Пья­ная мо­ло­дежь про­тив пья­ных взрос­лых

Vedomosti - - МНЕНИЯ - ВЛА­ДИ­МИР КУДРЯВЦЕВ млад­ший на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та про­блем пра­во­при­ме­не­ния при Ев­ро­пей­ском уни­вер­си­те­те в Санкт-пе­тер­бур­ге

«Мы зна­ем, что в мо­ло­дом воз­расте ал­ко­голь дей­ству­ет наи­бо­лее раз­ру­ши­тель­но» – так ми­нистр здра­во­охра­не­ния Рос­сии Ве­ро­ни­ка Сквор­цо­ва обос­но­ва­ла на про­шлой не­де­ле необ­хо­ди­мость по­вы­сить воз­раст про­да­жи ал­ко­голь­ной про­дук­ции до 21 го­да. Ра­зу­ме­ет­ся, речь идет пре­жде все­го о вли­я­нии ал­ко­го­ля на здоровье и раз­ви­тие мо­ло­дых лю­дей. Нель­зя, впро­чем, за­бы­вать о том, что спирт­ное пред­став­ля­ет со­бой не толь­ко ме­ди­цин­скую, но и кри­ми­но­ло­ги­че­скую про­бле­му. Кро­ме здо­ро­вья ал­ко­голь нега­тив­но вли­я­ет и на по­ве­де­ние. До чет­вер­ти всех пре­ступ­ле­ний в Рос­сии со­вер­ша­ет­ся в со­сто­я­нии ал­ко­голь­но­го опья­не­ния. Это чис­ло вы­рас­та­ет, ес­ли речь идет о тяж­ких пре­ступ­ле­ни­ях и осо­бен­но о на­си­лии. Око­ло 70% убийств со­вер­ша­ет­ся в со­сто­я­нии ал­ко­голь­но­го опья­не­ния. Хо­тя со­вре­мен­ная кри­ми­но­ло­гия и не счи­та­ет, что ал­ко­голь сам по се­бе мо­жет быть при­чи­ной пре­ступ­но­го по­ве­де­ния, на­ли­чие устой­чи­вой по­ло­жи­тель­ной свя­зи меж­ду упо­треб­ле­ни­ем го­ря­чи­тель­ных на­пит­ков и пре­ступ­но­стью при­зна­ет­ся боль­шин­ством спе­ци­а­ли­стов.

Быть мо­жет, ме­ди­цин­ский ар­гу­мент за по­вы­ше­ние воз­рас­та про­да­жи ал­ко­го­ля по­лу­чит­ся уси­лить кри­ми­но­ло­ги­че­ским? Пред­по­ло­жим, что мо­ло­дые лю­ди ча­ще об­на­ру­жи­ва­ют в се­бе склон­ность со­вер­шать тяж­кие пре­ступ­ле­ния в пья­ном виде. Ина­че го­во­ря: дей­стви­тель­но ли пья­ный мо­ло­дой че­ло­век опас­нее бо­лее зре­ло­го? Ес­ли это и прав­да так, то пред­ла­га­е­мое огра­ни­че­ние кон­сти­ту­ци­он­ных прав со­вер­шен­но­лет­них лю­дей оправ­ды­ва­ет­ся не толь­ко за­бо­той об их здоровье, но и со­об­ра­же­ни­я­ми об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти.

По­доб­ную кри­ми­но­ло­ги­че­скую ги­по­те­зу срав­ни­тель­но легко про­ве­рить. Для это­го необ­хо­ди­мо узнать, как со­от­но­сят­ся «трез­вые» и «пья­ные» осо­бо тяж­кие пре­ступ­ле­ния (т. е. свя­зан­ные глав­ным об­ра­зом с осо­бен­но же­сто­ким и опас­ным на­си­ли­ем) в каж­дой воз­раст­ной ко­гор­те. От­вет со­дер­жит­ся в су­деб­ной ста­ти­сти­ке: на каж­до­го под­су­ди­мо­го в стране за­во­дит­ся ста­ти­сти­че­ская кар­точ­ка, где ука­зы­ва­ет­ся его/ее воз­раст, да­та рож­де­ния и да­та со­вер­ше­ния пре­ступ­ле­ния. Ана­лиз дан­ных всех со­вер­шен­но­лет­них под­су­ди­мых за 2009–2013 гг., предо­став­лен­ных Су­деб­ным де­пар­та­мен­том при Вер­хов­ном су­де Рос­сии, да­ет ре­зуль­тат, ка­жу­щий­ся па­ра­док­саль­ным. Мо­ло­дые лю­ди не слиш­ком склон­ны к со­вер­ше­нию осо­бо тяж­ких пре­ступ­ле­ний, на­хо­дясь в со­сто­я­нии ал­ко­голь­но­го опья­не­ния. Дан­ные по­ка­зы­ва­ют, что 61% об­ви­ня­е­мых в со­вер­ше­нии осо­бо тяж­ких пре­ступ­ле­ний мо­ло­дых лю­дей (от 18 до 30 лет на мо­мент со­вер­ше­ния) совершили пре­ступ­ле­ния в трез­вом виде. На­про­тив, пья­ные по­сле 35–40 лет и при­мер­но до 62 лет пред­став­ля­ют наи­боль­шую об­ще­ствен­ную опас­ность в срав­не­нии с осталь­ны­ми воз­раст­ны­ми ко­гор­та­ми. Уже лишь 54% об­ви­ня­е­мых в со­вер­ше­нии осо­бо тяж­ких пре­ступ­ле­ний во взрос­лой ко­гор­те бы­ли трез­вы в мо­мент со­вер­ше­ния пре­ступ­ле­ния.

По­доб­ная раз­ни­ца меж­ду по­ко­ле­ни­я­ми выглядит уди­ви­тель­ной. Но столь ано­маль­но вы­со­кая до­ля мо­ло­дых «пре­ступ­ни­ков-трез­вен­ни­ков» име­ет ло­гич­ное объ­яс­не­ние. Почти треть «трез­вых» осо­бо тяж­ких пре­ступ­ле­ний мо­ло­дых лю­дей – нар­ко­ти­че­ские и свя­за­ны со сбы­том ли­бо хра­не­ни­ем за­пре­щен­ных ве­ществ в осо­бо круп­ном раз­ме­ре. Са­мая «народная» ста­тья 228 УК – очень мо­ло­дая по сред­не­му воз­рас­ту под­су­ди­мых. Кос­вен­но это мо­жет слу­жить оче­ред­ным под­твер­жде­ни­ем пе­чаль­ной мак­си­мы, что вой­на про­тив нар­ко­ти­ков ча­ще все­го ста­но­вит­ся вой­ной про­тив мо­ло­де­жи. Что­бы по­лу­чить бо­лее объ­ек­тив­ный от­вет на во­прос, со­вер­ша­ют ли мо­ло­дые лю­ди боль­ше осо­бо тяж­ких пре­ступ­ле­ний в нетрез­вом виде, сле­ду­ет ис­клю­чить из ана­ли­за «нар­ко­ти­че­ские» ста­тьи 228–234 УК.

Гра­фик до­ли лиц опре­де­лен­но­го воз­рас­та, об­ви­ня­е­мых в со­вер­ше­нии осо­бо тяж­ких пре­ступ­ле­ний в со­сто­я­нии ал­ко­голь­но­го опья­не­ния, да­ет ясный от­вет на во­прос. Об­ще­ствен­ная опас­ность пья­ной мо­ло­де­жи су­ще­ствен­но ни­же, чем пья­ных лю­дей стар­ше­го воз­рас­та. В трез­вом виде совершили осо­бо тяж­кие пре­ступ­ле­ния (за ис­клю­че­ни­ем нар­ко­ти­че­ских) 37% под­су­ди­мых 18–30 лет и лишь 28% под­су­ди­мых 35–62 лет. При­чем по­доб­ная раз­ни­ца не толь­ко за­мет­на при ви­зу­аль­ном ана­ли­зе, но и под­твер­жда­ет­ся в ре­грес­си­он­ном мо­де­ли­ро­ва­нии, учи­ты­ва­ю­щем иные на­блю­да­е­мые раз­ли­чия меж­ду под­су­ди­мы­ми и об­сто­я­тель­ства­ми дел.

Об­на­ру­жен­ная закономерность мо­жет иметь несколь­ко объ­яс­не­ний. На­при­мер, био­ло­ги­че­ское: воз­мож­но, по­сле опре­де­лен­но­го воз­рас­та ал­ко­голь на­чи­на­ет силь­нее сни­жать са­мо­кон­троль. Или со­ци­аль­ное: ти­по­вые сце­на­рии по­треб­ле­ния ал­ко­го­ля для мо­ло­де­жи и лю­дей стар­ше­го воз­рас­та

Об­ще­ствен­ная опас­ность пья­ной мо­ло­де­жи су­ще­ствен­но ни­же, чем пья­ных лю­дей стар­ше­го воз­рас­та

мо­гут су­ще­ствен­но раз­ли­чать­ся – так, дра­ка в ба­ре в при­сут­ствии мно­же­ства сви­де­те­лей при про­чих рав­ных ско­рее все­го при­ве­дет к ме­нее тяж­ким по­след­стви­ям, чем по­хо­жее столк­но­ве­ние во время ку­хон­ных по­си­де­лок в уз­ком кру­гу, за­кан­чи­ва­ю­щих­ся по­но­жов­щи­ной. Нель­зя ис­клю­чать и воз­мож­но­го со­че­та­ния этих двух объ­яс­не­ний.

Что же по­лу­ча­ет­ся в ре­зуль­та­те? Ес­ли при при­ня­тии ре­ше­ния об огра­ни­че­нии воз­рас­та про­да­жи ал­ко­го­ля ис­хо­дить из об­ще­ствен­ной опас­но­сти пья­ных лю­дей в са­мом что ни на есть уго­лов­ном смыс­ле, то при про­чих рав­ных про­да­жа ал­ко­го­ля ли­цам стар­ше 35 на­но­сит боль­ше вре­да, чем его про­да­жа ли­цам 18–20 лет. По­доб­ное ги­по­те­ти­че­ское огра­ни­че­ние долж­но проходить не столь­ко по ниж­ней, сколь­ко по верх­ней воз­раст­ной гра­ни­це.

Важ­но по­ни­мать, что мы не пред­ла­га­ем пра­ви­тель­ству огра­ни­чи­вать про­да­жу ал­ко­го­ля ли­цам стар­ше 35 лет, хо­тя из кри­ми­но­ло­ги­че­ских дан­ных и сле­ду­ет по­вы­шен­ная об­ще­ствен­ная опас­ность этой воз­раст­ной груп­пы. За­прет при­ве­дет к по­яв­ле­нию средств по его об­хо­ду (вспом­ним ин­ду­стрию под­дель­ных удо­сто­ве­ре­ний лич­но­сти, при­об­ре­та­е­мых под­рост­ка­ми в за­пад­ных стра­нах с этой це­лью) и чер­но­го рын­ка. Лю­бой ко­ли­че­ствен­ный за­прет – го­раз­до ме­нее эф­фек­тив­ная ме­ра, чем це­ле­вая по­ли­ти­ка по сни­же­нию упо­треб­ле­ния ал­ко­го­ля.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.