За­гра­нич­ный вен­чур

Vedomosti - - КОМПАНИИ И РЫНКИ - Свет­ла­на Яс­тре­бо­ва

В 2017 г. рос­сий­ские вен­чур­ные фон­ды на­рас­ти­ли сум­мы ин­ве­сти­ций в за­ру­беж­ные ак­ти­вы до $695,8 млн, что по­чти на 68% боль­ше ито­га 2016 г. ($413,6 млн), сле­ду­ет из еже­год­но­го обзора вен­чур­ной ин­ду­стрии Рос­сии Money Tree, под­го­тов­лен­но­го PWC сов­мест­но с Рос­сий­ской вен­чур­ной ком­па­ни­ей (РВК). Под за­ру­беж­ны­ми про­ек­та­ми в 90% слу­ча­ев под­ра­зу­ме­ва­лись ино­стран­ные ком­па­нии, на­це­лен­ные на за­ру­беж­ные рын­ки, а не, на­при­мер, про­ек­ты рос­си­ян, фор­маль­но за­ре­ги­стри­ро­ван­ные в дру­гих юрис­дик­ци­ях, уточ­нил стар­ший ме­не­джер PWC Алек­сандр Кар­даш. При­чи­ны кро­ют­ся в ди­вер­си­фи­ка­ции порт­фе­ля и на­це­лен­но­сти ин­ве­сто­ров на гло­баль­ный ры­нок в усло­ви­ях «сдер­жан­ных тем­пов ро­ста рос­сий­ской эко­но­ми­ки», гла­сит от­чет.

Ин­ве­сти­ции в рос­сий­ские про­ек­ты рос­ли до $243,7 млн со $165,2 млн го­дом ра­нее. В эту сум­му вклю­че­ны и вло­же­ния ино­стран­ных фон­дов, до­ля ко­то­рых не пре­вы­ша­ет 5%, уточ­ня­ет Кар­даш. Со­от­но­ше­ние вло­же­ний в ино­стран­ные стар­та­пы и сде­лок с рос­сий­ски­ми вы­рос­ло с 2,5 в 2016 г. до 2,8 в 2017 г., под­счи­та­ли «Ве­до­мо­сти».

При со­по­ста­ви­мом чис­ле сде­лок вы­рос сред­ний чек ин­ве­сти­ций в за­ру­беж­ные ак­ти­вы: с $5,4 млн в 2016 г. до $8,7 млн в 2017 г., от­ме­ча­ет ин­ве­сти­ци­он­ный ди­рек­тор РВК Алексей Ба­сов. Ко­ли­че­ство сде­лок срав­ни­мо – 77 и 80 со­от­вет­ствен­но. Фон­ды ин­ве­сти­ро­ва­ли в за­ру­беж­ные про­ек­ты поздних ста­дий, где по­рог вхо­да зна­чи­тель­но вы­ше, объ­яс­нил Ба­сов. На­при­мер, в ста­ти­сти­ке от­ра­же­ны ин­ве­сти­ции Flint Capital в ра­ун­де на $75 млн в аме­ри­кан­ский об­лач­ный сер­вис Walkme, $45 млн вло­же­ний Grishin Robotics в син­га­пур­ский про­кат ве­ло­си­пе­дов Obike, вло­же­ния Caspian VC Partners в Hyperloop One в двух ра­ун­дах на $135 млн, пе­ре­чис­ля­ет Ба­сов.

На рос­сий­ском рын­ке ин­ве­сто­ры по­ка от­да­ют пред­по­чте­ния сдел­кам ран­них ста­дий с неболь­ши­ми че­ка­ми, рас­ска­зы­ва­ет Ба­сов. Их до­ля уве­ли­чи­лась с 8 до 14% в 2017 г., гла­сит ис­сле­до­ва­ние.

Од­ной из при­чин, по­че­му в Рос­сии не хва­та­ет пред­ло­же­ния ка­пи­та­ла на зре­лых ста­ди­ях, Ба­сов на­зы­ва­ет от­сут­ствие стра­те­гий вы­хо­да из та­ких ин­ве­сти­ций. В Рос­сии кри­ти­че­ски ма­ло пред­ста­ви­те­лей круп­но­го биз­не­са, го­то­вых по­ку­пать стар­та­пы (осо­бен­но по боль­шим оцен­кам), под­дер­жи­ва­ет стар­ший ин­ве­сти­ци­он­ный ме­не­джер вен­чур­но­го фон­да Runa Capital Кон­стан­тин Ви­но­гра­дов. Вы­хо­дов че­рез IPO и их пер­спек­тив в Рос­сии то­же прак­ти­че­ски нет, со­ли­да­рен парт­нер от­де­ла ин­ве­сти­ций и рын­ков ка­пи­та­ла KPMG в Рос­сии и СНГ Мак­сим Фи­лип­пов.

Вен­чур­ные ин­ве­сто­ры за­яв­ля­ли о смене при­о­ри­те­тов и на­ча­ли пред­при­ни­мать по­пыт­ки на­рас­тить до­лю ино­стран­ных ак­ти­вов в порт­фе­ле еще в 2015 г., вспо­ми­на­ет управ­ля­ю­щий парт­нер фон­да itech Capital Алексей Со­ло­вьев. Раз­ные фак­то­ры по­вли­я­ли на идею о том, что рис­ко­ван­но вкла­ды­вать­ся в стар­та­пы, ори­ен­ти­ро­ван­ные только на Рос­сию, рас­ска­зы­ва­ет парт­нер EY Ан­тон Усти­мен­ко. Санк­ции огра­ни­чи­ли круг стра­те­ги­че­ских ин­ве­сто­ров, кому мож­но про­дать стар­тап. Мно­гие со­бран­ные в дол­ла­рах фон­ды долж­ны обес­пе­чить до­ход­ность сво­им ин­ве­сто­рам в этой же ва­лю­те, что за­труд­ни­тель­но по­сле де­валь­ва­ции руб­ля, про­дол­жа­ет Усти­мен­ко. За­мед­лил­ся и рост внут­рен­не­го рын­ка, от­ме­ча­ет он. По его мне­нию, гра­ни­цы как фон­дов, так и стар­та­пов, ко­то­рые ино­гда счи­та­ют­ся рос­сий­ски­ми ис­клю­чи­тель­но по про­ис­хож­де­нию ос­но­ва­те­лей, бу­дут сти­рать­ся и даль­ше в хо­де по­ис­ка бо­лее вы­со­кой до­ход­но­сти.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.