Ко­нец Ве­ли­кой вой­ны

Vedomosti - - МНЕНИЯ - ОЛЕГ БУДНИЦКИЙ про­фес­сор Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки Пол­ная вер­сия ста­тьи: www.vedomosti.ru

11 но­яб­ря 1918 г. в 5 ча­сов 10 ми­нут утра в штаб­ном ва­гоне ко­ман­ду­ю­ще­го вой­ска­ми со­юз­ни­ков мар­ша­ла Фер­ди­нан­да Фо­ша в Ком­пьен­ском ле­су бы­ло под­пи­са­но пе­ре­ми­рие меж­ду Гер­ма­ни­ей и со­юз­ни­ка­ми. Со сто­ро­ны со­юз­ни­ков его под­пи­са­ли Фош и бри­тан­ский ад­ми­рал Рос­слин Уи­мисс, с немец­кой сто­ро­ны – пред­ста­ви­тель ко­ман­до­ва­ния при рейхс­канц­ле­ре ге­не­рал-май­ор Дет­лоф фон Вин­тер­фельдт. За­вер­ши­лась вой­на, длив­ша­я­ся 4 го­да, 3 ме­ся­ца и 10 дней. Вой­на, по­лу­чив­шая у со­вре­мен­ни­ков на­зва­ние Ве­ли­кой.

Пе­ре­ми­рие бы­ло эв­фе­миз­мом, мас­ки­ро­вав­шим ка­пи­ту­ля­цию Гер­ма­нии. В те­че­ние 15 дней она долж­на бы­ла вы­ве­сти все свои вой­ска из Фран­ции, Бель­гии, Люк­сем­бур­га и Эль­за­са-ло­та­рин­гии – про­вин­ции Фран­ции, во­шед­шей в со­став Гер­ман­ской им­пе­рии с 1871 г. В те­че­ние сле­ду­ю­щих 17 дней немец­кие вой­ска долж­ны бы­ли оста­вить за­пад­ный бе­рег Рей­на и отой­ти на 30 км от мо­стов на его пра­вом бе­ре­гу у го­ро­дов Майн­ца, Коб­лен­ца и Кель­на. Вслед за их от­хо­дом эти тер­ри­то­рии под­ле­жа­ли ок­ку­па­ции ар­ми­я­ми со­юз­ни­ков и США. Все немец­кие под­вод­ные лод­ки и со­вре­мен­ные бо­е­вые ко­раб­ли долж­ны бы­ли быть ин­тер­ни­ро­ва­ны, так­же Гер­ма­ния пе­ре­да­ва­ла сво­им про­тив­ни­кам 5000 ис­прав­ных ору­дий, 25 000 пу­ле­ме­тов, 1700 са­мо­ле­тов, 5000 ло­ко­мо­ти­вов и 150 000 ва­го­нов.

Уни­каль­ность си­ту­а­ции за­клю­ча­лась в том, что Гер­ма­ния рух­ну­ла, ко­гда на ее тер­ри­то­рию не всту­пил еще ни один сол­дат про­тив­ни­ка.

От­вет на во­прос, кто по­бе­дил в Ве­ли­кой войне, оче­ви­ден. Слож­нее от­ве­тить на дру­гой во­прос: кто вы­иг­рал в ре­зуль­та­те вой­ны. По боль­шо­му сче­ту – ни­кто. Раз­ве что США, су­ще­ствен­но уве­ли­чив­шие свою эко­но­ми­че­скую мощь и вы­сту­пив­шие спа­си­те­ля­ми ми­ра: глав­ным ге­ро­ем че­ло­ве­че­ства на несколь­ко ме­ся­цев стал пре­зи­дент США Вуд­ро Виль­сон.

Ев­ро­па – центр ми­ро­вой ци­ви­ли­за­ции, оли­це­тво­ре­ние про­грес­са, эта­лон вку­са, – мож­но ска­зать, со­вер­ши­ла са­мо­убий­ство, за­те­яв вой­ну, обер­нув­шу­ю­ся ми­ро­вой. Ей уже ни­ко­гда не бы­ло суж­де­но стать преж­ней.

КТО ВИНОВАТ

Спор о том, кто виноват в войне, не име­ет окон­ча­тель­но­го от­ве­та. Го­то­ви­лись все: че­ре­да кри­зи­сов и ло­каль­ных войн на­ча­ла ХХ в. пред­ве­ща­ла боль­шую вой­ну. По­жа­луй, боль­ше всех в 1914 г. ее хо­те­ла все­та­ки Гер­ма­ния. Ге­не­рал Фри­дрих фон Берн­гар­ди, в 1870 г. пер­вый немец­кий офи­цер, про­ехав­ший под Три­ум­фаль­ной ар­кой в Па­ри­же во вре­мя Фран­ко-прус­ской вой­ны, в 1911 г. опуб­ли­ко­вал кни­гу «Гер­ма­ния и сле­ду­ю­щая вой­на», в ко­то­рой пи­сал: «На­ции долж­ны про­грес­си­ро­вать или за­гни­вать... Гер­ма­ния долж­на вы­брать меж­ду ми­ро­вым гос­под­ством или па­де­ни­ем. Сре­ди дру­гих на­ций Гер­ма­ния в со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ском ас­пек­те сто­ит во гла­ве все­го куль­тур­но­го про­грес­са, но за­жа­та в уз­ких неесте­ствен­ных гра­ни­цах. Она не смо­жет до­стичь сво­их ве­ли­ких мо­раль­ных це­лей без уве­ли­че­ния по­ли­ти­че­ской си­лы, рас­ши­ре­ния сфер вли­я­ния и но­вой тер­ри­то­рии».

Нетруд­но за­ме­тить, что идеи Адоль­фа Гит­ле­ра воз­ник­ли не на пу­стом ме­сте. Од­на­ко де­ло бы­ло не толь­ко в тер­ри­то­рии или рын­ках сбы­та. «Мы долж­ны обес­пе­чить гер­ман­ской на­ции, гер­ман­ско­му ду­ху на всем зем­ном ша­ре то вы­со­кое ува­же­ние, ко­то­рое они за­слу­жи­ва­ют и ко­то­ро­го они бы­ли ли­ше­ны до сих пор», – пи­сал Берн­гар­ди.

Бу­ду­щий ге­не­рал-фельд­мар­шал Коль­мар фон дер Гольц в кни­ге «На­ция с ору­жи­ем», вы­шед­шей за 30 лет до на­ча­ла Ве­ли­кой вой­ны, вы­ра­зил­ся про­ще: «Мы за­во­е­ва­ли на­ше по­ло­же­ние бла­го­да­ря остро­те на­ших ме­чей, а не умов».

КО­ГДА ПРОИГРАЛИ

Ко­гда и по­че­му Гер­ма­ния про­иг­ра­ла вой­ну? Ино­гда счи­та­ют, что это случилось еще в сен­тяб­ре 1914 г., ко­гда про­ва­лил­ся план Шлиф­фе­на – раз­гро­ма по­оди­ноч­ке Фран­ции и Рос­сии. Это и так и не так. За­тяж­ную вой­ну на два фрон­та Гер­ма­ния вы­дер­жать не мог­ла, но раз­гром од­но­го из про­тив­ни­ков с по­сле­ду­ю­щей кон­цен­тра­ци­ей всех сил про­тив дру­го­го не вы­гля­дел нере­аль­ным.

Мор­ская бло­ка­да Гер­ма­нии ока­за­лась до­ста­точ­но эф­фек­тив­ной. Ее ре­зуль­та­ты на­ча­ли се­рьез­но ска­зы­вать­ся в 1916 г., а в 1917-м недо­еда­ло и мир­ное на­се­ле­ние, и ар­мия. В этих усло­ви­ях гер­ман­ские вла­сти ре­ши­ли при­бег­нуть к неогра­ни­чен­ной под­вод­ной войне, т. е. то­пить и су­да ней­траль­ных стран. Они по­ни­ма­ли, что это мо­жет при­ве­сти к вступ­ле­нию в вой­ну США, но яв­но недо­оце­ни­ва­ли воз­мож­ные по­след­ствия. Это бы­ла еще од­на аван­тю­ра, со­по­ста­ви­мая с пла­ном Шлиф­фе­на. В фев­ра­ле – ап­ре­ле 1917 г. нем­цы по­то­пи­ли су­да гру­зо­подъ­ем­но­стью в 2 млн ре­ги­стро­вых тонн (р. т.), по­те­ряв лишь де­вять суб­ма­рин. По рас­че­там гер­ман­ских стра­те­гов, еже­ме­сяч­ные по­те­ри снаб­же­ния на 600 000 р. т. долж­ны бы­ли при­ве­сти к про­до­воль­ствен­но­му кри­зи­су в Ве­ли­ко­бри­та­нии. Од­на­ко тор­го­вые су­да на­ча­ли со­про­вож­дать бо­е­вые ко­раб­ли, а под­лод­ки бы­ли еще да­ле­ки от со­вер­шен­ства. В ре­зуль­та­те за весь 1918 год нем­цы от­пра­ви­ли на дно лишь 2,75 млн р. т. снаб­же­ния це­ной по­те­ри 69 под­ло­док. Это был про­вал.

По­след­ней кап­лей, по­бу­див­шей США всту­пить в вой­ну, ста­ла пе­ре­хва­чен­ная те­ле­грам­ма гер­ман­ско­го ми­ни­стра ино­стран­ных дел Ар­ту­ра Цим­мер­ма­на немец­ко­му по­слу в Ва­шинг­тоне, ин­струк­ти­ро­вав­шая по­след­не­го по­бу­дить Мек­си­ку всту­пить в вой­ну про­тив США вза­мен на обе­ща­ние пе­ре­дать ей Те­хас, Нью-мек­си­ко и Ари­зо­ну. Глу­пость де­пе­ши настоль­ко неве­ро­ят­на, что ее мож­но бы­ло бы счесть под­дел­кой, ес­ли бы сам Цим­мер­ман не при­знал позд­нее ее под­лин­ность. 6 ап­ре­ля 1917 г. США объ­яви­ли вой­ну Гер­ма­нии.

Но и это был еще не ко­нец ис­то­рии. США тре­бо­ва­лось вре­мя для со­зда­ния и обу­че­ния ар­мии и для до­став­ки войск в Ев­ро­пу. В ап­ре­ле 1917 г. ее су­хо­пут­ные си­лы на­счи­ты­ва­ли лишь 130 000 че­ло­век. 18 мая 1917 г. был при­нят за­кон об огра­ни­чен­ной во­ин­ской по­вин­но­сти: в ар­мию при­зы­вал­ся 1 млн муж­чин в воз­расте от 21 до 31 го­да. Пер­вая аме­ри­кан­ская ди­ви­зия при­бы­ла на За­пад­ный фронт лишь в ок­тяб­ре 1917 г.

ДА ЗДРАВ­СТВУ­ЕТ РЕВОЛЮЦИЯ

Но в но­яб­ре 1917 г. Гер­ма­нию жда­ла неви­дан­ная уда­ча: в Рос­сии про­изо­шла боль­ше­вист­ская революция. Вско­ре по­сле при­хо­да к вла­сти «пар­тии сти­хий­но де­мо­би­ли­зу­ю­щей­ся ар­мии» бо­е­вые дей­ствия на Во­сточ­ном фрон­те фак­ти­че­ски пре­кра­ти­лись, бы­ло за­клю­че­но пе­ре­ми­рие и на­ча­ты пе­ре­го­во­ры о ми­ре в Брестли­тов­ске. Ге­не­рал Эрих Лю­ден­дорф, фак­ти­че­ски ко­ман­до­вав­ший немец­ки­ми вой­ска­ми на За­па­де, на­чал раз­ра­бот­ку пла­на ре­ши­тель­но­го на­ступ­ле­ния с уча­сти­ем ди­ви­зий, пе­ре­бро­шен­ных с Во­сто­ка. Это бы­ла по­след­няя на­деж­да вы­иг­рать вой­ну до при­бы­тия в Ев­ро­пу глав­ных сил аме­ри­кан­ской ар­мии.

Рос­сия, вы­нес­шая на сво­их пле­чах тя­жесть пер­вых трех лет вой­ны и по­нес­шая огромные по­те­ри, 3 мар­та 1918 г. за­клю­чи­ла се­па­рат­ный мир и вы­шла из вой­ны. «Вы на­ста­ви­ли нам ро­га», – в яро­сти за­явил фран­цуз­ский пре­мьер Жорж Кле­ман­со по­слу уже не су­ще­ству­ю­ще­го Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства Ва­си­лию Ма­кла­ко­ву.

КА­ТА­СТРО­ФА ВМЕ­СТО ПО­БЕ­ДЫ

Вой­на на два фрон­та окон­чи­лась, и гер­ман­ская ар­мия на За­пад­ном фрон­те, имев­шая те­перь 200 ди­ви­зий об­щей чис­лен­но­стью 3,5 млн че­ло­век, срав­ня­лась по сво­ей мо­щи с си­ла­ми со­юз­ни­ков. На­чи­ная с мар­та 1918 г. гер­ман­ское ко­ман­до­ва­ние пред­при­ня­ло че­ты­ре на­сту­па­тель­ные опе­ра­ции, что­бы успеть раз­гро­мить со­юз­ни­ков до при­бы­тия ос­нов­ных сил аме­ри­кан­цев. Ле­том 1918 г. сно­ва ка­за­лось, что по­бе­да Гер­ма­нии бли­же, чем ко­гда бы то ни бы­ло. До Па­ри­жа бы­ло ру­кой по­дать. Од­на­ко на­ступ­ле­ния вы­дох­лись, до­стичь ре­ша­ю­ще­го успе­ха не уда­лось. По­след­ний шанс был упу­щен.

8 ав­гу­ста 1918 г. со­юз­ни­ки на­ча­ли мощ­ное, сто­днев­ное на­ступ­ле­ние, в ко­то­ром на­ря­ду с фран­цуз­ски­ми и бри­тан­ски­ми ар­ми­я­ми участ­во­ва­ли аме­ри­кан­ские (ле­том 1918 г. чис­лен­ность аме­ри­кан­ско­го экс­пе­ди­ци­он­но­го кор­пу­са до­сти­га­ет 1,2 млн че­ло­век), ка­над­ские и ав­стра­лий­ские вой­ска. Впер­вые в се­рьез­ных мас­шта­бах бы­ли при­ме­не­ны тан­ки. Фронт был про­рван, впер­вые со­юз­ни­ки за­хва­ти­ли мно­го плен­ных.

А в Гер­ма­нии все еще ве­ри­ли в воз­мож­ность по­бе­ды, ведь по­след­ние ме­ся­цы с фрон­та шли по­бед­ные ре­ля­ции. Тем боль­шей неожи­дан­но­стью ста­ло за­яв­ле­ние Лю­ден­дор­фа при­гла­шен­ным в став­ку им­пе­ра­то­ру Виль­гель­му II, рейхс­канц­ле­ру и ми­ни­стру ино­стран­ных дел, что по­ло­же­ние ка­та­стро­фи­че­ское и нуж­но немед­лен­но при­сту­пать к пе­ре­го­во­рам о ми­ре. Фронт, по сло­вам ге­не­ра­ла, мог рух­нуть в те­че­ние 24 ча­сов. Во­ен­ные и пра­вые, до­вед­шие стра­ну до ка­та­стро­фы, сде­ла­ли лов­кий ход, пе­ре­дав власть ли­бе­ра­лам: во-пер­вых, с ни­ми ско­рее бу­дут ве­сти пе­ре­го­во­ры со­юз­ни­ки, во-вто­рых, на них мож­но бу­дет сва­лить по­ра­же­ние. Так за­кла­ды­ва­лась ос­но­ва ле­ген­ды об «уда­ре в спи­ну».

Но­вое пра­ви­тель­ство воз­гла­вил по­ли­тик ли­бе­раль­но­го тол­ка принц Мак­си­ми­ли­ан Ба­ден­ский, в него во­шли со­ци­ал-де­мо­кра­ты. Принц об­ра­тил­ся с пред­ло­же­ни­ем о ми­ре к пре­зи­ден­ту Виль­со­ну. Тот по­ста­вил его усло­ви­ем от­ре­че­ние им­пе­ра­то­ра Виль­гель­ма II, очи­ще­ние гер­ман­ски­ми вой­ска­ми ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий и де­мо­кра­ти­за­цию гер­ман­ско­го пра­ви­тель­ства. Торг, учи­ты­вая, что ар­мия стре­ми­тель­но те­ря­ла бое­спо­соб­ность, ока­зал­ся невоз­мо­жен. 9 но­яб­ря Мак­си­ми­ли­ан Ба­ден­ский объ­явил об от­ре­че­нии Виль­гель­ма II, не спро­сив им­пе­ра­то­ра; в тот же день со­ци­ал-де­мо­крат Фи­липп Шей­де­ман про­воз­гла­сил Гер­ма­нию рес­пуб­ли­кой.

Для мно­гих нем­цев, ве­рив­ших в пре­вос­ход­ство сво­е­го ору­жия, «как в Еван­ге­лие», и в прав­ди­вость по­бед­ных ре­ля­ций вер­хов­но­го ко­ман­до­ва­ния, про­изо­шед­шее ста­ло шо­ком. По вы­ра­же­нию Йо­ахи­ма Фе­ста, «на­ция рух­ну­ла в тар­та­ра­ры». Сре­ди вос­при­няв­ших вне­зап­ное кру­ше­ние им­пе­рии как лич­ную тра­ге­дию был отрав­лен­ный га­за­ми в ночь с 13 на 14 ок­тяб­ря во вре­мя бо­ев во Фланд­рии ефрей­тор Адольф Гит­лер. Гла­за Гит­ле­ра, по его сло­вам, пре­вра­ти­лись в го­ря­чие уг­ли. До­шед­шие до на­хо­див­ше­го­ся в ла­за­ре­те ефрейтора 10 но­яб­ря 1918 г. из­ве­стия о ре­во­лю­ции и от­ре­че­нии им­пе­ра­то­ра и о том, что Гер­ма­ния от­да­на на ми­лость по­бе­ди­те­лей, ста­ли «са­мы­ми от­вра­ти­тель­ны­ми» в его жиз­ни. Имен­но это, как утвер­ждал бу­ду­щий фю­рер, по­бу­ди­ло его за­нять­ся по­ли­ти­кой.

Вряд ли ге­не­рал Лю­ден­дорф мог се­бе представить, впро­чем, как и ефрей­тор Гит­лер, что пять лет спу­стя, 9 но­яб­ря 1923 г., они бу­дут вме­сте мар­ши­ро­вать по ули­цам Мюн­хе­на в день устро­ен­но­го на­ци­ста­ми «пив­но­го пут­ча». При­чем про­воз­гла­сив­ший се­бя им­пер­ским канц­ле­ром Гит­лер на­зна­чит Лю­ден­дор­фа глав­но­ко­ман­ду­ю­щим гер­ман­ской ар­ми­ей. Прав­да, в тот раз на важ­ных долж­но­стях они про­бы­ли лишь несколь­ко ча­сов, до встре­чи с по­ли­ци­ей, разо­гнав­шей пут­чи­стов.

Как бы то ни бы­ло, вой­на за­кон­чи­лась. Точ­нее, за­кон­чи­лась боль­шая вой­на, оста­вив за со­бой хвост ма­лых – гре­ко-ту­рец­кой, вой­ны Тур­ции с Ар­ме­ни­ей, со­вет­ско­поль­ской вой­ны 1919–1920 гг. и дру­гих ре­ги­о­наль­ных кон­флик­тов, по­рож­ден­ных рас­па­дом им­пе­рий и небы­ва­лым ро­стом раз­но­го ро­да на­ци­о­на­лиз­мов.

ФИ­НАЛ КАК ПАУЗА

Один из са­мых по­ра­зи­тель­ных мо­мен­тов в ис­то­рии Пер­вой ми­ро­вой вой­ны – пол­ное несо­от­вет­ствие пред­став­ле­ний лю­дей, ее за­те­яв­ших, о том, что ожи­да­ет стра­ны, ко­то­рые они воз­глав­ля­ли, и тем, что она на са­мом де­ле им при­нес­ла. Ины­ми сло­ва­ми, неспо­соб­ность по­ли­ти­ков пред­ви­деть по­след­ствия сво­их дей­ствий. В го­ды вой­ны су­ще­ствен­но вы­рос­ли воз­мож­но­сти лю­дей уби­вать друг дру­га – с воз­ду­ха, из-под во­ды, с по­мо­щью но­вей­ших на­уч­ных до­сти­же­ний. В на­ча­ле вой­ны у всех во­ю­ю­щих дер­жав бы­ло 644 аэро­пла­на – к кон­цу уже бо­лее 50 000. Впер­вые бом­би­ли го­ро­да: пер­вым стал Льеж, прав­да, бом­би­ли его еще с ди­ри­жаб­ля. Впер­вые при­ме­ни­ли хи­ми­че­ское ору­жие – га­зы. Впер­вые ис­поль­зо­ва­ли тан­ки. Со­во­куп­ные по­те­ри ар­мий всех во­ю­ю­щих дер­жав уби­ты­ми и умер­ши­ми от ран со­ста­ви­ли око­ло 10 млн че­ло­век. Это озна­ча­ло, что каж­дая ми­ну­та вой­ны уно­си­ла жиз­ни че­ты­рех сол­дат.

Бы­вав­шие в Ан­глии и Фран­ции, на­вер­ное, за­ме­ча­ли в церк­вях ме­мо­ри­аль­ные дос­ки с длин­ны­ми спис­ка­ми при­хо­жан, по­гиб­ших на Ве­ли­кой войне. Че­рез чет­верть ве­ка к этим спис­кам до­ба­вят дру­гие – по­гиб­ших на Вто­рой ми­ро­вой. Они ко­ро­че. Чис­ло по­гиб­ших в Пер­вой ми­ро­вой бри­тан­цев и фран­цу­зов в несколь­ко раз боль­ше, чем во Вто­рой. Мил­ли­о­ны по­гиб­ших, 20 млн ра­не­ных и ис­ка­ле­чен­ных, раз­ру­шен­ные го­ро­да, раз­ру­шен­ная эко­но­ми­ка. При этом по­бе­ди­те­ли не мог­ли ком­пен­си­ро­вать свои по­те­ри за счет по­беж­ден­ных: ведь те на­хо­ди­лись в та­ком же по­ло­же­нии. Что­бы рас­пла­тить­ся, им на­до бы­ло сна­ча­ла вос­ста­но­вить раз­ру­шен­ное. «Ни­ко­гда в жиз­ни, ни­ко­гда нам не опла­тят на­ших по­терь», – ска­зал Кле­ман­со из­вест­но­му ди­пло­ма­ту Жю­лю Кам­бо­ну.

Мож­но ли бы­ло это пред­ви­деть? Не­за­дол­го до на­ча­ла вой­ны, в 1910 г., бри­тан­ский пуб­ли­цист Нор­ман Эн­джелл вы­пу­стил кни­гу «Великая ил­лю­зия» о невоз­мож­но­сти вой­ны в со­вре­мен­ном ми­ре. Ведь стра­ны настоль­ко эко­но­ми­че­ски вза­и­мо­свя­за­ны, что вой­на, кто бы ее ни вы­иг­рал, при­не­сет ущерб всем, в том чис­ле и по­бе­ди­те­лям. Кни­гу пе­ре­ве­ли на 25 языков. Эн­джелл ока­зал­ся прав – вой­на не при­нес­ла вы­го­ды ни­ко­му, но силь­но ошиб­ся, ду­мая, что она невоз­мож­на. Ра­ци­о­наль­ное по­ве­де­ние со­всем не все­гда свой­ствен­но лю­дям, об­ле­чен­ным вла­стью. В 1933 г. Эн­джел­лу при­су­ди­ли

От­вет на во­прос, кто по­бе­дил в Ве­ли­кой войне, оче­ви­ден. Слож­нее от­ве­тить на дру­гой во­прос: кто вы­иг­рал в ре­зуль­та­те вой­ны. По боль­шо­му сче­ту – ни­кто

Но­бе­лев­скую пре­мию ми­ра. А за­тем ему при­шлось пе­ре­жить еще од­ну ми­ро­вую вой­ну.

Од­на­жды швей­цар у зда­ния МИД Фран­ции спро­сил Кам­бо­на: «Гос­по­дин по­сол, все-та­ки это по­бе­да?» – «Да, – от­ве­тил Кам­бон, – это по­бе­да! Весь мир счи­та­ет, что все кон­чи­лось... но я за­даю се­бе во­прос: что же на­чи­на­ет­ся?»

На­чи­на­лась пауза меж­ду дву­мя вой­на­ми. 22 июня 1940 г., по­сле раз­гро­ма Фран­ции на­цист­ской Гер­ма­ни­ей, в том же Ком­пьен­ском ле­су, в том же са­мом ва­гоне, в ко­то­ром бы­ло под­пи­са­но пе­ре­ми­рие в 1918 г., бы­ло под­пи­са­но пе­ре­ми­рие на уни­зи­тель­ных уже для Фран­ции усло­ви­ях. Ва­гон по ука­за­нию Гит­ле­ра из­влек­ли из му­зея, спе­ци­аль­но по­стро­ен­но­го для него на По­ляне пе­ре­ми­рия. 24 июня 1940 г. ва­гон до­ста­ви­ли в Бер­лин и вы­ста­ви­ли у Бран­ден­бург­ских во­рот. В 1944 г. его вы­вез­ли в Тю­рин­гию, а в ап­ре­ле 1945 г. со­жгли по при­ка­зу Гит­ле­ра – ве­ро­ят­но, фю­рер опа­сал­ся, что он опять ста­нет ме­стом под­пи­са­ния ка­пи­ту­ля­ции Гер­ма­нии. Вско­ре был со­жжен и труп по­кон­чив­ше­го с со­бой Гит­ле­ра. 11 но­яб­ря (ох уж эта че­ло­ве­че­ская страсть к сим­во­лам!) 1950 г. на По­ляне пе­ре­ми­рия был уста­нов­лен ва­гон той же се­рии; его но­мер за­ме­ни­ли на но­мер штаб­но­го ва­го­на мар­ша­ла Фо­ша. Оче­вид­но, он дол­жен о чем-то на­по­ми­нать. Вот толь­ко о чем?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.