«Очень важ­но, что мы вне ко­раб­ля-мат­ки Google. Тут на­ша все­лен­ная»

Джон Хан­ке чуть бы­ло не из­ме­нил идее со­зда­вать ин­тер­нет-иг­ры, ко­гда увлек­ся кар­то­гра­фи­ей. Но он вер­нул­ся, и те­перь весь мир ло­вит по­ке­мо­нов

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ан­тон Оси­пов ВЕ­ДО­МО­СТИ

С6 июля, ко­гда иг­ра Pokemon Go ста­ла до­ступ­на в США, Ав­стра­лии и Но­вой Зе­лан­дии, ка­пи­та­ли­за­ция япон­ско­го про­из­во­ди­те­ля ви­део­игр Nintendo вы­рос­ла бо­лее чем вдвое. Но на­до за­ме­тить, что Nintendo не участ­во­ва­ла в со­зда­нии Pokemon Go и не вла­де­ет пра­ва­ми на иг­ру, пи­шет FT. У ком­па­нии толь­ко треть в Pokemon Company, вла­де­ю­щей пра­ва­ми на бренд по­ке­мо­нов, и столь­ко же в Niantic – аме­ри­кан­ском стар­та­пе, раз­ра­бо­тав­шем иг­ру. Са­ма Nintendo за­ни­ма­ет­ся кон­со­ля­ми, а для про­ры­ва в мир игр для смарт­фо­нов ис­поль­зу­ет парт­не­ров. На­при­мер, япон­ская DeNA сей­час раз­ра­ба­ты­ва­ет для нее пять игр.

Pokemon Go – де­ти­ще аме­ри­кан­ца Джо­на Хан­ке. Его на­зы­ва­ют ос­но­во­по­лож­ни­ком жан­ра MMORPG (мас­со­вая мно­го­поль­зо­ва­тель­ская ро­ле­вая он­лайн-иг­ра), бла­го­да­ря ему воз­ник­ли Google Earth и Google Maps, а те­перь мир схо­дит с ума из-за по­ке­мо­нов.

НА­ЧА­ЛО

Хан­ке ро­дил­ся в го­род­ке Крос­сПлейнс, за­те­рян­ном сре­ди хлоп­ко­вых по­лей Те­ха­са. Все на­се­ле­ние – око­ло 1000 че­ло­век. Из­ве­стен го­ро­док тем, что там вы­рос пи­са­тель Ро­берт Го­вард. При­дя на ра­бо­ту в Google, Хан­ке по­ве­сил над сво­им сто­лом по­стер с са­мым из­вест­ным пер­со­на­жем Хо­вар­да – Ко­на­но­мВар­ва­ром.

Про­грам­ми­ро­ва­ние Хан­ке осво­ил сам еще в млад­шей сред­ней шко­ле (6–8-й клас­сы). Окон­чив в 1989 г. Уни­вер­си­тет Те­ха­са в Остине, Хан­ке устро­ил­ся в госдеп и успел поработать в Ва­шинг­тоне и Мьян­ме (Бир­ма). По­во­рот­ным мо­мен­том в его судь­бе ста­ло ре­ше­ние по­сту­пить в биз­нес-шко­лу им. Уол­те­ра Ха­а­са при Уни­вер­си­те­те Ка­ли­фор­нии. Шко­лу он окон­чил в 1996 г., но еще в 1994 г. он и его со­курс­ник по МВА Стив Сел­лерс ос­но­ва­ли в биз­нес-ин­ку­ба­то­ре ву­за стар­тап Archetype Interactive и за­те­я­ли де­лать ин­тер­нет-иг­ру. В ис­то­рию она вошла под на­зва­ни­ем Meridian 59 и счи­та­ет­ся пер­вой MMORPG, в ко­то­рую лю­ди мог­ли по­иг­рать че­рез ин­тер­нет, а не част­ную сеть. Это су­ще­ствен­но, по­сколь­ку в то вре­мя про­вай­де­ры ис­поль­зо­ва­ли он­лайн-иг­ры, что­бы бо­роть­ся за кли­ен­тов. На­при­мер, до­ступ к Neverwinter Nights от­кры­вал­ся толь­ко при под­клю­че­нии мо­де­ма к се­ти AOL.

«Ес­ли быть чест­ным, мы бы­ли слег­ка оше­лом­ле­ны мас­шта­ба­ми ин­те­ре­са к Pokemon Go»

ОТ­КРЫ­ТИЕ ЗЕМ­ЛИ

Те­сто­вый ва­ри­ант Meridian 59 был вы­ло­жен в сеть в де­каб­ре 2015 г. Иг­ра ис­поль­зо­ва­ла трех­мер­ную гра­фи­ку – так же, как со­вре­мен­ные ро­ле­вые он­лайн-иг­ры. В предыс­то­рии го­во­ри­лось об им­пе­рии, в ко­то­рой су­ще­ство­ва­ли пор­та­лы для ко­ло­ни­за­ции дру­гих ми­ров. За­тем го­су­дар­ство рас­па­лось на мет­ро­по­лию и ко­ло­нии, на­сту­пил ха­ос, на­ча­лась вой­на за власть, по­яви­лись мон­стры – в об­щем, иг­ро­кам бы­ло чем за­нять­ся.

Иг­ра ока­за­лась по­пу­ляр­ной и уже в июне 1996 г. бы­ла про­да­на ком­па­нии 3DO. Хан­ке про­ра­бо­тал в про­ек­те еще два го­да, а в 1998 г. за­те­ял но­вый соб­ствен­ный про­ект, по­про­ще. Стар­тап Big Network за­ни­мал­ся со­зда­ни­ем ша­шек и дру­гих ка­зу­аль­ных игр – т. е. игр с про­сты­ми пра­ви­ла­ми для ши­ро­ко­го круга поль­зо­ва­те­лей.

Че­рез год Хан­ке про­дал и его и от­ка­зал­ся от идеи со­зда­вать иг­ры. В то вре­мя он по­зна­ко­мил­ся с ко­ман­дой про­грам­ми­стов, ре­шив­ших сде­лать соб­ствен­ную иг­ру и ос­но­вав­ших стар­тап Intrinsic Graphics. Преж­де эти ре­бя­та ра­бо­та­ли в ком­па­нии Silicon Graphics, раз­ра­бот­чи­ке соф­та и же­ле­за для ком­пью­тер­ной гра­фи­ки. На обо­ру­до­ва­нии этой фир­мы бы­ли сде­ла­ны, на­при­мер, «Фор­рест Гамп» и «Парк юр­ско­го пе­ри­о­да». Они с гор­до­стью по­ка­за­ли Хан­ке свою раз­ра­бот­ку, поз­во­ля­ю­щую про­иг­ры­вать гра­фи­ку с от­лич­ным ка­че­ством на обыч­ном ком­пью­те­ре. На де­мо­ро­ли­ке ка­ме­ра смот­ре­ла из кос­мо­са на Зем­лю, а по­том на­ез­жа­ла на по­верх­ность, поз­во­ляя рас­смот­реть от­дель­ные ули­цы, рас­ска­зы­ва­ет­ся в кни­ге Дже­ро­ма Эн­дже­ла «Ми­ро­вые кла­сте­ры ин­но­ва­ций».

Хан­ке был по­ра­жен. Но от­нюдь не тем, на что рас­счи­ты­ва­ли стар­та­пе­ры. В ту по­ру кос­ми­че­ские сним­ки по­верх­но­сти нашей пла­не­ты толь­ко-толь­ко на­ча­ли по­сту­пать в от­кры­тую про­да­жу. Хан­ке по­пы­тал­ся убе­дить их и их ин­ве­сто­ра за­быть о раз­ра­бот­ке но­вой иг­ры и за­нять­ся кар­то­гра­фи­ей, но без­успеш­но. То­гда он вы­ку­пил тех­но­ло­гию, об­счи­ты­ва­ю­щую уве­ли­че­ние мас­шта­ба, на­нял про­грам­ми­стов – так воз­ник стар­тап Keyhole. Был ян­варь 2000 г., до­тком-ком­па­ни­ям про­ро­чи­ли без­об­лач­ное бу­ду­щее, и Хан­ке лег­ко по­лу­чил фи­нан­си­ро­ва­ние от Sony. «На­ша цель про­ста – предо­ста­вить в рас­по­ря­же­ние на­ших кли­ен­тов це­лый мир», – пи­сал Хан­ке в пресс-ре­ли­зе 2001 г. В кар­тах его про­грам­мы Earth Viewer по­яви­лись трех­мер­ные изоб­ра­же­ния. Но от­нюдь не всех участ­ков Зем­ли, а толь­ко тех, на ко­то­рые уда­лось вы­ку­пить спут­ни­ко­вые сним­ки и аэро­фо­то­съем­ку. Кар­тин­ка бы­ла при­вя­за­на к гео­гра­фи­че­ским ко­ор­ди­на­там, на ней ука­зы­ва­лись раз­лич­ные дан­ные: гра­ни­цы рай­о­нов и го­су­дарств, ад­ре­са и телефоны местных фирм и т. д.

Про­ект ак­тив­но рос – но тут пу­зырь до­тко­ма лоп­нул. Встал во­прос вы­жи­ва­ния. На по­мог­ла вой­на в Ира­ке. Еще до то­го как ста­ли па­дать бом­бы, в Keyhole хлы­ну­ло фи­нан­си­ро­ва­ние, пи­са­ла га­зе­та The Mercury News. День­ги да­ли раз­ра­бот­чик гра­фи­че­ских уско­ри­те­лей и про­цес­со­ров NVIDIA и вен­чур­ный фонд In-Q-Tel, ин­ве­сти­ру­ю­щий в раз­ра­бот­ки, ко­то­рые мо­гут быть ис­поль­зо­ва­ны раз­вед­служ­ба­ми. Кар­ты Хан­ке ока­за­лись ин­те­рес­ны не толь­ко ЦРУ. Earth Viewer с удо­воль­стви­ем ис­поль­зо­ва­ли CNN, ABC, CBS и дру­гие те­ле­ка­на­лы, что­бы ил­лю­стри­ро­вать сю­же­ты о войне в За­ли­ве.

Те­ле­кар­тин­ка при­влек­ла вни­ма­ние ин­ве­сто­ров. В 2004 г. Keyhole был го­тов за­крыть ра­унд фи­нан­си­ро­ва­ния В. Но за несколь­ко дней до это­го Хан­ке по­зво­ни­ли из Google. В то вре­мя де­ти­ще Сер­гея Бри­на и Лар­ри Пей­джа бы­ло за­мет­ной ком­па­ни­ей, но не та­ким мон­стром, как сей­час. Google не стре­мил­ся рас­кры­вать свои фи­нан­со­вые воз­мож­но­сти, еще не про­вел гром­кое IPO, не за­хва­тил ры­нок ПО для смарт­фо­нов. Ме­не­джер из под­раз­де­ле­ния биз­не­сраз­ви­тия Google по­про­сил Хан­ке устро­ить пре­зен­та­цию, тем бо­лее что их офи­сы рас­по­ла­га­лись непо­да­ле­ку. Ме­нее чем че­рез 24 ча­са по­сле встре­чи Keyhole по­лу­чил пред­ло­же­ние о про­да­же от Google за $35 млн и от­ме­нил ра­унд фи­нан­си­ро­ва­ния.

ПОД СЕНЬЮ GOOGLE

Ре­сур­сы Google сыг­ра­ли важ­ней­шую роль для раз­ви­тия про­ек­та. В 2002 г. го­до­вая под­пис­ка на Earth Viewer сто­и­ла $1200. Как толь­ко от­па­ла нуж­да в день­гах, це­ну сни­зи­ли до $30, а ко­гда в июне 2005 г. про­ект вы­шел под име­нем Google Earth, он был бес­плат­ным. В кни­ге «Ми­ро­вые кла­сте­ры ин­но­ва­ций» при­во­дит­ся та­кой при­мер: Хан­ке по­про­сил у Бри­на раз­ре­ше­ние при­об­ре­сти часть из вы­став­лен­ных на про­да­жу спут­ни­ко­вых сним­ков. Брин ве­лел ску­пать все, что по­па­дет­ся.

В Google Хан­ке за­ни­мал долж­ность ви­це-пре­зи­ден­та по раз­ви­тию про­дук­та под­раз­де­ле­ния Geo. Он раз­ра­ба­ты­вал один ин­те­рес­ный про­ект за дру­гим: Google Earth, Google Maps, Local, Street View, SketchUp (про­грам­ма для мо­де­ли­ро­ва­ния неслож­ных трех­мер­ных объ­ек­тов, куп­лен­ная Google в 2006 г.), Panoramio (фо­то­сер­вис с при­вяз­кой сним­ков к гео­гра­фи­че­ским ко­ор­ди­на­там). Под на­ча­лом Хан­ке бы­ла не одна сот­ня со­труд­ни­ков, но не бы­ло преж­ней сво­бо­ды. В 2010 г. он ре­шил бро­сить все и сно­ва за­нять­ся соб­ствен­ным биз­не­сом. Но Google не хотел от­пус­кать цен­но­го ра­бот­ни­ка. Сто­ро­ны до­го­во­ри­лись, что Хан­ке за­пу­стит свой стар­тап внут­ри Google.

Но­вый про­ект окре­сти­ли Niantic Labs (см. врез). Пер-

вым про­ек­том ста­ло мо­биль­ное при­ло­же­ние Field Trip. Оно от­сле­жи­ва­ет, где идет поль­зо­ва­тель, и рассказывает ему интересные со­бы­тия из ис­то­рии, про­ис­хо­див­шие на этой ули­це, со­ве­ту­ет сде­лать крюк и взгля­нуть на ту или иную до­сто­при­ме­ча­тель­ность – а по­пут­но зай­ти в ре­сто­ран или ма­га­зин.

Сле­ду­ю­щим де­ти­щем Niantic ста­ла иг­ра Ingress, по­стро­ен­ная на прин­ци­пе до­пол­нен­ной ре­аль­но­сти. Вы вклю­ча­е­те ви­део­ка­ме­ру на га­д­же­те и смотрите на изоб­ра­же­ние на экране. Но к ре­аль­ным пей­за­жам и пред­ме­там про­грам­ма до­ри­со­вы­ва­ет вы­ду­ман­ные объ­ек­ты.

«У ме­ня ощу­ще­ние, что мы при­сут­ству­ем при за­рож­де­нии но­во­го жан­ра <...> как в слу­чае с Flight Simulator и Doom», – ци­ти­ру­ет The Independent Хан­ке. Ingress ста­ла не пер­вой иг­рой с до­пол­нен­ной ре­аль­но­стью, но и Flight Simulator и Doom то­же не бы­ли пи­о­не­ра­ми, од­на­ко во мно­гом за­ло­жи­ли за­ко­ны жан­ра.

В Ingress есть две фрак­ции – «про­све­щен­ные» и «со­про­тив­ле­ние». Пер­вые по­мо­га­ют неко­е­му та­ин­ствен­но­му ра­зу­му – шей­пе­рам – про­ник­нуть в наш мир. Яко­бы они при­не­сут с со­бой но­вую эпо­ху про­све­ще­ния. Со­про­тив­ле­ние счи­та­ет, что цель шей­пе­ров – по­ра­бо­тить лю­дей. Обе фрак­ции бо­рют­ся, за­хва­ты­вая пор­та­лы. От­ли­чие от обыч­ных ком­пью­тер­ных игр в том, что пор­та­лы – это ре­аль­ные объ­ек­ты. Как пра­ви­ло, куль­тур­ные – от па­мят­ни­ков ис­то­рии до граф­фи­ти на стене.

Са­мой боль­шой про­бле­мой иг­ры бы­ло по­бу­дить иг­ро­ка дой­ти до пер­во­го пор­та­ла. «Мно­гие ска­чи­ва­ли иг­ру, не по­ни­мая, что в ней нуж­но до­би­рать­ся в раз­ные ме­ста. [Лю­ди спра­ши­ва­ли] где кноп­ки управ­ле­ния? Как за­ста­вить пер­со­на­жа дви­гать­ся?» – рас­ска­зы­вал Хан­ке The Independent. По­том до них до­хо­ди­ло, что при­хо­дит­ся вклю­чать GPS и дви­гать­ся са­мо­му, что­бы твой пер­со­наж на­чал пе­ре­ме­щать­ся. Прав­да, и здесь не обо­шлось без жуль­ни­че­ства. Бы­ли на­пи­са­ны про­грам­мы, со­об­ща­ю­щие иг­ре невер­ные ко­ор­ди­на­ты GPS. С их по­мо­щью мож­но бы­ло пу­те­ше­ство­вать по го­ро­ду, не вы­хо­дя из квар­ти­ры, как по Google Earth. Но ес­ли об­ман рас­кры­вал­ся, лен­тяя ба­ни­ли.

До­брав­шись до ме­ста, игрок смот­рел че­рез ка­ме­ру смарт­фо­на, и про­грам­ма до­ри­со­вы­ва­ла к кар­тин­ке изоб­ра­же­ние пор­та­ла. По­том игрок де­лал в смарт­фоне от­мет­ку о его за­хва­те. Пра­ви­ла за­хва­та раз­ли­ча­лись, по­рой для это­го необ­хо­ди­мо бы­ло объ­еди­нять­ся в груп­пы.

Ре­сурс Pocket Gamer уве­ря­ет, что один про­дви­ну­тый гей­мер Ingress пре­одо­лел, иг­рая, в ре­аль­ном ми­ре 100 000 миль (око­ло 161 000 км). Был слу­чай, ко­гда гей­ме­ру на­ня­ли част­ный самолет, что­бы он смог до­брать­ся до уда­лен­но­го пор­та­ла и свя­зать его с пор­та­лом в род­ном го­ро­де – на по­лет ски­ну­лись его то­ва­ри­щи по иг­ре («Да­же я был по­ра­жен», – при­зна­ет Хан­ке). Хан­ке по­де­лил­ся ис­то­ри­я­ми, ко­гда лез­ли на го­ру, что­бы до­брать­ся до пор­та­ла, а та­к­же зна­ко­ми­лись и же­ни­лись бла­го­да­ря иг­ре. Как и с Pokemon Go, это и бы­ла одна из це­лей: вы­та­щить лю­дей из-за до­маш­них ком­пью­те­ров на ули­цы и под­толк­нуть в об­ще­нию в ре­аль­ном ми­ре.

Ingress бы­ла за­пу­щен в бе­та­вер­сии в но­яб­ре 2012 г. В на­ча­ле 2013 г. Хан­ке по­нял, что иг­ро­ки на­зна­ча­ют ди­вер­ти­а­ли­за­ции – собираются вме­сте в ре­аль­ном ми­ре. У них воз­ник­ла идея сде­лать эти встре­чи ча­стью иг­ры, пи­шет The Independent. В фев­ра­ле 2013 г. та­кой сбор, оформ­лен­ный как мис­сия в иг­ре, был на­зна­чен на тер­ри­то­рии ис­то­ри­че­ско­го па­мят­ни­ка Ках­окия – груп­пы из 109 кур­га­нов се­ве­ро­аме­ри­кан­ских ин­дей­цев в шта­те Ил­ли­нойс. Как на­зло, день вы­дал­ся хо­лод­ным и дожд­ли­вым, а от го­ро­да до кур­га­нов бы­ло не очень близ­ко. Со­зда­те­ли иг­ры ре­ши­ли, что встре­ча про­ва­ли­лась. Ка­ко­во же бы­ло их удив­ле­ние, ко­гда око­ло 60 че­ло­век про­ве­ли чуть ли не це­лый день, бе­гая меж­ду кур­га­на­ми и иг­рая в Ingress. Со вре­ме­нем та­кие ме­ро­при­я­тия ста­ли со­би­рать мно­го­ты­сяч­ные тол­пы не толь­ко в США, но и в Япо­нии и Ис­па­нии.

Иг­ро­кам Ingress да­ли воз­мож­ность са­мим пред­ла­гать ме­ста для пор­та­лов. Глав­ный кри­те­рий – это долж­но бы­ло быть люд­ное, при­ме­ча­тель­ное или кра­си­вое ме­сто. Хан­ке не учел од­но­го – толь­ко за пер­вые два го­да иг­ру ска­ча­ли 8 млн раз. Так что его ко­ман­де по­сту­пи­ло око­ло 15 млн за­явок на ме­ста для пор­та­лов. «Мы одоб­ри­ли око­ло 5 млн из них по все­му ми­ру», – рас­ска­зы­вал Хан­ке ме­диа­пор­та­лу Mashable. В про­шлом го­ду в Niantic ра­бо­тал 41 че­ло­век, они фи­зи­че­ски не справ­ля­лись с по­то­ком пред­ло­же­ний и убра­ли из иг­ры воз­мож­ность сде­лать за­яв­ку. Но сеть пор­та­лов и ста­ти­сти­ка пе­ре­ме­ще­ний иг­ро­ков сыг­ра­ли крайне важ­ную роль в дру­гом про­ек­те – на ос­но­ве этой ин­фор­ма­ции бы­ла по­стро­е­на сле­ду­ю­щая иг­ра, Pokemon Go.

ПОКЕМОНЫ НАСТУПАЮТ

Иг­ра Pokemon Go воз­ник­ла бла­го­да­ря шут­ке. В 2014 г. на день ду­ра­ка 1 ап­ре­ля Google и Pokemon Company объ­еди­ни­лись, за­пря­та­ли в раз­ных ме­стах на мо­биль­ной вер­сии Google Maps по­ке­мо­нов и пред­ло­жи­ли поль­зо­ва­те­лям их най­ти. Успех ак­ции за­ста­вил Хан­ке за­ду­мать­ся. Пра­ва на по­ке­мо­нов при­над­ле­жат The Pokemon Company – сов­мест­но­му пред­при­я­тию, ко­то­рым в рав­ных до­лях вла­де­ют раз­ра­бот­чик игр с по­ке­мо­на­ми Game Freak, про­из­во­ди­тель иг­ру­шек Creatures и Nintendo. Хан­ке от­пра­вил­ся до­го­ва­ри­вать­ся с ге­не­раль­ным ди­рек­то­ром The Pokemon Company Цу­не­ка­цу Иси­ха­рой о но­вой иг­ре с его зве­руш­ка­ми и до­пол­нен­ной ре­аль­но­стью, и неожи­дан­но вы­яс­ни­лось, что Иси­ха­ра и его же­на страст­ные иг­ро­ки в Ingress. Их ге­рои бо­лее про­ка­ча­ны, чем пер­со­наж са­мо­го Хан­ке. Это силь­но об­лег­чи­ло пе­ре­го­во­ры.

В 2015 г. про­изо­шло еще од­но важ­ное для раз­ра­бот­чи­ка со­бы­тие. Google за­ду­мал ре­ор­га­ни­за­цию сво­е­го биз­не­са в хол­динг Alphabet, ко­то­рая за­вер­ши­лась в ок­тяб­ре про­шло­го го­да. Раз­лич­ные на­прав­ле­ния бы­ли вы­де­ле­ны в от­дель­ные ком­па­нии. Преж­де Google раз­ви­вал свои сер­ви­сы вроде Google Maps как го­ри­зон­таль­ную, низ­ко­уров­не­вую плат­фор­му, жа­ло­вал­ся Хан­ке Business Insider. Ины­ми сло­ва­ми, Niantic не име­ла пра­ва со­труд­ни­чать с дру­ги­ми раз­ра­бот­чи­ка­ми, ес­ли в их сов­мест­ном про­дук­те ис­поль­зо­ва­лись раз­ра­бот­ки Google. Те­перь же он об­рел сво­бо­ду.

В но­яб­ре 2015 г. Niantic про­ве­ла ра­унд фи­нан­си­ро­ва­ния се­рии А, по­лу­чив $20 млн от Pokemon Company Group, Google и Nintendo. «Мы не ушли да­ле­ко от гнез­да. Мы все­го в пя­ти ми­ну­тах пу­ти, – го­во­рил Хан­ке ре­сур­су VentureBeat. – Но для нас очень важ­но, что мы вне ко­раб­ля-мат­ки Google. Это на­ша все­лен­ная»

В фев­ра­ле это­го го­да Niantic по­лу­чи­ла еще $5 млн ин­ве­сти­ций от вен­чур­но­го фон­да кор­по­ра­ции Fuji Television и фон­да Alsop Louie. Важ­ны бы­ли не толь­ко день­ги, но и зна­ния. Япон­ская те­ле­кор­по­ра­ция раз­би­ра­ет­ся в ази­ат­ском мар­ке­тин­ге. А ос­но­ва­тель Alsop Louie Луи Гил­ман – спе­ци­а­лист по брен­ди­ро­ва­нию, объ­яс­нял Хан­ке в бло­ге Niantic. С Гил­ма­ном он зна­ком не по­на­слыш­ке – тот был со­ос­но­ва­те­лем и пер­вым ге­не­раль­ным ди­рек­то­ром фон­да In-QTel, ин­ве­сти­ро­вав­шим в Keyhole.

Но ра­бо­та с Гил­ма­ном под­го­то­ви­ла бо­га­тую поч­ву для сто­рон­ни­ков тео­рии за­го­во­ра. In-Q-Tel ра­бо­та­ет на ЦРУ, вор­чат они. Бла­го­да­ря Google Maps аме­ри­кан­ская раз­вед­ка за­сня­ла на­ши ули­цы, но не смог­ла за­гля­нуть внутрь зда­ний. Эту за­да­чу ре­ши­ли иг­ры вроде Ingress и Pokemon Go. Те­перь до­ста­точ­но по­слать в нуж­ное по­ме­ще­ние ред­ко­го по­ке­мо­на – и го­то­ва он­лайн-транс­ля­ция.

ТРИ ЗА­ДА­ЧИ ПО­КЕ­МО­НОВ

Кро­ме ком­мер­че­ской у иг­ры Pokemon Go есть три важ­ные за­да­чи, пи­шет Business Insider.

Пер­вая – фи­зи­че­ские тре­ни­ров­ки. Раз­но­об­раз­ные фит­нес-при­ло­же­ния остав­ля­ют по­сле­вку­сие, буд­то ты спортс­мен, об­ла­жав­ший­ся на Олим­пиа­де, иро­ни­зи­ру­ет Хан­ке. Pokemon Go не на­ста­и­ва­ет, что ты дол­жен про­бе­жать столь­ко-то ки­ло­мет­ров или сжечь столь­ко-то ка­ло­рий, ина­че про­иг­ра­ешь. На­обо­рот, иг­ра пред­ла­га­ет вкус­ный приз, по­ке­мо­на, ес­ли все-та­ки со­бе­решь­ся с си­ла­ми. В иг­ре есть та­кой квест: най­ти яйцо и прой­ти с ним опре­де­лен­ное рас­сто­я­ние. То­гда из него вы­лу­пит­ся по­ке­мон.

Вто­рая – посмотреть на мир но­вым взгля­дом. Мно­гие точ­ки в иг­ре при­вя­за­ны к ис­то­ри­че­ским или про­сто кра­си­вым ме­стам, та­ким об­ра­зом да­же род­ной го­род мож­но от­крыть для се­бя за­но­во.

И на­ко­нец, иг­ра на­стра­и­ва­ет лю­дей на об­ще­ние. В по­гоне за по­ке­мо­на­ми или на ста­ди­о­нах, где их тре­ни­ру­ют, лю­ди встре­ча­ют­ся в ре­аль­ном ми­ре. А на опре­де­лен­ном эта­пе они по усло­ви­ям иг­ры про­сто вы­нуж­де­ны объ­еди­нять­ся, что­бы по­бе­дить.

Са­ма иг­ра со­сто­ит из несколь­ких ча­стей. Сна­ча­ла вы ище­те и ло­ви­те по­ке­мо­нов. Для это­го нуж­но бро­сать в них вир­ту­аль­ным мя­чи­ком. Покемоны мо­гут быть вез­де, од­но­го недав­но на­шли на ра­бо­чем сто­ле со­труд­ни­ка «Ве­до­мо­стей». Но боль­ше все­го их в ме­стах скоп­ле­ния иг­ро­ков (на­при­мер, воз­ле офи­са «Ян­дек­са») и воз­ле так на­зы­ва­е­мых Pokеstops. Это точ­ки, где иг­ро­ки мо­гут по­пол­нять за­пас мя­чи­ков и на­хо­дить дру­гие по­лез­ные вир­ту­аль­ные пред­ме­ты. По­сле опре­де­лен­но­го уров­ня иг­ро­ки мо­гут вы­став­лять сво­их по­ке­мо­нов на схват­ки на спе­ци­аль­ных пло­щад­ках, а по­том биться и ко­ман­да про­тив ко­ман­ды. Ме­ста этих дей­ствий опре­де­ли­лись как раз бла­го­да­ря пор­та­лам Ingress. «Два с по­ло­ви­ной го­да лю­ди по­се­ща­ли ме­ста, где, по их мне­нию, удоб­нее иг­рать в Ingress, так что сре­ди них встре­ча­ют­ся до­ста­точ­но уда­лен­ные ло­ка­ции. Есть пор­та­лы в Ан­тарк­ти­ке и на Се­вер­ном по­лю­се», – кон­ста­ти­ро­вал Хан­ке в бе­се­де с Lazygamer.net.

Но сме­ше­ние иг­ры с ре­аль­ным ми­ром по­рож­да­ет и неко­то­рые труд­но­сти, при­зна­ет Хан­ке на стра­ни­цах The Time: «На­ши ин­струк­ции для иг­ро­ков не толь­ко о том, как иг­рать, но и необ­хо­ди­мо­сти со­блю­дать закон и ува­жать част­ную соб­ствен­ность, веж­ли­во об­щать­ся с дру­ги­ми поль­зо­ва­те­ля­ми. По­след­нее мы ста­ра­ем­ся вну­шить на­шим поль­зо­ва­те­лям все­ми спо­со­ба­ми. Сам ди­зайн про­дук­та спе­ци­аль­но за­то­чен под это. Это не иг­ра о том, как ко­го­ни­будь по­бить. Гейм­плей (сце­на­рий ком­пью­тер­ной иг­ры. – «Ве­до­мо­сти») дру­же­лю­бен и, ду­маю, спо­соб­ству­ет по­зи­тив­но­му со­ци­аль­но­му вза­и­мо­дей­ствию».

ОШЕЛОМЛЯЮЩИЙ ИН­ТЕ­РЕС

«Мы рас­счи­ты­ва­ли на успех и го­то­ви­ли для это­го ин­фра­струк­ту­ру. Но, ес­ли быть чест­ным, бы­ли слег­ка оше­лом­ле­ны мас­шта­ба­ми ин­те­ре­са, – го­во­рил Хан­ке The Time. – Мы сей­час пы­та­ем­ся под­дер­жи­вать ин­фра­струк­ту­ру, что­бы она справ­ля­лась с на­плы­вом же­ла­ю­щих по­иг­рать». Рус­ская гей­мер­ша жа­ло­ва­лась «Ве­до­мо­стям», что, как толь­ко в США на­сту­па­ет утро, по­яв­ля­ют­ся про­бле­мы с до­сту­пом к сер­ве­ру иг­ры.

Pokemon Go – бес­плат­ная иг­ра, но за день­ги поль­зо­ва­те­ли мо­гут упро­стить се­бе жизнь, ку­пив услу­ги и ар­те­фак­ты, на­при­мер для уско­рен­ной про­кач­ки мон­стров. По­хо­жая стра­те­гия бы­ла у King Digital, вы­пу­стив­шей в 2012 г. хит для смарт­фо­нов Candy Crush, пи­шет FT. В 2013 г. она при­зна­ла, что 96% поль­зо­ва­те­лей не пла­тят ни цен­та. Прав­да, остав­ши­е­ся 4% поз­во­ля­ли по­ка­зы­вать та­кие фи­нан­со­вые ре­зуль­та­ты, что в 2015 г. King Digital бы­ла про­да­на ком­па­нии Activision Blizzard, про­из­во­ди­те­лю World of Warcraft, за $5,9 млрд.

Взгля­ды на ре­кла­му Хан­ке сфор­му­ли­ро­вал еще во вре­ме­на Ingress на стра­ни­цах The Independent. Ре­кла­ма долж­на ра­бо­тать в тес­ной свя­зи с про­дук­том, убеж­дал он и при­во­дил в при­мер кон­текст­ную ре­кла­му. Она вы­да­ет ре­клам­ные ссыл­ки ров­но по те­ме, ин­те­ре­су­ю­щей поль­зо­ва­те­ля: «Пред­ставь­те, что Google Search <...> по­ка­зы­вал бы всплы­ва­ю­щий бан­нер или 30-се­кунд­ный ви­део­ро­лик пе­ред каж­дым по­ис­ком. В Google Maps мы не один раз об­ду­мы­ва­ли, ка­кая ре­кла­ма сов­ме­сти­ма с кар­та­ми. Одна из ошибок, ко­то­рую мы то­гда со­вер­ши­ли, – мы не вве­ли ре­кла­му с са­мо­го на­ча­ла, ко­гда за­пу­сти­ли Google Maps. У поль­зо­ва­те­лей все­гда вы­зы­ва­ет про­тест, ко­гда про­дукт за­пус­ка­ет­ся без мыс­ли о мо­не­ти­за­ции, а по­том ее вво­дят. Так что в Ingress мы про­ду­ма­ли си­сте­му ре­кла­мы и за­клю­чи­ли пер­вые до­го­во­ры с парт­не­ра­ми уже при за­пус­ке иг­ры».

И в Ingress, и в Pokemon Go за опре­де­лен­ную сум­му лю­бая ком­па­ния мо­жет сде­лать свой ма­га­зин или офис ме­стом для пор­та­ла и по­яв­ле­ния ред­ких по­ке­мо­нов. Парт­не­ра­ми Ingress ста­ли McDonald’s, те­ле­ком­му­ни­ка­ци­он­ная и ме­ди­а­кор­по­ра­ция SoftBank, бан­ков­ская груп­па Mitsubishi UFJ Financial Group. Ко­гда покемоны по­явят­ся в Рос­сии, в этот спи­сок, ви­ди­мо, вой­дут и оте­че­ствен­ные ком­па­нии.-

«Мы не ушли да­ле­ко от гнез­да. Мы все­го в пя­ти ми­ну­тах пу­ти. Но для нас очень важ­но, что мы вне ко­раб­ля-мат­ки Google. Это на­ша все­лен­ная»

TORU HANAI / REUTERS

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.