Сле­пые пят­на

Vedomosti.Piter - - КОММЕНТАРИИ - *Ма­рия Сне­го­вая

Вла­ди­мир Пу­тин ча­сто об­ра­ща­ет­ся к те­ме пат­ри­о­тиз­ма. В фев­ра­ле 2016 г. он на­звал его един­ствен­но воз­мож­ной на­ци­о­наль­ной иде­ей Рос­сии и при­звал об­суж­дать и внед­рять его на всех уров­нях. В 2015 г. Пу­тин го­во­рил, что пат­ри­о­тизм – «свя­щен­ный долг рос­си­ян» и «нрав­ствен­ный ори­ен­тир» для под­рост­ков. Да­же в про­грамм­ной ре­чи 1999 г. Пу­тин го­во­рил о пат­ри­о­тиз­ме и свя­зан­ных с ним на­ци­о­наль­ной гор­до­сти и до­сто­ин­стве, дер­жав­но­сти или дер­жав­ной мо­щи, го­су­дар­ствен­ни­че­стве и креп­ком го­су­дар­стве как ини­ци­а­то­рах и глав­ной дви­жу­щей си­ле лю­бых пе­ре­мен.

Та­кие фор­му­ли­ров­ки мно­жат­ся и в раз­но­об­раз­ных внеш­не­по­ли­ти­че­ских и во­ен­ных кон­цеп­ци­ях Рос­сии, где лю­бовь к го­су­дар­ству и пат­ри­о­тизм все ча­ще отож­деств­ля­ют­ся с во­про­са­ми на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти, необ­хо­ди­мо­стью со­хра­не­ния ны­неш­не­го по­ли­ти­че­ско­го строя и го­су­дар­ствен­но­го су­ве­ре­ни­те­та. В ука­зе пре­зи­ден­та «О Стра­те­гии на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции» от 31 де­каб­ря 2015 г. «со­зда­ние си­сте­мы ду­хов­но-нрав­ствен­но­го и пат­ри­о­ти­че­ско­го вос­пи­та­ния граж­дан» на­зва­но сре­ди спо­со­бов «обес­пе­че­ния на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти в об­ла­сти куль­ту­ры». Те же ре­ко­мен­да­ции пред­ла­га­ют­ся и в но­вой ре­дак­ции Во­ен­ной док­три­ны Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции (утвер­жде­на в де­каб­ре 2014 г.), где сло­во «пат­ри­о­ти­че­ский» упо­мя­ну­то 3 ра­за. По­че­му пат­ри­о­тизм ока­зы­ва­ет­ся столь тес­но свя­зан с без­опас­но­стью го­су­дар­ства?

Под пат­ри­о­тиз­мом обыч­но по­ни­ма­ют при­вя­зан­ность к стране, со­граж­да­нам, ме­сту рож­де­ния, ко­то­рая фор­ми­ру­ет­ся на про­тя­же­нии всей жизни, по­доб­но при­вя­зан­но­сти к се­мье. Это чув­ство ча­сто ока­зы­ва­ет­ся силь­нее лю­бо­го эти­че­ско­го пред­став­ле­ния о спра­вед­ли­во­сти и мо­жет спо­двиг­нуть че­ло­ве­ка на ге­ро­и­че­ские по­ступ­ки (вплоть до по­жерт­во­ва­ния сво­ей жиз­нью). По­сколь­ку го­су­дар­ство в об­ще­ствен­ном дис­кур­се не от­де­ле­но от стра­ны, кри­ти­ка го­су­дар­ства отож­деств­ля­ет­ся с кри­ти­кой все­го сра­зу, воспринимается как пре­да­тель­ство

В со­ци­аль­ных на­у­ках по­пу­ляр­но раз­де­ле­ние «пат­ри­о­тиз­мов» на «сле­пой» и «граж­дан­ский». В из­вест­ной ра­бо­те Ро­берт Шатц, Эр­вин Стауб и Го­вард Ла­вин (On the Varieties of National Attachment: Blind versus Constructive Patriotism, 1999) на ис­сле­до­ва­ни­ях аме­ри­кан­ских сту­ден­тов-ба­ка­лав­ров по­ка­зы­ва­ют, что эти два раз­ных ти­па пат­ри­о­тиз­ма свя­за­ны с раз­ны­ми ти­па­ми по­ве­де­ния. Ав­то­ры опре­де­ля­ют «сле­пой» пат­ри­о­тизм как при­вя­зан­ность к стране с бес­пре­ко­слов­ной по­ло­жи­тель­ной оцен­кой сво­ей ро­ди­ны и нетер­пи­мо­стью к кри­ти­ке сво­е­го го­су­дар­ства. В ис­сле­до­ва­нии участ­ни­ки со «сле­пым» ти­пом пат­ри­о­тиз­ма ха­рак­те­ри­зо­ва­лись сла­бой по­ли­ти­че­ской ак­тив­но­стью, вы­со­ким уров­нем на­ци­о­на­лиз­ма, по­вы­шен­ной чув­стви­тель­но­стью к внеш­ним угро­зам и по­чи­та­ни­ем го­су­дар­ствен­ных сим­во­лов. «Сле­пой» пат­ри­о­тизм сту­ден­тов ока­зал­ся свя­зан с некри­ти­че­ской под­держ­кой всех дей­ствий стра­ны, а так­же с пред­по­чте­ни­ем про­аме­ри­кан­ских ис­точ­ни­ков ин­фор­ма­ции.

Изу­чив роль пат­ри­о­тиз­ма на аме­ри­кан­ских вы­бо­рах 1988 г., Джон Сал­ли­ван, Эми Фрайд и Мэ­ри Дитц (Patriotism, politics, and the presidential election of 1988, 1992) об­на­ру­жи­ли, что лю­ди, склон­ные к сим­во­ли­че­ско­му, эмо­ци­о­наль­но­му или ин­стинк­тив­но­му пат­ри­о­тиз­му, так­же бы­ли бо­лее вос­при­им­чи­вы к при­зы­вам Джор­джа Бу­ша объ­еди­нить­ся во­круг на­ци­о­наль­ных чувств и сим­во­лов (аме­ри­кан­ско­го фла­га, гим­на). На­про­тив, «граж­дан­ский», или «кон­струк­тив­ный», пат­ри­о­тизм – это лю­бовь к стране, свя­зан­ная с ана­ли­зом и кри­ти­кой су­ще­ству­ю­щей си­ту­а­ции и стрем­ле­ни­ем из­ме­нить ро­ди­ну к луч­ше­му. Та­кой тип пат­ри­о­тиз­ма кор­ре­ли­ро­вал в ис­сле­до­ва­нии Шат­ца, Стау­ба и Ла­ви­на с раз­но­об­раз­ны­ми по­ка­за­те­ля­ми по­ли­ти­че­ской ак­тив­но­сти, зна­ком­ством с раз­ны­ми ис­точ­ни­ка­ми ин­фор­ма­ции и точ­ка­ми зре­ния и уве­рен­но­стью в спо­соб­но­сти по­вли­ять на жизнь стра­ны в луч­шую сто­ро­ну.

В рез­ком ва­ри­ан­те это опре­де­ле­ние со­дер­жит­ся во фра­зе, при­пи­сы­ва­е­мой Ада­му Мих­ни­ку: «Пат­ри­о­тизм – это ме­ра сты­да за пре­ступ­ле­ния, со­вер­шен­ные от име­ни тво­е­го на­ро­да».

Ины­ми сло­ва­ми, есть два ти­па люб­ви к ро­дине. Один – дер­жав­ный, «сле­пой» пат­ри­о­тизм – ак­цен­ти­ру­ет бес­пре­ко­слов­ное ува­же­ние и под­чи­не­ние си­сте­ме, за­дей­ствуя эмо­ции и сим­во­лы. Дру­гой – кон-

струк­тив­ный, граж­дан­ский пат­ри­о­тизм – ос­но­ван на кри­ти­че­ской оцен­ке го­су­дар­ства за счет по­лу­че­ния ин­фор­ма­ции из раз­ных ис­точ­ни­ков и же­ла­нии из­ме­нить си­ту­а­цию к луч­ше­му.

Исто­ри­че­ски в Рос­сии до­ми­ни­ро­вал «сле­пой» пат­ри­о­тизм из-за го­су­дар­ство­цен­трич­ной по­ли­ти­че­ской куль­ту­ры рос­сий­ско­го об­ще­ства. Го­су­дар­ство­цен­трич­ность свя­за­на с фак­ти­че­ским от­сут­стви­ем в рос­сий­ской ис­то­рии тра­ди­ции гу­ма­низ­ма. В сред­ние ве­ка по­сте­пен­ная де­са­кра­ли­за­ция по­ли­ти­че­ской вла­сти в Ев­ро­пе со вре­ме­нем при­ве­ла к смене тео­цен­три­че­ской кар­ти­ны ми­ра на ан­тро­по­цен­три­че­скую: в центр ми­ра был по­став­лен че­ло­век (а не Бог или монарх) и про­из­вод­ные идеи прав че­ло­ве­ка, сво­бо­ды и плю­ра­лиз­ма, ко­то­рые в ито­ге сфор­ми­ро­ва­ли в за­пад­ных стра­нах неза­ви­си­мое от го­су­дар­ства граж­дан­ское общество. Рос­сия же не толь­ко пол­но­стью не про­шла этап де­са­кра­ли­за­ции по­ли­ти­че­ской вла­сти, но ни­ко­гда не име­ла да­же ми­ни­маль­но не­за­ви­си­мой от вла­сти церк­ви и дру­гих ин­сти­ту­тов, спо­соб­ных со­здать про­ти­во­вес все­вла­стию го­су­дар­ства. Имен­но по­это­му лю­бая кри­ти­ка го­су­дар­ства здесь исто­ри­че­ски при­рав­ни­ва­лась к пре­ступ­ле­нию или су­ма­сше­ствию (вспом­ним Ча­а­да­е­ва). Гу­ма­ни­сти­че­ская тра­ди­ция, толь­ко на­чав­шись, бы­ла рез­ко обо­рва­на ок­тябрь­ским пе­ре­во­ро­том, а боль­ше­ви­ки мак­си­маль­но укре­пи­ли уже имев­ши­е­ся эта­тист­ские тен­ден­ции.

В ре­зуль­та­те Рос­сия фак­ти­че­ски не зна­ла ав­то­ном­ных от го­су­дар­ства ин­сти­ту­тов и дру­гих цен­но­стей, кро­ме сле­по­го по­ви­но­ве­ния-са­мо­по­жерт­во­ва­ния го­су­дар­ству. Культ та­ко­го го­су­дар­ства ак­тив­но про­па­ган­ди­ро­вал­ся со­вет­ской вла­стью: мил­ли­о­на­ми граж­дан жерт­во­ва­ние свой жиз­нью и жиз­нью близ­ких во имя по­бе­ды долж­но бы­ло вос­при­ни­мать­ся как по­ли­ти­че­ская нор­ма.

Эту про­па­ган­ду лег­ко за­ме­тить в со­вет­ских филь­мах о Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне, та же тен­ден­ция при­сут­ству­ет и в со­вет­ских па­мят­ни­ках войне: мощ­ные мно­го­фи­гур­ные эле­мен­ты изоб­ра­жа­ют не лич­ный опыт лю­дей на войне – ис­пу­ган­ных, по­те­рян­ных, ни­щих, боль­ных, – а бес­чув­ствен­ных мо­ну­мен­таль­ных бор­цов, не сдав­ших­ся вра­гу, т. е. не лю­дей, а мо­гу­ще­ство им­пе­рии, го­су­дар­ства. В этих па­мят­ни­ках, как пра­ви­ло, нет ме­ста жи­во­му че­ло­ве­ку с его сла­бо­стя­ми и внут­рен­ней борь­бой.

Со­цио­ло­ги Вла­ди­мир Ма­гун и Мар­га­ри­та Фа­б­ри­кант в ра­бо­те «Гор­дость че­ло­ве­ка сво­ей стра­ной: ин­ди­ви­ду­аль­ные и стра­но­вые де­тер­ми­нан­ты» по­ка­зы­ва­ют, что в Рос­сии уро­вень «нор­ма­тив­ной» гор­до­сти (ко­то­рая близ­ка по опре­де­ле­нию к «сле­по­му» пат­ри­о­тиз­му) вы­ше, чем уро­вень «ра­ци­о­наль­ной» гор­до­сти (близ­ка к «кон­струк­тив­но­му» пат­ри­о­тиз­му). По их мне­нию, та­кой раз­рыв мо­жет от­ча­сти объ­яс­нять­ся спе­ци­аль­ной по­ли­ти­кой вла­стей по уси­ле­нию «сле­пой» гор­до­сти на­се­ле­ния за свою стра­ну, в том чис­ле ак­ти­ви­за­ци­ей гео­по­ли­ти­че­ской по­вест­ки дня.

Имен­но «сле­пой» пат­ри­о­тизм (или нор­ма­тив­ную гор­дость) ак­цен­ти­ру­ют и дей­ству­ю­щие рос­сий­ские по­ли­ти­ки, и про­крем­лев­ские ком­мен­та­то­ры. Оче­вид­но, что Вла­ди­мир Пу­тин по­ни­ма­ет под пат­ри­о­тиз­мом преж­де все­го некри­ти­че­ское при­ня­тие по­ли­ти­ки Крем­ля. Ак­цен­ти­руя «пат­ри­о­тизм» как «глав­ную цен­ность Рос­сии», он од­но­вре­мен­но отож­деств­ля­ет его с бес­пре­ко­слов­ным под­чи­не­ни­ем ре­жи­му. При этом про­дви­же­ние «сле­по­го» пат­ри­о­тиз­ма Крем­лем за­мет­но вы­рос­ло в по­след­нее вре­мя. Го­су­дар­ствен­ные СМИ на­вя­зы­ва­ют ауди­то­рии некри­ти­че­ское при­ня­тие лю­бых дей­ствий Рос­сии. Дис­кус­сия или кри­ти­ка важ­ней­ших идео­ло­ги­че­ских ос­нов ре­жи­ма, а так­же дей­ствий рос­сий­ских вла­стей все ча­ще ста­но­вят­ся пред­ме­том за­ко­но­да­тель­но­го пре­сле­до­ва­ния. Рост «сле­по­го» пат­ри­о­тиз­ма от­ра­жа­ет­ся и в соцо­про­сах. Ис­сле­до­ва­ния «Ле­ва­да-цен­тра» об­на­ру­жи­ва­ют су­ще­ствен­ный рост чис­ла рос­си­ян, ко­то­рые го­то­вы по­жерт­во­вать бла­го­по­лу­чи­ем граж­дан ра­ди то­го, чтоб стра­ну «ува­жа­ли и по­ба­и­ва­лись (с 34% в 2004 г. до 47% в 2015 г.).

По­сколь­ку го­су­дар­ство в об­ще­ствен­ном дис­кур­се по-преж­не­му не от­де­ле­но от стра­ны, кри­ти­ка го­су­дар­ства отож­деств­ля­ет­ся с кри­ти­кой все­го сра­зу, воспринимается как пре­да­тель­ство. По­это­му в со­вре­мен­ном рос­сий­ском (как и со­вет­ском) дис­кур­се лю­бые несо­глас­ные с го­су­дар­ством/си­сте­мой/ре­жи­мом про­ти­во­по­став­ля­ют­ся «на­сто­я­щим пат­ри­о­там», ко­то­рые не сме­ют кри­ти­ко­вать Ро­ди­ну-Го­су­дар­ство. В ре­аль­но­сти пат­ри­о­ты и те и дру­гие, про­сто од­ни – граж­дан­ские «кри­ти­че­ские» пат­ри­о­ты, а дру­гие – «сле­пые» пат­ри­о­ты-го­су­дар­ствен­ни­ки.

По­сто­ян­но ак­цен­ти­руя «пат­ри­о­тизм» и важ­ность без­услов­но­го «слу­же­ния стране», рос­сий­ские вла­сти вы­пол­ня­ют две за­да­чи. С од­ной сто­ро­ны, они про­воз­гла­ша­ют са­мо­цен­ность го­су­дар­ства; иден­ти­фи­ци­ру­ют кри­ти­ку го­су­дар­ства с пре­да­тель­ством ро­ди­ны и угро­зой без­опас­но­сти стра­ны. С дру­гой сто­ро­ны, с по­мо­щью «сле­по­го» пат­ри­о­тиз­ма вла­сти мо­би­ли­зу­ют свою под­держ­ку. Спо­соб­ность от­де­лять стра­ну от го­су­дар­ства по­явит­ся в на­шем об­ще­стве еще не ско­ро. Важ­ней­шая за­да­ча рос­сий­ских ли­бе­ра­лов, «граж­дан­ских» пат­ри­о­тов – на­учить свое общество от­де­лять го­су­дар­ство от стра­ны.-

ДМИТ­РИЙ МИХАЕВИЧ / ИТАР-ТАСС / ИНТЕРПРЕСС

Со­вет­ские па­мят­ни­ки войне обыч­но изоб­ра­жа­ют бес­чув­ствен­ных мо­ну­мен­таль­ных бор­цов, не сдав­ших­ся вра­гу

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.