Glencore оста­вят 25% в «Рус­снеф­ти»

Швей­цар­ский трей­дер Glencore со­кра­тит до­лю в «Рус­снеф­ти» по­чти вдвое до бло­ки­ру­ю­ще­го па­ке­та. Это про­изой­дет в ре­зуль­та­те по­га­ше­ния дол­гов ком­па­нии струк­ту­ра­ми Ми­ха­и­ла Гу­це­ри­е­ва

Vedomosti.Piter - - ИНДУСТРИЯ & ЭНЕРГОРЕСУРСЫ - Али­на Фа­де­е­ва ВЕДОМОСТИ

Вав­гу­сте до­ля Glencore в «Рус­снеф­ти» сни­зит­ся с 46 до 25% плюс 1 ак­ция, го­во­рит­ся в от­че­те Moody’s. Это про­изой­дет из-за то­го, что дру­гие ком­па­нии Ми­ха­и­ла Гу­це­ри­е­ва, ко­то­рые недав­но ста­ли кре­ди­то­ра­ми «Рус­снеф­ти», кон­вер­ти­ру­ют зай­мы в ее ак­ции. В I квар­та­ле GCM Global Energy уже кон­вер­ти­ро­ва­ла в ак­ции «Рус­снеф­ти» за­ем в $154 млн, недав­но свой за­ем на $836 млн кон­вер­ти­ро­ва­ла Belyrian, еще $164 млн ком­па­ния кон­вер­ти­ру­ет в ав­гу­сте – и на этом рас­чет с ком­па­ни­я­ми Гу­це­ри­е­ва бу­дет за­вер­шен. По­лу­ча­ет­ся, 25% «Рус­снеф­ти» до­ста­нут­ся за­ем­щи­кам за $1,154 млрд, а са­ма ком­па­ния оце­не­на в $4,6 млрд. Пред­ста­ви­тель «Рус­снеф­ти» не от­ве­тил на во­про­сы «Ве­до­мо­стей», его кол­ле­га из Glencore от­ка­зал­ся от ком­мен­та­ри­ев.

«Рус­снефть» при­бег­ла к зай­мам аф­фи­ли­ро­ван­ных ком­па­ний, что­бы рас­пла­тить­ся с ВТБ. В кон­це го­да долг «Рус­снеф­ти» со­став­лял $2,4 млрд, по боль­шей ча­сти пе­ред ВТБ ($2 млрд), осталь­ное – пе­ред Belyrian и GCM Global Energy. В 2016 г. «Рус­снефть» за­ня­ла еще $700 млн у Belyrian и вы­пла­ти­ла их ВТБ, те­перь долг пе­ред бан­ком со­став­ля­ет $1,3 млрд. «Рус­снеф­ти» уда­лось смяг­чить усло­вия это­го кре­ди­та, го­во­рит­ся в об­зо­ре Moody’s. Из­на­чаль­но «Рус­снефть» долж­на бы­ла вы­пла­чи­вать бан­ку по $40 млн до де­каб­ря 2017 г., а по­сле это­го по­га­шать долг тран­ша­ми в $400–440 млн. Те­перь кре­дит нуж­но бу­дет по­га­шать с мар­та 2018 г. рав­ны­ми пла­те­жа­ми в $60,2 млн (в те­че­ние ка­ко­го сро­ка, не го­во­рит­ся). Та­к­же ВТБ сни­зил став­ку с 8,3% до трех­ме­сяч­ной LIBOR + 5%. Все это поз­во­лит «Рус­снеф­ти» сэко­но­мить на про­цен­тах $144 млн в год, ука­зы­ва­ют ана­ли­ти­ки Moody’s.

Ме­недж­мент «Рус­снеф­ти» «при­вел ком­па­нию в по­ря­док» в пред­две­рии IPO, рас­ска­зы­вал Гу­це­ри­ев в ин­тер­вью РБК-ТВ в июне. «Рус­снефть» раз­ме­стит до 10% ак­ций на Мос­ков­ской бир­же, объ­яс­нял он. Этот па­кет биз­нес­мен оце­ни­ва­ет в $400–500 млн. Ра­нее со­вла­де­лец груп­пы «Бин» Ми­ка­ил Ши­ш­ха­нов го­во­рил в ин­тер­вью РБК, что «Рус­снефть» пла­ни­ро­ва­ла раз­ме­стить от 25 до 49% ак­ций и уже на­шла якор­но­го ин­ве­сто­ра.

Ес­ли ры­нок под­твер­дит оцен­ку «Рус­снеф­ти» в $4–5 млрд, нач­нет­ся кон­со­ли­да­ция неф­тя­ных ак­ти­вов се­мьи Гу­це­ри­е­вых на ба­зе «Рус­снеф­ти», рас­ска­зы­вал Гу­це­ри­ев. Сред­ства от раз­ме­ще­ния он обе­щал на­пра­вить на даль­ней­шее сни­же­ние дол­га.

Тео­ре­ти­че­ски Glencore мо­жет уве­ли­чить па­кет в хо­де IPO «Рус­снеф­ти», го­во­рит ана­ли­тик Raiffeisenbank Ан­дрей По­ли­щук. Но обыч­но трей­де­рам неин­те­рес­но ста­но­вить­ся пол­но­прав­ны­ми парт­не­ра­ми, а зна­чит, участ­во­вать в управ­ле­нии и фи­нан­си­ро­ва­нии, они вла­де­ют неболь­ши­ми па­ке­та­ми, что­бы про­сто иметь до­ступ к неф­ти, объ­яс­ня­ет он. Осо­бен­но это ак­ту­аль­но сей­час: трей­де­ры за­ра­ба­ты­ва­ют на ко­мис­сии с про­да­жи и до­ро­гой, и де­ше­вой неф­ти. Но ес­ли трей­дер – круп­ный ак­ци­о­нер неф­тя­ной ком­па­нии, па­де­ние цен на нефть ста­но­вит­ся для него ре­аль­ным риском, за­клю­ча­ет По­ли­щук. «Тор­го­вый дом, за­ни­ма­ю­щий­ся тор­гов­лей сы­рье­вы­ми то­ва­ра­ми, дол­жен оста­вать­ся преж­де все­го тор­го­вым до­мом. И он дол­жен быть неза­ви­си­мым. В про­тив­ном слу­чае есть риск, что вы по­ку­па­е­те у сво­ей до­бы­ва­ю­щей ма­те­рин­ской ком­па­нии слиш­ком де­ше­во и про­да­е­те свой то­вар на ее НПЗ слиш­ком до­ро­го», – рас­ска­зы­вал в ин­тер­вью «Ве­до­мо­стям» вла­де­лец Gunvor Тор­бьорн Торн­квист.

Слож­но ска­зать, с кем Гу­це­ри­е­ву бу­дет ком­форт­нее ра­бо­тать в рам­ках парт­нер­ства: с круп­ным ак­ци­о­не­ром, та­ким как Glencore, или с несколь­ки­ми фи­нан­со­вы­ми ин­ве­сто­ра­ми. Это за­ви­сит от стра­те­гии «Рус­снеф­ти», ее по­треб­но­стей и вза­и­мо­от­но­ше­ний меж­ду ком­па­ни­ей и дей­ству­ю­щи­ми парт­не­ра­ми, а та­к­же го­тов­но­сти стро­ить их с но­вы­ми, го­во­рит парт­нер кор­по­ра­тив­ной прак­ти­ки Goltsblat BLP Ан­тон Пан­чен­ков. Да и фи­нан­со­вые ин­ве­сто­ры бы­ва­ют раз­ные: есть та­кие, кто не вме­ши­ва­ет­ся в опе­ра­ци­он­ную де­я­тель­ность, а есть агрес­сив­ные иг­ро­ки, ко­то­рые, ес­ли что-то пой­дет не так, мо­гут по­сяг­нуть и на весь биз­нес, рас­суж­да­ет юрист.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.