Вой­ти в кон­такт с ге­ни­ем ме­ста

Про­шел 11-й фе­сти­валь «Арх­сто­я­ние». Он прибавил деревне Ни­ко­ла-Ле­ни­вец и ее окрест­но­стям несколь­ко но­вых про­из­ве­де­ний, три из них впи­са­лись в при­ро­ду и сло­жив­ший­ся мест­ный стиль

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Оль­га Ка­ба­но­ва ВЕ­ДО­МО­СТИ

Фе­сти­валь ланд­шафт­ных объ­ек­тов «Арх­сто­я­ние», как спра­вед­ли­во пи­шут его ор­га­ни­за­то­ры в по­яс­ни­тель­ной за­пис­ке, дав­но пре­вра­тил­ся в арт-парк и пе­ре­стал быть ме­стом от­дох­но­ве­ния и уеди­не­ния. На­обо­рот, на три дня фе­сти­ва­ля де­рев­ня Ни­ко­ла-Ле­ни­вец с окрест­но­стя­ми ста­но­вит­ся во­пло­ще­ни­ем су­е­ты на при­ро­де – ком­па­нии мо­ло­дых лю­дей пе­ре­се­ка­ют мест­ность от объ­ек­та к объ­ек­ту, от сто­ло­вой к реч­ке, на­ма­ты­ва­ют ки­ло­мет­ры по до­ро­гам ес­ли не мок­рым, то пыль­ным. Так что те­ма это­го го­да – «Убе­жи­ще», – воз­мож­но, вы­бра­на ра­зум­но, но не все участ­ни­ки ее при­дер­жи­ва­лись. Да­же на­обо­рот, лучшие ра­бо­ты к ней не име­ют ни­ка­ко­го от­но­ше­ния.

Преж­де все­го те­му иг­но­ри­ро­вал Ни­ко­лай По­лис­ский – глав­ный ху­дож­ник ме­ста, его ге­ний. Он по­ста­вил на при­гор­ке, в цен­тре об­шир­ной, по­ме­чен­ной арт-объ­ек­та­ми, тер­ри­то­рии, три­ум­фаль­ную ар­ку – «Бе­лые во­ро­та». По сло­вам ав­то­ра, они по­ка бе­лые, по­том бу­дут как-то осо­бо тон­ко про­кра­ше­ны. Что сей­час ка­жет­ся лиш­ним, по­сколь­ку ар­ка и так хо­ро­ша.

В про­шлом го­ду она сто­я­ла на ВДНХ как участ­ник фе­сти­ва­ля По­ли­тех­ни­че­ско­го му­зея и то­гда об­ра­ща­ла на се­бя вни­ма­ние на­уч­но­стью – де­ре­вян­ные ко­лон­ны со­сто­ят из спи­ра­лей (как буд­то ДНК), ка­ких-то ше­сте­ре­нок и про­пел­ле­ров. Здесь же, на при­ро­де, вы­яв­ля­ет­ся ее главная сущ­ность – ар­хи­тек­тур­ная, про­стран­ствен­ная. Две ге­не­раль­ные те­мы твор­че­ства

По­лис­ско­го со­еди­ни­лись в этой ар­ке – «при­ва­ти­за­ция ис­то­ри­че­ских ар­хи­тек­тур­ных форм», на­ча­тая еще зик­ку­ра­том из се­на, и спе­ку­ля­ция на на­уч­ных до­сти­же­ни­ях, иде­аль­но во­пло­тив­ша­я­ся в де­ре­вян­ном ад­рон­ном кол­лай­де­ре. Третья те­ма – им­пер­ская, с об­лез­лы­ми дву­гла­вы­ми пти­ца­ми, к во­ро­там от­но­ше­ния не име­ет. Но еще под­черк­нут фран­цуз­ский ак­цент «Арх­сто­я­ния» – но­вый объ­ект сто­ит меж­ду мест­ны­ми Вер­са­лем и Бо­бу­ром. И во­об­ще сто­ит иде­аль­но – на при­гор­ке, так что ви­ден из­да­ли и пе­ред по­лем, об­ра­зуя ра­му для иде­аль­но­го рус­ско­го пей­за­жа с ви­дом на даль и по­ло­су ле­са на го­ри­зон­те.

Дру­гой но­вый объ­ект спря­тан в ле­су, «Те­не­вой па­ви­льон» Ири­ны Ко­ри­ной и Ильи Воз­не­сен­ско­го на­вер­ня­ка бу­дет неофи­ци­аль­но на­зы­вать­ся «Шиш­кой». Ржа­вые ме­тал­ли­че­ские щи­ты об­ра­зу­ют кра­си­вый «шиш­ко­вид­ный» па­ви­льон с бле­стя­щей серд­це­ви­ной внут­ри. Вход в него ар­ти­ку­ли­ро­ван ме­тал­ли­че­ской бе­сед­кой, по­хо­жей на ав­то­бус­ную оста­нов­ку, ее си­няя кры­ша ре­ши­тель­но пор­тит кра­со­ту са­мой «шиш­ки», ис­клю­ча­ет ас­со­ци­а­ции с брон­зо­вой пи­ни­ей во двор­це Ва­ти­ка­на и при­да­ет объ­ек­ту лег­кую аб­сурд­ность. Но пол­ный аб­сурд и тор­же­ство гра­фо­ма­нии – это опи­са­ние объ­ек­та в пу­те­во­ди­те­ле по фе­сти­ва­лю.

Как и все ве­щи Ко­ри­ной, «Те­не­вой па­ви­льон» не кон­цеп­туа­лен и не ли­те­ра­ту­рен, он де­ко­ра­ти­вен и фор­ма­лен, чем идео­ло­ги­че­ски бли­зок ни­ко­ла-ле­ни­вец­ко­му сти­лю. А стиль этот кро­ме объ­ек­тов По­лис­ско­го несут в се­бе бук­валь­но врос­шие в ме­сто ра­бо­ты Алек­сандра Брод­ско­го, Алек­сея Ко­зы­ря, Бо­ри­са Бер­на­ско­ни, Юрия Гри­го­ря­на.

Еще од­но силь­ней­шее впе­чат­ле­ние от ны­неш­не­го «Арх­сто­я­ния» – «Сек­рет­ный пер­фор­манс» Оль­ги Крой­тер. Она на несколь­ко ча­сов на­столь­ко сли­лась с при­ро­дой, что, ви­дя об­мо­тан­ный про­зрач­ной плен­кой ствол де­ре­ва и зная, что там, на вы­со­те, за слоями по­ли­эти­ле­на долж­на на­хо­дить­ся де­вуш­ка, все рав­но не ве­ришь гла­зам сво­им.

Самый пол­ный от­вет на те­му фе­сти­ва­ля да­ло ар­хи­тек­тур­ное бю­ро Archpoint. Его ру­ко­во­ди­тель Ва­ле­рий Ли­зу­нов опи­сал, как при­шла ему в го­ло­ву идея за­ко­пать в зем­лю соб­ствен­ный Mercedes Gelandewagen. Он по­ду­мал: «Имен­но в этой ма­шине я чув­ствую се­бя уве­рен­но и за­щи­щен­но. А ес­ли ее за­ко­пать в зем­лю, то по­лу­чит­ся на­сто­я­щий бун­кер. В этом убе­жи­ще мож­но пе­ре­ждать при­род­ный ка­та­клизм или зом­биа­по­ка­лип­сис». И дей­стви­тель­но, ма­ши­на за­ко­па­на по са­мую кры­шу, от­кры­тым остав­лен толь­ко люк. Так что, спус­ка­ясь в ям­ку на по­ляне, мож­но неожи­дан­но по­пасть в са­лон ав­то­мо­би­ля. Про­ком­мен­ти­ро­вать объ­ект «Убе­жи­ще G 500» не смог­ли да­же со­ста­ви­те­ли пу­те­во­ди­те­ля по фе­сти­ва­лю.-

/ Е. РАЗУМНЫЙ / ВЕ­ДО­МО­СТИ

«Бе­лые во­ро­та» Ни­ко­лая По­лис­ско­го – центр от­ме­чен­ной его объ­ек­та­ми тер­ри­то­рии

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.