Ре­шет­ка лив­не­вой ка­на­ли­за­ции

Vedomosti.Piter - - КОММЕНТАРИИ - *Ки­рилл Ха­ра­тьян

Ах, как хо­ро­ше­ет и бла­го­устра­и­ва­ет­ся кра­са­ви­ца моя Москва! Бе­ре­га ши­ро­ких ее улиц оде­ва­ют­ся в стро­гий се­рый гра­нит; скве­ры и буль­ва­ры ее, пыш­не­ю­щие соч­ной зе­ле­нью, пол­нят­ся яр­ки­ми за­бав­ны­ми пла­сти­ко­вы­ми скульп­тур­ка­ми и па­ви­льон­чи­ка­ми; в небе­сах ее па­рят то кар­тон­ные го­лу­би, а то мох­на­тые рас­кра­шен­ные ша­ры; со­лид­но рас­ки­нув­шись там и сям, гра­нит­ные цвет­ни­ки буд­то це­мен­ти­ру­ют на ве­ка всю эту от­рад­ную но­виз­ну.

По­всю­ду го­мон ли­ку­ю­щей мо­ло­де­жи; слов­но тру­до­лю­би­вые му­равьи, сну­ют они по ши­ро­ким по­чти ров­ным тро­туа­рам; то об­ся­дут ска­мей­ку с изящ­ной за­усен­ча­той ков­кой; а то сгру­дят­ся, ве­се­лые, за сто­ли­ком ка­фе и сдви­нут го­ло­вы в об­суж­де­нии са­мых важ­ных на све­те ве­щей; и од­на из них – как пре­крас­на ста­ла их жизнь!

Счаст­ли­вы и ста­ри­ки! – мог­ли ли они в тре­вож­ной, скуд­ной юно­сти сво­ей пред­ста­вить, как пре­об­ра­зит­ся лю­би­мый их шум­ный город! И схо­дят­ся они, ше­ве­ля муд­ры­ми мор­щи­на­ми, на про­стор­ные пло­ща­ди, и сла­вят, пе­ре­би­вая друг дру­га, сла­вят ту щед­рость, в ка­кой про­ле­та­ют по­след­ние их го­доч­ки, и ра­ду­ют­ся они бле­стя­ще­му гра­нит­но­му бу­ду­ще­му – сво­е­му и по­том­ков сво­их!

Но чу! что-то за­гре­ме­ло в небе­сах, вы­со­ко над го­лу­бя­ми и мох­на­ты­ми ша­ра­ми! блес­ну­ла и мол­ния! све­жие, теп­лые, круп­ные, ярост­ные кап­ли за­ба­ра­ба­ни­ли по па­ви­льон­чи­кам и всей гра­нит­ной пре­лест­но-мо­гу­чей стро­го­сти! дождь! да и не дождь, а креп­кий, же­лан­ный, со­гла­со­ван­ный в мос­ков­ской мэ­рии ли­вень ца­рит над рас­пус­ка­ю­щей­ся, слов­но ту­гой бу­тон, веч­но юной сто­ли­цей!

Кап­ли ста­но­вят­ся стру­я­ми – и вот уже по плот­но кое-как при­гнан­ным гра­нит­ным плит­кам несет­ся, пе­нясь, лас­ко­вый мут­но­ва­тый про­хлад­ный по­ток; и тор­мо­зит, и то­нет, бес­по­мощ­но ры­ча, раз­но­го сор­та ав­то­мо­биль­ная дрянь, по­ва­див­ша­я­ся бы­ло шур­шать бес­пар­дон­ны­ми ши­на­ми сво­и­ми по ка­мен­но­му уюту пре­лест­ной сто­ли­цы мо­ей цен­тра! то­ни­те, ту­пые же­ле­зя­ки! нет вам ме­ста на ко­ло­рит­ном гра­нит­но­пла­сти­ко­вом празд­ни­ке на­шем!

Но гля­ди­те! ни­по­чем во­да мо­гу­чим ав­то­бу­сам – слов­но кру­из­ные лай­не­ры, рас­се­ка­ют они мос­ков­ские вол­ны, ве­зя вво­лю на­ска­кав­ших­ся пе­ше­хо­дов в их чу­дес­ные за­го­род­ные ко­нур­ки.

Ра­ды, ра­ды кое-где остав­ши­е­ся мок­рые гу­ля­ки мос­ков­ские – ра­ды и кап­лям круп­ным, и про­хлад­но­му по­то­ку, лас­ка­ю­ще­му их но­ги! Пле­щет­ся мут­но­ва­тое сча­стье, ко­гда фор­си­ру­ют они, под­вер­нув­ши шта­ны и сняв, на­ко­нец, на­до­ев­шую обувь, ши­ро­кие мос­ков­ские ули­цы...

Стих ли­вень; схлы­ну­ли ре­ки, об­ра­тив­шись звон­ки­ми ру­чей­ка­ми; ав­то­мо­биль­ное от­ре­бье, чи­хая, по­ки­да­ет рус­ла цен­траль­ных мос­ков­ских улиц! Что? усво­и­ли мок­рый урок? нет вам тут ме­ста!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.