Ален Жюп­пе

«По­пу­лизм лжив, нуж­но по­пы­тать­ся вы­иг­рать, го­во­ря прав­ду»

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - ПЕРЕВЕЛ АН­ТОН ОСИПОВ

«Вот сей­час не на­до уби­вать мой мо­раль­ный дух! Это прав­да, что при­дет­ся про­ве­сти жест­кие ре­фор­мы. Но ес­ли хо­ро­шо объ­яс­нить их необ­хо­ди­мость, фран­цу­зы пой­мут, что нель­зя жить даль­ше, как сей­час»

АFINANCIAL TIMES лен Жюп­пе ис­кренне ве­рит: что­бы про­бить­ся в Ели­сей­ский дво­рец, не нуж­но вклю­чать оба­я­ние. По ме­ре то­го как по­ли­ти­че­ская неопре­де­лен­ность охва­ты­ва­ет ЕС, он разыг­ры­ва­ет ан­ти­по­пу­лист­скую кар­ту. «По­пу­лизм – это обо­льще­ние, сле­до­ва­тель­но, он лжив, – ска­зал Жюп­пе FT. – Нуж­но по­пы­тать­ся вы­иг­рать, го­во­ря прав­ду».

«Это бу­дет от­нюдь не рок-н-ролл, – об­ра­щал­ся он к сво­им сто­рон­ни­кам на ми­тин­ге в Па­ри­же. – Все бу­дет все­рьез. Я здесь не со­би­ра­юсь ве­се­лить­ся. На­де­юсь, что вы ме­ня вы­тер­пи­те».

Бор­до – го­род на юго-за­па­де Фран­ции, ко­то­рый уже доб­рых два де­сят­ка лет вы­би­ра­ет Жюп­пе сво­им мэ­ром. Но да­же здесь под­держ­ка кан­ди­да­та в пре­зи­ден­ты стра­ны от пра­во­цен­три­стов ос­но­вы­ва­ет­ся ско­рее на до­во­дах ра­зу­ма, неже­ли ве­ле­нии серд­ца. «Ес­ли он ста­нет пре­зи­ден­том, нам при­дет­ся по­стра­дать, зна­е­те ли, из-за его неуступ­чи­во­го ха­рак­те­ра. Но это как раз то, что сей­час необ­хо­ди­мо Фран­ции», – рас­суж­да­ет Силь­ви, тор­го­вец ры­бой с го­род­ско­го рын­ка Ка­пу­ци­нов, ис­то­рия ко­то­ро­го на­счи­ты­ва­ет два ве­ка.

Как мно­гие биз­не­сме­ны и жи­те­ли за­жи­точ­но­го го­ро­да, 64-лет­ний Силь­ви це­нит Жюп­пе, несмот­ря на раз­дра­жа­ю­щую ма­не­ру по­ве­де­ния, ко­то­рую мно­гие при­ни­ма­ют за вы­со­ко­ме­рие. 71-лет­ний быв­ший пре­мьер-ми­нистр, ко­то­ро­го по ито­гам опро­сов об­ще­ствен­но­го мне­ния мож­но на­звать наи­бо­лее ве­ро­ят­ным кан­ди­да­том от рес­пуб­ли­кан­цев, пре­об­ра­зил Бор­до в центр га­стро­но­ми­че­ско­го и ху­до­же­ствен­но­го при­тя­же­ния для аме­ри­кан­ских и ази­ат­ских ту­ри­стов, стран­ству­ю­щих в по­ис­ках фран­цуз­ско­го ис­кус­ства жить.

«Он сде­лал пре­крас­ный го­род! – рас­суж­да­ет Силь­ви, вы­ре­зая фи­ле из мор­ско­го язы­ка. – Я ви­дел его пря­мо здесь на встре­чах. Он умен. Но он не из тех лю­дей, ко­то­рые спо­соб­ны бес­ко­неч­но что-то об­суж­дать».

Осталь­ная стра­на то­же, ка­жет­ся, все теп­лее от­но­сит­ся к стро­го­му муж­чине, ко­то­рый из ме­ся­ца в ме­сяц воз­глав­ля­ет рей­тин­ги по­пу­ляр­ных по­ли­ти­ков. Воз­мож­но, на двух ту­рах вы­бо­ров – 23 ап­ре­ля и 7 мая – сле­ду­ю­ще­го го­да эту по­пу­ляр­ность мож­но бу­дет кон­вер­ти­ро­вать в пре­зи­дент­ство.

А по­ка Жюп­пе пред­сто­ят прай­ме­риз 20 и 27 но­яб­ря это­го го­да, на ко­то­рых он столк­нет­ся с быв­шим пре­зи­ден­том стра­ны Ни­ко­ля Сар­ко­зи. Ны­неш­ний пре­зи­дент Фран­ции со­ци­а­лист Фран­с­уа Ол­ланд на­столь­ко непо­пу­ля­рен, что вряд ли смо­жет пре­тен­до­вать на вто­рой тур. Это рис­ку­ет оста­вить Жюп­пе ли­цом к ли­цу с ли­де­ром край­них пра­вых Ма­рин Ле Пен.

Судь­ба Жюп­пе пред­став­ля­ет со­бой экс­тра­ор­ди­нар­ный при­мер воз­рож­де­ния по­ли­ти­че­ско­го де­я­те­ля из пеп­ла. В 1995 г. он стал са­мым нена­ви­ди­мым пре­мьер-ми­ни­стром в со­вре­мен­ной фран­цуз­ской ис­то­рии. Глав­ной при­чи­ной по­слу­жи­ла ре­фор­ма пен­си­он­ной си­сте­мы и со­ци­аль­но­го стра­хо­ва­ния, спро­во­ци­ро­вав­шая мас­со­вые улич­ные про­те­сты (Франция то­гда бы­ла па­ра­ли­зо­ва­на в те­че­ние 22 дней, в ито­ге пен­си­он­ная ре­фор­ма бы­ла ото­зва­на, но со­ци­аль­ное стра­хо­ва­ние все-та­ки из­ме­не­но. – «Ведомости»). По­чти 10 лет спу­стя суд, ка­за­лось, кон­ста­ти­ро­вал по­ли­ти­че­скую смерть Жюп­пе да­же как мэ­ра Бор­до (см. врез). Но по­сле ис­то­рии с при­го­во­ром за­ну­да-вы­пуск­ник Выс­шей нор­маль­ной шко­лы (Normale Sup), Ин­сти­ту­та по­ли­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний (Sciences Po) и На­ци­о­наль­ной шко­лы ад­ми­ни­стра­ции (ENA), ко­то­ро­го на­зы­ва­ли хо­дя­чим ком­пью­те­ром, стал бо­лее че­ло­веч­ным, удив­ля­ет­ся го­род­ской со­вет­ник от зе­ле­ных Дель­фин Жа­ме: «Он смяг­чил свои са­мые рез­кие чер­ты». Но она за­ме­ча­ет, что Жюп­пе по-преж­не­му лег­ко впа­дал в гнев, ко­гда она и ее кол­ле­ги-со­ци­а­ли­сты на­чи­на­ли при­ди­рать­ся к го­род­ско­му бюд­же­ту.

Жюп­пе не от­ри­ца­ет все­го это­го. «Я мо­гу быть бес­це­ре­мон­ным, но ни­ко­гда не был са­мо­до­воль­ным», – ска­зал он в од­ном из до­ку­мен­таль­ных те­ле­филь­мов о са­мом се­бе. А ко­гда его спро­си­ли о тех, кто на­зы­ва­ет его слиш­ком за­нуд­ным, Жюп­пе мгно­вен­но на­шел­ся: «По­шли­те их к чер­ту!»

«Я пы­та­юсь быть со­бой, не иг­рая на зри­те­лей. Ду­маю, что лю­ди це­нят – так это ис­крен­ность», – до­ба­вил Жюп­пе в раз­го­во­ре с FT.

Мэр Бор­до счи­та­ет, что ему на ру­ку иг­ра­ют недав­ние по­ли­ти­че­ские со­бы­тия в Ев­ро­пе, укреп­ляя его до­во­ды о необ­хо­ди­мо­сти для Фран­ции кан­ди­да­та, сим­во­ли­зи­ру­ю­ще­го ста­биль­ность и опыт. По­ли­ти­че­ские вол­не­ния в Ве­ли­ко­бри­та­нии по­сле Brexit он ис­поль­зу­ет как при­мер опас­но­сти, ко­то­рую та­ят в се­бе на­би­ра­ю­щие си­лу на кон­ти­нен­те по­пу­лист­ские пар­тии ти­па На­ци­о­наль­но­го фрон­та. И до­бав­ля­ет: ре­зуль­та­ты ле­во­го бло­ка Unidos Podemos, по­ка­зав­ше­го этим ле­том на вы­бо­рах в Ис­па­нии ре­зуль­та­ты ку­да ху­же, чем им пред­ре­ка­ли, до­ка­зы­ва­ют, что Brexit про­из­вел отрезв­ля­ю­щий эф­фект. «Я был по­ра­жен тем, как на сле­ду­ю­щий день [по­сле ре­фе­рен­ду­ма в Ве­ли­ко­бри­та­нии] лю­ди го­во­ри­ли: «Это не то, что нам обе­ща­ли». Лю­ди склон­ны мыс­лить здра­во. Воз­му­ще­ние – это не ме­тод управ­ле­ния».

По­ли­ти­че­ские ана­ли­ти­ки счи­та­ют, что рост по­пу­ляр­но­сти Жюп­пе от­ра­жа­ет глав­ную тен­ден­цию – тре­вож­ность из­би­ра­те­лей. Ста­но­вит­ся все боль­ше тех, кто чув­ству­ет разо­ча­ро­ва­ние и на­чи­на­ет сим­па­ти­зи­ро­вать край­ним пар­ти­ям. Ан­ти­по­пу­лист­ская ри­то­ри­ка успо­ка­и­ва­ет яд­ро элек­то­ра­та, ко­то­рое со­зда­ет поч­ву под но­га­ми.

Кри­ти­ки Жюп­пе из пра­во­го ла­ге­ря до­ка­зы­ва­ют, что он – по­ли­тик ста­тус-кво, ко­то­рый не про­ве­дет во Фран­ции столь необ­хо­ди­мую ей шо­ко­вую те­ра­пию.

По­сле «по­ка­зуш­но­го» пре­зи­дент­ства Сар­ко­зи (так его окре­стил ряд СМИ по­сле то­го, как в пер­вые дни по­сле по­бе­ды на вы­бо­рах 2007 г. Сар­ко­зи за­ка­тил праздничный обед в рос­кош­ном ре­сто­ране Fouquets на Ели­сей­ских по­лях, а по­том от­пра­вил­ся от­дох­нуть на ях­те сво­е­го дру­га-мил­ли­о­не­ра Вен­са­на Бол­ло­ре. – «Ведомости») и Ол­лан­да, ко­то­ро­го веч­но об­ви­ня­ли в от­сут­ствии долж­ной под­го­тов­ки к вы­со­ко­му по­сту, ста­ро­мод­ный про­фес­сор­ский под­ход Жюп­пе ока­зал­ся бли­зок пред­став­ле­ни­ям фран­цуз­ских из­би­ра­те­лей о том, ка­ким дол­жен быть пре­зи­дент. Го­ды, про­ве­ден­ные Жюп­пе в крес­ле пре­мьер-ми­ни­стра, ми­ни­стра обо­ро­ны и ми­ни­стра ино­стран­ных дел, да­ли ему цен­ный опыт. А вре­мя, ко­гда он был по­ли­ти­че­ским па­ри­ей, со­зда­ло ему об­раз че­ло­ве­ка со сто­ро­ны, а не из си­сте­мы. По сло­вам ди­рек­то­ра Фран­цуз­ско­го ин­сти­ту­та об­ще­ствен­но­го мне­ния Же­ро­ма Фур­ке, в лю­дях так глу­бо­ко уко­ре­ни­лось недо­ве­рие к по­ли­ти­че­ско­му ру­ко­вод­ству стра­ны, что вы­не­сен­ный ко­гда-то Жюп­пе при­го­вор вы­гля­дит ме­нее по­до­зри­тель­но, чем си­ту­а­ция с Сар­ко­зи, про­тив ко­то­ро­го был по­дан не один иск, но, не бу­дучи при­знан ви­нов­ным, он твер­дит о сво­ей непо­роч­но­сти.

«Урав­но­ве­шен­ность, опыт и се­рьез­ность Жюп­пе неожи­дан­но по­нра­ви­лись цен­три­стам во мно­гом из-за сла­бой по­ли­ти­че­ской аль­тер­на­ти­вы, – рас­суж­да­ет Фур­ке. – Фран­цу­зы го­во­рят: «Мы не хо­тим то­го, кто за­став­ля­ет нас меч­тать. Мы хо­тим то­го, кто не за­став­ля­ет нас сты­дить­ся и де­ла­ет свою ра­бо­ту». Жюп­пе не гла­му­рен, но боль­ше дру­гих за­слу­жи­ва­ет до­ве­рия».

При­над­ле­жа­щий к по­ко­ле­нию бе­би-бу­ме­ров Жюп­пе ро­дил­ся в Мон­де-Мар­сане, сред­них раз­ме­ров го­ро­де в 100 км к югу от Бор­до. Отец был фер­ме­ром и ярым гол­ли­стом. Мать – ис­то­вая ка­то­лич­ка. Сам Жюп­пе яв­ля­ет­ся про­дук­том фран­цуз­ской си­сте­мы го­со­бра­зо­ва­ния в луч­шем ви­де. Окон­чив са­мые пре­стиж­ные об­ра­зо­ва­тель­ные учре­жде­ния стра­ны, он в 1976 г. по­пал в ка­би­нет то­гдаш­не­го пре­мьер-ми­ни­стра Жа­ка Ши­ра­ка. Вы­ход­ные он про­си­жи­вал над на­пи­са­ни­ем ре­чей для Ши­ра­ка, что по­ло­жи­ло на­ча­ло их тес­ным от­но­ше­ни­ям, ко­то­рые длят­ся и по­ныне.

Жюп­пе го­то­вил­ся к пре­зи­дент­ской гон­ке два го­да. В част­но­сти, за это вре­мя он из­дал три кни­ги, рас­кры­ва­ю­щие его взгля­ды на об­ра­зо­ва­тель­ную си­сте­му, ди­пло­ма­тию и эко­но­ми­ку Фран­ции. Ны­неш­нее ми­ро­воз­зре­ние Жюп­пе неда­ле­ко ушло от ра­ди­каль­ных пред­ло­же­ний, с ко­то­ры­ми он вы­сту­пил на по­сту пре­мьер-ми­ни­стра в 1995 г. Его ре­цепт по сти­му­ли­ро­ва­нию вто­рой по ве­ли­чине эко­но­ми­ки ев­ро­зо­ны вклю­ча­ет умень­ше­ние го­срас­хо­дов в те­че­ние бли­жай­ших лет на 100 млрд ев­ро. Это вдвое боль­ше то­го, че­го стре­мит­ся до­стичь пра­вя­щее со­ци­а­ли­сти­че­ское пра­ви­тель­ство. Жюп­пе та­к­же хо­чет со­кра­тить 250 000 гос­слу­жа­щих, под­нять пен­си­он­ный воз­раст с 62 до 65 лет, вер­нуть ра­бо­чую неде­лю с 35 ча­сов к 39 ча­сам, об­лег­чить про­цесс уволь­не­ния ра­бот­ни­ков и огра­ни­чить по­со­бие по без­ра­бо­ти­це. Он по­обе­щал от­пра­вить в утиль на­лог на круп­ные со­сто­я­ния, вве­ден­ный пре­зи­ден­том-со­ци­а­ли­стом Фран­с­уа Мит­те­ра­ном в 1982 г., и со­кра­тить по­бо­ры с биз­не­са, что­бы сни­зить уро­вень без­ра­бо­ти­цы, ко­то­рый за­стрял на от­мет­ке око­ло 10%. «Мы долж­ны упразд­нить на­ло­ги, ко­то­рые про­во­ци­ру­ют бег­ство ин­ве­сто­ров, – ска­зал Жюп­пе. – Я по­ни­маю, что нам при­дет­ся мно­гое объ­яс­нять, по­сколь­ку фран­цу­зы не склон­ны под­дер­жи­вать эту идею».

«Мы все сде­ла­ем в пер­вые 100 дней», – ци­ти­ру­ет Жюп­пе ита­льян­ская га­зе­та La Repubblica.

А еще он на­ме­рен про­ве­сти ре­ви­зию Шен­ген­ско­го со­гла­ше­ния, яс­но дать по­нять Тур­ции, что у нее нет шан­сов всту­пить в ЕС, и огра­ни­чить власть брюс­сель­ских бю­ро­кра­тов.

Жюп­пе про­дви­га­ет дерз­кий эко­но­ми­че­ский план, в то вре­мя как по­пыт­ки ре­форм в под­держ­ку биз­не­са пра­ви­тель­ства со­ци­а­ли­стов стал­ки­ва­ют­ся с жест­кой оп­по­зи­ци­ей на ули­цах и в пар­ла­мен­те. Со­про­тив­ле­ние ле­вых де­пу­та­тов за­ко­но­про­ек­ту о ре­фор­ме тру­до­во­го ко­дек­са, при­зван­но­го сде­лать ры­нок тру­да бо­лее гиб­ким, за­ста­ви­ло пре­зи­ден­та Ол­лан­да про­ве­сти за­кон без го­ло­со­ва­ния в пар­ла­мен­те (со­глас­но п. 49.3 фран­цуз­ской кон­сти­ту­ции о при­ня­тии от­вет­ствен­но­сти. – «Ведомости»).

Тра­ди­ци­он­но фран­цуз­ские пра­во­цен­три­сты ха­рак­те­ри­зу­ют­ся про­ти­во­ре­чи­вым от­но­ше­ни­ем к ка­пи­та­лиз­му и ры­ноч­ной эко­но­ми­ке и ис­то­во ве­рят в го­су­дар­ствен­ное вме­ша­тель­ство – при­чи­ны это­го сто­ит по­ис­кать еще во вре­ме­на Шар­ля де Гол­ля. «Про­бле­ма в том, что у фран­цу­зов двой­ствен­ное от­но­ше­ние к ре­фор­мам, – по­яс­нил Бру­но Ко­т­ре, про­фес­сор па­риж­ско­го Ин­сти­ту­та по­ли­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний. – Они хо­тят пла­тить мень­ше на­ло­гов, но во­все не обя­за­тель­но го­то­вы к ре­во­лю­ции в ду­хе Мар­га­рет Тэт­чер».

«Преж­де все­го необ­хо­ди­мо го­во­рить прав­ду до то­го [как те­бя из­бе­рут], – воз­ра­жа­ет Жюп­пе. – Ес­ли с этим сей­час тя­нут, то толь­ко по­то­му, что ле­вым из­би­ра­те­лям при­дет­ся ис­пить зе­лье, ко­то­рое не име-

ет ни­че­го об­ще­го с обе­щан­ным им элик­си­ром». По­ли­ти­че­ских ком­мен­та­то­ров очень ин­те­ре­су­ет во­прос, что ста­нет с по­пу­ляр­но­стью Жюп­пе в слу­чае из­бра­ния. Ведь сей­час на него ра­бо­та­ет глав­ным об­ра­зом непри­вле­ка­тель­ность дру­гих кан­ди­да­тов. «Мно­гие из пред­ла­га­е­мых им мер непо­пу­ляр­ны, – объ­яс­ня­ет ди­рек­тор служ­бы опро­са об­ще­ствен­но­го мне­ния ViaVoice Фран­с­уа Ми­кеМар­ти. – Как ни стран­но, об­на­ро­до­ва­ние этих мер не по­вре­ди­ло по­пу­ляр­но­сти са­мо­го Жюп­пе. Это за­гад­ка. Воз­мож­но, сей­час фран­цу­зы це­нят, что с ни­ми об­ща­ют­ся как со взрос­лы­ми».

Ве­ро­ят­но, лю­ди мень­ше за­ду­мы­ва­ют­ся об эко­но­ми­че­ской плат­фор­ме Жюп­пе, по­то­му что их вни­ма­ние от­вле­ка­ет его кон­цеп­ция «счаст­ли­вой иден­тич­но­сти»: он на­ста­и­ва­ет, что мо­жет быть мир в об­ще­стве с ре­ли­ги­оз­ным и эт­ни­че­ским раз­но­об­ра­зи­ем. Эта идея рез­ко от­ли­ча­ет­ся от кон­фрон­та­ци­он­но­го под­хо­да Сар­ко­зи к ино­зем­цам и ино­вер­цам в эпо­ху по­вы­шен­ной тер­ро­ри­сти­че­ской угро­зы и со­ци­аль­ной на­пря­жен­но­сти. Тот сып­лет эмо­ци­о­наль­ны­ми при­зы­ва­ми воз­ро­дить тра­ди­ци­он­ные цен­но­сти «веч­ной Фран­ции», пе­ре­ме­жая их ан­ти­ми­грант­ски­ми вы­па­да­ми, куль­ми­на­ци­ей ко­то­рых ста­ла идея за­пре­тить но­ше­ние хи­джа­бов в выс­ших учеб­ных за­ве­де­ни­ях.

«Иден­тич­ность – это от­нюдь не од­но­род­ность, – го­во­рит Жюп­пе. – Ведь лю­ди не за­бы­ва­ют о сво­их кор­нях да­же во вто­ром или тре­тьем по­ко­ле­нии. Глав­ное усло­вие – что­бы они раз­де­ля­ли об­щие цен­но­сти, ис­то­рию, что вклю­ча­ет в се­бя и на­ши хри­сти­ан­ские кор­ни». Идея не в том, что­бы на­вя­зать му­суль­ма­нам хри­сти­ан­ство, до­бав­ля­ет Жюп­пе, но по­вто­ря­ет: «Мы долж­ны объ­яс­нить, как по­яви­лась и раз­ви­ва­лась Франция. На­при­мер, до­не­сти, по­че­му та­кое зна­че­ние име­ет Нотр-Дам».

В во­про­се се­ку­ля­риз­ма, во­круг ко­то­ро­го сло­ма­но нема­ло ко­пий, Жюп­пе аги­ти­ру­ет за праг­ма­тич­ный хлад­но­кров­ный под­ход: «Мы долж­ны быть твер­ды в от­ста­и­ва­нии рес­пуб­ли­кан­ских цен­но­сти, в том чис­ле ген­дер­но­го ра­вен­ства. Но мо­жем ли мы за­став­лять де­тей есть сви­ни­ну в шко­лах? Нет. Да­вай­те предо­ста­вим им вы­бор – ово­щи, ры­бу».

В от­вет на пред­ло­же­нии Сар­ко­зи о хи­джа­бе Жюп­пе ска­зал: «Ес­ли речь не идет о про­зе­ли­тиз­ме, нуж­но при­дер­жи­вать­ся ши­ро­ких взгля­дов. Длин­ная юб­ка – это акт про­зе­ли­тиз­ма или зов мо­ды? Нам на­до по­пы­тать­ся объ­еди­нить фран­цу­зов, уми­ро­тво­ряя их».

Жюп­пе от­шу­тил­ся на во­прос, рас­счи­ты­ва­ет ли он со­хра­нить по­пу­ляр­ность и по­сле из­бра­ния пре­зи­ден­том: «Вот сей­час не на­до уби­вать мой мо­раль­ный дух! Это прав­да, что при­дет­ся про­ве­сти жест­кие ре­фор­мы. Но ес­ли хо­ро­шо объ­яс­нить их необ­хо­ди­мость, фран­цу­зы пой­мут, что нель­зя жить даль­ше, как сей­час. Стра­на идет ко дну, но у нее есть все, что­бы от­ско­чить от него».-

PHILIPPE LOPEZ / AFP

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.