«Ну что, как по­пла­ва­ли?»

Па­вел Аста­хов, УПОЛ­НО­МО­ЧЕН­НЫЙ ПО ПРА­ВАМ РЕБЕНКА ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИИ

Vedomosti.Piter - - КОММЕНТАРИИ - *Ки­рилл Ха­ра­тьян

Ми­мо этой ци­та­ты, ка­кой бы за­ез­жен­ной она ни бы­ла, прой­ти ни­как нель­зя. Об­сто­я­тель­ства, на вся­кий слу­чай, та­ко­вы: упол­но­мо­чен­ный Аста­хов раз­го­ва­ри­ва­ет с под­рост­ка­ми, ко­то­рые пе­ре­жи­ли ги­бель­ную опас­ность, близ­ко ви­де­ли смерть дру­зей, ед­ва спас­лись и те­перь пы­та­ют­ся как­ни­будь спра­вить­ся с жут­ким сво­им со­сто­я­ни­ем.

«Ну что, как по­пла­ва­ли?» – «Хо­ро­шо, что жи­вы оста­лись», – от­ве­ча­ют ему де­воч­ки-под­рост­ки.

Даль­ше вы­яс­ня­ет­ся, что упол­но­мо­чен­ный Аста­хов не один та­кой, точ­нее, с та­ким во­про­сом. Вот, из­воль­те, офи­ци­аль­ный пред­ста­ви­тель След­ствен­но­го ко­ми­те­та России Вла­ди­мир Мар­кин: «Мы уже дав­но за­да­ли во­прос «Как по­пла­ва­ли?» тем, кто непо­сред­ствен­но от­пра­вил и со­про­вож­дал де­тей в этом смер­тель­ном пла­ва­нии. И сле­до­ва­те­ли в от­ли­чие от ом­буд­сме­на при­ме­ня­ют лю­бые пси­хо­ло­ги­че­ские при­е­мы при бе­се­де с детьми ис­клю­чи­тель­но в тан­де­ме с ква­ли­фи­ци­ро­ван­ны­ми пси­хо­ло­га­ми».

Но упол­но­мо­чен­ный-то Аста­хов вто­рит офи­ци­аль­но­му пред­ста­ви­те­лю Мар­ки­ну; упол­но­мо­чен­ный, вы­яс­ня­ет­ся, не ляп­нул, а на­ме­рен­но спро­сил, как они по­пла­ва­ли: «Есть спе­ци­аль­ные пси­хо­ло­ги­че­ские при­е­мы, ко­то­рые по­мо­га­ют рас­крыть на­пу­ган­но­го ребенка и дать ему воз­мож­ность вы­го­во­рить­ся, вы­плес­нуть эмо­ции <...> А мы по­го­во­ри­ли очень от­кро­вен­но, очень мно­гое вы­яс­ни­лось. Они да­ли мно­го по­лез­ной ин­фор­ма­ции, ко­то­рая бу­дет ис­поль­зо­ва­на в рам­ках рас­сле­до­ва­ния». И еще: «Преж­де чем за­да­вать им [вы­жив­шим де­воч­кам] во­про­сы, от ко­то­рых за­ви­сит, удаст­ся ли опре­де­лить ви­нов­ных и по­не­сут ли они на­ка­за­ние, на­до по­пы­тать­ся по­го­во­рить на их язы­ке. Нель­зя бы­ло го­во­рить гро­бо­вым го­ло­сом и с мрач­ным ви­дом тре­бо­вать фак­тов. Это вер­ный путь на­пу­гать де­тей еще боль­ше».

«Как по­пла­ва­ли» – это на их язы­ке. «Нель­зя бы­ло го­во­рить гро­бо­вым го­ло­сом». Ка­жет­ся, во­об­ще не сто­и­ло го­во­рить. Не сто­и­ло и рас­суж­дать об ин­те­ре­сах рас­сле­до­ва­ния, о ви­нов­ных; за­да­ча упол­но­мо­чен­но­го, су­дя по ука­зу № 986, опре­де­ля­ю­ще­му его де­я­тель­ность, – смот­реть, что­бы ор­га­ны власти свер­ху до­ни­зу не на­ру­ши­ли прав де­тей; ины­ми сло­ва­ми, упол­но­мо­чен­ный Аста­хов мог бы спро­сить со След­ствен­но­го ко­ми­те­та, ес­ли бы тот как-то некор­рект­но се­бя по­вел, – но не с де­тей.

Упол­но­мо­чен­но­му Аста­хо­ву по бук­ве ука­за во­об­ще не нуж­но под­хо­дить к де­тям; пред­ме­том ин­те­ре­са долж­ны быть чи­нов­ни­ки, лю­бые, к ним он бес­пре­пят­ствен­но име­ет пра­во при­хо­дить; а ино­гда – экс­пер­ты, ко­то­рые долж­ны по­мочь ему со­став­лять за­клю­че­ния о на­ру­ше­нии прав де­тей.

В офи­ци­аль­ном фейс­бу­ке упол­но­мо­чен­но­го Аста­хо­ва за июнь ме­сяц нет ни еди­но­го та­ко­го за­клю­че­ния, ни еди­но­го со­об­ще­ния о ви­зи­те к чи­нов­ни­кам; на сай­те упол­но­мо­чен­но­го да­та по­след­ней ин­спек­ци­он­ной по­езд­ки – июль 2015 г. За­то мно­го со­об­ще­ний об уча­стии упол­но­мо­чен­но­го в сбо­ре средств на ле­че­ние или пи­та­ние де­тей – по­лу­ча­ет­ся, Аста­хов не за­став­ля­ет бес­плат­ную рос­сий­скую ме­ди­ци­ну вы­пол­нять кон­сти­ту­ци­он­ные обя­зан­но­сти, не пред­пи­сы­ва­ет ей со­блю­дать пра­ва боль­ных де­тей.

По­том мож­но бу­дет спро­сить, как по­ле­чи­лись.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.