Проблем­ная чет­верть

К кон­цу го­да пло­хие и ре­струк­ту­ри­ро­ван­ные дол­ги до­стиг­нут чет­вер­ти всех вы­дан­ных бан­ка­ми кре­ди­тов, про­гно­зи­ру­ет S&P. Ана­ли­ти­ки ожи­да­ют, что про­блем­ные кре­ди­ты рост не оста­но­вят и в 2017 г.

Vedomosti.Piter - - ФИНАНСЫ - Дарья Бо­ри­сяк Оль­га Кув­ши­но­ва ВЕДОМОСТИ

Ккон­цу 2016 г. до чет­вер­ти кре­дит­но­го порт­фе­ля у бан­ков мо­гут со­ста­вить про­сро­чен­ные и ре­струк­ту­ри­ро­ван­ные кре­ди­ты, за­явил во втор­ник стар­ший ди­рек­тор на­прав­ле­ния «Фи­нан­со­вые ин­сти­ту­ты» S&P Бо­рис Ко­пей­кин.

На на­ча­ло 2016 г. на ссу­ды, про­сро­чен­ные бо­лее чем на 90 дней, при­хо­ди­лось око­ло 9%, под­счи­та­ли ана­ли­ти­ки S&P, остав­ше­е­ся – ре­струк­ту­ри­ро­ван­ные кре­ди­ты.

С оцен­кой S&P со­гла­сил­ся вла­де­лец груп­пы «Саф­мар» Ми­ка­ил Ши­ш­ха­нов. «Но я не счи­таю ре­струк­ту­ри­за­цию ухуд­ше­ни­ем [ка­че­ства порт­фе­ля]: порт­фель дол­жен ге­не­рить по­то­ки, и ес­ли банк по­шел на­встре­чу кли­ен­ту и пра­виль­но ре­струк­ту­ри­ро­вал де­неж­ные по­то­ки, то это не пло­хо», – за­явил он, до­ба­вив, что, по его субъ­ек­тив­ным ощу­ще­ни­ям, пик ухуд­ше­ния порт­фе­лей уже прой­ден.

«По на­шим оцен­кам, до­ля та­ких [про­сро­чен­ных и ре­струк­ту­ри­ро­ван­ных] кре­ди­тов в порт­фе­ле уже око­ло 20%», – го­во­рит ана­ли­тик Fitch Алек­сандр Да­ни­лов. По ито­гам по­лу­го­дия у круп­ней­ших бан­ков, на ко­то­рые при­хо­дит­ся при­мер­но 70% ак­ти­вов все­го бан­ков­ско­го сек­то­ра, бы­ло око­ло 15% ре­струк­ту­ри­ро­ван­ных ссуд в порт­фе­ле, еще око­ло 9% кре­ди­тов по си­сте­ме про­блем­ные (4–5-й ка­те­го­рии ка­че­ства – про­блем­ные и без­на­деж­ные). Ча­стич­но они пе­ре­се­ка­ют­ся, объ­яс­ня­ет он, но да­же с кор­рек­ти­ров­кой об­щий объ­ем со­ста­вит око­ло 20% от всех кре­ди­тов.

Так, у Сбер­бан­ка по ито­гам по­лу­го­дия на ре­струк­ту­ри­ро­ван­ные ссу­ды при­шлось 19,9% от кре­дит­но­го порт­фе­ля, с на­ча­ла го­да их до­ля уве­ли­чи­лась на 2,1 про­цент­но­го пунк­та, сле­ду­ет из пре­зен­та­ции гос­бан­ка к от­чет­но­сти по МСФО. При этом до­ля нера­бо­та­ю­щих кре­ди­тов в ре­струк­ту­ри­ро­ван­ной за­дол­жен­но­сти с на­ча­ла го­да со­кра­ти­лась на 3 п. п. до 8,3%.

По сло­вам чле­на прав­ле­ния Райф­фай­зен­бан­ка Ок­са­ны Пан­чен­ко, ес­ли банк ви­дит, что у кли­ен­та па­да­ет ко­эф­фи­ци­ент об­слу­жи­ва­ния дол­га, но кли­ент жив и бла­го­по­луч­но ра­бо­та­ет, а тре­бу­ет­ся сни­же­ние на­груз­ки, то банк фак­ти­че­ски спо­двиг­нет кли­ен­та к де­фол­ту, ес­ли не пе­ре­смот­рит усло­вия об­слу­жи­ва­ния дол­га.

«Не все ре­струк­ту­ри­ро­ван­ные ссу­ды яв­ля­ют­ся про­блем­ны­ми», – под­твер­жда­ет Да­ни­лов. По его сло­вам, в ре­струк­ту­ри­за­цию мо­гут по­па­дать как дол­ги, ко­то­рые без про­лон­га­ции ста­ли бы про­блем­ны­ми, так и те, где из­ме­не­ние ус­ло­вий не свя­за­но с про­бле­ма­ми у за­ем­щи­ка, но у бан­ков нет еди­но­го под­хо­да, ка­кие ссу­ды от­но­сить к ре­струк­ту­ри­ро­ван­ным.

У Пром­связь­бан­ка до­ля обес­це­нен­ных кре­ди­тов при­мер­но со­от­вет­ству­ет объ­е­му ре­струк­ту­ри­ро­ван­ных ссуд – все­го око­ло 20% порт­фе­ля по МСФО, го­во­рит зам­пред прав­ле­ния бан­ка Вла­ди­мир Ма­ма­кин. «Эти ссу­ды в 2014–2015 гг. бы­ли иден­ти­фи­ци­ро­ва­ны как пред­про­блем­ные, по ча­сти из них

про­ве­де­ны ре­струк­ту­ри­за­ции. Се­го­дня мы на­чи­на­ем смот­реть на порт­фель этих ссуд с осто­рож­ным оп­ти­миз­мом – часть мо­жет вый­ти из чис­ла про­сро­чен­ных за­дол­жен­но­стей в нор­маль­но ра­бо­та­ю­щие кре­ди­ты», – ука­зы­ва­ет он.

Есть бан­ки, ко­то­рые по­ка­зы­ва­ют боль­шую до­лю ре­струк­ту­ри­за­ции, а есть те, что не по­ка­зы­ва­ют по­чти ни­че­го – в боль­шин­стве слу­ча­ев в это труд­но по­ве­рить, ре­зю­ми­ру­ет Да­ни­лов.

Несмот­ря на то что у бан­ки­ров яв­но оп­ти­ми­стич­ные про­гно­зы, S&P счи­та­ет, что по ито­гам 2016 г. про­сро­чен­ные ссу­ды бу­дут за­ни­мать уже 10–11% порт­фе­ля, а по ито­гам 2017 г. – 12%. Объ­ем ре­струк­ту­ри­ро­ван­ных кре­ди­тов, ко­то­рые по­тен­ци­аль­но мо­гут по­пасть в зо­ну про­блем­ных, уве­ли­чи­ва­ет про­блем­ный порт­фель по­чти до 20% об­ще­го кре­дит­но­го порт­фе­ля, ре­зю­ми­ру­ет ана­ли­тик S&P Ана­ста­сия Тур­ды­ева.

«Слож­но ска­зать од­но­знач­но, до­стиг­ла ли си­сте­ма дна с точ­ки зре­ния про­сро­чен­ных кре­ди­тов в кор­по­ра­тив­ном биз­не­се. Воз­мож­но, мы к нему уже вплот­ную при­бли­зи­лись: кур­со­вые скач­ки ре­а­ли­зо­ва­лись в кон­це 2014 г. – 2015 г., вы­руч­ка мно­гих пред­при­я­тий со­кра­ти­лась», – го­во­рит Пан­чен­ко.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.