Не со­всем сви­де­тель

Участ­ник сдел­ки со след­стви­ем, да­ю­щий по­ка­за­ния про­тив сво­их по­дель­ни­ков, не яв­ля­ет­ся обыч­ным сви­де­те­лем и име­ет особый про­цес­су­аль­ный ста­тус, по­ста­но­вил Кон­сти­ту­ци­он­ный суд

Vedomosti.Piter - - ВЛАСТЬ & ДЕНЬГИ - Ана­ста­сия Кор­ня ВЕ­ДО­МО­СТИ

За­клю­чив­ший сдел­ку со след­стви­ем пре­ступ­ник, да­ю­щий по­ка­за­ния про­тив сво­их по­дель­ни­ков, не яв­ля­ет­ся сви­де­те­лем в пол­ном смыс­ле это­го сло­ва и об­ла­да­ет осо­бым про­цес­су­аль­ным ста­ту­сом. Об этом го­во­рит­ся в опуб­ли­ко­ван­ном в кон­це про­шлой неде­ли по­ста­нов­ле­нии Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да о про­вер­ке норм Уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го ко­дек­са, ко­то­рые поз­во­ля­ют участ­ни­кам сдел­ки со след­стви­ем сви­де­тель­ство­вать про­тив дру­гих участ­ни­ков пре­ступ­ле­ния. Та­ко­го участ­ни­ка про­цес­са не нуж­но пре­ду­пре­ждать об от­вет­ствен­но­сти за да­чу лож­ных по­ка­за­ний, по­сколь­ку ему гро­зит от­вет­ствен­ность за на­ру­ше­ние усло­вий сдел­ки: до­су­деб­ное со­гла­ше­ние о со­труд­ни­че­стве мо­жет быть рас­торг­ну­то, а уже вы­не­сен­ный при­го­вор пе­ре­смот­рен в худ­шую сто­ро­ну. Пре­ду­пре­ждать о по­след­стви­ях об­ви­ня­е­мо­го дол­жен про­ку­рор еще при за­клю­че­нии до­су­деб­но­го со­гла­ше­ния о со­труд­ни­че­стве. При этом за­ве­до­мо лож­ные об­ви­ни­тель­ные по­ка­за­ния долж­ны рас­смат­ри­вать­ся как на­ру­ше­ние не ме­нее се­рьез­ное, неже­ли по­пыт­ка вы­го­ро­дить быв­ших со­общ­ни­ков, под­чер­ки­ва­ет­ся в по­ста­нов­ле­нии Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да.

По­во­дом для рас­смот­ре­ния это­го де­ла ста­ла жа­ло­ба жи­те­ля Во­лог­ды Дмит­рия Усен­ко, осуж­ден­но­го в 2014 г. за сбыт нар­ко­ти­ков в со­ста­ве ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной груп­пы. Как сле­ду­ет из жа­ло­бы, на су­де бы­ли огла­ше­ны и ис­поль­зо­ва­ны в ка­че­стве до­ка­за­тельств по­ка­за­ния по­дель­ни­ков Усен­ко, за­клю­чив­ших сдел­ку со след­стви­ем. Эти по­ка­за­ния бы­ли да­ны в хо­де пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия, ко­гда оба сви­де­те­ля до­пра­ши­ва­лись в ка­че­стве об­ви­ня­е­мых и по­до­зре­ва­е­мых. На су­де они подтвердили свои по­ка­за­ния. По мне­нию за­яви­те­ля, та­кая прак­ти­ка на­ру­ша­ет кон­сти­ту­ци­он­ный за­прет на ис­поль­зо­ва­ние до­ка­за­тельств, по­лу­чен­ных неза­кон­ным пу­тем: вы­сту­пив­шие в ка­че­стве сви­де­те­лей ли­ца не пре­ду­пре­жда­лись об от­вет­ствен­но­сти за да­чу лож­ных по­ка­за­ний или за от­каз от да­чи по­ка­за­ний и до­пра­ши­ва­лись без за­щит­ни­ка.

Кон­сти­ту­ци­он­ный суд не уви­дел в нор­мах, ре­гла­мен­ти­ру­ю­щих «сдел­ку со след­стви­ем», про­ти­во­ре­чий Ос­нов­но­му за­ко­ну стра­ны. «Доз­во­ле­ние об­ви­ня­е­мо­му до­бить­ся умень­ше­ния объ­е­ма об­ви­не­ния или раз­ме­ра на­ка­за­ния в слу­чае при­зна­ния сво­ей ви­ны <...> ли­бо в об­мен на пло­до­твор­ное со­труд­ни­че­ство с ор­га­ном след­ствия яв­ля­ет­ся об­щей чер­той ев­ро­пей­ских си­стем уго­лов­ной юс­ти­ции», – от­ме­ча­ет­ся в по­ста­нов­ле­нии су­да. В при­мер судьи при­во­дят ре­ше­ния Ев­ро­пей­ско­го су­да по пра­вам че­ло­ве­ка, в том чис­ле по делу «На­валь­ный про­тив Рос­сии» (де­ло «Ки­ров­ле­са»). По­ка­за­ния ли­ца, за­клю­чив­ше­го сдел­ку со след­стви­ем, не име­ют за­ра­нее уста­нов­лен­ной си­лы и под­ле­жат про­вер­ке по всем пра­ви­лам уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го за­ко­на, разъ­яс­ня­ет Кон­сти­ту­ци­он­ный суд. Они не осво­бож­да­ют ор­га­ны об­ви­не­ния от обя­зан­но­сти до­ка­зы­ва­ния ви­нов­но­сти и ины­ми сред­ства­ми, а сле­до­ва­тель­но, не опро­вер­га­ют пре­зумп­цию неви­нов­но­сти об­ви­ня­е­мо­го по ос­нов­но­му делу. Про­це­ду­ра до­про­са та­ких лиц долж­на обес­пе­чи­вать пра­во об­ви­ня­е­мо­го по ос­нов­но­му делу на эф­фек­тив­ную су­деб­ную за­щи­ту, вклю­чая пра­во до­пра­ши­вать по­ка­зы­ва­ю­щих про­тив него, на­ста­и­ва­ет суд. В по­ста­нов­ле­нии от­ме­ча­ет­ся, что за­ко­но­да­те­лю сле­ду­ет уточ­нить по­ря­док участия тех, кто за­клю­чил «сдел­ку с пра­во­су­ди­ем», в про­цес­сах по де­лам их пред­по­ла­га­е­мых со­общ­ни­ков.

«По-мо­е­му, они про­сто за­пу­та­лись, пы­та­ясь за­щи­тить су­ще­ству­ю­щий по­ря­док», – ком­мен­ти­ру­ет ре­ко­мен­да­ции Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да ад­во­кат Дмит­рий Агра­нов­ский. Он на­по­ми­на­ет, что ос­нов­ная про­бле­ма за­клю­ча­ет­ся не в ин­стру­мен­те «сдел­ки с пра­во­су­ди­ем», а в его на­ци­о­наль­ной ин­тер­пре­та­ции, ко­гда при­го­вор участ­ни­ку сдел­ки вы­но­сит­ся еще до то­го, как суд про­ве­рит его по­ка­за­ния. В ре­аль­но­сти су­ды ни­че­го не пы­та­ют­ся про­ве­рить, за­ме­ча­ет ад­во­кат, – да­же ес­ли участ­ник сдел­ки пол­но­стью ме­ня­ет на су­де по­ка­за­ния, тот обыч­но про­сто все ска­зан­ное «оце­ни­ва­ет кри­ти­че­ски» и ис­поль­зу­ет по­ка­за­ния, по­лу­чен­ные на до­про­се. Имен­но это слу­чи­лось на су­де по делу его под­за­щит­но­го, оп­по­зи­ци­о­не­ра Сер­гея Удаль­цо­ва, на­по­ми­на­ет Агра­нов­ский: хо­тя глав­ный сви­де­тель об­ви­не­ния на су­де прак­ти­че­ски пол­но­стью от­ка­зал­ся от сво­их по­ка­за­ний, этот факт про­сто про­игно­ри­ро­ва­ли, на­по­ми­на­ет он, и уж, ко­неч­но, ни­кто не стал пе­ре­смат­ри­вать до­су­деб­ное со­гла­ше­ние о со­труд­ни­че­стве. Опре­де­ляя по­ря­док сдел­ки со след­стви­ем, за­ко­но­да­тель дол­жен за­кла­ды­вать по­прав­ку на об­ви­ни­тель­ный уклон рос­сий­ских су­дов, счи­та­ет ад­во­кат.-

/ С. ПОРТЕР / ВЕ­ДО­МО­СТИ

Сдел­ка со след­стви­ем не га­ран­ти­ру­ет ее участ­ни­ку ско­ро­го осво­бож­де­ния, под­черк­нул КС

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.