«Очень труд­но вы­би­рать лю­дей, лю­ди до­ро­гие»

Олег Тинь­ков рас­ска­зал, как ему нра­вит­ся ме­нять бан­ков­ский мир, ко­гда ис­чез­нут пла­сти­ко­вые кар­ты и за­чем бан­ки­рам ино­гда нуж­но за­бы­вать о кон­ку­рен­ции

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Та­тья­на Во­ро­но­ва Ан­на Ере­ми­на ВЕ­ДО­МО­СТИ

Да­же уди­ви­тель­но, что Олег Тинь­ков, уве­рен­ный в се­бе и са­мо­до­ста­точ­ный вла­де­лец бан­ка из топ-50, ис­пы­ты­ва­ет столь силь­ный пи­е­тет к Сбер­бан­ку и его пре­зи­ден­ту Гер­ма­ну Гре­фу, о ко­то­рых он то и де­ло вс­по­ми­на­ет в ин­тер­вью «Ве­до­мо­стям». Он один из немно­гих бан­ки­ров, ко­то­рый го­тов к сов­мест­ным про­ек­там со Сбер­бан­ком. Тинь­ков го­во­рит, что «это по­чет­но», но, мо­жет быть, луч­ше дру­гих чув­ству­ет, что вы­год­но, – неда­ром он на­стой­чи­во на­зы­ва­ет се­бя ви­зи­о­не­ром и его ка­рье­ра сви­де­тель­ству­ет об уме­нии про­счи­ты­вать хо­ды впе­ред. Но жизнь все рав­но вно­сит кор­рек­ти­вы – и вот уже Тинь­ков объ­яс­ня­ет, по­че­му его фи­нан­со­вый су­пер­мар­кет нач­нет ра­бо­тать в пол­ную си­лу не так ско­ро, как он пла­ни­ро­вал. О том, как сде­лать бан­ков­ский биз­нес бо­лее неза­ви­си­мым от кре­ди­тов и от по­тря­се­ний рос­сий­ской эко­но­ми­ки и что те­перь яв­ля­ет­ся ме­ри­лом тех­но­ло­гич­но­сти и успе­ха, Тинь­ков рас­ска­зал «Ве­до­мо­стям» вме­сте с пред­ста­ви­те­ля­ми сво­ей ко­ман­ды – в раз­го­во­ре при­ня­ли уча­стие топ-ме­не­дже­ры «Тинь­кофф бан­ка».

УБЕРИТЕ СЛО­ВО «БАНК» – Рань­ше вы нам в ин­тер­вью го­во­ри­ли, что не чув­ству­е­те се­бя бан­ки­ром. Про­шло 10 лет с то­го мо­мен­та, как вы ку­пи­ли банк. Из­ме­ни­лось ли ощу­ще­ние от биз­не­са? Кем счи­та­е­те се­бя сей­час: вы ведь не толь­ко вла­де­е­те биз­не­сом, вы им еще и управ­ля­е­те?

– Я ос­но­ва­тель, мне боль­ше так нра­вит­ся. Хо­ти­те – ви­зи­о­нер, но ма­на­ге­ром ме­ня точ­но не на­звать, по­то­му что я очень пло­хой управ­ля­ю­щий, пло­хой ме­не­джер, но у ме­ня [для ме­недж­мен­та] есть кол­ле­ги. Из­ме­ни­лось ли ощу­ще­ние? На­вер­ное, да, ес­ли я ду­мал, что бу­ду стро­ить банк, а на са­мом де­ле по­стро­ил ITком­па­нию. Вы­гля­деть бан­ки­ром или не бан­ки­ром в чьих-то гла­зах – ме­ня это ма­ло ин­те­ре­су­ет. Я го­во­рю: уберите сло­во «банк» [с кар­точ­ки], оно ме­ня раз­дра­жа­ет. По­то­му что банк – это всё, про­еха­ли, бан­ков не бу­дет че­рез пять лет.

– Че­рез пять?

– Ну пусть че­рез во­семь, че­рез 10 лет – точ­но. Но я имею в ви­ду – не с точ­ки зре­ния ли­цен­зии, а с точ­ки зре­ния ло­ги­ки. Ес­ли Facebook или Google пред­ло­жат по­тре­би­те­лю от­крыть де­по­зит, по­лу­чить кре­дит или от­крыть счет и сде­лать это быст­рее, ка­че­ствен­нее и с луч­шим customer experience, то за­чем ему эта над­пись «банк»? То есть эта па­ра­диг­ма, ко­гда есть на­деж­ность, бренд, ис­то­рия, – она ушла, это все ни­ко­го не ин­те­ре­су­ет. Ко­го вол­ну­ет, сколь­ко это­му Lloyds лет? Все по­ни­ма­ют, что это г..., а не банк. Это моя доч­ка так го­во­рит, ко­то­рая в Ан­глии жи­вет, – они не вы­но­сят этот банк. И то же са­мое от­но­сит­ся к рос­сий­ским бан­кам.

– Как вы ду­ма­е­те, то, что про­ис­хо­дит сей­час с бан­ков­ским сек­то­ром, по­мо­га­ет это­му про­цес­су? За­чист­ка, от­зыв ли­цен­зий, ко­гда ру­шат­ся ис­то­рии, ко­то­рые мно­го лет вну­ша­ли до­ве­рие, в том чис­ле и ува­жа­е­мым лю­дям.

– Цен­траль­ный банк пра­виль­но все де­ла­ет, для это­го, как все­гда в Рос­сии, по­че­му-то при­шлось жен­щи­ну ждать (Эль­ви­ру На­би­ул­ли­ну, пред­се­да­те­ля ЦБ с 2013 г. – «Ве­до­мо­сти»). Сна­ча­ла она разо­бра­лась с об­на­лич­кой, сей­час – с ри­со­ван­ны­ми ду­ты­ми ба­лан­са­ми бан­ков. Нам это толь­ко по­мо­га­ет – ве­тер в спи­ну, что на­зы­ва­ет­ся. Мы ви­дим при­ток кли­ен­тов и де­по­зи­тов. То есть для нас это хо­ро­шо, бе­з­услов­но, но мне ка­жет­ся, что преж­де все­го это хо­ро­шо для стра­ны и для эко­но­ми­ки. По­то­му что иметь та­кое ко­ли­че­ство не бан­ков, а про­сто ка­ких-то стран­ных ор­га­ни­за­ций... Мак­си­мум 50 бан­ков име­ют на­сто­я­щий ка­пи­тал, осталь­ное – это все на­ри­со­ван­ное. Это, к со­жа­ле­нию, тра­ге­дия бан­ков­ской сфе­ры. Все же всё по­ни­ма­ют и зна­ют. Есть еще ряд бан­ков, ко­то­рые мы все зна­ем и по­ни­ма­ем, но ко­то­рые рас­тут быст­ро, у ко­то­рых трил­ли­о­ны ак­ти­вов ка­кие-то. Что это та­кое?!

– С точ­ки зре­ния ро­ста биз­не­са вы где ви­ди­те tinkoff.ru в пер­спек­ти­ве пя­ти лет?

– Стра­те­гия за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы ди­вер­си­фи­ци­ро­вать биз­нес, сде­лать его бо­лее неза­ви­си­мым от кре­ди­тов и от по­тря­се­ний рос­сий­ской эко­но­ми­ки. Все по­ни­ма­ют, что бан­ки, ко­то­рые за­ни­ма­лись кре­ди­то­ва­ни­ем, в том чис­ле мы, до­ста­точ­но силь­но по­стра­да­ли в по­след­ний кри­зис, ко­то­рый на­чал за­кан­чи­вать­ся или вы­шел на неко­то­рое пла­то.

– То есть вы хо­ти­те срав­нять до­хо­ды от про­цент­но­го и ко­мис­си­он­но­го биз­не­са?

– Да. Для кли­ен­та че­рез пять лет это бу­дет пол­ный спектр фи­нан­со­вых услуг в од­ном ме­сте, в об­ла­ке – та­кая идея.

Я ду­маю, что по­стро­е­ние фи­нан­со­во­го су­пер­мар­ке­та зай­мет на­мно­го боль­ше вре­ме­ни, чем мне ка­за­лось год на­зад, на­при­мер. И это нель­зя сде­лать быст­ро, ры­нок ме­ня­ет­ся мед­лен­но. Нам ди­ко не хва­та­ет раз­ра­бот­чи­ков, нам не хва­та­ет тех­но­ло­гов. Мы за­пус­ка­ем каж­дый про­дукт на­мно­го мед­лен­нее, чем это­го хо­чет­ся. Нам не хва­та­ет кад­ров, мы кон­ку­ри­ру­ем за кад­ры с Mail, с «Ян­дек­сом», с Google, с Кас­пер­ским и т. д., очень труд­но вы­би­рать лю­дей, лю­ди до­ро­гие. В об­щем, не так все быст­ро бу­дет про­ис­хо­дить, как нам бы хо­те­лось.

СЛОЖ­НЫЙ ПРО­ДУКТ – У вас бы­ла идея про­да­вать кре­дит­ные кар­ты дру­гих бан­ков. Вы дей­стви­тель­но со­би­ра­е­тесь их про­да­вать?

– Ко­гда я го­во­рю, я обыч­но го­во­рю се­рьез­но. Это моя лич­но меч­та, я как ви­зи­о­нер хо­чу, что­бы мы про­да­ва­ли. Ко­гда мы нач­нем – не знаю: пять лет или три го­да. Труд­но ска­зать, я не ду­маю, что это быст­ро по­стро­ит­ся.

– То есть боль­ше пя­ти лет по­на­до­бит­ся ско­рее все­го?

– Мо­жет, это возь­мет 10 лет, не знаю. А ку­да то­ро­пить­ся? Во­об­ще, в Рос­сии на­блю­да­ешь – все ку­да-то то­ро­пят­ся, всё как-то че­рез год, че­рез два. Я не по­ни­маю. Че­рез 10 лет бу­дет хо­ро­шо. По­че­му нет?

– А при­чи­на, по­че­му это зай­мет боль­ше вре­ме­ни, имен­но в ва­ших раз­ра­бот­ках или ры­нок не го­тов?

– Все вме­сте. Парт­не­ры нам да­ют про­дукт или по­мо­га­ют, а парт­не­ры не та­кие все быст­рые, не та­кие ак­тив­ные, как мы. Там ин­те­гра­ция мо­жет быть тя­же­лая, по­это­му все мед­лен­нее про­ис­хо­дит. Моя меч­та – что­бы мы про­да­ва­ли все, а свое что­бы бы­ло 10% от до­хо­да.

– Но кре­дит­ные кар­ты – бо­лее слож­ный про­дукт по срав­не­нию со все­ми осталь­ны­ми из-за та­ри­фов: те­бе при­сы­ла­ют мно­го­стра­нич­ный до­ку­мент с та­ри­фа­ми мел­ким шриф­том со звез­доч­ка­ми.

– Уже нет мел­ких шриф­тов дав­но. У нас точ­но нет.

– У дру­гих-то есть, вы же кар­ты дру­гих бан­ков со­би­ра­е­тесь про­да­вать.

– Слу­шай­те, мы бу­дем про­да­вать то­ва­ры, мы бу­дем пы­тать­ся им по­мо­гать раз­би­рать­ся.

Кре­дит­ная кар­та – слож­ный про­дукт. По­че­му нель­зя рас­ска­зать про кре­дит­ные кар­ты так же про­сто, как, на­при­мер, про от­кры­тие бан­ков­ско­го сче­та? От­крыл счет, за от­кры­тие сче­та – фик­си­ро­ван­ная сум­ма, все яс­но, по­нят­но – од­на опе­ра­ция. А [с кар­та­ми] по­ве­ден­че­ских сце­на­ри­ев – их ты­ся­чи. Есть лю­ди, ко­то­рые сни­ма­ют, тут же до­кла­ды­ва­ют, тут же га­сят, тут же непо­нят­но что пе­ре­во­дят. Или вот еще опла­та в неко­то­рых ма­га­зи­нах про­хо­дит как опла­та на­лич­ны­ми. И так да­лее.

Разо­брать­ся в струк­ту­ре кре­дит­ных карт, на мой взгляд, так же невоз­мож­но, как невоз­мож­но разо­брать­ся в схе­мах мо­биль­ных опе­ра­то­ров: тут ро­уминг вклю­чен, тут ты уехал, тут ро­уминг не вклю­чен. У них все бес­плат­но: ин­тер­нет бес­плат­ный, все вклю­че­но, и все от­лич­но. Толь­ко смот­ришь – у МТС 50 млрд руб. чи­стой при­бы­ли в год.

Вы­би­рай­те по брен­ду – то­му, ко­то­ро­му вы до­ве­ря­е­те, по­то­му что важ­но об­слу­жи­ва­ние.

НЕ ТАК БЫСТ­РО И НЕ ТАК ДЕШЕВО – Вы бу­де­те кор­рек­ти­ро­вать пла­ны по вве­де­нию про­дук­тов в свя­зи с тем, что все идет не так быст­ро, как вам бы хо­те­лось? –А у нас не бы­ло ни­ка­ко­го пла­на. А за­чем нам план ну­жен?

– Что­бы за­ра­ба­ты­вать. Обыч­но лю­ди это де­ла­ют по пла­ну, да­же ес­ли они не бан­ки­ры.

– У нас есть пла­ны? Оли­вер Хьюз, пред­се­да­тель прав­ле­ния «Тинь­кофф бан­ка»: Ка­кой-то план есть. Олег Тинь­ков: Мы же не жи­вем ра­ди пла­на, за­чем?

– А по ито­гам го­да фи­нан­со­вый су­пер­мар­кет бу­дет при­быль­ным?

О. Х.: Да­вай­те де­та­ли­зи­ру­ем: есть неко­то­рые про­дук­ты, ко­то­рые до­ста­точ­но дав­но су­ще­ству­ют или бы­ли за­пу­ще­ны не так дав­но, но по ко­то­рым мы ви­дим ди­на­ми­ку. А есть дру­гие про­дук­ты, где мы по­ка не по­ни­ма­ем ди­на­ми­ку. На­при­мер, те­ку­щие сче­та для физ­лиц (Tinkoff Black): мы вы­ве­ли про­дукт на точ­ку без­убы­точ­но­сти, биз­нес удво­ен за год, там очень боль­шой биз­нес – 1,5 млн кли­ен­тов, и эко­но­ми­ка там по­нят­на, и, со­от­вет­ствен­но, есть вклад в об­щие ре­зуль­та­ты в кон­це го­да. Есть про­дукт для ма­ло­го биз­не­са – те­ку­щие сче­та, рас­чет­но-кас­со­вое об­слу­жи­ва­ние. Там то­же очень хо­ро­шая ди­на­ми­ка, точ­ка без­убы­точ­но­сти бу­дет в сле­ду­ю­щем го­ду.

Ипо­те­ка – это не наш ба­лан­со­вый про­дукт, там шесть бан­ков-парт­не­ров, ко­то­рые уже год ра­бо­та­ют. На­де­ем­ся, что бу­дем за­ра­ба­ты­вать день­ги с се­ре­ди­ны сле­ду­ю­ще­го го­да. И так­же сов­мест­ный с БКС сер­вис «Тинь­кофф ин­ве­сти­ции», ко­то­рый толь­ко что за­пу­стил­ся. Артем Яма­нов, стар­ший ви­це­пре­зи­дент по раз­ви­тию биз­не­са: Мы не счи­та­ем при­быль та­ким об­ра­зом. Су­пер­мар­кет – это некая кон­цеп­ция, над­строй­ка, ко­то­рая объ­еди­ня­ет под со­бой про-

Кон­ку­рен­ция очень услов­ная, ко­гда 10 бан­ков жи­вут, а осталь­ные вы­жи­ва­ют

дук­ты. При­быль мы счи­та­ем имен­но в раз­ре­зе про­дук­то­вых биз­нес-ли­ний.

– У вас до­воль­но силь­но воз­рос­ли за­тра­ты на при­вле­че­ние од­но­го кли­ен­та при том, что к вам при­хо­дит очень боль­шой по­ток лю­дей. По­че­му так?

О. Т.: Мы сей­час тра­тим до­ста­точ­но мно­го де­нег на ре­кла­му брен­да. У нас и те­ле­ви­зи­он­ная рекла­ма, и на­руж­ная рекла­ма. Она на­це­ле­на на кли­ен­тов, ко­то­рые к нам при­дут че­рез год, че­рез два и т. д. Во­об­ще-то, по-хо­ро­ше­му мы не за­дей­ству­ем еще ин­те­рес­ные ве­щи: и ра­дио нуж­но за­дей­ство­вать, и жур­на­лы, и пе­чат­ную прес­су, где мы во­об­ще ни­как не ре­кла­ми­ру­ем­ся. Дру­гое де­ло, что рас­тет сто­и­мость при­вле­че­ния, ко­то­рая у нас в от­чет­но­сти по меж­ду­на­род­ным стан­дар­там вы­де­ле­на от­дель­но. Но здесь нуж­но де­лить это не толь­ко на ко­ли­че­ство но­вых кре­дит­ных карт, как рань­ше, но и до­ба­вить в зна­ме­на­тель ко­ли­че­ство рас­чет­ных кли­ен­тов, кли­ен­тов по той же ипо­те­ке и т. д.

В этом го­ду мы идем вто­ры­ми по­сле Сбер­бан­ка по за­тра­там на ре­кла­му. И мы ви­дим по ис­сле­до­ва­ни­ям, что по узна­ва­е­мо­сти мы уже ВТБ до­гна­ли и пе­ре­гна­ли Аль­фа-банк. Это де­ла­ет­ся для брен­да и бу­ду­ще­го.

Есть мно­го под­хо­дов: ком­па­ния на­хо­дит­ся в ин­ве­сти­ци­он­ном цик­ле, а по­том по­жи­на­ет то, что ин­ве­сти­ро­ва­ла: два го­да ин­ве­сти­ро­вать, три – стричь ку­по­ны. Но это боль­ше удел про­мыш­лен­ных ком­па­ний. И, как пра­ви­ло, по­сле трех лет стриж­ки ку­по­нов идет па­де­ние: ты недо­ин­ве­сти­ро­вал в тех­но­ло­гию и пер­со­нал. Есть ком­па­нии, ко­то­рые на­хо­дят­ся в по­сто­ян­ном ин­ве­сти­ци­он­ном цик­ле (обыч­но из IT-сек­то­ра). Мы в бли­жай­шие го­ды не за­кон­чим ин­ве­сти­ро­вать, по­то­му что хо­тим, что­бы ком­па­ния сто­и­ла в два-три­пять-де­сять раз до­ро­же. Ак­ци­о­не­ры долж­ны по­лу­чать при­быль не в ви­де ди­ви­ден­дов, а в ви­де ро­ста ка­пи­та­ли­за­ции. Это на­ше от­ли­чие от мно­гих кол­лег – мы не жи­вем се­го­дняш­ним го­дом.

– Кто сей­час ваш ос­нов­ной кон­ку­рент?

О. Х: Аль­фа-банк.

СТА­НУТ ЛИ КОН­КУ­РЕН­ТЫ ПАРТНЕРАМИ – Вы го­во­ри­те о нехват­ке раз­ра­бот­чи­ков. Пра­виль­но ли мы по­ни­ма­ем, что вы ста­ви­те имен­но на внут­рен­ний R&D, а не на по­куп­ку тех­но­ло­гий?

О. Х: По­ку­пать-то неко­го. А. Я.: Ли­бо про­сят мно­го де­нег и лю­ди оце­ни­ва­ют се­бя [слиш­ком до­ро­го] – ком­па­ния мо­жет быть хо­ро­шая, но там обыч­но нет при­бы­ли... Олег лю­бит рас­ска­зы­вать, что в Рос­сии три це­ны: 1 млн, 10 млн и 100 млн. Ес­ли нет вы­руч­ки – 1, ес­ли есть – 10, а ес­ли есть, не дай бог, еще и при­быль, – то 100. Мы не мо­жем та­ким об­ра­зом тра­тить день­ги, мы пуб­лич­ная ком­па­ния.

О. Т.: Ну и к то­му же все, что де­ла­ет fintech, мы так или ина­че уже де­ла­ем са­ми.

А. Я.: Мы в ос­нов­ном по­ку­па­ем про­дук­ты, ко­то­рые не успе­ва­ем де­лать са­ми. А пе­ре­го­во­ры на­ши ча­ще за­кан­чи­ва­ют­ся ли­бо сов­мест­ны­ми про­ек­та­ми, ли­бо парт­нер­ства­ми, ли­бо ин­ве­сти­ци­я­ми в ка­пи­тал.

На са­мом де­ле есть мил­ли­он спо­со­бов ра­бо­ты со стар­та­па­ми – мы про­сто мо­жем от­кры­вать им до­ступ к на­шим сер­ви­сам: на­при­мер, ряд стар­та­пов поль­зу­ет­ся на­шим движ­ком для с2с пе­ре­во­дов, для по­пол­не­ния. Лю­бой кли­ент неза­ви­си­мо от то­го, где у него счет, мо­жет при­вя­зать кар­ту к на­ше­му сер­ви­су и де­лать пла­те­жи бес­плат­но. Мы их на­зы­ва­ем «лег­кие кли­ен­ты».

– А как вы та­ких мо­не­ти­зи­ру­е­те? На­де­е­тесь, что со вре­ме­нем пе­рей­дут к вам?

– На­де­ем­ся.

– То­гда ка­кой смысл дру­гим бан­кам ид­ти к вам в парт­нер­ство?

О. Т.: Эра па­ра­но­и­даль­но­го от­но­ше­ния бан­ков друг к дру­гу про­хо­дит, сей­час все ме­ня­ет­ся. Кон­ку­рен­ция за­ста­ви­ла всех со­труд­ни­чать и раз­де­лять ком­пе­тен­ции. Все по­ни­ма­ют, что кли­ент не уни­ка­лен и пре­иму­ще­ство каж­до­го за 10 лет вы­кри­стал­ли­зо­ва­лось. У нас, на­при­мер, нет экс­пер­ти­зы в ипо­те­ке, и мы ту­да не ле­зем, но мы уме­ем про­да­вать. Так и осталь­ные – каж­дый раз­ви­ва­ет свои пре­иму­ще­ства.

К то­му же кон­ку­рен­ция очень услов­ная, ко­гда 10 бан­ков жи­вут, а осталь­ные вы­жи­ва­ют. Успеш­ные бан­ки по­хо­жи друг на дру­га, а неуспеш­ные несчаст­ны по-сво­е­му.

– У вас за­мет­но под­ня­лись до­хо­ды от эк­вай­рин­га. Ка­кую ни­шу в этом биз­не­се вы хо­ти­те за­нять, нет ли идей за­нять ни­шу «Рус­ско­го стан­дар­та», ко­то­рый со­брал все си­сте­мы?

– Нет, мы хо­тим быть при­быль­ны­ми. Мы сей­час ин­ве­сти­ру­ем в этот биз­нес, но он при­бы­лен. Мы на 5-м ме­сте по он­лайн-эк­вай­рин­гу в Рос­сии. И имен­но по­то­му мы де­ла­ем все в он­лайне, мы при­быль­ны в этом.

– Об­ме­ни­ва­е­тесь ли вы дан­ны­ми с ри­тей­ле­ра­ми?

О. Х.: Мы мо­жем это де­лать. Идея в том, что не все уме­ют ра­бо­тать с боль­ши­ми ба­за­ми дан­ных, а мы уме­ем, и на этой ос­но­ве мы мо­жем ре­а­ли­зо­вы­вать про­грам­мы ло­яль­но­сти, тар­ге­ти­ро­ван­ные мар­ке­тин­го­вые ак­ции и т. д. Мы мо­жем де­лать раз­ные ин­те­рес­ные шту­ки, ко­то­рые мо­гут под­нять про­да­жи парт­не­ров в роз­ни­це.

– Как вы оце­ни­ва­е­те старт Apple Pay? Ка­ко­го эф­фек­та жде­те от их по­яв­ле­ния?

О. Т.: Труд­но ска­зать. Но мы на­де­ем­ся, что лю­ди бу­дут де­лать боль­ше по­ку­пок не по­то­му, что нуж­но что-то ку­пить, а ско­рее по­про­бо­вать, что это та­кое. В этом ге­ний Apple – все на­столь­ко сен­си­тив­но и кра­си­во, что немед­лен­но хо­чет­ся ка­кое-то при­ло­же­ние ска­чать или ку­пить. Так и здесь: бу­дет взрыв­ной рост пла­те­жей вна­ча­ле. По­том бу­дет успо­ко­е­ние.

Хо­тя, мо­жет быть, Apple как-то это дви­нет – она уме­ет раз­ви­вать по­тре­би­тель­ские ни­ши. Мы од­ни­ми из пер­вых за­пу­сти­ли пла­те­жи с тех­но­ло­ги­ей NFC на Android, но по­ка взрыв­но­го ро­ста нет. При­чем не толь­ко у нас – по­ка на эти тех­но­ло­гии при­хо­дит­ся 1,5% всех опе­ра­ций да­же в Аме­ри­ке, что очень немно­го. Про­цесс до­воль­но мед­лен­ный.

Оче­вид­но, что все бу­дет там, и не на­до быть ге­ни­ем или Гре­фом, что­бы ска­зать, что не бу­дет пла­сти­ко­вых карт че­рез ка­кое-то вре­мя. Бе­з­услов­но, пла­сти­ка, на­вер­ное, не бу­дет че­рез 10 лет, все бу­дет в те­ле­фоне, в NFC. Хо­тя я ду­маю, что в бли­жай­шие 10 лет я точ­но бу­ду дер­жать пла­стик в кар­мане. Я не го­тов по­ле­теть на Бер­му­ды толь­ко с те­ле­фо­ном: ес­ли он раз­ря­дил­ся или упал в во­ду... по­нят­но, что в об­ла­ке все, но что мне, бе­жать но­вый те­ле­фон быст­ро по­ку­пать и как его ку­пить? Од­на­ко, ко­неч­но же, пла­стик бу­дет уми­рать, NFC бу­дет вы­иг­ры­вать. Но это бе­рет ка­кое-то вре­мя, лю­дям на­до адап­ти­ро­вать­ся.

– Про ма­стер­чейн: за­чем вам со­труд­ни­че­ство с ЦБ?

Вячеслав Цы­га­нов, ви­це-пре­зи­дент по ин­фор­ма­ци­он­ным тех­но­ло­ги­ям:

Лю­бые тех­но­ло­гии, ко­то­рые вли­я­ют на фи­нан­со­вый ры­нок, нам ин­те­рес­ны. Кро­ме то­го, тех­но­ло­гия на­столь­ко мно­го­обе­ща­ю­щая – не толь­ко для кор­по­ра­тив­но­го [сек­то­ра], но и для роз­нич­но­го в первую оче­редь, по­то­му что там мно­го кей­сов, ко­то­рые мо­гут быть ин­те­рес­ны всем. Один из са­мых рас­про­стра­нен­ных – это ком­пла­енс для иден­ти­фи­ка­ции кли­ен­та. Это то, что бан­ки – участ­ни­ки это­го кон­сор­ци­у­ма мог­ли об­ме­нять­ся ин­фор­ма­ци­ей...

О. Х.: Есть пла­теж­ные си­сте­мы, раз­ные рас­чет­ные си­сте­мы, де­по­зи­тар­ные си­сте­мы – лю­бая си­сте­ма, ко­то­рая ра­бо­та­ет меж­ду раз­ны­ми иг­ро­ка­ми, обыч­но боль­шое ко­ли­че­ство иг­ро­ков, – блок­чейн как раз при­ме­ним там. Ес­ли да­же меж­ду­на­род­ная пла­теж­ная си­сте­ма по кар­там («мел­кая роз­ни­ца», в ка­выч­ках), то там тран­зак­ция про­ис­хо­дит се­го­дня, а в луч­шем слу­чае зав­тра бу­дут рас­че­ты. В XXI в. это про­сто нон­сенс. Тем бо­лее ко­гда мы го­во­рим о по­куп­ке ак­ций. Ты от­дал день­ги, а толь­ко че­рез три дня ты по­лу­ча­ешь ак­ции! Ка­мен­ный век. Со­от­вет­ствен­но, блок­чейн – это оп­ти­ми­за­ция и уско­ре­ние в рам­ках этих за­кры­тых си­стем.

– Во­прос про ки­бер­без­опас­ность, сей­час это очень мод­ная те­ма. Ча­сто ли про­ис­хо­дят ата­ки и как вы со­труд­ни­ча­е­те с Solar Security, FinCERT, еще с кем-то и, мо­жет быть, пла­ни­ру­е­те раз­ви­вать свое на­прав­ле­ние по борь­бе с ки­бе­ру­гро­за­ми, как Гер­ман Греф, на­при­мер?

В. Ц.: На са­мом де­ле там все немно­го сме­ша­лось – фин­серт или со­лар­ские [фир­мы Solar Security] про­дук­ты. На са­мом де­ле это со­вер­шен­но раз­ные ве­щи. Есть це­лая об­ласть, ко­то­рая за­кры­ва­ет­ся те­ми или ины­ми про­дук­та­ми, име­ю­щи­ми­ся в на­ли­чии на рын­ке, или ис­поль­зу­ют­ся те или иные ком­па­нии. Фин­серт, ко­то­рый де­ла­ет ЦБ, – это в первую оче­редь ана­ли­ти­че­ская ра­бо­та. Он объ­еди­ня­ет ин­фор­ма­цию о рын­ке: от всех фи­нан­со­вых учре­жде­ний со­би­ра­ет ин­фор­ма­цию – ка­кие ата­ки бы­ли, как им про­ти­во­сто­я­ли – и ор­га­ни­зу­ет ра­бо­ту этих ор­га­ни­за­ций, в том чис­ле си­ло­вых ве­домств. Это за­да­ча ЦБ – разъ­яс­нять и до­но­сить то, что про­ис­хо­дит на рын­ке. Вто­рая часть – Solar Security – опе­ра­ци­он­ная. То есть в чи­стом ви­де то, что на­зы­ва­ет­ся SOC (security operations centre), ко­то­рый за­ни­ма­ет­ся мо­ни­то­рин­гом по­до­зри­тель­ных дей­ствий внут­ри ва­шей ин­фра­струк­ту­ры. Вот Сбер­банк, на­сколь­ко я по­ни­маю, де­ла­ет свой SOC, ко­то­рый ра­бо­та­ет с его ин­фра­струк­ту­рой, для него это дешевле и ин­те­рес­нее, на­вер­ное, по сво­им ка­ким-то па­ра­мет­рам. Мы ис­поль­зу­ем Solar, по­то­му что дер­жать у се­бя 20 че­ло­век [в служ­бе] ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти не очень эф­фек­тив­но. Нам го­раз­до эф­фек­тив­нее эту часть аут­сор­сить. Но они [Solar Security] ра­бо­та­ют ис­клю­чи­тель­но с дан­ны­ми, ко­то­рые по­сту­па­ют от нас, т. е. это не все фи­нан­со­вые учре­жде­ния, они их не обоб­ща­ют. Это вто­рой ку­сок. Тре­тий ку­сок – это за­щи­та от DDoS-атак. Здесь то­же есть не­сколь­ко парт­не­ров. Для каж­дой об­ла­сти есть свой на­бор про­дук­тов и свой на­бор парт­не­ров. Мо­жет быть, со вре­ме­нем мы и свой SOC сде­ла­ем.

– Со «Сбе­ром» не хо­ти­те со­труд­ни­чать? Они же всех зо­вут к се­бе.

О. Х.: Мо­жет быть...

– Но дру­гие бан­ки не хо­тят, по­то­му что «Сбер» – это же то­же банк...

О. Т.: А мы бу­дем, по­че­му нет? На­обо­рот, сей­час все боль­ше про­дук­тов по­яв­ля­ет­ся в парт­нер­стве быв­ших кон­ку­рен­тов. То есть да­же ес­ли взять наш tinkoff.ru – это фак­ти­че­ски ра­бо­та с партнерами. Кон­сор­ци­ум, ко­гда бан­ки объ­еди­ня­ют­ся, что­бы сде­лать тех­но­ло­гию, – от это­го вы­иг­ры­ва­ют все, и преж­де все­го кли­ент...

Как го­во­рят, нет про­ро­ка в сво­ем оте­че­стве (осо­бен­но это для Рос­сии вер­но), но, на мой взгляд, Сбер­банк – са­мый тех­но­ло­гич­ный банк в ми­ре. Я не BCG или McKinsey, не мо­гу ка­че­ствен­ный от­чет сде­лать, но «по ре­аль­но­сти, дан­ной мне в ощу­ще­ни­ях» счи­таю, что «Сбер» – это са­мый про­дви­ну­тый иг­рок. Учи­ты­вая его раз­мер, ко­ли­че­ство де­нег, ко­то­рые он ин­ве­сти­ру­ет в тех­но­ло­гии, и как он дви­га­ет­ся на рын­ке, с та­ким огром­ным шта­том, с та­ким огром­ным legacy и т. д., – все, что он де­ла­ет, очень впе­чат­ля­ет. И Греф, ко­неч­но, боль­шой мо­ло­дец. Бы­ло бы в гос­бан­ках боль­ше та­ких ме­не­дже­ров, нам [как бан­ку] жи­лось бы ху­же, хо­ро­шо, что он один (улы­ба­ет­ся).Я боль­шой ре­спект ему вы­ска­зы­ваю. И со­труд­ни­чать со «Сбе­ром» для нас боль­шая честь, я бы ска­зал.

– Под ва­шим со­труд­ни­че­ством что вы име­е­те в ви­ду?

– В дан­ный мо­мент не со­труд­ни­ча­ем осо­бо, но мы го­то­вы.

НА­ЦИ­О­НАЛЬ­НАЯ ПЛА­ТЕЖ­НАЯ – Как вы оце­ни­ва­е­те пер­вый год ра­бо­ты На­ци­о­наль­ной пла­теж­ной си­сте­мы?

О. Х.: Ве­ли­ко­леп­но! На са­мом де­ле то, что они по­стро­и­ли за шесть ме­ся­цев, да­же мень­ше, – это про­сто чу­до все­лен­ско­го мас­шта­ба.

– Но чу­до – это чу­до, а ста­биль­но ра­бо­та­ю­щая си­сте­ма – это ста­биль­но ра­бо­та­ю­щая си­сте­ма. Че­го боль­ше – чу­да или ста­биль­но­сти?

– Ста­биль­но ра­бо­та­ет. А. Я.: В этом и чу­до. О. Х: У нас бы­ла толь­ко од­на ма­лень­кая си­ту­а­ция в са­мом на­ча­ле. И это бы­ло на не­сколь­ко ча­сов, на­сколь­ко я пом­ню. Боль­ше ни­ка­ких слу­ча­ев...

– Ну то есть она не сбо­ит?

О. Т.: Не сбо­ит во­об­ще. А. Я.: Она не сбо­ит. Есть про­бле­мы, свя­зан­ные с ее ра­бо­той, но са­ма она [тех­ни­че­ски] ра­бо­та­ет нор­маль­но. Есть по­боч­ные эф­фек­ты.

– Что за эф­фек­ты?

– Невоз­мож­но снять ва­лю­ту, на­при­мер, по ря­ду при­чин. По­то­му что все тран­зак­ции идут в руб­лях, по­это­му на­шим кли­ен­там негде снять ва­лю­ту. Вот вам один из по­боч­ных эф­фек­тов.

– Во­об­ще нель­зя?

– Ну бан­ки не вы­да­ют сей­час ва­лю­ту по сво­им кар­там в бан­ко­ма­тах сто­рон­них бан­ков. По­то­му что ина­че они несут рис­ки на кур­со­вую раз­ни­цу, ко­гда те­перь все тран­зак­ции идут в руб­лях. Вот вам пер­вый по­боч­ный эф­фект.

ПРО­ГНО­ЗЫ – Банк по­вы­сил про­гноз по при­бы­ли на 2016 г. А ка­кие про­гно­зы на 2017-й?

О. Т.: Сто­и­мость фон­ди­ро­ва­ния па­да­ет, мар­жа уве­ли­чи­ва­ет­ся, рис­кам па­дать, ви­ди­мо, осо­бо неку­да, у нас ис­то­ри­че­ски низ­кие рис­ки. Со­от­вет­ствен­но, мы ожи­да­ем с точ­ки зре­ния мар­жи и при­быль­но­сти биз­не­са еще бо­лее по­зи­тив­ные ве­щи... Мы не ви­дим че­го-то пло­хо­го на сле­ду­ю­щий год. 2018-й, на­вер­ное, бу­дет уже слож­нее оце­нить. Но мы же все за­лож­ни­ки неф­ти, си­дим на неф­тя­ной боч­ке. Бу­дет нефть $30, и все мои ра­дуж­ные про­гно­зы по­мерк­нут. Но ес­ли мы го­во­рим, что нефть бу­дет бол­тать­ся во­круг 50 и рубль силь­но не обес­це­нит­ся, то ду­маю, что 17-й год бу­дет очень ин­те­рес­ный и хо­ро­ший год для роз­нич­ных бан­ков, во вся­ком слу­чае – для жи­вых и про­грес­сив­ных роз­нич­ных бан­ков, к ко­им я от­но­шу Сбер­банк, нас и Аль­фа-банк.

– А «Рус­ский стан­дарт»?

– Банк, ко­то­рый ре­струк­ту­ри­ру­ет суб­ор­ди­ни­ро­ван­ные ев­ро­об­ли­га­ции с усло­ви­ем: «мы вам ко­гда-ни­будь по­том за­пла­тим, ко­гда бу­дем за­ра­ба­ты­вать три квар­та­ла под­ряд», нель­зя от­но­сить к ка­те­го­рии жи­вых. Я, как дер­жа­тель ев­ро­бон­дов, лич­но с этим ка­те­го­ри­че­ски не со­гла­сен. Я по­те­рял день­ги.

– Вы хо­те­ли про­дать банк, в том чис­ле пы­та­лись ве­сти пе­ре­го­во­ры со Сбер­бан­ком. Го­во­рят, Сбер­банк не устро­и­ла це­на. Так ли это? Со­хра­ня­ют­ся ли у вас сей­час пла­ны по про­да­же бан­ка, по­че­му хо­ти­те вый­ти из это­го ак­ти­ва? Есть ли по­тен­ци­аль­ные по­ку­па­те­ли?

– Ко­гда я с кем-то раз­го­ва­ри­ваю, мно­гие счи­та­ют, что я про­даю, ис­хо­дя из мо­е­го про­шло­го опы­та. Мы об­ща­лись и со Сбер­бан­ком, и с дру­ги­ми участ­ни­ка­ми рын­ка, но за 10 лет мы ни­ко­гда пред­мет­но не об­суж­да­ли про­да­жу, ни с од­ним иг­ро­ком!

Лю­бой ак­тив про­да­ет­ся, хо­тя эта фра­за за­ез­же­на. Но, во-пер­вых, мне ужас­но нра­вит­ся то, что мы де­ла­ем, как мы ме­ня­ем бан­ков­ский мир, и я ви­жу се­бя уже стра­те­гом. Так­же мы уже на­столь­ко до­ро­гие, что я не ду­маю, что нас так про­сто ку­пить; по­жа­луй, кро­ме Сбер­бан­ка, ни у ко­го и нет та­ко­го ка­пи­та­ла в Рос­сии.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.