Под­счет убийств

Vedomosti.Piter - - КОММЕНТАРИИ - *Алек­сей Кнор­ре Ари­на Дмит­ри­е­ва АВТОРЫ – МЛАДШИЙ НАУЧНЫЙ СО­ТРУД­НИК И НАУЧНЫЙ СО­ТРУД­НИК ИН­СТИ­ТУ­ТА ПРОБЛЕМ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ ПРИ ЕВРОПЕЙСКОМ УНИ­ВЕР­СИ­ТЕ­ТЕ В САНКТ-ПЕ­ТЕР­БУР­ГЕ

Как по­нять, на­сколь­ко без­опас­но об­ще­ство? Мож­но спро­сить граж­дан, чув­ству­ют ли они се­бя без­опас­но на ули­це по ве­че­рам, – то­гда мы по­па­да­ем в сфе­ру субъ­ек­тив­но­го. Мож­но опе­реть­ся на эко­но­ми­че­ские по­ка­за­те­ли и оце­нить го­су­дар­ствен­ные и част­ные рас­хо­ды на без­опас­ность. На­ко­нец, мож­но по­пы­тать­ся най­ти объ­ек­тив­ные по­ка­за­те­ли, ко­то­рые по­ка­жут уро­вень пре­ступ­но­сти в об­ще­стве. Од­ним из та­ких по­ка­за­те­лей в кри­ми­но­ло­гии яв­ля­ет­ся ста­ти­сти­ка убийств. Этот по­ка­за­тель от­ра­жа­ет не толь­ко уро­вень же­сто­ко­сти об­ще­ства, но и яв­ля­ет­ся го­раз­до бо­лее от­кры­тым для из­ме­ре­ния по срав­не­нию с та­ки­ми по­ка­за­те­ля­ми, как кра­жи, гра­бе­жи, из­на­си­ло­ва­ния. Дей­стви­тель­но, ма­ни­пу­ли­ро­вать фак­та­ми при на­ли­чии тру­па го­раз­до слож­нее, чем умол­чать, на­при­мер, о кра­же. По­это­му дан­ные о ко­ли­че­стве убийств ста­ли ос­нов­ным по­ка­за­те­лем, ис­поль­зу­е­мым для оцен­ки срав­ни­тель­ной без­опас­но­сти об­ще­ства. На­силь­ствен­ная пре­ступ­ность – это слож­ный фе­но­мен, ко­то­рый тем не ме­нее тес­но свя­зан с уров­нем эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия об­ще­ства и ка­че­ством со­ци­аль­ных ин­сти­ту­тов.

Ес­ли мы по­пы­та­ем­ся разо­брать­ся в том, сколь­ко убийств про­ис­хо­дит в Рос­сии, то столк­нем­ся с тре­вож­ным фак­том: дан­ные, предо­став­ля­е­мые раз­ны­ми ис­точ­ни­ка­ми, рас­хо­дят­ся на де­сят­ки про­цен­тов. На­при­мер, Управ­ле­ние по нар­ко­ти­кам и пре­ступ­но­сти ООН в сво­ем от­че­те за 2011 г. опуб­ли­ко­ва­ло циф­ру в 13 826 убийств, а Все­мир­ная ор­га­ни­за­ция здра­во­охра­не­ния в том же го­ду на­счи­та­ла 16 795 убийств. При этом меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции опи­ра­ют­ся на дан­ные, ко­то­рые со­би­ра­ют­ся на­ци­о­наль­ны­ми служ­ба­ми в каж­дой из стран – пра­во­охра­ни­тель­ны­ми ор­га­на­ми и на­ци­о­наль­ны­ми служ­ба­ми здра­во­охра­не­ния со­от­вет­ствен­но. В се­ре­дине 2000-х рас­хож­де­ние бы­ло да­же боль­ше.

Эти от­ли­чия свя­за­ны с тем, как учи­ты­ва­ют­ся убий­ства в Рос­сии. В меж­стра­но­вых ис­сле­до­ва­ни­ях убий­ство (intentional homicide) опре­де­ля­ет­ся как «осо­знан­ное при­чи­не­ние фи­зи­че­ско­го вре­да че­ло­ве­ку, по­влек­шее его смерть». В рос­сий­ском Уго­лов­ном ко­дек­се (УК) под убий­ством (ст. 105) по­ни­ма­ет­ся «умыш­лен­ное при­чи­не­ние смер­ти дру­го­му че­ло­ве­ку». Сле­до­ва­тель, об­на­ру­жив­ший на ме­сте пре­ступ­ле­ния ору­дие – в рос­сий­ских усло­ви­ях это ча­ще все­го ка­кой-ни­будь пред­мет, ко­то­рый мож­но най­ти на кухне, – нож, то­по­рик для раз­дел­ки мя­са или ско­во­ро­да, – счи­та­ет, что умы­сел был и ква­ли­фи­ци­ру­ет пре­ступ­ле­ние как убий­ство. Ну а что ес­ли два «при­я­те­ля» по­дра­лись, пу­сти­ли в ход ку­ла­ки-но­ги и в ре­зуль­та­те один из них умер? В дан­ном слу­чае у сле­до­ва­те­лей то­же нет ни­ка­ких со­мне­ний – пре­ступ­ле­ние ква­ли­фи­ци­ру­ет­ся по ст. 111 ч. 4 УК РФ «Умыш­лен­ное при­чи­не­ние тяж­ко­го вре­да здо­ро­вью <...> по­влек­шее по неосто­рож­но­сти смерть по­тер­пев­ше­го». Для жертв и их близ­ких в обо­их слу­ча­ях ис­ход оди­на­ков и нет со­мне­ния, что в обо­их слу­ча­ях че­ло­ве­ка уби­ли. Но для ста­ти­сти­ки это не так. В ста­ти­сти­че­ские сбор­ни­ки по­па­дет толь­ко пер­вая жерт­ва, но не по­па­дет вто­рая. Что ин­те­рес­но, в слу­чае при­ме­не­ния ст. 105 ч. 1 в ста­ти­сти­ку по­па­дет и по­пыт­ка убий­ства, а ес­ли по­гиб­ли два или боль­ше че­ло­ве­ка, то это бу­дет учте­но как од­но убий­ство. Кро­ме то­го, дру­гие ста­тьи УК, на­при­мер убий­ство ре­бен­ка ма­те­рью, из­на­си­ло­ва­ние и на­силь­ствен­ные дей­ствия сек­су­аль­но­го ха­рак­те­ра, по­влек­шие смерть по­тер­пев­ше­го, еще боль­ше за­пу­ты­ва­ют си­ту­а­цию. Ка­за­лось бы, все про­сто: от­вет­ствен­ные за сбор и ана­лиз дан­ных об убий­ствах ве­дом­ства долж­ны про­сто учесть спе­ци­фи­ку рос­сий­ско­го за­ко­но­да­тель­ства и счи­тать убий­ством лю­бой факт смер­ти че­ло­ве­ка по­сле на­па­де­ния, как это про­пи­са­но в меж­ду­на­род­ных ин­струк­ци­ях. Но на де­ле это не так.

Во всех ста­ти­сти­че­ских сбор­ни­ках, ко­то­рые пуб­ли­ку­ют МВД и Ге­не­раль­ная про­ку­ра­ту­ра, нет от­дель­но­го по­ка­за­те­ля убийств как на­силь­ствен­ных смер­тей. Вме­сто это­го там ука­за­на сум­ма всех за­ре­ги­стри­ро­ван­ных пре­ступ­ле­ний по ст. 105 УК РФ «Убий­ство» и еще по несколь­ким ста­тьям, свя­зан­ным с по­ку­ше­ни­я­ми на убий­ство. На­не­се­ние тяж­ких те­лес­ных по­вре­жде­ний, в том чис­ле по­влек­ших смерть, как и из­на­си­ло­ва­ние, жерт­ва ко­то­ро­го по­гиб­ла, пря­чут­ся внут­ри аг­ре­ги­ро­ван­ных по­ка­за­те­лей. Как имен­но про­ис­хо­дит под­счет ре­аль­но­го ко­ли­че­ства кри­ми­наль­ных смер­тей в стране, ни­где не опи­са­но, и те дан­ные, ко­то­рые в ито­ге по­сту­па­ют в меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции, непро­зрач­ны. По всей ви­ди­мо­сти, со сто­ро­ны пра­во­охра­ни­тель­ных

Мы в прин­ци­пе не мо­жем быть уве­ре­ны в том, сколь­ко же че­ло­век по­ги­ба­ет в Рос­сии каж­дый год в ре­зуль­та­те на­силь­ствен­ных пре­ступ­ле­ний

ор­га­нов убий­ством счи­та­ет­ся ров­но то, что ква­ли­фи­ци­ру­ет­ся по од­ной-един­ствен­ной ста­тье УК РФ – «Убий­ство». В ре­зуль­та­те мы не толь­ко име­ем боль­шие рас­хож­де­ния в оцен­ке убийств на уровне меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций, но и в прин­ци­пе не мо­жем быть уве­ре­ны в том, сколь­ко же че­ло­век по­ги­ба­ет в Рос­сии каж­дый год в ре­зуль­та­те на­силь­ствен­ных пре­ступ­ле­ний. Мы име­ем толь­ко на­бор за­пу­тан­ных и непро­зрач­ных ста­ти­сти­че­ских по­ка­за­те­лей. А посколь­ку эти же дан­ные ис­поль­зу­ют­ся ООН для со­став­ле­ния меж­ду­на­род­но­го рей­тин­га стран по ко­ли­че­ству убийств на 100 000 че­ло­век на­се­ле­ния, то и по­зи­ция Рос­сии в этом рей­тин­ге долж­на быть дру­гая. Сей­час Рос­сия за­ни­ма­ет в нем ме­сто меж­ду То­го и Га­бо­ном, но с уче­том со­ста­вов пре­ступ­ле­ний, ко­то­рые по фак­ту яв­ля­ют­ся убий­ства­ми, но не учи­ты­ва­ют­ся ста­ти­сти­че­ски, на­ша стра­на мог­ла бы сва­лить­ся на ме­сто меж­ду Цен­траль­но­аф­ри­кан­ской Рес­пуб­ли­кой и во­ю­ю­щим Юж­ным Су­да­ном.

Из этой неопре­де­лен­но­сти есть два вза­и­мо­до­пол­ня­ю­щих вы­хо­да. Пер­вый – из­ме­не­ние си­сте­мы уче­та пре­ступ­ле­ний в на­прав­ле­нии боль­шей от­кры­то­сти и по­нят­но­сти, опи­са­ние всех про­це­дур сбо­ра дан­ных кри­ми­наль­ной ста­ти­сти­ки и разъ­яс­не­ние, что же мы счи­та­ем убий­ством и по­че­му. Вто­рой путь – это от­кры­тая пуб­ли­ка­ция дан­ных пер­вич­но­го уче­та пре­ступ­ле­ний, ко­то­рая поз­во­ли­ла бы всем за­ин­те­ре­со­ван­ным сто­ро­нам са­мо­сто­я­тель­но разо­брать­ся и рас­счи­тать, сколь­ко же убийств про­ис­хо­дит каж­дый год в Рос­сии. По­ка это­го не про­изой­дет, мы не име­ем воз­мож­но­сти оце­нить уро­вень без­опас­но­сти в стране.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.