На­ши клас­си­ки

Ита­льян­ская при­ма­дон­на Че­чи­лия Бар­то­ли при­вез­ла в Пе­тер­бург на фестиваль «Звез­ды бе­лых но­чей» му­зы­ку рус­ских ита­льян­цев

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Гю­ля­ра Са­дых-за­де ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ

При­езд ле­ген­дар­ной при­ма­дон­ны и ее вы­ступ­ле­ние на Но­вой сцене Ма­ри­ин­ско­го те­ат­ра с ор­кест­ром I Baroccisti под управ­ле­ни­ем Ди­его Фа­зо­ли­са ста­ли сен­са­ци­ей – впро­чем, сен­са­ци­ей ожи­да­е­мой. Че­чи­лия Бар­то­ли пред­ста­ви­ла аб­со­лют­но экс­клю­зив­ную про­грам­му, со­став­лен­ную из со­чи­не­ний, на­пи­сан­ных 200 лет на­зад ита­льян­ски­ми ком­по­зи­то­ра­ми, со­сто­яв­ши­ми при пе­тер­бург­ском дво­ре во вре­ме­на прав­ле­ния трех ца­риц: Ан­ны, Ели­за­ве­ты и Екатерины Ве­ли­кой, ко­то­рые при­гла­ша­ли ав­то­ров пер­во­го ря­да.

На­чи­ная с XVIII в. опе­ры Арайи, Га­луп­пи, Пер­го­ле­зи, Сар­ти ре­гу­ляр­но ста­ви­лись в Эр­ми­таж­ном те­ат­ре; как пра­ви­ло, в се­зоне каж­дый из них дол­жен был пред­ста­вить од­ну но­вую опе­ру-seria – в ян­ва­ре и опе­руbuffa – в июне. Не­смет­ное нот­ное бо­гат­ство – пар­ти­ту­ры и ор­кест­ро­вые пар­тии – до сих пор хра­нят­ся в Им­пе­ра­тор­ской нот­ной биб­лио­те­ке, до­став­шей­ся Ма­ри­ин­ско­му те­ат­ру по на­след­ству. Про­из­ве­дя ар­хив­ные разыс­ка­ния, Бар­то­ли из­влек­ла из небы­тия мас­су ин­те­рес­ней­шей му­зы­ки:

фраг­мен­ты из опер Гер­ма­на Ра­у­па­ха, Баль­да­са­ре Га­луп­пи, Ио­ган­на Адоль­фа Хас­се и Фран­че­ско До­ме­ни­ко Арайи со­ста­ви­ли со­дер­жа­ние но­во­го аль­бо­ма, вы­пу­щен­но­го фир­мой Decca в про­шлом го­ду.

Спу­стя год с неболь­шим Бар­то­ли лич­но пред­ста­ви­ла эту му­зы­ку пе­тер­бург­ской пуб­ли­ке, до­пол­нив ее ари­я­ми из опер Ви­валь­ди «Фар­нак», «Не­и­сто­вый Ро­ланд», «Гри­зель­да», «Юстин» и «От­тон на вил­ле». И, не­смот­ря на то что огром­ная ку­ба­ту­ра за­ла «Ма­ри­ин­ский-2» по­ка­за­лась аку­сти­че­ски ве­ли­ко­ва­та для де­ли­кат­но­го, мяг­чай­ше­го саун­да ба­роч­но­го ор­кест­ра, го­лос Бар­то­ли – звон­кий до прон­зи­тель­но­сти, гиб­кий, по­ми­нут­но ме­ня­ю­щий темб­ро­вый окрас, си­лу и ди­на­ми­ку, – ока­зал­ся вполне со­раз­ме­рен за­лу. Он был пре­крас­но слы­шен да­же в даль­них рядах пар­те­ра, и это опро­вер­га­ло суж­де­ние, что Бар­то­ли – пе­ви­ца ка­мер­но­го пла­на.

Вла­де­ние го­ло­сом у Бар­то­ли фе­но­ме­наль­ное: она с лег­ко­стью пре­одо­ле­ва­ет все из­ви­вы ба­роч­ных фи­о­ри­тур, со сверхъ­есте­ствен­ной чет­ко­стью про­пе­ва­ет пас­са­жи лю­бой сте­пе­ни слож­но­сти и ви­ти­е­ва­то­сти в тем­пе presto, ни­чуть не те­ряя ин­то­на­ци­он­ной яс­но­сти и кон­тро­ля над ди­на­ми­кой.

Но вос­хи­ща­ет в ней не толь­ко вла­де­ние ба­роч­ной во­каль­ной эк­ви­либ­ри­сти­кой, но и необы­чай­ная, вос­хи­ти­тель­ная му­зы­каль­ность. Она уди­ви­тель­но тон­ко чув­ству­ет из­мен­чи­вую, жи­вую при­ро­ду му­зы­ки, посколь­ку са­ма она, со всем лу­кав­ством, бой­ко­стью, ко­кет­ством, ка­жет­ся жи­вее са­мой жиз­ни. Бо­лее все­го в ее неве­ро­ят­ном по диа­па­зо­ну го­ло­се – чув­ствен­ные ниж­ние нот­ки и лег­чай­шие вер­ха – по­ко­ря­ют неж­ней­шие гра­да­ции от пи­а­но до пи­а­нис­си­мо. Каж­дый раз, ко­гда пе­ви­ца за­ми­ра­ла на верх­ней, ис­та­и­ва­ю­щей в небес­ном эфи­ре ти­шай­шей но­те, ка­за­лось, буд­то она вся изой­дет этой но­той и уле­тит ку­да­то в эм­пи­реи.

Бар­то­ли – ма­сте­ри­ца брос­ких те­ат­раль­ных эф­фек­тов. Все ее вы­ступ­ле­ние бы­ло вы­стро­е­но на кон­трастах: ли­ри­че­ские и лю­бов­ные арии от­те­ня­лись гнев­ны­ми и бра­вур­ны­ми, ла­мен­то сме­ня­лось фу­ри­о­зо, тра­ги­че­ские мо­но­ло­ги – пас­то­раль­ны­ми на­пе­ва­ми и ра­дост­ны­ми гим­ни­че­ски­ми мо­ти­ва­ми. Ду­эты Бар­то­ли с со­ли­ста­ми ор­кест­ра – с флей­ти­стом, го­бо­и­стом – яв­ля­ли со­бою тор­же­ство во­каль­но-ин­стру­мен­таль­но­го сим­би­о­за, а с тру­ба­чом Бар­то­ли всту­пи­ла на­по­сле­док в на­сто­я­щее со­стя­за­ние, пе­ре­пев его да­же в изоб­ра­же­нии раз­но­об­раз­ных во­ен­ных сиг­на­лов на пла­цу.

Ни­ка­ких по­бла­жек Бар­то­ли се­бе не да­ва­ла: пер­вое от­де­ле­ние кон­цер­та про­дли­лось один час со­рок пять ми­нут, вто­рое – доб­рых пол­то­ра ча­са. За это вре­мя чер­но­гла­зая хо­хо­туш­ка-рим­лян­ка, уме­ло пе­ре­клю­чая эмо­ци­о­наль­ный на­строй за­ла с ли­ри­ки на ра­дость и с пе­ча­ли на бра­вур­ную бод­рость, спе­ла 11 вир­ту­оз­ных арий, лишь из­ред­ка пе­ре­ме­жа­е­мых опер­ны­ми увер­тю­ра­ми и неболь­шим «Сель­ским кон­цер­том» Ви­валь­ди. За­вер­ши­ли кон­церт три би­са: на­по­сле­док Бар­то­ли спе­ла арию из опе­ры Ра­у­па­ха на рус­ском язы­ке, вый­дя в бе­ло­снеж­ной ме­хо­вой па­па­хе и та­кой же муф­те – тех са­мых, в ко­то­рых она кра­су­ет­ся на об­лож­ке но­во­го аль­бо­ма. Так, спу­стя 200 лет му­зы­ка «рус­ских ита­льян­цев» вер­ну­лась в Пе­тер­бург – на кры­льях три­ум­фа Че­чи­лии Бар­то­ли.-

/ НАТАША РАЗИНА

Че­чи­лия Бар­то­ли вер­ну­ла Пе­тер­бур­гу его му­зы­каль­ные со­кро­ви­ща

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.