Ни­ко­лай Шуль­ги­нов: В «Ру­сгид­ро» нуж­но бы­ло ме­нять все или по­чти все

Vedomosti - - ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА - Еле­на Ва­ви­на Ар­тур То­пор­ков

Вы­хо­дец из Си­стем­но­го опе­ра­то­ра Ни­ко­лай Шуль­ги­нов воз­гла­вил «Ру­сгид­ро» и при­нял нелег­кое на­след­ство от Ев­ге­ния До­да, на ко­то­ро­го за­ве­де­но уго­лов­ное де­ло по об­ви­не­нию в мо­шен­ни­че­стве. При­хо­дит­ся бо­роть­ся с по­след­стви­я­ми круп­ных ава­рий про­шлых лет. Не яс­но, воз­мож­но ли вос­ста­но­вить За­гор­скую ГАЭС – 2, ко­то­рая про­ста­и­ва­ет со вре­ме­ни ава­рии 2013 г. Шуль­ги­нов не ис­клю­ча­ет, что про­ект, в ко­то­рый вло­же­но 70 млрд руб., мо­жет быть за­крыт. За­то за­кон­чил­ся мно­го­лет­ний ре­монт Са­я­но-шу­шен­ской ГЭС – в но­яб­ре 2017 г. стан­ция бы­ла окон­ча­тель­но вос­ста­нов­ле­на.

В ап­ре­ле это­го го­да по­пал под санк­ции мин­фи­на США один из ос­нов­ных по­тре­би­те­лей «Ру­сгид­ро» – UC Rusal, с ко­то­рой за­пу­ще­но несколь­ко боль­ших про­ек­тов. Один из них – до­строй­ку Тай­шет­ско­го алю­ми­ни­е­во­го за­во­да – со­вет ди­рек­то­ров «Ру­сгид­ро» одоб­рил все­го за несколь­ко дней до вве­де­ния санк­ций.

На «Ру­сгид­ро» воз­ло­же­на обя­зан­ность за­ни­мать­ся раз­ви­ти­ем энер­ге­ти­ки Даль­не­го Во­сто­ка. Шуль­ги­нов со­гла­сен с та­ким ре­ше­ни­ем глав­но­го ак­ци­о­не­ра – го­су­дар­ства: «Эф­фек­тив­нее, ко­гда от­вет­ствен­ность пе­ре­да­ет­ся гос­ком­па­ни­ям, а не со­зда­ют­ся ка­кие-то от­дель­ные бюд­жет­ные струк­ту­ры и ин­стру­мен­ты кон­тро­ля за ни­ми».

– Вер­нем­ся на три го­да на­зад. Для мно­гих иг­ро­ков рын­ка и ана­ли­ти­ков ваш при­ход в ком­па­нию был неожи­дан­но­стью. Мо­же­те рас­ска­зать, как это про­изо­шло? – Не мне об этом го­во­рить, но под­твер­ждаю, что при­ход был неожи­дан­ным. Ко­неч­но, сна­ча­ла [по­сле пред­ло­же­ния] был шок. По­че­му, за­чем? Мне это сна­ча­ла по­ка­за­лось да­же не очень ин­те­рес­ным. Но я дол­го ра­бо­таю в энер­ге­ти­ке и по­ни­маю, что в но­вой ра­бо­те нуж­но на­хо­дить ин­те­рес и вы­зо­вы. Еже­днев­но вни­кая во все про­бле­мы, ме­няя все, втя­ги­ва­ешь­ся. И ко­гда ви­дишь, как что-то по­лу­ча­ет­ся, ста­но­вит­ся ин­те­рес­нее. А ес­ли что-то не по­лу­ча­ет­ся, на­чи­на­ешь се­бя за­во­дить: «Ну как же так, на­до де­лать быст­рее, ум­нее!» – Ка­кие за­да­чи вы ста­ви­ли пе­ред со­бой, ко­гда при­шли в ком­па­нию? Что уда­лось ре­шить? Что бы­ло са­мым слож­ным? – Ско­рее все­го, са­мым слож­ным бы­ло пе­ре­на­стро­ить ме­недж­мент – ис­пол­ни­тель­но­го ап­па­ра­та, фи­ли­а­лов и под­кон­троль­ных «до­чек». За­ни­мать­ся по­вы­ше­ни­ем эф­фек­тив­но­сти. То есть, ес­ли по-про­сто­му, пе­рей­ти от ис­ход­но­го со­сто­я­ния «все хо­ро­шо – ни­че­го не на­до ме­нять» к со­сто­я­нию «нуж­но ме­нять все или по­чти все». Уси­ли­вать от­вет­ствен­ность, ме­нять стра­те­гию груп­пы ком­па­ний, струк­ту­ру, мо­ти­ва­цию, за­ку­поч­ную де­я­тель­ность, управ­ле­ние строй­ка­ми, си­сте­му внут­рен­не­го ауди­та – де­лать ее бо­лее неза­ви­си­мой. Бо­роть­ся с про­яв­ле­ни­я­ми кор­руп­ции, зло­упо­треб­ле­ни­я­ми. И мне ка­жет­ся, что мы за три го­да мно­гое уже сде­ла­ли. Но об этом не мне су­дить.

Пер­вое, точ­но – это мы при­ня­ли новые про­грамм­ные до­ку­мен­ты, вклю­чая стра­те­гию раз­ви­тия груп­пы «Ру­сгид­ро», где от­дель­ным бло­ком по­яви­лась энер­ге­ти­ка Даль­не­го Во­сто­ка. При­ня­ли про­грам­му ин­но­ва­ци­он­но­го раз­ви­тия, об­но­ви­ли про­грам­му тех­ни­че­ско­го пе­ре­во­ору­же­ния и ре­кон­струк­ции.

Мы из­ме­ни­ли струк­ту­ру ис­пол­ни­тель­но­го ап­па­ра­та, ин­те­гри­ро­вав в нее ап­па­рат «РАО ЭС Во­сто­ка», ко­то­рый был от­дель­ной струк­ту­рой, в Москве. С со­кра­ще­ни­ем чис­лен­но­сти и эко­но­ми­ей за­трат в 800 млн руб. в год. При этом мы по­вы­си­ли от­вет­ствен­ность лю­дей в ис­пол­ни­тель­ном ап­па­ра­те [«Ру­сгид­ро»], за все, вклю­чая Даль­ний Во­сток. Есть так­же от­дель­ный ди­ви­зи­он по Даль­не­му Во­сто­ку.

Мы из­ме­ни­ли си­сте­му мо­ти­ва­ции ме­недж­мен­та, вы­нес­ли ее на со­вет ди­рек­то­ров, кон­кре­ти­зи­ро­ва­ли, при­ня­ли луч­шие прак­ти­ки, да­же на­ни­ма­ли неза­ви­си­мых кон­суль­тан­тов.

По­ме­ня­ли за­ку­поч­ную де­я­тель­ность – цен­тра­ли­зо­ва­ли, вклю­чая за­куп­ки даль­не­во­сточ­ных ком­па­ний. Это при­ве­ло к сни­же­нию из­дер­жек – 18–20 млрд в год. До это­го за­куп­ки все­гда под­вер­га­лись кри­ти­ке.

Мы из­ме­ни­ли си­сте­му управ­ле­ния строй­ка­ми. У нас в КПЭ те­перь за­ло­же­на от­вет­ствен­ность за ввод объ­ек­тов, в том чис­ле стро­ек по ука­зу пре­зи­ден­та. Хо­тя со строй­ка­ми, как вез­де со строй­ка­ми в Рос­сии, есть свои про­бле­мы. Но стро­им и вво­дим. Бла­го­ве­щен­скую ТЭЦ и Якут­скую ГРЭС-2 по­стро­и­ли, Са­ха­лин­скую ГРЭС-2 до­стра­и­ва­ем, ско­ро пу­стим, пуск ТЭЦ в Со­вет­ской Га­ва­ни – в 2019 г. Это толь­ко строй­ки по ука­зу пре­зи­ден­та.

Мы в 2016 г. при­ня­ли про­грам­му сни­же­ния из­дер­жек, опе­ра­ци­он­ных и ин­ве­сти­ци­он­ных. Со­гла­со­ва­ли ее с Минэко­но­мраз­ви­тия, по­том вы­нес­ли на со­вет ди­рек­то­ров и сей­час ра­бо­та­ем по ней. Тя­же­ло идет, но эф­фект есть по всем на­прав­ле­ни­ям: бо­лее 14 млрд руб. за два го­да толь­ко на оп­ти­ми­за­ции опе­ра­ци­он­ных за­трат. – Есть уже про­гноз ито­гов 2018 г. по вы­руч­ке, EBITDA, чи­стой при­бы­ли? – Мы не да­ем пуб­лич­ных про­гно­зов. Но я точ­но мо­гу ска­зать: вы­руч­ка вы­рас­тет по срав­не­нию c про­шлым го­дом и EBITDA будет не ху­же, а луч­ше. У нас уве­ли­чи­лась вы­ра­бот­ка за во­семь ме­ся­цев бо­лее чем на 4,5% по срав­не­нию с та­ким же пе­ри­о­дом про­шло­го го­да, по гид­ро­стан­ци­ям это плюс 3,3 млрд квт ч. Чи­стая при­быль до обес­це­не­ния ос­нов­ных средств будет вы­ше, по­сле – по­ка не бе­русь про­гно­зи­ро­вать, она за­ви­сит от рас­че­та бу­ду­щих де­неж­ных по­то­ков от экс­плу­а­та­ции вво­ди­мых объ­ек­тов и от уста­нов­лен­ных для них та­ри­фов. – Будет ли ме­нять­ся ди­ви­денд­ная по­ли­ти­ка? – По­ка не будет, оста­нет­ся 50% при­бы­ли по МСФО.

«РУ­СГИД­РО» ОТПРАВИЛИ ДА­ЛЕ­КО НА ВО­СТОК

– Вы в про­шлом го­ду на­ча­ли ре­струк­ту­ри­за­цию дол­га «РАО ЭС Во­сто­ка». Ка­кая сей­час дол­го­вая на­груз­ка и струк­ту­ра дол­га? – Пробле­ма вы­со­кой за­кре­ди­то­ван­но­сти энер­го­ком­па­ний «РАО ЭС Во­сто­ка» да­ви­ла на фи­нан­со­вые по­ка­за­те­ли всей груп­пы «Ру­сгид­ро» и сни­жа­ла воз­мож­но­сти ак­ку­му­ли­ро­вать и при­вле­кать ре­сур­сы для раз­ви­тия. Сдел­ка с бан­ком ВТБ в мар­те про­шло­го го­да поз­во­ли­ла ре­струк­ту­ри­зи­ро­вать 55 млрд руб. дол­га, на­пра­вить сэко­ном­лен­ные на про­цен­тах сред­ства на стро­и­тель­ство, ин­ве­сти­ци­он­ные про­ек­ты, по­вы­ше­ние на­деж­но­сти. Мы счи­та­ли: та­кой эф­фект мо­жет до­стиг­нуть 14 млрд руб. за пять лет дей­ствия кон­трак­та. Се­го­дня груп­па «Ру­сгид­ро» име­ет ка­че­ствен­но дру­гой фи­нан­со­вый про­филь: мы до­би­лись сни­же­ния дол­го­вой на­груз­ки за три го­да бо­лее чем в 2 ра­за. Фи­нан­со­вый долг груп­пы по кре­ди­там и зай­мам се­го­дня по­ряд­ка 170 млрд руб., из них немно­гим бо­лее 46 млрд – это за­дол­жен­ность даль­не­во­сточ­ных энер­го­ком­па­ний по кре­ди­там, взя­тым в ос­нов­ном в гос­бан­ках под на­ше по­ру­чи­тель­ство. Еще 84 млрд руб., в том чис­ле 55 млрд из средств ВТБ, – их дол­ги пе­ред «Ру­сгид­ро» по внут­ри­г­руп­по­вым зай­мам. Мы под­став­ля­ем свое фи­нан­со­вое пле­чо даль­не­во­сточ­ным «доч­кам» для при­вле­че­ния необ­хо­ди­мых средств по став­кам, до­ступ­ным для «Ру­сгид­ро». Об­щий уро­вень на­шей фи­нан­со­вой под­держ­ки энер­го­ком­па­ний Даль­не­во­сточ­но­го фе­де­раль­но­го окру­га (ДФО) в ви­де по­ру­чи­тельств и зай­мов со­став­ля­ет око­ло 85% от об­ще­го дол­га «РАО ЭС Во­сто­ка».

Не­смот­ря на зна­чи­тель­ное со­кра­ще­ние кре­дит­ной на­груз­ки даль­не­во­сточ­ных энер­го­ком­па­ний, мы про­дол­жа­ем жест­ко кон­тро­ли­ро­вать при­рост их дол­го­во­го порт­фе­ля. По боль­шин­ству «до­чек» уда­лось ста­би­ли­зи­ро­вать уро­вень дол­га, а в от­дель­ных ком­па­ни­ях да­же су­ще­ствен­но сни­зить. – Остав­ши­е­ся на ком­па­ни­ях «РАО ЭС Во­сто­ка» кре­ди­ты вы пла­ни­ру­е­те то­же пе­ре­ве­сти на се­бя? – Воз­мож­ность та­кую рас­смат­ри­ва­ем, смот­рим каж­дый кредит, есть ли штра­фы за до­сроч­ное по­га­ше­ние. Ес­ли ре­фи­нан­си­ро­ва­ние будет эф­фек­тив­ным, то по­сте­пен­но пе­ре­ве­дем. – Ес­ли го­во­рить о фор­вард­ном кон­трак­те с ВТБ, на этот па­кет так­же пре­тен­до­ва­ли япон­цы. Вы­бор был оста­нов­лен на ВТБ из стра­те­ги­че­ских со­об­ра­же­ний? – Толь­ко из эко­но­ми­че­ских. И на та­кой па­кет япон­цы не пре­тен­до­ва­ли. Бы­ли пе­ре­го­во­ры с япон­ским бан­ком JBIC о по­куп­ке 5% на­ших ак­ций, но усло­вия ВТБ ока­за­лись луч­ше, а по­ку­па­е­мый па­кет боль­ше, а зна­чит, и объ­ем при­вле­ка­е­мых средств в ра­зы вы­ше. К то­му же япон­цы фор­му­ли­ро­ва­ли из­бы­точ­ные для та­ко­го неболь­шо­го па­ке­та ак­ций тре­бо­ва­ния по уча­стию в кор­по­ра­тив­ном управ­ле­нии. – Ка­ко­ва роль го­су­дар­ства в этой сдел­ке? – Вся сдел­ка со­гла­со­вы­ва­лась с го­су­дар­ством, мы же гос­ком­па­ния. Бы­ло про­пи­са­но ак­ци­о­нер­ное со­гла­ше­ние, по ко­то­ро­му ин­ве­стор со­гла­со­вы­вал­ся, вы­би­рал­ся го­су­дар­ством. Да и ре­ше­ния по управ­ле­нию этим па­ке­том по-преж­не­му при­ни­ма­ют­ся под его кон­тро­лем. – В прин­ци­пе вхож­де­ние ино­стран­но­го ин­ве­сто­ра в «Ру­сгид­ро» воз­мож­но? – Ре­ше­ние офи­ци­аль­но не за­бло­ки­ро­ва­ли, к нему мож­но вер­нуть­ся при нор­маль­ных усло­ви­ях. – А вам ин­те­рес­но в пер­спек­ти­ве по­яв­ле­ние стра­те­ги­че­ско­го ин­ве­сто­ра, парт­не­ра, ко­то­рый бы во­шел в ка­пи­тал ком­па­нии? – Смот­ря с ка­кой це­лью. Нам важ­ны дол­го­сроч­ные ин­ве­сти­ции, воз­врат вло­жен­но­го ка­пи­та­ла на Даль­нем Во­сто­ке. К нам при­хо­дят

Ген­ди­рек­тор «Ру­сгид­ро» рас­ска­зы­ва­ет, что за три го­да из­ме­нил в ком­па­нии, и объ­яс­ня­ет, по­че­му ин­ве­сто­ры не вкла­ды­ва­ют в энер­ге­ти­ку на Даль­нем Во­сто­ке

ин­ве­сто­ры – япон­цы, ко­рей­цы, ки­тай­цы – хо­тят по­стро­ить стан­цию на Во­сто­ке. А там 100%-ное та­риф­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние. Спра­ши­ва­ют: как мы вер­нем свои день­ги, ес­ли там нет воз­вра­та ин­ве­сти­ций? И они ухо­дят. На­до усло­вия со­зда­вать для ин­ве­сто­ра. – Вы­ку­пив все ак­ции до­пэмис­сии «Ру­сгид­ро», ВТБ стал вла­дель­цем 12,9% ак­ций. Вы об­суж­да­е­те с ним судь­бу это­го па­ке­та? – Еще ра­но. Бо­лее то­го, это нуж­но со­гла­со­вы­вать с го­су­дар­ством как ма­жо­ри­тар­ным ак­ци­о­не­ром «Ру­сгид­ро». Но, я ду­маю, на­ша об­щая за­да­ча – ис­кать но­во­го стра­те­га. – У вас оп­ци­он на вы­куп это­го па­ке­та?

– Да. Но у нас нет обя­за­тельств по вы­ку­пу – это са­мое глав­ное. У нас с са­мо­го на­ча­ла этой сдел­ки бы­ли хо­ро­шие усло­вия: чем луч­ше мы ра­бо­та­ем, вы­ше при­быль и ди­ви­ден­ды, тем ни­же объ­ем обя­за­тельств пе­ред бан­ком. То есть по­тен­ци­аль­ные обя­за­тель­ства «Ру­сгид­ро» сни­жа­ют­ся на вы­пла­чен­ные ди­ви­ден­ды ВТБ в пе­ри­од дей­ствия фор­вард­но­го кон­трак­та. – Даль­ний Во­сток до­стал­ся в на­груз­ку «Ру­сгид­ро» еще в 2011 г. Ана­ли­ти­ки го­во­рят, что ре­ги­он вас дер­жит и сни­жа­ет по­ка­за­те­ли груп­пы. В про­шлом го­ду вы кон­со­ли­ди­ро­ва­ли всё – и управ­лен­че­ские ко­ман­ды, и фи­нан­сы «Ру­сгид­ро» и «РАО ЭС Во­сто­ка». Это необ­хо­ди­мо для ре­струк­ту­ри­за­ции дол­га? Или есть еще ка­кие-то мо­ти­вы? – Раз­ви­тие Даль­не­го Во­сто­ка – это стра­те­ги­че­ская за­да­ча го­су­дар­ства. От­вет­ствен­ность за энер­го­си­сте­му Даль­не­го Во­сто­ка воз­ло­же­на на «Ру­сгид­ро». Ду­маю, нам по­ве­ри­ли, что мы мо­жем там на­ве­сти по­ря­док и обес­пе­чить раз­ви­тие и на­деж­ность. Объ­еди­не­ние с «РАО ЭС Во­сто­ка» поз­во­ли­ло и по­вы­сить эф­фек­тив­ность управ­ле­ния, и сэко­но­мить на непро­из­вод­ствен­ных за­тра­тах.

Для то­го го­су­дар­ство и со­хра­ня­ет кон­троль­ный па­кет в «Ру­сгид­ро», что­бы иметь воз­мож­ность ре­шать бо­лее важ­ные за­да­чи. Я ду­маю, так эф­фек­тив­ней, ко­гда от­вет­ствен­ность пе­ре­да­ет­ся гос­ком­па­ни­ям, а не со­зда­ют­ся ка­кие-то от­дель­ные бюд­жет­ные струк­ту­ры и ин­стру­мен­ты кон­тро­ля за ни­ми.

НЕТ РЫН­КА – НЕТ ДЕ­НЕГ

– Один из ис­точ­ни­ков суб­си­ди­ро­ва­ния энер­ге­ти­ки Даль­не­го Во­сто­ка – над­бав­ка к цене на мощ­ность в дру­гих ре­ги­о­нах. Мож­но ли ее пре­одо­леть и раз­ви­вать энер­ге­ти­ку ре­ги­о­на ры­ноч­ны­ми ме­ха­низ­ма­ми? – Что­бы иметь ры­ноч­ные ме­ха­низ­мы на Даль­нем Во­сто­ке, нуж­но там иметь ры­нок. Элек­тро­энер­гия и мощ­ность долж­ны сто­ить столь­ко, сколь­ко они сто­ят. По­ка в ре­ги­оне 100%-ное ре­гу­ли­ро­ва­ние, ин­ве­сти­ци­он­ная со­став­ля­ю­щая в та­ри­фы не за­кла­ды­ва­ет­ся, про­цен­ты по кре­ди­там не за­кла­ды­ва­ют­ся.

Ес­ли го­во­рить о над­бав­ке, пе­ре­кла­ды­вать на­груз­ку с од­но­го ре­ги­о­на на дру­гой не очень вер­но, к этим над­бав­кам при­вы­ка­ют. Так раз­ру­ша­ет­ся са­ма ос­но­ва рын­ка. По­это­му на­до де­лать все же из­бы­точ­ную ге­не­ра­цию, де­лать кон­ку­рент­ный ры­нок, а там уже сни­зит­ся и це­на на элек­тро­энер­гию. Об­суж­да­ет­ся воз­мож­ность вве­де­ния над­бав­ки ча­стич­но и в энер­го­зо­нах Даль­не­го Во­сто­ка, где та­ри­фы ни­же сред­не­рос­сий­ских. Я лич­но эту идею счи­таю спра­вед­ли­вой в те­ку­щей си­ту­а­ции. Ну и, ко­неч­но, от­дель­ная за­да­ча – суб­си­ди­ро­ва­ние на­се­ле­ния. – Боль­шин­ство энер­ге­ти­ков на­зы­ва­ют суб­си­ди­ро­ва­ние на­се­ле­ния про­бле­мой, а не за­да­чей. – Лю­бое пе­ре­крест­ное суб­си­ди­ро­ва­ние долж­но быть в ко­неч­ном сче­те лик­ви­ди­ро­ва­но, но сей­час это невоз­мож­но. – Минэко­но­мраз­ви­тия пред­ла­га­ло со­здать тре­тью це­но­вую зо­ну или при­со­еди­нить Даль­ний Во­сток к од­ной из име­ю­щих­ся. Как вы к это­му от­но­си­тесь? – Эти­кет­ку «тре­тья це­но­вая зо­на» мож­но по­ве­сить хоть се­го­дня, но ни­че­го не про­изой­дет и не по­ме­ня­ет­ся. Пра­виль­но же вы го­во­ри­те – «пред­ла­га­ют со­здать», для это­го долж­ны быть усло­вия: ры­ноч­ные ме­ха­низ­мы, кон­ку­рен­ция. Нуж­ны новые элек­тро­стан­ции, что­бы меж­ду ни­ми бы­ла кон­ку­рен­ция, нуж­но се­те­вое стро­и­тель­ство, что­бы снять огра­ни­че­ния по пе­ре­да­че элек­тро­энер­гии. Се­го­дня при име­ю­щей­ся струк­ту­ре ге­не­ра­ции и се­те­вых огра­ни­че­ни­ях о тре­тьей це­но­вой зоне мож­но толь­ко меч­тать. Но к ней нуж­но стре­мить­ся, ина­че Во­сток так и будет на­хо­дить­ся в дис­кри­ми­на­ци­он­ном по­ло­же­нии, будет функ­ци­о­ни­ро­вать на ка­ких-то экс­клю­зив­ных усло­ви­ях. – Что вы ду­ма­е­те о вве­де­нии дол­го­сроч­ных та­ри­фов для Даль­не­го Во­сто­ка, нуж­ны ли они ва­шим энер­го­ком­па­ни­ям? – Нам важ­но по­ни­мать дол­го­сроч­ные усло­вия. Сей­час вла­сти уста­нав­ли­ва­ют для нас го­до­вые та­ри­фы. На­при­мер, мы за­пу­сти­ли про­грам­му сни­же­ния из­дер­жек на элек­тро­стан­ци­ях Даль­не­во­сточ­ной ге­не­ри­ру­ю­щей ком­па­нии (ДГК), до­би­лись успе­ха, но на сле­ду­ю­щий год нам эту эко­но- мию вы­ре­за­ют из та­ри­фа. Дол­го­сроч­ный та­риф, учи­ты­ва­ю­щий эко­но­ми­че­ски обос­но­ван­ные за­тра­ты, поз­во­лит на­прав­лять эко­но­мию от со­кра­ще­ния за­трат на ин­вест­про­ек­ты или тех­пе­ре­во­ору­же­ние. Это поз­во­лит пла­ни­ро­вать ра­бо­ту на сред­не­сроч­ную пер­спек­ти­ву.

А сей­час как фор­ми­ру­ет­ся та­риф? С 2010 г. та­риф­ная ба­за ДГК не пе­ре­смат­ри­ва­лась, толь­ко ин­дек­са­ция по ин­фля­ции. И даль­не­во­сточ­ная ге­не­ра­ция все эти го­ды по­сто­ян­но на­кап­ли­ва­ет убы­ток. Мы пы­та­ем­ся эту си­ту­а­цию из­ме­нить. Мо­жет быть, при уста­нов­ле­нии дол­го­сроч­но­го та­ри­фа для неце­но­вой зо­ны и ба­зу по­ме­нять в ра­зум­ных пре­де­лах, а для сни­же­ния та­риф­ной на­груз­ки на по­тре­би­те­ля при­ме­нить сгла­жи­ва­ние в те­че­ние пер­во­го дол­го­сроч­но­го пе­ри­о­да [три

го­да]. – Ин­ве­сти­ци­он­ная со­став­ля­ю­щая долж­на быть в этом та­ри­фе? – Ка­ка­я­то долж­на быть. Ина­че в ре­ги­он ин­ве­сто­ры так и не при­дут. – С Даль­ним Во­сто­ком все по­нят­но, да­вай­те о дру­гих про­ек­тах. . .

– Хо­ро­шо, что вам по­нят­но, по­то­му что нам не очень. (Сме­ет­ся.)

ПРО­ЕК­ТЫ С UC RUSAL

– В 2016 г. UC Rusal пред­ло­жи­ла вам при­нять уча­стие в до­строй­ке Тай­шет­ско­го алю­ми­ни­е­во­го за­во­да. Уча­стие «Ру­сгид­ро» на­зы­ва­лось усло­ви­ем фи­нан­си­ро­ва­ния про­ек­та со сто­ро­ны бан­ков. На ка­ком эта­пе на­хо­дит­ся сдел­ка? Повли­я­ли ли на ее па­ра­мет­ры санк­ции в от­но­ше­нии UC Rusal? («Ру­сгид­ро» по­лу­чит 50% в про­ек­те за $388 млн, за­пла­тив в рас­сроч­ку $88 млн и опла­тив осталь­ное 42,75% ак­ций Ир­кут­ской элек­тро­се­те­вой ком­па­нии и бу­ду­щи­ми ди­ви­ден­да­ми за­во­да. Кро­ме то­го, $940 млн для про­ек­та мо­гут дать ВЭБ и гос­бан­ки.) – Мы уже об­суж­да­ли это на двух со­ве­тах ди­рек­то­ров «Ру­сгид­ро» в про­шлом го­ду и в ап­ре­ле 2018 г. Со­вет ди­рек­то­ров опре­де­лил усло­вия, при ко­то­рых мы мо­жем вой­ти в про­ект, не ухуд­шая фи­нан­со­вое со­сто­я­ние груп­пы «Ру­сгид­ро». В этом плане у нас ни­че­го не из­ме­ни­лось. Глав­ное усло­вие – про­ект­ное фи­нан­си­ро­ва­ние стро­и­тель­ства, сей­час бан­ки об­суж­да­ют эту те­му. Есть дру­гие усло­вия, но над ни­ми ни­кто еще не ра­бо­та­ет, по­то­му что си­ту­а­ция не раз­ви­ва­ет­ся. По­это­му мяч по­ка на сто­роне UC Rusal, на сто­роне бан­ков, ко­то­рые то­же изу­ча­ют си­ту­а­цию с санк­ци­я­ми. Мы то­же изу­ча­ем си­ту­а­цию. Ес­ли будет дви­же­ние, мы бу­дем воз­вра­щать­ся к об­суж­де­нию про­ек­та осто­рож­но. Ра­нее пред­став­лен­ная биз­нес-мо­дель про­ек­та неак­ту­аль­на, су­ще­ствен­но из­ме­ни­лись и тре­бу­ют по­втор­ной ак­ту­а­ли­за­ции все клю­че­вые па­ра­мет­ры. – Ка­ко­ва судь­ба Бо­гу­чан­ско­го алю­ми­ни­е­во­го за­во­да (БОАЗ) в све­те санк­ций? Пла­ни­ру­е­те ли до­стра­и­вать за­вод до про­ект­ной мощ­но­сти? (БОАЗ вме­сте с Бо­гу­чан­ской ГЭС вхо­дит в сов­мест­ный про­ект UC Rusal и «Ру­сгид­ро» – Бо­гу­чан­ское энер­го­ме­тал­лур­ги­че­ское объ­еди­не­ние, БЭМО; ком­па­нии вла­де­ют им на па­ри­тет­ных на­ча­лах.) – Я ду­маю, что нет. По­ло­ви­на БОАЗА будет до­стро­е­на к на­ча­лу 2019 г., и всё, бу­дем ду­мать о Тай­ше­те – у него тех­но­ло­гия луч­ше, эф­фек­тив­ней. Мощ­ность БОАЗА будет 300 000 т в год. Бо­гу­чан­ская ГЭС до­стро­е­на пол­но­стью, ра­бо­та­ет на про­ект­ной мощ­но­сти. – UC Rusal не про­си­ла дать до­пол­ни­тель­ный дис­конт? Под­дер­жать оте­че­ствен­но­го про­из­во­ди­те­ля? – Нас все пе­ри­о­ди­че­ски про­сят, но мы ра­бо­та­ем по пра­ви­лам рын­ка.

– Тем не ме­нее «Ру­сгид­ро» сде­ла­ла скид­ку при воз­об­нов­ле­нии про­из­вод­ства Вол­го­град­ско­го алю­ми­ни­е­во­го за­во­да. – Это уни­каль­ный про­ект, в нем участ­ву­ют три сто­ро­ны: ад­ми­ни­стра­ция об­ла­сти, UC Rusal и мы. UC Rusal по­лу­чи­ла скид­ку от нас по та­ри­фу и за­пу­стил за­вод, мы по­лу­чи­ли на­ло­го­вые льго­ты [от об­ласт­ной ад­ми­ни­стра­ции]. В ре­зуль­та­те пред­при­я­тие ра­бо­та­ет, ра­бо­чие ме­ста по­яви­лись, на­ло­го­вые от­чис­ле­ния в бюд­жет Вол­го­град­ской об­ла­сти уве­ли­чи­лись. И все ока­за­лись в вы­го­де. В до­го­во­ре с UC Rusal чет­ко про­пи­са­но, что скид­ка не мо­жет быть вы­ше на­ло­го­вых льгот нам.

ЧТО БУДЕТ С ЗАГОРСКОЙ ГАЭС

– Пла­ни­ру­е­те ли до­стра­и­вать За­гор­скую ГАЭС – 2? – Мы с осто­рож­но­стью под­хо­дим к это­му про­ек­ту. Мы про­ве­ли ис­сле­до­ва­ние на опыт­ной пло­щад­ке: де­ла­ли ком­пен­са­ци­он­ное на­гне­та­ние спе­ци­аль­ных сме­сей, под­ня­ли опыт­ную пло­щад­ку на 40 см. Мож­но весь кор­пус под­нять, но у нас нет прак­ти­ки, что­бы та­кие боль­шие объ­ек­ты в усло­ви­ях ди­на­ми­че­ских ре­вер­сив­ных на­гру­зок ра­бо­та­ли на мо­ди­фи­ци­ро­ван­ном грун­те. Мы изу­ча­ем, смо­жет ли та­кой грунт без де­гра­да­ции вы­дер­жать та­кие на­груз­ки на всем жиз­нен­ном цик­ле стан­ции.

По­сле окон­ча­ния ис­сле­до­ва­ний бу­дем вы­но­сить ре­зуль­та­ты на на­уч­но-тех­ни­че­ский со­вет и по­том при­ни­мать ре­ше­ние. Но стан­цию нель­зя дер­жать в непо­нят­ном по­ло­же­нии, по­это­му мы ее вре­мен­но кон­сер­ви­ру­ем. Я ду­маю, что в те­че­ние го­да при­мем ре­ше­ние.

Мы до­стра­и­ва­ем КРУЭ 500 кв. Ря­дом же дей­ству­ю­щая ГАЭС. То, что по­стро­е­но, долж­но ра­бо­тать. Во­об­ще, в стране нуж­ны ГАЭС. Мы се­рьез­но в этом плане от­ста­ем от раз­ви­тых стран. У нас до­ля ГАЭС – 0,6%, а у них уже есть 20%. – То есть вы не ис­клю­ча­е­те, что «За­гор­ка» мо­жет быть спи­са­на?

– Ис­клю­чать ни­че­го нель­зя, но луч­ше до­стро­ить.

– Ком­па­ния по­тра­ти­ла на ее стро­и­тель­ство око­ло 70 млрд руб. Есть по­ни­ма­ние, сколь­ко еще по­на­до­бит­ся де­нег на до­строй­ку? – Это пла­ва­ю­щие циф­ры, все за­ви­сит от ва­ри­ан­та вос­ста­нов­ле­ния.-

Пе­ре­кла­ды­вать на­груз­ку с од­но­го ре­ги­о­на на дру­гой не очень вер­но, к этим над­бав­кам при­вы­ка­ют. Так раз­ру­ша­ет­ся са­ма ос­но­ва рын­ка

ЕВГЕНИЙ РАЗУМНЫЙ / ВЕДОМОСТИ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.