Вещь неде­ли По­ли­цей­ская ду­бин­ка

Vedomosti - - ОТ РЕДАКЦИИ - Ки­рилл Ха­ра­тьян

На сей раз ка­кой-то осо­бен­но от­тал­ки­ва­ю­щей по­ка­за­лась мне пра­во­охра­ни­тель­ная де­я­тель­ность; де­воч­ки и маль­чи­ки в пле­ну у круп­ных му­жи­ков в фор­ме; дру­гой та­кой му­жик ве­дет де­воч­ку, взяв­ши за во­ло­сы; лю­дей, ле­жа­щих на ас­фаль­те, они же с раз­ма­ху бьют ду­бин­ка­ми; а вот та­щат од­но­ру­ко­го ин­ва­ли­да; а вот ко­го-то пря­мо по ас­фаль­ту во­ло­кут все те же круп­ные лю­ди в фор­ме...

Мне ду­бин­кой в преж­ние го­ды не раз до­ста­ва­лось, так что со зна­ни­ем де­ла ска­жу: очень боль­но! Дру­зьям мо­им, бы­ва­ло, и реб­ра ло­ма­ли, но уж си­няк-то вер­ный.

Итак, 9 сен­тяб­ря со­шлись бо­лее или ме­нее в од­ном ме­сте четыре сущ­но­сти, ха­рак­те­ри­зу­ю­щие пу­тин­ский ре­жим. Во-пер­вых (да­вай­те вна­ча­ле от­да­дим долж­ное рос­сий­ской уни­каль­ной де­мо­кра­тии), вы­бо­ры, точ­ней ска­зать, го­ло­со­ва­ние, ре­зуль­тат ко­то­ро­го пред­ска­зан за­дол­го до са­мой про­це­ду­ры со­ва­ния с точ­но­стью до еди­ниц про­цен­тов. Во-вто­рых, дру­гая фор­ма на­род­но­го во­ле­изъ­яв­ле­ния, вро­де бы за­фик­си­ро­ван­ная в Кон­сти­ту­ции под име­нем «сво­бо­да со­бра­ний», но ка­стри­ро­ван­ная раз­но­го ро­да за­ко­на­ми, – я имею в ви­ду ше­ствие лю­дей, про­те­сту­ю­щих про­тив по­вы­ше­ния пен­си­он­но­го воз­рас­та. В-тре­тьих, са­ма эта ре­фор­ма пен­си­он­ной си­сте­мы, о ко­то­рой на­до знать, ви­ди­мо, толь­ко од­но – что граж­дан, ко­то­рые бьют дру­гих граж­дан на за­кон­ных ос­но­ва­ни­ях ду­бин­ка­ми, ни­ка­кие из­ме­не­ния не ка­са­ют­ся; как вы­хо­ди­ли на пен­сию креп­ки­ми здо­ро­вы­ми му­жи­ка­ми, как по­лу­ча­ли пен­си­он­ное со­дер­жа­ние в сред­нем боль­шее, чем осталь­ные граж­дане, так и бу­дут вы­хо­дить и по­лу­чать. На­ко­нец, в-чет­вер­тых, те са­мые ду­бин­ки, взмы­вав­шие в воз­дух и мер­но опус­кав­ши­е­ся.

И вот – вер­нусь я к на­ча­лу рас­суж­де­ния – что про­из­ве­ло из че­ты­рех сущ­но­стей наи­боль­шее впе­чат­ле­ние? Из че­ты­рех, пря­мо ска­жем, важ­ней­ших сущ­но­стей: пред­ста­ви­тель­ная (на­зо­вем так) де­мо­кра­тия, пря­мая де­мо­кра­тия, ис­пол­ни­тель­ная... ээ­ээ... ну хо­ро­шо, то­же де­мо­кра­тия, и, на­ко­нец, де­мо­кра­ти­за­то­ры – так на­зы­ва­ли ми­ли­цей­ские ду­бин­ки в да­ле­кие де­вя­но­стые и да­же вось­ми­де­ся­тые го­ды. Что впе­чат­ли­ло? Ме­ня, увы, де­мо­кра­ти­за­то­ры.

Ги­по­те­ти­че­ски, ну или ан­ти­уто­пи­че­ски, как мне пред­став­ля­ет­ся, сле­ду­ю­щим ша­гом вла­стей в на­прав­ле­нии де­мо­кра­ти­за­ции об­ще­ства мог­ло бы стать при­ме­не­ние по­ли­цей­ских ду­би­нок для обес­пе­че­ния яв­ки на вы­бо­рах. Сей­час нуж­ный кан­ди­дат без осо­бен­ных да­же фаль­си­фи­ка­ций по­лу­ча­ет нуж­ный ему про­цент, ска­жем по­ряд­ка 70%, от при­шед­ших к ур­нам го­ло­сов; но при­хо­дит как-то ма­ло­ва­то. По­это­му точ­но так же, как про­изо­шла де-фа­кто де­ле­ги­ти­ми­за­ция сво­бо­ды со­бра­ний, мож­но про­ве­сти и ле­ги­ти­ми­за­цию при­ну­ди­тель­ной яв­ки на вы­бо­ры, т. е. го­ло­со­ва­ния.

Будет оче­ред­ное но­вое сло­во в по­ли­то­ло­гии: по­сле су­ве­рен­ной – при­ну­ди­тель­ная де­мо­кра­тия.

Это, ко­неч­но, все шут­ки, горь­кие шут­ки, од­на­ко же в сим­во­ли­че­ском смыс­ле не толь­ко про­стое на­се­ле­ние, но и пра­ви­тель­ство бо­ит­ся лю­дей с ду­бин­ка­ми, в том чис­ле с ядер­ны­ми ду­бин­ка­ми. По­то­му это мне ка­жет­ся, что пра­ви­тель­ство яв­но со­зда­ет ду­бин­кам иные усло­вия жиз­ни, чем граж­да­нам: ду­бин­ки на пол­ном до­воль­ствии, ду­бин­ки (на­при­мер, га­иш­ни­ки) не про­иг­ры­ва­ют в су­дах, ду­бин­ки ко­ман­ду­ют биз­не­сом, на­ко­нец, имен­но ду­бин­ки, пред­став­ля­ет­ся мне, опре­де­ля­ют те­перь внеш­нюю по­ли­ти­ку.

Пло­хо од­но: ду­бин­ки – ин­стру­мент непро­из­во­ди­тель­ный. Из этой пал­ки ни­че­го ни­ко­гда не вы­рас­тет.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.