«Мон­стры» и «му­тан­ты» УК

Vedomosti - - ОТ РЕДАКЦИИ - Па­вел Ап­те­карь

По­сто­ян­ные и неред­ко непо­сле­до­ва­тель­ные из­ме­не­ния Уго­лов­но­го ко­дек­са за 21 год его су­ще­ство­ва­ния при­ве­ли к дву­крат­но­му уве­ли­че­нию его объ­е­ма. Рас­ши­ре­ние от­дель­ных его глав, ка­са­ю­щих­ся пре­ступ­ле­ний про­тив го­су­дар­ствен­ной вла­сти, а так­же про­тив об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти, при­ве­ло к по­яв­ле­нию от­дель­ных «ста­тей­мон­стров», со­дер­жа­ние ко­то­рых пе­ре­се­ка­ет­ся с дру­ги­ми нор­ма­ми уго­лов­но­го за­ко­на. Но­вы­ми, неред­ко по­ли­ти­че­ски мо­ти­ви­ро­ван­ны­ми ста­тья­ми УК ак­тив­но поль­зу­ют­ся си­ло­ви­ки для улуч­ше­ния по­ка­за­те­лей ра­бо­ты и де­мон­стра­ции сво­ей эф­фек­тив­но­сти.

Сер­гей Мар­кун­цов из Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки в ста­тье «О мас­шта­бах пер­ма­нент­ной но­вел­ли­за­ции Уго­лов­но­го ко­дек­са» изу­чил, как из­ме­нил­ся пост­со­вет­ский УК и его от­дель­ные гла­вы и ста­тьи со вре­ме­ни его при­ня­тия в июле 1996 г. По рас­че­там ав­то­ра, в 1997–2017 гг. де­пу­та­ты Го­с­ду­мы при­ня­ли 213 фе­де­раль­ных за­ко­нов, со­дер­жав­ших око­ло 2000 по­пра­вок в ко­декс. Прав­ка УК бы­ла вол­но­об­раз­ной. Наи­бо­лее мас­штаб­ные – при этом про­ра­бо­тан­ные и си­стем­ные – из­ме­не­ния вы­зва­ли за­ко­ны, при­ня­тые в де­каб­ре 2003 г. и в де­каб­ре 2011 г., они де­кри­ми­на­ли­зо­ва­ли ряд преж­них пре­ступ­ле­ний и смяг­чи­ли на­ка­за­ния за неко­то­рые из них. VI со­зыв Го­с­ду­мы (2012–2016 гг.), про­зван­ный за ста­ха­нов­ские тем­пы за­ко­но­твор­че­ства (в ос­нов­ном ре­прес­сив­но­го тол­ка) «бе­ше­ным прин­те­ром», успел при­нять 89 за­ко­нов, ко­то­рые в том чис­ле вво­ди­ли но­вые на­ка­за­ния за дей­ствия и мысле­пре­ступ­ле­ния про­тив вла­сти или уже­сто­ча­ли преж­ние, но не ме­ня­ли идео­ло­гию УК.

Объ­ем осо­бен­ной ча­сти Уго­лов­но­го ко­дек­са, опи­сы­ва­ю­щей санк­ции за кон­крет­ные пре­ступ­ле­ния, уве­ли­чил­ся в 2,4 ра­за. Рас­ши­ре­ние бы­ло нерав­но­мер­ным: боль­ше дру­гих (в 3 ра­за) вы­рос­ла гла­ва, по­свя­щен­ная эко­но­ми­че­ским пре­ступ­ле­ни­ям, в 2,6 ра­за – раз­дел «Пре­ступ­ле­ния про­тив об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти и об­ще­ствен­но­го по­ряд­ка» (тер­ро­ризм, бан­ди­тизм, рас­про­стра­не­ние нар­ко­ти­ков и др.), в 2,2 ра­за – раз­дел «Пре­ступ­ле­ния про­тив го­су­дар­ствен­ной вла­сти» (шпи­о­наж, экс­тре­мизм, взя­точ­ни­че­ство и др.). При этом ма­ло из­ме­ни­лись гла­вы, опи­сы­ва­ю­щие на­ру­ше­ния кон­сти­ту­ци­он­ных прав граж­дан и во­ен­ные пре­ступ­ле­ния. Прав­ка УК неред­ко бы­ла про­ти­во­ре­чи­вой, в част­но­сти, в де­каб­ре 2011 г. при Дмит­рии Мед­ве­де­ве от­ме­ни­ли ста­тью о кле­ве­те, но уже в июле 2012 г. ее воз­вра­ти­ли в ко­декс под иным но­ме­ром.

Как от­ме­ча­ет Мар­кун­цов, со­дер­жа­тель­ная ре­фор­ма, де­ла­ю­щая за­кон уни­вер­саль­ным пра­ви­лом, неред­ко усту­па­ла ме­сто но­вел­ли­за­ции – т. е. вне­се­нию част­ных из­ме­не­ний и уточ­не­ний в дей­ству­ю­щие ста­тьи. Мно­гие из них бы­ли дей­стви­тель­но необ­хо­ди­мы из-за раз­ви­тия но­вых сфер эко­но­ми­ки и свя­зан­ных с ни­ми про­ти­во­прав­ных де­я­ний, в част­но­сти в ком­пью­тер­ной сфе­ре или стра­хо­вом биз­не­се.

Ча­стые, не все­гда си­стем­ные из­ме­не­ния при­ве­ли к по­яв­ле­нию вось­ми «ста­тей-му­тан­тов» (тер­мин Мар­кун­цо­ва), ко­то­рые со­дер­жат мно­го­чис­лен­ные дроб­ные ча­сти, и «ста­тьи-мон­стра» 204, вклю­ча­ю­щей сра­зу во­семь ча­стей. Их со­дер­жа­ние неред­ко раз­мы­то и пе­ре­се­ка­ет­ся с дру­ги­ми ста­тья­ми УК, что за­труд­ня­ет ква­ли­фи­ка­цию пре­ступ­ных де­я­ний, ра­бо­ту пра­во­при­ме­ни­тель­ных ор­га­нов и су­дей. Про­дол­жа­ю­ща­я­ся но­вел­ли­за­ция Уго­лов­но­го ко­дек­са мо­жет по­ро­дить но­вых мон­стров и му­тан­тов, опа­са­ет­ся Мар­кун­цов.

При­чи­ны по­яв­ле­ния му­тан­тов вы­хо­дят за рам­ки ис­сле­до­ва­ния – они во мно­гом по­ли­ти­че­ские, сре­ди них страх пра­вя­ще­го клас­са пе­ред ро­стом оп­по­зи­ци­он­ных на­стро­е­ний и улич­ны­ми про­те­ста­ми, стрем­ле­ние вла­сти за­кру­тить гай­ки за счет вво­да но­вых и уже­сто­че­ния име­ю­щих­ся санк­ций за «сло­во и де­ло» про­тив вла­сти. Сре­ди вось­ми ста­тей-му­тан­тов по­ло­ви­на ка­са­ют­ся рас­ши­ри­тель­но по­ни­ма­е­мо­го «со­дей­ствия тер­ро­риз­му» и экс­тре­миз­ма, к ним же от­но­сит­ся ст. 212.1, ка­ра­ю­щая за мно­го­крат­ные на­ру­ше­ния пра­вил про­ве­де­ния ми­тин­гов и ше­ствий (по ней был осуж­ден ак­ти­вист Иль­дар Да­дин). Мно­гие му­тан­ты Уго­лов­но­го ко­дек­са охот­но ис­поль­зу­ют­ся си­ло­ви­ка­ми для улуч­ше­ния от­чет­но­сти и в от­сут­ствие неза­ви­си­мо­го су­да ста­но­вят­ся на­сто­я­щи­ми чу­до­ви­ща­ми, по­жи­ра­ю­щи­ми здо­ро­вье и го­ды жиз­ни мо­ло­дых и энер­гич­ных лю­дей, слу­чай­но по­пав­ших в по­ле зре­ния пра­во­охра­ни­те­лей.

В по­след­ний год Го­с­ду­ма как буд­то услы­ша­ла дав­ний при­зыв ру­ко­во­ди­те­ля Глав­но­го пра­во­во­го управ­ле­ния Крем­ля Ла­ри­сы Бры­че­вой «при­тор­мо­зить», но это не озна­ча­ет, что мы за­стра­хо­ва­ны от по­яв­ле­ния в Уго­лов­ном ко­дек­се но­вых мон­стров и му­тан­тов.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.