Что де­лать по­сле кра­ха им­пе­рии

... Без пре­одо­ле­ния мне­ния, что Рос­сия воз­ро­дит­ся в преж­нем ка­че­стве, рас­счи­ты­вать на воз­рож­де­ние не сто­ит

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Вла­ди­слав Ино­зем­цев

Боль­шин­ство по­ли­ти­че­ских про­блем, с ко­то­ры­ми стал­ки­ва­ет­ся Рос­сия в по­след­ние го­ды, обу­слов­ле­ны неиз­жи­тым ком­плек­сом им­пер­ско­сти и у ее по­ли­ти­че­ской эли­ты, и у боль­шей ча­сти граж­дан. Зна­ме­ни­тая фра­за пре­зи­ден­та Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на, что Со­вет­ский Со­юз «был той же Рос­си­ей, толь­ко на­зы­ва­лась [она] по-дру­го­му», под­чер­ки­ва­ет, что вос­при­я­тие и са­мой Рос­сии как нор­маль­но­го nation state, и окру­жа­ю­щих ее стран как в пол­ной ме­ре су­ве­рен­ных и неза­ви­си­мых го­су­дарств на се­го­дня про­сто недо­сти­жи­мая меч­та. Од­на­ко без пре­одо­ле­ния до­ми­ни­ру­ю­ще­го мне­ния, что стра­на воз­ро­дит­ся в ее преж­нем ка­че­стве, со­вре­мен­ную Рос­сию по­стро­ить невоз­мож­но.

Я не хо­тел бы кри­ти­че­ски вы­ска­зы­вать­ся о зна­че­нии им­пе­рий в че­ло­ве­че­ской ис­то­рии – преж­де все­го по­то­му, что счи­таю эту по­ли­ти­че­скую фор­му важ­ным сред­ством рас­про­стра­не­ния ци­ви­ли­за­ции, но оче­вид­ны­ми для ме­ня оста­ют­ся два фак­та.

С од­ной сто­ро­ны, им­пе­рии в ис­то­рии ни­ко­гда не бы­ли в пол­ной ме­ре де­мо­кра­ти­че­ски­ми и/ или пра­во­вы­ми го­су­дар­ства­ми. Не­ред­ко ста­нов­ле­ние им­пер­ской фор­мы прав­ле­ния (как, на­при­мер, в Древ­нем Ри­ме) озна­ча­ло ко­нец на­ро­до­вла­стия, ино­гда крах им­пер­ских струк­тур пред­ше­ство­вал ак­тив­ной и устой­чи­вой де­мо­кра­ти­за­ции (здесь мож­но при­ве­сти при­ме­ры не толь­ко Гер­ма­нии и Япо­нии в 1940-х гг., но и бо­лее по­ка­за­тель­ный слу­чай Пор­ту­га­лии в 1970-х гг.). В лю­бом слу­чае, им­пе­рии, как бы ни от­но­сить­ся к ним ис­то­ри­че­ски, не яв­ля­ют­ся со­вре­мен­ны­ми по­ли­ти­че­ски­ми фор­ма­ми, име­ю­щи­ми се­рьез­ное бу­ду­щее.

С дру­гой – им­пе­рии все­гда пред­по­ла­га­ли слож­ный ком­про­мисс меж­ду по­ли­ти­ко-идео­ло­ги­че­ской и эко­но­ми­че­ской ком­по­нен­та­ми, ко­то­рый за очень неболь­ши­ми ис­клю­че­ни­я­ми

В на­шем слу­чае ни­ка­кой еди­ной и чет­кой ма­ги­страль­ной ли­нии пре­одо­ле­ния им­пер­ской но­сталь­гии не про­сле­жи­ва­ет­ся

сво­дил­ся к под­чи­не­нию вто­рой пер­вой. Имен­но по­это­му им­пе­рии мог­ли су­ще­ство­вать до тех пор, по­ка при­но­си­мое ими хо­зяй­ствен­ное бре­мя не пе­ре­ве­ши­ва­ло на­ко­нец гео­по­ли­ти­че­ские вы­го­ды мет­ро­по­лии.

Все им­пе­рии рас­па­да­лись по од­но­му сце­на­рию: они ру­ши­лись по ме­ре от­ло­же­ния за­ви­си­мых тер­ри­то­рий (не ко­ло­ний, в ко­то­рых вы­ход­цы из мет­ро­по­лий со­став­ля­ли боль­шин­ство, а имен­но зе­мель, ко­то­рые управ­ля­лись пред­ста­ви­те­ля­ми им­пер­ско­го цен­тра). В этом от­но­ше­нии Со­вет­ский Со­юз не был «ис­то­ри­че­ской Рос­си­ей», так как вклю­чал в се­бя тер­ри­то­рии, имев­шие к Рос­сии та­кое же от­но­ше­ние, как Ка­ме­рун к Фран­ции. Эти про­цес­сы невоз­мож­но по­вер­нуть вспять, и вряд ли сто­ит на­де­ять­ся, что пост­со­вет­ские стра­ны вновь ста­нут еди­ным (ква­зи) го­су­дар­ством.

Пост­им­пер­ская но­сталь­гия под­ры­ва­ла жиз­нен­ные си­лы мно­гих стран и на­кла­ды­ва­ла пе­чать на мно­гие го­су­дар­ства. По­ка из­вест­ны три ме­то­да ее от­но­си­тель­но успеш­но­го пре­одо­ле­ния.

Пер­вый сво­дит­ся к но­вой им­пер­ской экс­пан­сии на дру­гой тер­ри­то­рии. Ве­ли­ко­бри­та­ния и Фран­ция по­те­ря­ли свои ко­ло­нии в Се­вер­ной Аме­ри­ке в кон­це XVIII – на­ча­ле XIX в., но от­ве­том ста­ла их стре­ми­тель­ная экспансия в Азии и Аф­ри­ке. Рос­сия по­те­ря­ла на­деж­ды на окон­ча­тель­ную по­бе­ду над Тур­ци­ей по­сле пер­вой Крым­ской вой­ны в 1850-е гг., но от­ве­ти­ла на это мощ­ным рас­ши­ре­ни­ем вла­де­ний в Сред­ней Азии. В на­ше вре­мя ни­че­го по­доб­но­го слу­чить­ся не мо­жет: Рос­сий­ская Фе­де­ра­ция пред­став­ля­ет со­бой по­гра­нич­ную зо­ну меж­ду Ев­ро­пей­ским со­ю­зом и Ки­та­ем, и шан­сов на но­вую вол­ну экс­пан­сии у нее нет. Ин­те­гра­ция ти­па той, с ко­то­рой сей­час экс­пе­ри­мен­ти­ру­ют в Крем­ле, то­же не вы­ход: в ми­ре из­вест­ны слу­чаи ин­те­гра­ций как быв­ших мет­ро­по­лий (ЕС), так и быв­ших за­ви­си­мых тер­ри­то­рий (АСЕАН), но не по­пыт­ки ин­те­гри­ро­вать мет­ро­по­лию и ее быв­шие ко­ло­нии. По­это­му, на мой взгляд, у Рос­сии нет шан­сов по­ли­ти­че­ски воз­ро­дить­ся че­рез пост­со­вет­скую ре­кон­ки­сту: неуда­ча еще бо­лее обост­рит агрес­сив­ную им­пер­скость, что мы уже ви­дим на при­ме­ре во­круг Укра­и­ны.

Вто­рой ва­ри­ант пред­по­ла­га­ет, как ни стран­но, вхож­де­ние в но­вый псев­до­им­пер­ский про­ект и ли­бо за­ня­тие в нем ли­ди­ру­ю­щих по­зи­ций, ли­бо из­бав­ле­ние от ком­плек­сов че­рез ощу­ще­ние нор­маль­но­сти. При­мер пер­во­го про­цес­са – ис­то­рия совре-

мен­ной Фран­ции, ко­то­рой об­ре­те­ние ста­ту­са ли­де­ра в Ев­ро­пей­ском со­ю­зе поз­во­ли­ло пе­ре­жить ито­ги де­ко­ло­ни­за­ции в Ин­до­ки­тае и по­ра­же­ния в Ал­жи­ре (не слу­чай­но она на­ло­жи­ла ве­то на при­ня­тие в ЕЭС Ве­ли­ко­бри­та­нии в1963г.:п о-ви­ди­мо­му, еди­но­лич­ное ли­дер­ство в но­вой «им­пе­рии» бы­ло до по­ры до вре­ме­ни необ­хо­ди­мо, что­бы за­быть о кра­хе ста­рой). При­мер вто­ро­го про­цес­са - Пор­ту­га­лия, ко­то­рая по­сле оже­сто­чен­ных войн вы­нуж­де­на бы­ла при­знать неза­ви­си­мость Ан­го­лы и Мо­зам­би­ка, но ком­пен­са­ци­ей это­му ста­ли де­мо­кра­ти­за­ция стра­ны и ее ско­рое при­ня­тие вЕС–при­на длеж­ность к боль­ше­му де­мо­кра­ти­че­ско­му це­ло­му по­мог­ла из­жить дик­та­тор­ский и им­пер­ский ком­плек­сы. Рос­сия, нач­ни она с пер­вых лет сво­ей неза­ви­си­мо­сти под­лин­но ак­тив­ное сбли­же­ние с ЕС вплоть до по­пы­ток вступ­ле­ния в со­юз, мог­ла бы по­лу­чить уни­каль­ный шанс стать, пусть и от­ча­сти, де с уве­рен из ир о ван­ной, но круп­ней­шей стра­ной это­го бло­ка и най­ти се­бе це­ли и за­да­чи, на фоне ко­то­рых по­ли­ти­че­ское сбли­же­ние и эко­но­ми­че­ский со­юз с Кир­ги­зи­ей или Та­джи­ки­ста­ном не рас­смат­ри­ва­лись бы как да­же ми­ни­маль­но зна­чи­мые. Од­на­ко, к со­жа­ле­нию, за­ня­ты мы се­го­дня не устрой­ством се­бя в Ев­ро­пе, а, ско­рее, борь­бой с ней.

Тре­тий ва­ри­ант ис­хо­дит из воз­мож­но­сти, ес­ли так мож­но ска­зать, за­быть­ся в эко­но­ми­ке, про­кляв им­пер­ские по­ли­ти­че­ские экс­пе­ри­мен­ты. Тут на ум при­хо­дит преж­де все­го де­ми­ли­та­ри­зо­ван­ная Япо­ния, во­ен­ные тра­ты ко­то­рой бы­ли огра­ни­че­ны 1% ВВП и ко­то­рая вслед­ствие в том чис­ле мощ­ной на­ци­о­наль­ной суб­ли­ма­ции ста­ла са­мой успеш­ной ми­ро­вой эко­но­ми­кой вто­рой по­ло­ви­ны ХХ в.. Не сто­ит за­бы­вать и о Гер­ма­нии, ко­то­рая по­сле вой­ны так­же мог­ла вы­стра­и­вать ос­но­ва­ния сво­е­го по­ли­ти­че­ско­го вли­я­ния ис­клю­чи­тель­но на эко­но­ми­че­ском ба­зи­се и по­то­му быст­ро вер­ну­ла се­бе ста­тус круп­ней­шей эко­но­ми­ки в Ев­ро­пе. Ком­пен­са­тор­ное ощу­ще­ние хо­зяй­ствен­ной мо­щи ста­ло ис­клю­чи­тель­но важ­ным суб­сти­ту­том им­пер­ских ам­би­ций – и хо­тя нель­зя га­ран­ти­ро­вать, что пер­вое в от­да­лен­ном бу­ду­щем не спро­во­ци­ру­ет воз­рож­де­ния вто­рых, по­ка та­кой риск не сто­и­ло бы счи­тать ре­аль­ным и непо­сред­ствен­ным. Эко­но­ми­че­ских успе­хов пост­со­вет­ской Рос­сии мы тут опи­сы­вать не бу­дем: за ис­клю­че­ни­ем осво­е­ния миллиардов неф­те­дол­ла­ров, не во­пло­тив­ше­го­ся ни в про­мыш­лен­ных, ни в ин­фра­струк­тур­ных объ­ек­тах, та­ко­вых не бы­ло и по­ка не пред­ви­дит­ся.

Та­ким об­ра­зом, рос­сий­ская си­ту­а­ция вы­гля­дит са­мой слож­ной из всех, с ко­то­ры­ми стал­ки­ва­лись стра­ны, пе­ре­жив­шие раз­ру­ше­ние им­пе­рий на про­тя­же­нии ХХ в. В на­шем слу­чае ни­ка­кой еди­ной и чет­кой ма­ги­страль­ной ли­нии пре­одо­ле­ния им­пер­ской но­сталь­гии не про­сле­жи­ва­ет­ся – и, ви­ди­мо, дан­ной це­ли мо­жет по­слу­жить толь­ко твор­че­ский микс всех пе­ре­чис­лен­ных оп­ций.

Преж­де все­го сле­до­ва­ло бы от­ка­зать­ся от лю­бых по­пы­ток вос­ста­нов­ле­ния пост­со­вет­ско­го «рус­ско­го ми­ра» и до­ро­го­сто­я­щей ин­те­гра­ции тер­ри­то­рий, ра­нее вхо­див­ших в со­став рос­сий­ской и со­вет­ской им­пе­рий. К этой за­да­че при­мы­ка­ет и пе­ре­смотр по­ли­ти­ки, ори­ен­ти­ро­ван­ной на со­труд­ни­че­ство с быв­ши­ми ев­ро­пей­ски­ми ко­ло­ни­я­ми и стра­на­ми, сво­им раз­ви­ти­ем обя­зан­ны­ми ими­та­ции ев­ро­пей­ских прак­тик (груп­па BRICS). Вто­рым ша­гом мог бы стать рез­кий раз­во­рот в сто­ро­ну За­па­да с пред­ло­же­ни­ем ему боль­шой ин­те­гра­ци­он­ной за­да­чи – не в ви­де пре­сло­ву­той ин­те­гра­ции ин­те­гра­ций, а, ско­рее, в об­ра­зе за­мы­ка­ния сво­е­го ро­да Се­вер­но­го коль­ца в со­ста­ве Ев­ро­пы, Рос­сии и Се­вер­ной Аме­ри­ки. В слу­чае успе­ха это во­влек­ло бы стра­ну в та­кой ин­те­гра­ци­он­ный про­ект, в ко­то­ром она впер­вые в сво­ей ис­то­рии ока­за­лась бы не на пер­вых ро­лях. И, ра­зу­ме­ет­ся, мы ни­ко­гда не вый­дем из на­ших ис­то­ри­че­ских ло­ву­шек, по­ка не осо­зна­ем са­мо­цен­ность эко­но­ми­че­ско­го ро­ста и не пе­ре­ста­нем вос­при­ни­мать его как необ­хо­ди­мое усло­вие для на­пол­не­ния во­ен­но­го бюд­же­та.

Из лю­бых ис­то­ри­че­ских пе­ри­пе­тий есть ра­ци­о­наль­ные вы­хо­ды – и все они мо­гут ис­поль­зо­вать­ся как по от­дель­но­сти, так и в раз­лич­ных ком­би­на­ци­ях. Един­ствен­ное, на что не сле­до­ва­ло бы рас­счи­ты­вать, – это на воз­вра­ще­ние в про­шлое, ка­ким бы ге­ро­и­че­ским и слав­ным оно ни ка­за­лось. В Би­б­лии на­пи­са­но: «Не го­во­ри: «От­че­го это преж­ние дни бы­ли луч­ше ны­неш­них?», по­то­му что не от муд­ро­сти сво­ей ты спра­ши­ва­ешь об этом» (Eк­кл., 7: 10) –и к этим сло­вам на­шим го­су­дар­ствен­ным де­я­те­лям сле­до­ва­ло бы об­ра­щать­ся как мож­но ча­ще, ибо лишь че­рез ра­ди­каль­ное об­нов­ле­ние мож­но уй­ти от ста­рых ком­плек­сов – ко­то­рые, по­хо­же, ста­но­вят­ся все ме­нее сов­ме­сти­мы­ми с жиз­нью в нор­маль­ном и со­вре­мен­ном об­ще­стве.--

/ AP

Суб­ли­ма­ция им­пер­ских ком­плек­сов по­сле­во­ен­ной Япо­нии по­ро­ди­ла од­ну из успеш­ней­ших эко­но­мик ми­ра

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.