Кто со­блаз­нит Рос­сию

... Для по­пы­ток раз­ви­тия все вре­мя не­об­хо­дим кра­си­вый за­пад­ный при­мер, обра­зец для под­ра­жа­ния

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Дмит­рий Тра­вин АВ­ТОР – ПРО­ФЕС­СОР ЕВ­РО­ПЕЙ­СКО­ГО УНИ­ВЕР­СИ­ТЕ­ТА В САНКТ-ПЕ­ТЕР­БУР­ГЕ

Мо­дер­ни­за­ция Рос­сии все­гда за­ви­се­ла от со­сто­я­ния то­го ми­ра, в ко­то­ром она на­хо­ди­лась. Дви­же­ние впе­ред опре­де­ля­лось по­яв­ле­ни­ем яр­ких об­раз­цов. Застой – ис­чез­но­ве­ни­ем при­ме­ров для под­ра­жа­ния.

Ис­то­ри­че­ски пер­вой мо­де­лью, на ко­то­рую ори­ен­ти­ро­ва­лась на­ша стра­на, бы­ла Ви­зан­тия. Ки­ев­ская Русь взя­ла у гре­ков хри­сти­ан­ство и в пакете с ним по­лу­чи­ла все клю­че­вые ин­сти­ту­ты то­го вре­ме­ни. Внеш­нее ве­ли­ко­ле­пие Царь­гра­да слу­жи­ло за­ло­гом то­го, что при дви­же­нии по гре­че­ско­му пу­ти все у нас сло­жит­ся непло­хо – как с во­ен­ной мо­щью, так и с бо­гат­ства­ми. Ес­ли в бо­га ве­ру­ешь пра­виль­но, то гос­подь о те­бе по­за­бо­тит­ся луч­ше, чем о «ла­тын­ских ере­ти­ках».

Увы, в се­ре­дине XV в. ви­зан­тий­ский обра­зец рух­нул под уда­ра­ми осма­нов. Царь, как вы­яс­ни­лось, был «нена­сто­я­щим». Под­рас­та­ю­щая Мос­ко­вия ока­за­лась вдруг са­ма по се­бе, без ав­то­ри­тет­но­го ро­ди­те­ля. Впро­чем, пе­ре­ход­ный воз­раст рас­по­ла­гал к по­ис­ку. Мы ро­ди­ли кон­цеп­цию «Москва – тре­тий Рим» и за­яви­ли, что при­ня­ли хри­сти­ан­ство не от гре­ков, а от са­мо­го апо­сто­ла Ан­дрея. Тут же вы­яс­ни­лось, что Рю­ри­ко­ви­чи про­ис­хо­дят от Пру­са – бра­та це­за­ря Ав­гу­ста, а зна­чит, они са­ми по се­бе це­за­ри.

Во­ору­жив­шись воз­буж­да­ю­щей идео­ло­ги­ей, Мос­ко­вия при Иване Гроз­ном по­шла во­е­вать с За­па­дом. Но ока­за­лось, что для по­бед недо­ста­точ­но объ­явить се­бя тре­тьим Ри­мом. Вско­ре по­ля­ки уже си­де­ли в Крем­ле. И хо­тя Сму­та за­кон­чи­лась для нас бла­го­по­луч­но, в на­ча­ле XVII сто­ле­тия ста­ло яс­но, что нуж­но вновь ори­ен­ти­ро­вать­ся на оче­ред­ной за­ру­беж­ный обра­зец. На этот раз не в идей­ном, а в чи­сто ин­стру­мен­таль­ном смыс­ле.

Це­лый век про­шел в ак­тив­ных по­пыт­ках пе­ре­ни­ма­ния за­пад­но­го во­ен­но­го опы­та, а за­тем (при Пет­ре) ста­ли пе­ре­ни­мать еще и опыт по­стро­е­ния го­су­дар­ства. За­вер­шил­ся этот этап раз­ви­тия так же, как преды­ду­щий. Обра­зец рух­нул. Слу­чи­лось это в хо­де Ве­ли­кой фран­цуз­ской ре­во­лю­ции, став­шей не про­сто за­ва­руш­кой, а по­тря­се­ни­ем ос­нов. Силь­ней­ший аб­со­лю­тист­ский ре­жим Ев­ро­пы ока­зал­ся «нена­сто­я­щим», так же как рань­ше гре­че­ский пра­во­слав­ный царь.

Узур­па­тор Бо­на­парт про­шел­ся по Ев­ро­пе, как Осман по Ви­зан­тии. Но по­ра­же­ние по­тер­пел от нас. Вне­зап­но ока­за­лось, что имен­но Рос­сий­ская им­пе­рия яв­ля­ет­ся един­ствен­ным до­стой­ным на­след­ни­ком ста­ро­го ре­жи­ма, рух­нув­ше­го вме­сте с Ба­сти­ли­ей. Мы вновь ста­ли кру­ты­ми, бро­си­ли учить­ся и попытались уста­но­вить в Ев­ро­пе свои по­ряд­ки, сво­див­ши­е­ся в ос­нов­ном к то­му, что­бы не до­пус­кать но­вых «май­да­нов». На этой ве­ли­ко­дер­жав­ной волне власть на­ча­ла утвер­ждать­ся в духе «пра­во­сла­вия, са­мо­дер­жа­вия, на­род­но­сти». Ин­тел­лек­ту­а­лы по­зи­ци­о­ни­ро­ва­ли се­бя как сла­вя­но­фи­лов и воз­гор­ди­лись на­род­ны­ми ис­то­ка­ми.

Де­ло кон­чи­лось по­ра­же­ни­ем в Крым­ской войне. Хо­тя этот кон­фуз был, ко­неч­но, не со­по­ста­вим по зна­че­нию с поль­ской ин­тер­вен­ци­ей вре­мен Сму­ты, вы­вод при­шлось де­лать тот же са­мый: по­ра вновь в обу­че­ние. На этот раз учить­ся на­до бы­ло не хри­сти­ан­ству и да­же не во­ен­но-го­су­дар­ствен­но­му стро­и­тель­ству, а эко­но­ми­ке. По­сколь­ку, как ни мо­лись бо­гу и как ни вы­стра­и­вай фрунт, вой­ска не по­спе­ва­ют к ме­сту ба­та­лий без же­лез­ных до­рог, до­ро­ги не стро­ят­ся без же­ле­за, же­ле­зо не пла­вит­ся без гор­но­до­бы­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти... А про­мыш­лен­ность тре­бу­ет ино­стран­ных ка­пи­та­лов и де­ше­вой сво­бод­ной ра­бо­чей си­лы, ко­то­рую мо­жет дать толь­ко от­ме­на кре­пост­ни­че­ства.

Но­вым об­раз­цом для нас ста­ли англо-аме­ри­кан­ский и немец­кий ка­пи­та­лизм. Эф­фек­тив­ная ор­га­ни­за­ция тру­да за­во­ро­жи­ла да­же боль­ше­ви­ков, стре­мив­ших­ся по­на­ча­лу учить­ся у За­па­да раз­ви­тию «про­из­во­ди­тель­ных сил». Но вновь слу­чил­ся кон­фуз. Ста­лин­ская ин­ду­стри­а­ли­за­ция на фоне Ве­ли­кой де­прес­сии по­ка­за­ла, что мы кру­че. А по­том бы­ла еще и победа в Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной. В об­щем, учить­ся мы бро­си­ли, осу­ди­ли кос­мо­по­ли­тизм, за­кру­ти­ли гай­ки и за­яви­ли аме­ри­кан­цам устами Ни­ки­ты Хру­ще­ва, что мы их за­ко­па­ем. Оче­ред­ной ры­вок к ве­ли­ко­дер­жа­вию обер­нул­ся про­ва­лом. За­ко­пать не за­ко­па­ли, но очень про­го­ло­да­лись.

Пе­ре­строй­ка озна­ча­ла оче­ред­ную по­пыт­ку че­му-то на­учить­ся, при­чем в устах ее про­ра­бов речь те­перь шла да­же не про­сто об эко­но­ми­ке, а о при­ма­те об­ще­че­ло­ве­че­ских цен­но­стей. По­на­ча­лу де­ло пошло непло­хо. Но сто­и­ло лишь нам об­на­ру­жить огре­хи в за­пад­ных цен­но­стях, как все вста­ло.

Ры­нок за­пад­ных стран ока­зал­ся под­ве­шен на пи­ра­ми­де госдол­га. Ка­пи­та­лы ушли в Ки­тай. Муль­ти­куль­ту­ра­лизм обер­нул­ся тер­ак­та­ми. Ев­ро­бю­ро­кра­тия раз­рос­лась по­чи­ще на­шей но­мен­кла­ту­ры. Все это в со­во­куп­но­сти яв­ля­ет­ся от­нюдь не луч­шим объ­ек­том для под­ра­жа­ния.

Опыт по­ка­зы­ва­ет, что раз­ви­тие Рос­сии за­ви­сит не толь­ко от на­шей спо­соб­но­сти учить­ся на за­ру­беж­ных при­ме­рах, но и от спо­соб­но­сти ми­ра эти при­ме­ры со­зда­вать. Как толь­ко ру­шил­ся со­блаз­ни­тель­ный обра­зец, так сра­зу по­яв­ля­лись «Москва – тре­тий Рим», «пра­во­сла­вие, са­мо­дер­жа­вие, на­род­ность», «до­лой без­род­ный кос­мо­по­ли­тизм» и, на­ко­нец, «Крым наш». Ам­би­ци­оз­ные ло­зун­ги раз­ных эпох воз­дей­ство­ва­ли на об­ще­ство, ко­неч­но, со­вер­шен­но по-раз­но­му, но са­мо их по­яв­ле­ние вме­сто им­пор­та ин­сти­ту­тов яв­ля­лось вне за­ви­си­мо­сти от вре­ме­ни от­ра­же­ни­ем од­ной и той же про­бле­мы – утра­ты оте­че­ствен­ны­ми эли­та­ми пред­став­ле­ния о том, что этот им­порт во­об­ще не­об­хо­дим.

По­доб­ные ме­та­мор­фо­зы не яв­ля­ют­ся, кста­ти, су­гу­бо рос­сий­ским фе­но­ме­ном. Ко­гда под воз­дей­стви­ем де­гра­да­ции Свя­то­го рим­ско­го пре­сто­ла ушел со­блазн ре­нес­санс­но­го гу­ма­низ­ма, Гер­ма­ния объ­яви­ла ре­фор­ма­цию, спро­во­ци­ро­вав тем са­мым сто­ле­тие ре­ли­ги­оз­ных войн. Ко­гда воз­ник­ло со­мне­ние в эф­фек­тив­но­сти бри­тан­ско­го фри­тре­дер­ства, Бисмарк пе­ре­шел к про­тек­ци­о­низ­му. А ко­гда ока­за­лась нера­бо­то­спо­соб­ной вей­мар­ская де­мо­кра­тия, вы­стро­ен­ная по за­пад­но­му об­раз­цу, нем­цы на­ча­ли экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать с на­циз­мом.

Уже оче­вид­но, что Рос­сию за­во­дит в эко­но­ми­че­ский ту­пик изо­ля­ци­о­низм по­след­них лет. Но эй­фо­рия так про­сто не транс­фор­ми­ру­ет­ся в по­ли­ти­ку здра­во­го смыс­ла. Ско­рее на фоне дол­гой стаг­на­ции она сме­нит­ся апа­ти­ей. А вы­ход из апа­тии во мно­гом за­ви­сит от то­го, по­явят­ся ли на За­па­де в бли­жай­шие де­ся­ти­ле­тия по-на­сто­я­ще­му со­блаз­ни­тель­ные образцы раз­ви­тия. Ес­ли Аме­ри­ка с Ев­ро­пой не на­ве­дут по­ря­док в соб­ствен­ном до­ме, неве­ли­ка ве­ро­ят­ность то­го, что мы при­стро­им к это­му до­му свою уют­ную ком­нат­ку.-

Раз­ви­тие Рос­сии за­ви­сит не толь­ко от на­шей спо­соб­но­сти учить­ся на за­ру­беж­ных при­ме­рах, но и от спо­соб­но­сти ми­ра эти при­ме­ры со­зда­вать

/ AP

Не­об­хо­ди­мость до­гнать и пе­ре­гнать все­гда бы­ла для Рос­сии мо­дер­ни­за­ци­он­ным сти­му­лом

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.