции (на­ка­за­ния) за та­кие пре­ступ­ле­ния ве­дет к двум эф­фек­там. Пер­вый – уве­ли­че­ние так на­зы­ва­е­мой спе­ци­аль­ной пре­вен­ции. Мы на боль­шой срок изо­ли­ру­ем от об­ще­ства че­ло­ве­ка, ко­то­рый, как ока­за­лось, спо­со­бен на та­кие нево­об­ра­зи­мые по­ступ­ки. Но это не то, че­го мы хо­тим до­стичь, – это не пре­ду­пре­жде­ние пре­ступ­ле­ний.

Вто­рой эф­фект уже­сто­че­ния на­ка­за­ния – так на­зы­ва­е­мая об­щая пре­вен­ция. Бо­лее се­рьез­ное на­ка­за­ние от­вра­ща­ет по­тен­ци­аль­ных пре­ступ­ни­ков от пла­нов со­вер­шить его. Од­на­ко эф­фек­ты об­щей пре­вен­ции силь­ны толь­ко то­гда, ко­гда ве­ро­ят­ность на­ка­за­ния вы­со­ка. В слу­чае же с пре­ступ­ле­ни­я­ми пра­во­охра­ни­те­лей, со­вер­ша­е­мы­ми в за­кры­тых учре­жде­ни­ях, эта ве­ро­ят­ность не бу­дет вы­со­кой ни­ко­гда. Стан­дар­ты до­ка­зы­ва­ния в уго­лов­ном про­цес­се вы­со­ки, и шан­сы на то, что пре­ступ­ни­ки оста­вят по­сле се­бя столь убе­ди­тель­ную ули­ку, как в Яро­слав­ле, пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны узна­ют о пре­ступ­ле­нии, а об­ще­ствен­ность до­бьет­ся то­го, что они нач­нут рас­сле­до­ва­ние, ни­чтож­но ма­лы.

Что же де­лать? Пыт­ки по­чти все­гда бу­дут неви­ди­мы­ми, пре­ступ­ни­ки не бу­дут бо­ять­ся, а ред­кие, пусть и су­ро­вые при­го­во­ры ни­как не бу­дут вли­ять на об­щую си­ту­а­цию?

Как и в слу­чае про­чих умыш­лен­ных тяж­ких на­силь­ствен­ных пре­ступ­ле­ний, нуж­но не толь­ко ду­мать о во­пи­ю­щих про­яв­ле­ни­ях это­го на­си­лия, но и об­ра­тить вни­ма­ние на ран­ние ста­дии. По­чти не бы­ва­ет так, что че­ло­век со­вер­ша­ет тяж­кое умыш­лен­ное на­силь­ствен­ное пре­ступ­ле­ние сра­зу, без неко­то­рой «тре­ни­ров­ки». Кри­ми­но­ло­гия го­во­рит нам о том, что ес­ли речь идет об умыш­лен­ных пре­ступ­ле­ни­ях, а не о пья­ных дра­ках, то пре­ступ­ник на­чи­на­ет с ма­ло­го. В слу­чае ис­пра­ви­тель­ных учре­жде­ний на­чаль­ник от­ря­да ко­ло­нии раз­да­ет зу­бо­ты­чи­ны и под­за­тыль­ни­ки. По­это­му един­ствен­ный разумный спо­соб на­чать ре­шать про­бле­мы на­си­лия в рос­сий­ских ис­пра­ви­тель­ных учре­жде­ни­ях и пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нах в це­лом – это обя­за­тель­но от­сле­жи­вать мел­кие слу­чаи на­си­лия. По­ще­чи­на за­клю­чен­но­му – уволь­не­ние. Мат в ад­рес за­дер­жан­но­го – год без пре­мии. От­но­си­тель­но лег­кие санк­ции за, ка­за­лось бы, мел­кие на­ру­ше­ния.

Но се­го­дня как раз к та­ким мел­ким про­яв­ле­ни­ям на­си­лия (в том чис­ле пси­хо­ло­ги­че­ско­го) в сво­ей сре­де пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны, на­сколь­ко мож­но су­дить, со­вер­шен­но не чув­стви­тель­ны. Вы слы­ша­ли о взыс­ка­ни­ях за под­за­тыль­ни­ки? На­обо­рот, в та­ких слу­ча­ях ви­но­ва­тых, как пра­ви­ло, за­щи­ща­ют до по­след­не­го. Ко­неч­но, ино­гда на­си­лие яв­ля­ет­ся так­ти­че­ским: как быст­ро до­бить­ся при­зна­ния в пер­вые ча­сы по­сле за­дер­жа­ния – ока­зать пси­хо­ло­ги­че­ское дав­ле­ние. Та­кое так­ти­че­ское на­си­лие бу­дет все­гда, в лю­бой стране ми­ра, и с ним ни­че­го не сде­лать. Од­на­ко его нельзя срав­ни­вать с фи­зи­че­ским на­си­ли­ем и с на­си­ли­ем ре­гу­ляр­ным.

У борь­бы с се­рьез­ным на­си­ли­ем че­рез пре­се­че­ние мел­ко­го есть еще од­но се­рьез­ное пре­иму­ще­ство. Мас­штаб­ные экс­цес­сы, по­доб­ные яро­слав­ско­му, ред­ко ста­но­вят­ся из­вест­ны об­ще­ствен­но­сти, да и слу­ча­ют­ся ре­же, чем мел­кие на­силь­ствен­ные дей­ствия. Ря­до­вое же на­си­лие бо­лее за­мет­но, его слож­нее скрыть. По­нят­но, что ка­ме­ры и сви­де­те­ли есть да­ле­ко не вез­де. Но по­все­днев­ная ра­бо­та по­ли­ции и ФСИН про­пи­та­на та­ким мел­ким на­си­ли­ем, на ко­то­рое слу­чай­ный сви­де­тель да­же не об­ра­ща­ет вни­ма­ния. Да­же в зда­нии су­да за сло­ва­ми «Но­ги ши­ре», об­ра­щен­ны­ми к под­кон­вой­но­му, да­же при сви­де­те­лях неред­ко бу­дет сле­до­вать несиль­ный пи­нок по ло­дыж­ке. При­каз «Сесть» бу­дет со­про­вож­дать­ся на­дав­ли­ва­ни­ем на пле­чи. Про­бле­ма в том, что от та­ких ме­ло­чей и со­вер­ша­ет­ся пе­ре­ход к бо­лее тяж­ко­му на­си­лию.

Сам факт, что скры­вать от ка­мер, от слу­чай­ных сви­де­те­лей и да­же со­слу­жив­цев нуж­но бу­дет не толь­ко мас­штаб­ные пыт­ки, но и прак­ти­че­ски лю­бое некор­рект­ное по­ве­де­ние, – важнейший шаг на пу­ти к пре­одо­ле­нию имен­но тяж­ко­го

Ну­ле­вая тер­пи­мость к са­мым мел­ким про­яв­ле­ни­ям на­си­лия в пер­спек­ти­ве поз­во­лит пре­ду­пре­дить же­сто­кие пыт­ки

на­си­лия. Че­ло­век, ко­то­ро­го от­учи­ли на ра­бо­те при­ка­сать­ся к тем, за чью без­опас­ность он от­ве­ча­ет, столк­нет­ся с се­рьез­ны­ми труд­но­стя­ми в си­ту­а­ции, ко­гда ему вне­зап­но нуж­но ко­го-то пы­тать.

По­это­му на­ря­ду с борь­бой за спра­вед­ли­вость в яро­слав­ском де­ле нуж­но взгля­нуть на дру­гое на­си­лие, мел­кое. Ну­ле­вая тер­пи­мость к са­мым мел­ким про­яв­ле­ни­ям на­си­лия в пер­спек­ти­ве поз­во­лит пре­ду­пре­дить же­сто­кие пыт­ки. Борь­ба имен­но с тяж­ким на­си­ли­ем, боль­шее вни­ма­ние к жа­ло­бам за­клю­чен­ных, мень­шая то­ле­рант­ность сле­до­ва­те­лей к на­силь­ствен­ным дей­стви­ям кол­лег то­же нуж­ны. Но это борь­ба с те­ми ред­ки­ми на­ру­ше­ни­я­ми, ко­то­рые ста­ли из­вест­ны по­чти слу­чай­но. То­ле­рант­ность сле­до­ва­те­лей к пыт­кам во мно­гом объ­яс­ня­ет­ся при­выч­ным на­пи­са­ни­ем по­ста­нов­ле­ний об от­ка­зе в воз­буж­де­нии уго­лов­но­го де­ла в от­вет на жа­ло­бы на ме­нее тяж­кое на­си­лие. По­это­му, как ни стран­но, на­чи­нать на­до с ма­ло­го.-

АЛЕК­САНДРА АСТАХОВА / ВЕ­ДО­МО­СТИ

Пыт­ки за­клю­чен­ных и за­дер­жан­ных – си­стем­ная про­бле­ма по­ли­ции и ФСИН

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.