Ст­этем про­тив че­лю­стей

Vedomosti - - СТИЛЬ ЖИЗНИ - Олег Зин­цов

Про это ки­но хо­чет­ся пи­сать кап­сло­ком. Ма­ри­ан­ская впа­ди­на глуб­же, чем вы ду­ма­ли! Ес­ли до­стиг­нуть дна, то сни­зу по­сту­чат! Это бы­ла не аку­ла! Это ме­га­ло­дон! Два ме­га­ло­до­на! Бо­лон­ка за бор­том! Пип­пин, вер­нись! От име­ни Пип­пин на­смот­рен­ный зри­тель, ко­неч­но, дол­жен вздрог­нуть – ведь так зва­ли со­ба­ку из спил­бер­гов­ских «Че­лю­стей» (1975), ко­то­рая про­па­ла во вре­мя ку­па­ния и, ве­ро­ят­ней все­го, бы­ла съе­де­на аку­лой-убий­цей. По­это­му бо­лон­ка, не будь ду­ра, за­ви­дев над во­дой цик­ло­пи­че­ский плав­ник, в ужа­се пы­та­ет­ся раз­вер­нуть­ся. Но ку­да там, ведь у нее лап­ки! Ра­зи­нув пасть, в ко­то­рой уме­сти­лась бы сред­не­тон­наж­ная бар­жа, чу­до­ви­ще из Ма­ри­ан­ской впа­ди­ны устрем­ля­ет­ся за Пип­пи­ном, что­бы ис­пор­тить празд­ник ки­тай­ским мо­ло­до­же­нам, неосмот­ри­тель­но взяв­шим лю­би­мую бо­лон­ку на сва­деб­ный ка­тер. Во­круг бес­печ­но пле­щут­ся ты­ся­чи от­ды­ха­ю­щих на на­дув­ных мат­ра­сах. По пля­жу к во­де бе­жит тол­стый ре­бе­нок («Ма­ма, я хо­чу ку­пать­ся!» – «Сы­нок, там опас­но!» – «А я хо­чу! Хо­чу! Хо­чу­у­уу!!!»). Но Пип­пин, ко­неч­но, вкус­нее, осо­бен­но вме­сте с мо­ло­до­же­на­ми.

Ко­гда в 1998 г. на экра­ны вы­шла «Год­зил­ла» Ро­лан­да Эм­ме­ри­ха, кри­ти­ки по­те­ша­лись над тем, как лов­ко монстр ме­ня­ет раз­ме­ры – то вы­рас­та­ет до крыш небо­скре­бов, то шмы­га­ет в мет­ро. С ме­га­ло­до­ном та же ис­то­рия. Он лег­ко пе­ре­ку­сы­ва­ет по­по­лам боль­шо­го си­не­го ки­та, но в бух­те, где ку­паль­щи­ков как планк­то­на, чин­но про­плы­ва­ет у всех под но­га­ми, что­бы ко­вар­но под­красть­ся к бо­лон­ке.

О чем, од­на­ко, ду­ма­ет зри­тель, на­блю­дая эту ле­де­ня­щую сце­ну? Правильно: ку­да смот­рит Джей­сон Ст­этем?! Все в по­ряд­ке, он уже в пу­ти! В «Мег» Ст­этем иг­ра­ет под­вод­ни­ка-спа­са­те­ля. Он при­выч­но немно­го­сло­вен, скуп на эмо­ции, небрит, сек­суа­лен и крут.

Ко­гда он дви­га­ет жел­ва­ка­ми, скон­фу­жен­но за­мол­ка­ет ха­мо­ва­тый мил­ли­ар­дер (Рэйн Уил­сон), спон­си­ру­ю­щий опас­ные ис­сле­до­ва­ния ки­тай­ски­ми уче­ны­ми ти­хо­оке­ан­ских глу­бин.

Ко­гда он смот­рит на мо­ло­дую, кра­си­вую и от­важ­ную ки­та­ян­ку со сте­пе­нью док­то­ра на­ук (Ли Бин­бин), та мле­ет и ед­ва не ли­ша­ет­ся чувств.

Ко­гда он вы­хо­дит из ду­ша, зри­тель­ни­цы аха­ют, как Эм­ма Сто­ун в ко­ме­дии «Эта ду­рац­кая лю­бовь»: «Ни­фи­га ж се­бе те­бя от­фо­то­шо­пи­ли!»

И толь­ко быв­шая же­на ге­ро­я­под­вод­ни­ка (Джес­си­ка Мак­нэми) невоз­му­ти­мо на­блю­да­ет за тем, как меж­ду ним и от­важ­ной уче­ной Сю­ин за­рож­да­ет­ся боль­шое и чи­стое чув­ство. Как они все вре­мя друг дру­га спа­са­ют. И как вось­ми­лет­няя доч­ка Сю­ин мо­мен­таль­но про­ни­ка­ет­ся до­ве­ри­ем к су­ро­во­му Ст­эте­му.

Быть мо­жет, это по­то­му, что быв­шая – са­ма бес­страш­ная под­вод­ни­ца, ко­то­рая в на­ча­ле филь­ма опус­ка­ет­ся в Ма­ри­ан­скую впа­ди­ну, а по­том еще ни­же, к го­лод­ным ме­га­ло­до­нам, но Ст­этем да­же с по­хме­лья успе­ва­ет ее спа­сти.

А мо­жет быть, де­ло в том, что пер­вым в спис­ке стран­про­из­во­ди­те­лей «Мег» зна­чит­ся Ки­тай и лишь по­том США, где пра­ва на вы­шед­ший в 1997 г. ро­ман Сти­ва Аль­те­на сра­зу ку­пи­ла ком­па­ния Disney, но по­те­ря­ла к нему ин­те­рес в 1999-м по­сле вы­хо­да хор­ро­ра «Глу­бо­кое си­нее мо­ре» ком­па­нии Warner Bros. В ито­ге WB и до­ве­ла ис­то­рию ме­га­ло­до­на до ши­ро­ких экра­нов.

А что мы зна­ем о ки­тай­ских зри­те­лях, ко­то­рые мас­со­во при­дут по­смот­реть не толь­ко на то, как Ст­этем сра­жа­ет­ся с мон­стром из глу­би­ны, но и на то, как про­сто и не та­ясь он от­даст свое серд­це их пре­крас­ной со­оте­че­ствен­ни­це? Про­дю­се­ры ло­гич­но ре­ши­ли, что в та­кой си­ту­а­ции экс не долж­на рев­но­вать и меч­тать, что­бы чу­до­ви­ще от­ку­си­ло ки­тай­ской со­пер­ни­це но­ги.

Для Гол­ли­ву­да это, ко­неч­но, раз­рыв шаб­ло­на. По­то­му что во вся­ком филь­ме-ка­та­стро­фе, во вся­ком мас­штаб­ном хор­ро­ре про чу­до­вищ там пер­вым де­лом спа­са­ют се­мью. Прой­дя че­рез ужа­сы и ис­пы­та­ния, со­би­рав­ши­е­ся раз­ве­стись су­пру­ги ме­ня­ют ре­ше­ние, а ес­ли уже раз­ве­лись, то же­нят­ся сно­ва. Ехать в от­пуск с но­вой воз­люб­лен­ной в этом жан­ре как-то не при­ня­то. Но Джей­со­ну Ст­эте­му мож­но.

Он сам се­бе жанр, в ка­ком бы ки­но ни иг­рал и с кем бы ни драл­ся. По­ду­ма­ешь, ме­га­ло­дон! По­ду­ма­ешь, че­лю­сти! А ес­ли сам под­плы­ву? А ес­ли дам пря­мо в глаз?

И пусть ре­цен­зен­ты на­пи­шут, что да­же при ак­тив­ном ки­тай­ском уча­стии ком­па­ния Warner Bros. мог­ла бы про­из­ве­сти за $150 млн чуть ме­нее неле­пый лет­ний блок­ба­стер, не верь­те за­ну­дам. Я, чест­ное сло­во, так не сме­ял­ся да­же на филь­ме про зом­би-боб­ров.-

В ПРОКАТЕ С 9 АВ­ГУ­СТА

Фан­та­сти­че­ский хор­рор «Мег: Монстр глу­би­ны» (The Meg) мож­но бы­ло бы опи­сать как встре­чу «Че­лю­стей» с «Пар­ком юр­ско­го пе­ри­о­да», ес­ли бы не Джей­сон Ст­этем, про­тив ко­то­ро­го бес­силь­на да­же ги­гант­ская до­и­сто­ри­че­ская аку­ла

Ис­то­рия про ги­гант­скую аку­лу ма­ри­но­ва­лась в раз­ных гол­ли­вуд­ских сту­ди­ях 20 лет, что­бы в ито­ге вый­ти на экра­ны при ак­тив­ном ки­тай­ском уча­стии

Джей­сон Ст­этем преж­де не драл­ся с аку­ла­ми, но это еще не по­вод ме­нять фир­мен­ное вы­ра­же­ние ли­ца

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.