Пе­ре­жить несо­сто­я­тель­ность

... За­кон о банк­рот­стве фи­зи­че­ских лиц не вы­звал вол­ны дел: то ли лю­ди не зна­ют, то ли им нечем пла­тить

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Свет­ла­на Пет­ро­ва ВЕ­ДО­МО­СТИ

С1 ок­тяб­ря 2015 г. у граж­дан, за­дол­жав­ших свы­ше 500 000 руб., про­сро­чив­ших вы­пла­ты на 90 дней и не спо­соб­ных рас­счи­тать­ся с кре­ди­то­ра­ми, по­яви­лась за­кон­ная воз­мож­ность при­знать се­бя банк­ро­та­ми и– в ка­че­стве ре­а­би­ли­ти­ру­ю­щих про­це­дур – спи­сать неопла­чен­ные дол­ги ли­бо ре­струк­ту­ри­ро­вать их на срок до трех лет. Пред­по­ла­га­лось, что этот за­кон по­мо­жет осво­бо­дить­ся от непо­силь­но­го бре­ме­ни доб­ро­со­вест­ным долж­ни­кам, ко­то­рые в си­лу жиз­нен­ных об­сто­я­тельств ока­за­лись не в со­сто­я­нии рас­пла­тить­ся со все­ми, а для кре­ди­то­ров рас­ши­рит воз­мож­но­сти по уре­гу­ли­ро­ва­нию про­блем­ных дол­гов и уско­рит все про­це­ду­ры, в том чис­ле спи­са­ние без­на­деж­ных дол­гов.

На де­ле все ока­за­лось ина­че. Сре­ди по­тен­ци­аль­ных банк­ро­тов, под­па­да­ю­щих под дей­ствие за­ко­на, лишь око­ло 1000 че­ло­век, или 0,2%, на 1 но­яб­ря до­би­лись осво­бож­де­ния от дол­гов, ме­ха­низм ре­струк­ту­ри­за­ции за­дол­жен­но­сти во­об­ще ока­зал­ся нера­бо­та­ю­щим, а ини­ци­а­то­ра­ми банк­рот­ства в 80% слу­ча­ев бы­ли кре­ди­то­ры. По­че­му так по­лу­чи­лось, раз­би­ра­лись «Ве­до­мо­сти».

НЕ ПРИ­ШЛИ БАНКРОТИТЬСЯ

Вес­ной 2015 г. Фе­де­раль­ная служ­ба су­деб­ных при­ста­вов оце­ни­ва­ла, что под дей­ствие за­ко­на о банк­рот­стве физ­лиц под­па­да­ет бо­лее 400 000 россиян (это толь­ко по всту­пив­шим в си­лу су­деб­ным ре­ше­ни­ям), за­дол­жав­ших в сум­ме свы­ше 2 трлн руб. (ци­та­та по «Из­ве­сти­ям»). В сен­тяб­ре На­ци­о­наль­ное бю­ро кре­дит­ных ис­то­рий (НБКИ) со­об­ща­ло, что фор­маль­но под дей­ствие за­ко­на о банк­рот­стве физ­лиц под­па­да­ет 621 900 че­ло­век. А зам­пред Цен­тро­бан­ка Ва­си­лий Поз­ды­шев, ссы­ла­ясь на экс­перт­ные оцен­ки, рас­ска­зы­вал, что «по­тен­ци­аль­но при­бег­нуть к про­це­ду­ре банк­рот­ства смо­гут при­мер­но 400 000–500 000 граж­дан»: «За­кон даст воз­мож­ность этим лю­дям раз и на­все­гда ре­шить про­бле­му пре­сле­до­ва­ния их кре­ди­то­ра­ми», – ци­ти­ро­вал его «Интерфакс» в ок­тяб­ре 2015 г. Минэко­но­мраз­ви­тия то­гда по­ла­га­ло, что чис­ло об­ра­ще­ний граж­дан в су­ды в рам­ках за­ко­на о несо­сто­я­тель­но­сти мо­жет на на­чаль­ном эта­пе до­стичь несколь­ких со­тен ты­сяч, а за­тем пой­дет на спад.

В ре­аль­но­сти на 1 но­яб­ря 2016 г. (за 13 ме­ся­цев дей­ствия за­ко­на) бы­ло по­да­но око­ло 34 000 за­яв­ле­ний о банк­рот­стве граж­дан-долж­ни­ков, из них су­да­ми при­ня­то по­ряд­ка 19 000 и толь­ко 1009 че­ло­век за это вре­мя смог­ли спи­сать свои дол­ги, сле­ду­ет из дан­ных пор­та­ла о банк­рот­ствах finzdor.ru.

По оцен­ке Объ­еди­нен­но­го кре­дит­но­го бю­ро, сей­час под дей­ствие за­ко­на о банк­рот­стве граж­дан под­па­да­ет 593 000 россиян с дол­гом бо­лее 500 000 руб. по од­но­му или несколь­ким кре­ди­там, пла­те­жи по ко­то­рым не вно­си­лись от 90 дней.

«Ко­гда пла­ни­ро­вал­ся дан­ный за­кон, все ожи­да­ли быст­рую и боль­шую вол­ну по­да­чи за­яв­ле­ний физ­лиц, ко­то­рые за­хо­тят спи­сать с се­бя за­дол­жен­ность, – го­во­рит Илья Ильин из пра­во­во­го бю­ро «Оле­вин­ский,

Бу­ю­кян и парт­не­ры». – Это­го не по­лу­чи­лось. В сред­нем в ме­сяц по­да­ет­ся око­ло 3000 за­яв­ле­ний о банк­рот­стве, из них са­ми­ми долж­ни­ка­ми все­го 15–20%».

БАНКРОТ С ДОЛГАМИ – 1

В де­каб­ре 2015 г. жи­тель Крас­но­яр­ска Ан­дрей Це­ли­го­род­цев по­дал в об­ласт­ной ар­бит­раж­ный суд за­яв­ле­ние о сво­ем банк­рот­стве, со­слав­шись на 768 000 руб. неис­пол­нен­ных обя­за­тельств по кре­ди­там и обя­за­тель­ным пла­те­жам (штра­фам и на­ло­гам). В суд он предо­ста­вил ко­пии кре­дит­ных до­го­во­ров и справ­ки бан­ков о за­дол­жен­но­сти, а из иму­ще­ства ука­зал до­лю 1/4 в трех­ком­нат­ной квар­ти­ре пло­ща­дью 60 кв. м (един­ствен­ное жи­лье, на ко­то­рое по за­ко­ну не мо­жет быть об­ра­ще­но взыс­ка­ние дол­гов), «Москвич» 1999 го­да вы­пус­ка сто­и­мо­стью

40 000 руб., хо­ло­диль­ник Nord сто­и­мо­стью 7000 руб. и ком­пью­тер «Нэта» за 29 000 руб. Еще он при­ло­жил справ­ку о до­хо­дах 2-НДФЛ за май – но­ябрь 2015 г. на 269 000 руб.

В фев­ра­ле суд при­знал Це­ли­го­род­це­ва банк­ро­том, ввел про­це­ду­ру ре­а­ли­за­ции иму­ще­ства на пол­го­да, огра­ни­чил его пра­во на вы­езд из Рос­сии, утвер­дил фи­нан­со­во­го управ­ля­ю­ще­го. В ав­гу­сте суд по­ста­но­вил пре­кра­тить про­из­вод­ство по де­лу о банк­рот­стве Це­ли­го­род­це­ва: его кре­ди­то­ры (за ис­клю­че­ни­ем од­но­го) во­вре­мя не объ­яви­лись, а пе­ре­чис­лен­ных им за это вре­мя де­нег (486 000 руб. на спец­с­чет) с лих­вой хва­ти­ло для рас­че­та с един­ствен­ным утвер­жден­ным в ре­ест­ре кре­ди­то­ром – да­же про­да­жи иму­ще­ства не по­на­до­би­лось. Источ­ник этих де­нег в ма­те­ри­а­лах су­да не ука­зан.

К это­му вре­ме­ни в ре­естр был вклю­чен один кре­ди­тор с тре­бо­ва­ни­я­ми в 232 000 руб. – Ураль­ский банк ре­кон­струк­ции и раз­ви­тия, ко­то­рый за­явил о дол­ге еще в фев­ра­ле. В ап­ре­ле свои пре­тен­зии на 134 000 руб. предъ­яв­лял банк «Во­сточ­ный экс­пресс», но суд от­кло­нил иск из­за про­цес­су­аль­ных на­ру­ше­ний. В сен­тяб­ре суд при­нял к про­из­вод­ству рас­смот­ре­ние тре­бо­ва­ний Сбер­бан­ка на 32 000 руб., а Райф­фай­зен­бан­ка на 117 000 руб. – «оста­вил без дви­же­ния», по­тре­бо­вав обос­но­ва­ния вклю­че­ния в ре­естр дол­гов по пре­кра­щен­но­му про­из­вод­ству.

Кре­ди­то­ры еще мо­гут оспо­рить ре­ше­ния су­да, а сам Це­ли­го­род­цев по­сле мно­го­ме­сяч­ных мы­тарств остал­ся с долгами в 528 000 руб. и пя­ти­лет­ним «мо­ра­то­ри­ем» на но­вое банк­рот­ство с воз­мож­но­стью их спи­са­ния или ре­струк­ту­ри­за­ции. Свои до­хо­ды Це­ли­го­род­цев с фев­ра­ля пе­ре­чис­лял на счет, ко­то­рым рас­по­ря­жал­ся фи­нан­со­вый управ­ля­ю­щий, и толь­ко в мае он до­бил­ся су­деб­но­го ре­ше­ния о вы­де­ле­нии ему управ­ля­ю­щим с фев­ра­ля 2016 г. из кон­курс­ной мас­сы про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма – 11 000 руб. в ме­сяц. Апел­ля­ци­он­ная ин­стан­ция так­же от­ка­за­лась при­знать его непла­те­же­спо­соб­ным, ис­хо­дя из утвер­жден­ных в ре­ест­ре тре­бо­ва­ний од­но­го кре­ди­то­ра в 232 000 руб.

«До­во­ды долж­ни­ка о необ­хо­ди­мо­сти за­вер­ше­ния про­це­ду­ры ре­а­ли­за­ции иму­ще­ства от­кло­ня­ют­ся су­дом, по­сколь­ку, во-пер­вых, осво­бож­де­ние граж­да­ни­на от обя­за­тельств не яв­ля­ет­ся за­да­чей и смыс­лом ин­сти­ту­та банк­рот­ства, во-вто­рых, су­дом уста­нов­ле­но на­ли­чие пре­пят­ствий для за­вер­ше­ния про­це­ду­ры ре­а­ли­за­ции иму­ще­ства граж­да­ни­на, так как оно еще не ре­а­ли­зо­ва­но, а тре­бо­ва­ния кре­ди­то­ров уже удо­вле­тво­ре­ны», – ука­зал суд.

Это еди­нич­ное де­ло, ко­гда в хо­де про­це­ду­ры банк­рот­ства по­га­ша­ют­ся все тре­бо­ва­ния кре­ди­то­ров, вклю­чен­ные в ре­естр, го­во­рит со­вет­ник ком­па­нии Saveliev, Batanov & Partners Ра­дик Лот­фул­лин. Обыч­но все на­обо­рот. По ито­гам ре­а­ли­за­ции иму­ще­ства долж­ни­ков сред­ний раз­мер по­га­ше­ния тре­бо­ва­ний кре­ди­то­ров со­ста­вил все­го 0,58% от сум­мы дол­га в ре­ест­ре, по дан­ным пра­во­во­го бю­ро «Оле­вин­ский, Бу­ю­кян и парт­не­ры» на сен­тябрь 2016 г.

БАНКРОТ С ДОЛГАМИ – 2

В мар­те это­го го­да впер­вые в рос­сий­ской су­деб­ной прак­ти­ке граж­да­ни­ну, уже при­знан­но­му банк­ро­том, бы­ло от­ка­за­но в спи­са­нии дол­гов.

В ноябре 2015 г. жи­тель Но­во­си­бир­ска Ва­ле­рий Ов­сян­ни­ков по­дал за­яв­ле­ние на банк­рот­ство – из-за обя­за­тельств в 630 000 руб. по че­ты­рем кре­ди­там, взя­тым в 2011– 2014 гг. в трех бан­ках, ука­зав из иму­ще­ства един­ствен­ную квар­ти­ру в 31 кв. м. В де­каб­ре суд при­знал Ов­сян­ни­ко­ва банк­ро­том и ввел про­це­ду­ру ре­а­ли­за­ции иму­ще­ства на три ме­ся­ца, утвер­див фи­нан­со­во­го управ­ля­ю­ще­го. Тот в мар­те хо­да­тай­ство­вал о за­вер­ше­нии про­це­ду­ры ре­а­ли­за­ции иму­ще­ства. Су­дья со­гла­сил­ся, ведь кре­ди­то­ры не за­яви­ли свои тре­бо­ва­ния, ре­естр не вел­ся, иму­ще­ства долж­ни­ка для вклю­че­ния в кон­курс­ную мас­су управ­ля­ю­щий не на­шел. Все ме­ро­при­я­тия для за­вер­ше­ния про­це­ду­ры ре­а­ли­за­ции иму­ще­ства бы­ли прой­де­ны, но суд от­ка­зал­ся осво­бо­дить долж­ни­ка от даль­ней­ше­го ис­пол­не­ния тре­бо­ва­ний кре­ди­то­ров.

Офи­ци­аль­ный до­ход Ов­сян­ни­ко­ва, ко­то­рый все это вре­мя ра­бо­тал груз­чи­ком и по­лу­чал 18 000–22 000 руб., ока­зал­ся мень­ше еже­ме­сяч­ных вы­плат по кре­ди­там в 23 616 руб. Суд ре­шил, что Ов­сян­ни­ков «при­нял на се­бя за­ве­до­мо неис­пол­ни­мые обя­за­тель­ства, что яв­но сви­де­тель­ству­ет о его недоб­ро­со­вест­ном по­ве­де­нии в ущерб кре­ди­то­рам», об­ра­тив­шись с за­яв­ле­ни­ем толь­ко ра­ди осво­бож­де­ния от дол­гов. И по­ста­но­вил за­вер­шить про­це­ду­ру ре­а­ли­за­ции иму­ще­ства, от­ка­зав Ов­сян­ни­ко­ву в осво­бож­де­нии от дол­гов. Апел­ля­цию и кас­са­цию Ов­сян­ни­ков так­же проиграл: он по­сле­до­ва­тель­но на­би­рал кре­ди­ты не для то­го, что­бы рас­пла­тить­ся по дол­гам, а что­бы «улуч­шить свое иму­ще­ство [не-

дви­жи­мость] для его про­да­жи по бо­лее вы­со­кой цене», да еще од­но­мо­мент­но пре­кра­тил вы­пла­ты, при этом не предо­ста­вив до­ка­за­тельств ухуд­ше­ния сво­е­го ма­те­ри­аль­но­го по­ло­же­ния, ука­за­но в ре­ше­нии апел­ля­ци­он­но­го су­да.

«Де­ло Ов­сян­ни­ко­ва по­лу­чи­ло та­кой ре­зо­нанс толь­ко из-за то­го, что бы­ло пер­вым, где суд не осво­бо­дил граж­да­ни­на от дол­гов. Но с пра­во­вой точ­ки зре­ния в этом нет уни­каль­но­сти», – от­ме­ча­ет Лот­фул­лин. Ин­сти­тут банк­рот­ства граж­дан был вве­ден для ци­ви­ли­зо­ван­но­го спо­со­ба осво­бож­де­ния от дол­гов и на­ча­ла жиз­ни с чи­сто­го ли­ста, но это не озна­ча­ет предо­став­ле­ния та­кой воз­мож­но­сти и недоб­ро­со­вест­ным долж­ни­кам, рас­суж­да­ет он. Од­но де­ло, ко­гда че­ло­век из-за объ­ек­тив­ных при­чин ста­но­вит­ся непла­те­же­спо­соб­ным (в си­лу бо­лез­ни или по­те­ри ра­бо­ты), и дру­гое – ко­гда он на­би­ра­ет кре­ди­ты, за­ве­до­мо по­ни­мая неспо­соб­ность их по­га­сить, объ­яс­ня­ет Лот­фул­лин: «Толь­ко в пер­вом слу­чае граж­да­нин впра­ве рас­счи­ты­вать, что го­су­дар­ство по­мо­жет ему осво­бо­дить­ся от дол­гов, что под­твер­жда­ет су­деб­ная прак­ти­ка».

САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ РА­БО­ТА

В ноябре 2015 г. Ай­гуль Ис­пан­дь­я­ро­ва, учи­тель­ни­ца рус­ско­го язы­ка и ли­те­ра­ту­ры с 11-лет­ним ста­жем из се­ла Ка­дым­це­во Че­ля­бин­ской об­ла­сти, об­ра­ти­лась в суд с за­яв­ле­ни­ем о сво­ем банк­рот­стве, ука­зав на дол­ги свы­ше 1,4 млн руб. пе­ред че­тырь­мя бан­ка­ми. «Ре­ши­ла по­дать по­то­му, что уже бы­ло про­сто невы­но­си­мо жить, – рас­ска­зы­ва­ет она. – Как толь­ко пер­во­му бан­ку по­шла про­сроч­ка в один ме­сяц, кол­лек­то­ры на­ча­ли ата­ко­вать, в шко­лу и до­мой на­зва­ни­вать. Я ро­ди­ла ре­бен­ка и по­то­му по­да­ла на банк­рот­ство, ко­гда чет­вер­тый ме­сяц про­сроч­ки по­шел. Я все го­то­ви­ла са­ма, де­нег на юри­ста не бы­ло, се­ла и по­чи­та­ла де­ла. Со­про­вож­де­ние юри­ста мне по­тре­бо­ва­лось, толь­ко ко­гда в са­мом кон­це управ­ля­ю­щий вдруг ре­шил, что у ме­ня ка­кие-то при­зна­ки фик­тив­но­го банк­рот­ства, при­шлось то­гда про­сить по­мо­щи ро­ди­те­лей».

Стар­ший сын – сту­дент, еще на ру­ках двое ма­ло­лет­них де­тей, из до­хо­да – по­со­бие по ухо­ду за ре­бен­ком вме­сто зар­пла­ты. Но фи­нан­со­вый управ­ля­ю­щий за­по­до­зрил учи­тель­ни­цу в фик­тив­ном и пред­на­ме­рен­ном банк­рот­стве, ука­зав в сво­ем за­клю­че­нии: «По­ло­же­ние долж­ни­ка ухуд­ша­лось из го­да в год. Это го­во­рит о нера­зум­ной де­неж­но-кре­дит­ной по­ли­ти­ке, ко­то­рую про­во­дил долж­ник. При та­ком объ­е­ме еже­ме­сяч­ной вы­руч­ки [око­ло 5000 руб.] долж­ник смо­жет рас­счи­тать­ся с долгами в те­че­ние 265 ме­ся­цев». В опи­си иму­ще­ства Ис­пан­дь­я­ро­вой – сплош­ные про­чер­ки. В ав­гу­сте про­це­ду­ра его ре­а­ли­за­ции бы­ла за­вер­ше­на, суд осво­бо­дил Ис­пан­дь­я­ро­ву от даль­ней­ше­го ис­пол­не­ния тре­бо­ва­ний кре­ди­то­ров.

В ре­ше­нии от­ме­ча­ет­ся, что «кре­дит­ные до­го­во­ры за­клю­ча­лись с це­лью по­лу­че­ния де­неж­ных средств и вне­се­ния их в ка­че­стве пер­во­на­чаль­но­го взно­са для при­об­ре­те­ния жи­лья» по ФЦП «Со­ци­аль­ное раз­ви­тие се­ла до 2013 г.», «бы­ли по­тра­че­ны на лич­ные нуж­ды и нуж­ды се­мьи», «на ижди­ве­нии долж­ни­ка на­хо­дит­ся трое несо­вер­шен­но­лет­них де­тей», а са­ма учи­тель­ни­ца на­хо­дит­ся в от­пус­ке по ухо­ду за ре­бен­ком до 1,5 го­да и по­лу­ча­ет по­со­бие мень­ше 12 000 руб.

«Жи­ву с ро­ди­те­ля­ми, на­коп­ле­ний нет, у ме­ня и у му­жа (он то­же в го­сор­га­ни­за­ции ра­бо­тал) зар­пла­та бы­ла ма­лень­кая, сво­бод­ных де­нег у нас не бы­ло ни­ко­гда. Хо­те­ли ку­пить жи­лье, кре­ди­ты пер­вые бра­лись в 2011–2012 гг., что­бы в гос­про­грам­му по­пасть. В про­грам­му мы по­па­ли, но оче­редь на­ша не по­до­шла. По­том слу­чил­ся кри­зис и воз­ник­ла не­об­хо­ди­мость в день­гах. Муж по­те­рял ра­бо­ту из-за про­блем со здо­ро­вьем, я за­бе­ре­ме­не­ла, бы­ли про­бле­мы, а все плат­но. Поз­же, ко­гда кре­ди­ты бра­ли на вы­пла­ты [про­цен­тов], на что не хва­та­ло, это уже моя глу­пость».

По ее сло­вам, с управ­ля­ю­щим она ни­ко­гда не встре­ча­лась, толь­ко пе­ре­пи­сы­ва­лась и зво­ни­ла. «Од­но уте­ша­ет – все это за­кон­чи­лось бла­го­по­луч­но, – го­во­рит Ис­пан­дь­я­ро­ва. – Ко­неч­но, это огром­ное об­лег­че­ние, мне уже ни­кто не зво­нит. И с пра­во­вой точ­ки зре­ния я чув­ствую се­бя уже вполне спо­кой­но – у ме­ня есть ре­ше­ние су­да, и, ес­ли во­про­сы воз­ни­ка­ют, я мо­гу предъ­явить этот до­ку­мент».

«Ин­сти­тут банк­рот­ства граж­дан со­здал ме­ха­низм, ко­то­рый по­мо­га­ет долж­ни­кам прой­ти про­це­ду­ру очи­ще­ния от дол­гов, – под­твер­жда­ет управ­ля­ю­щий ди­рек­тор – на­чаль­ник управ­ле­ния при­ну­ди­тель­но­го взыс­ка­ния и банк­рот­ства Сбер­бан­ка Ев­ге­ний Аки­мов. – При этом важ­но, что за­кон уста­нав­ли­ва­ет воз­мож­ность осво­бож­де­ния от обя­за­тельств толь­ко для доб­ро­со­вест­ных долж­ни­ков». Прав­да, по­ка «су­деб­ная прак­ти­ка по это­му во­про­су не все­гда од­но­знач­на», из­вест­ны слу­чаи непри­ме­не­ния пра­ви­ла об осво­бож­де­нии граж­да­ни­на от обя­за­тельств, хо­тя при­зна­ки недоб­ро­со­вест­но­го по­ве­де­ния долж­ни­ка, пря­мо ука­зан­ные в за­коне (на­при­мер, предо­став­ле­ние за­ве­до­мо лож­ных све­де­ний при по­лу­че­нии кре­ди­та, со­кры­тие или умыш­лен­ное уни­что­же­ние иму­ще­ства), уста­нов­ле­ны не бы­ли, се­ту­ет Аки­мов.

БАНК­РОТ­СТВО НЕ ПО КАР­МА­НУ

В де­каб­ре 2015 г. за­яв­ле­ние о при­зна­нии се­бя банк­ро­том по­да­ла жи­тель­ни­ца Крас­но­яр­ска На­та­лья Ку­ри­цы­на. В ис­ке она ука­за­ла, что за­дол­жа­ла по кре­ди­ту Сбер­бан­ку свы­ше 1,7 млн руб., един­ствен­ный источ­ник до­хо­да – пен­сия 12 504 руб., а из иму­ще­ства име­ет­ся лишь но­ут­бук Asus сто­и­мо­стью 13 980 руб., те­ле­ви­зор Polar за 4250 руб. и мик­ро­вол­но­вая печь за 2350 руб. В ап­ре­ле Ар­бит­раж­ный суд Крас­но­яр­ско­го края пре­кра­тил про­из­вод­ство, апел­ля­ци­он­ная ин­стан­ция оста­ви­ла этот вер­дикт в си­ле: с уче­том про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма у долж­ни­ка недо­ста­точ­но средств и иму­ще­ства для опла­ты рас­хо­дов по де­лу и пол­но­го или ча­стич­но­го по­га­ше­ния дол­гов пе­ред кре­ди­то­ра­ми, по­счи­та­ли судьи. «До­сти­же­ние це­ли со­раз­мер­но­го удо­вле­тво­ре­ния тре­бо­ва­ний кре­ди­то­ров невоз­мож­но. За­пра­ши­ва­е­мая за­яви­те­лем про­це­ду­ра банк­рот­ства при недо­ста­точ­но­сти иму­ще­ства у долж­ни­ка фак­ти­че­ски ли­ше­на пра­во­во­го и фак­ти­че­ско­го смыс­ла, так как ни од­на из про­це­дур банк­рот­ства не на­прав­ле­на на цель спи­са­ния дол­га в су­деб­ном по­ряд­ке». Кас­са­ци­он­ная ин­стан­ция в ав­гу­сте от­ме­ни­ла эти ре­ше­ния и на­пра­ви­ла де­ло на но­вое рас­смот­ре­ние (да­та не на­зна­че­на).

Ана­ло­гич­ная ис­то­рия про­изо­шла с дру­гой пен­си­о­нер­кой – Ни­ной Ту­то­вой из Кур­ска. Она за­дол­жа­ла Сбер­бан­ку свы­ше 2 млн руб. и в рам­ках ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства вы­пла­чи­ва­ла еже­ме­сяч­но 50% пен­сии (это един­ствен­ный источ­ник ее до­хо­да, 13 147 руб.). Та­ки­ми тем­па­ми ей на­до бы­ло пла­тить бо­лее 26 лет, но в де­каб­ре 2015 г. пен­си­о­нер­ка, у ко­то­рой во­об­ще не ока­за­лось иму­ще­ства, под­ле­жа­ще­го ре­а­ли­за­ции, по­да­ла иск о банк­рот­стве. Су­ды пер­вой и апел­ля­ци­он­ной ин­стан­ций ей от­ка­за­ли, но кас­са­цию она вы­иг­ра­ла и те­перь так­же ждет но­во­го рас­смот­ре­ния ис­ка.

Клю­че­вым ар­гу­мен­том в обо­их слу­ча­ях ока­за­лись вне­сен­ные на де­по­зит су­да 10 000 руб. для опла­ты фик­си­ро­ван­но­го воз­на­граж­де­ния фи­нан­со­во­го управ­ля­ю­ще­го за од­ну про­це­ду­ру и го­тов­ность фи­нан­си­ро­вать все про­це­ду­ры банк­рот­ства. Прав­да, те­перь пен­си­о­нер­кам при­дет­ся довне­сти еще по 15 000 руб. – за по­след­ние ме­ся­цы воз­на­граж­де­ние управ­ля­ю­ще­го вы­рос­ло в 2,5 ра­за.

От­сут­ствие средств для воз­ме­ще­ния рас­хо­дов на про­це­ду­ры банк­рот­ства – од­на из ос­нов­ных при­чин пре­кра­ще­ния про­из­вод­ства по за­яв­ле­ни­ям долж­ни­ков. Так бы­ло с Ва­ле­ри­ем Аза­ро­вым из го­ро­да Го­ря­чий Ключ Крас­но­дар­ско­го края, за­дол­жав­ше­го 795 000 руб. дру­го­му физ­ли­цу и рай­он­ной на­ло­го­вой. Его пен­сия ока­за­лась ни­же про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма (ме­нее 8000 руб.), а дру­гих до­хо­дов или иму­ще­ства не на­шлось. Он внес на де­по­зит 10 000 руб. и за­пла­тил гос­по­шли­ну в 6000 руб., но суд от­ка­зал­ся вве­сти по его за­яв­ле­нию про­це­ду­ру ре­а­ли­за­ции иму­ще­ства и пре­кра­тил про­из­вод­ство, так как пен­си­о­нер не смог до­ка­зать на­ли­чие средств или иму­ще­ства, до­ста­точ­но­го для по­га­ше­ния рас­хо­дов по де­лу. По­сле­ду­ю­щие ин­стан­ции под­твер­ди­ли это ре­ше­ние.

БАНК­РОТ­СТВО НЕИНТЕРЕСНО

Банк­рот­ство граж­дан не при­об­ре­ло мас­со­во­го ха­рак­те­ра из-за до­ро­го­виз­ны и неже­ла­ния ар­бит­раж­ных управ­ля­ю­щих участ­во­вать в нем за преду­смот­рен­ное за­ко­ном воз­на­граж­де­ние – 25 000 руб., счи­та­ет Лот­фул­лин. По его мне­нию, эту про­бле­му мож­но ре­шить за счет вве­де­ния упро­щен­ной про­це­ду­ры банк­рот­ства как ми­ни­мум в от­но­ше­нии граж­дан, не име­ю­щих иму­ще­ства для ре­а­ли­за­ции, а так­же уста­нов­ле­ния дис­ква­ли­фи­ка­ции для фи­нан­со­вых управ­ля­ю­щих толь­ко за на­ру­ше­ния, по­влек­шие убыт­ки кре­ди­то­ров.

При ре­а­ли­за­ции иму­ще­ства око­ло 15% кон­курс­ной мас­сы, по дан­ным пра­во­во­го бю­ро «Оле­вин­ский, Бу­ю­кян и парт­не­ры», тра­тит­ся на воз­на­граж­де­ние управ­ля­ю­щим и при­вле­чен­ным ими ли­цам, в сред­нем все рас­хо­ды со­став­ля­ют 200 000 руб. Прав­да, 85% про­це­дур за­кан­чи­ва­ет­ся непол­ной вы­пла­той воз­на­граж­де­ния.

От­каз управ­ля­ю­щих ра­бо­тать без до­пол­ни­тель­но­го го­но­ра­ра сверх фик­си­ро­ван­ной сум­мы – од­на из клю­че­вых про­блем, по оцен­ке ви­це-пре­зи­ден­та ТПП Владимира Дмит­ри­е­ва: «По­тен­ци­аль­ным банк­ро­там не уда­ет­ся най­ти се­бе ар­бит­раж­но­го управ­ля­ю­ще­го, ко­то­рый бу­дет ве­сти их про­це­ду­ру. Сред­няя сум­ма, ко­то­рую про­сят управ­ля­ю­щие за со­про­вож­де­ние банк­рот­ства, – око­ло 100 000 руб.», – за­явил он на круг­лом сто­ле к го­дов­щине за­ко­на о банк­рот­стве граж­дан.

«Ра­бо­ты мно­го, а тол­ку ни­ка­ко­го, лег­че юр­ли­цо ве­сти – по объ­е­му [ра­бо­ты] бу­дет то же са­мое, – объ­яс­ня­ет ар­бит­раж­ный управ­ля­ю­щий Алек­сандр Волч­ков. – Я не то что­бы про опла­ту. Пи­са­ни­ны и бу­ма­ги здесь не мень­ше, чем по юр­ли­цам, но там ви­ден хоть ка­кой-то ре­зуль­тат. А здесь на кор­зи­ну сра­бо­та­ли, справ­ки со­бра­ли, поль­зы ни­ка­кой с точ­ки зре­ния удо­вле­тво­ре­ния тре­бо­ва­ний кре­ди­то­ров. У лю­дей нет ни­че­го [что­бы рас­пла­тить­ся]».

Есть и ис­клю­че­ния. Сер­гей Ле­бе­дев из Но­во­си­бир­ска – на­сто­я­щий удар­ник сре­ди фи­нан­со­вых управ­ля­ю­щих: он за­вер­шил боль­ше всех дел – свы­ше 50, еще око­ло 30 у него в про­из­вод­стве. «У ме­ня за­вер­ше­но 55–56 дел, хо­ро­шо ес­ли иму­ще­ство есть у пя­ти-ше­сти [банк­ро­тов], у осталь­ных со­всем ни­че­го нет. Бы­ли до­хо­ды ка­кие-то у ко­го-то, ведь кре­ди­ты они по­лу­ча­ли».

Его ме­тод та­ков: «Ес­ли ко мне при­хо­дит мо­ло­дой че­ло­век, ко­то­рый взял в де­каб­ре про­шло­го го­да кре­дит и сей­час не пла­тит, –я с та­ки­ми не свя­зы­ва­юсь. А ес­ли у че­ло­ве­ка дей­стви­тель­но есть по­ло­жи­тель­ная кре­дит­ная ис­то­рия и объ­ек­тив­ные об­сто­я­тель­ства, ко­то­рые пре­пят­ству­ют сей­час вы­пла­там, – это дру­гое де­ло. У ме­ня стан­дарт­ные ис­то­рии и до­воль­но жест­кий от­бор». Ле­бе­дев го­во­рит, что для него ва­жен ре­зуль­тат, ко­то­рый скла­ды­ва­ет­ся из несколь­ких фак­то­ров: по­ло­жи­тель­ная кре­дит­ная ис­то­рия, ка­кие бы­ли до­хо­ды у долж­ни­ка (мог он об­слу­жи­вать кре­дит или нет) и, са­мое глав­ное, по ка­ким при­чи­нам он не мо­жет те­перь рас­счи­тать­ся с остат­ка­ми дол­га – и все это долж­но быть под­твер­жде­но до­ку­мен­таль­но. «В чем прин­ци­пи­аль­ная раз­ни­ца меж­ду банк­рот­ства­ми фи­зи­че­ско­го и юри­ди­че­ско­го ли­ца: граж­да­нин жи­вет в со­ци­у­ме, у него есть ро­ди­те­ли, же­на и проч., ко­то­рые, как пра­ви­ло, по­мо­га­ют [с вы­пла­та­ми]. Эти фак­то­ры я учи­ты­ваю, объ­яс­няю су­ду при необ­хо­ди­мо­сти, и у ме­ня слу­ча­ев неосво­бож­де­ния [от дол­гов] нет». Ни­че­го вол­шеб­но­го нет, сме­ет­ся Ле­бе­дев.

«За­кон внес хо­тя бы ка­кую-то яс­ность, как ве­сти се­бя в той или иной си­ту­а­ции долж­ни­ку и кре­ди­то­ру, – го­во­рит Ле­бе­дев. – Прав­да, не до кон­ца сба­лан­си­ро­ва­ны ин­те­ре­сы, бан­ки стра­да­ют в ито­ге. Но при­чи­на-то внут­рен­няя их – ес­ли бы кре­ди­ты бы­ли хоть чем-то обес­пе­че­ны ли­бо от­бор за­ем­щи­ков был бо­лее скру­пу­лез­ный!»

Про­це­ду­ра банк­рот­ства до­ста­точ­но до­ро­гая, у ар­бит­раж­ных управ­ля­ю­щих нет за­ин­те­ре­со­ван­но­сти в со­про­вож­де­нии банк­рот­ства граж­дан и т. д., ре­зю­ми­ру­ет Аки­мов.

УПРОСТИТЬ БАНК­РОТ­СТВО

Су­деб­ная прак­ти­ка да­ет по­во­ды и для ра­до­сти, и для огор­че­ний, го­во­рит Лот­фул­лин: ра­ду­ют уже рас­про­стра­нен­ные сов­мест­ные банк­рот­ства су­пру­гов, а огор­ча­ют пре­кра­ще­ния про­из­вод­ства по де­лу о банк­рот­стве граж­да­ни­на из-за от­сут­ствия иму­ще­ства, под­ле­жа­ще­го ре­а­ли­за­ции, со ссыл­кой на то, что в этом слу­чае «про­це­ду­ра све­дет­ся лишь к кон­ста­та­ции фак­та от­сут­ствия

иму­ще­ства и осво­бож­де­нию граж­да­ни­на от обя­за­тельств, что не яв­ля­ет­ся пра­во­вой це­лью банк­рот­ства граж­дан». Та­кой под­ход, по мне­нию Лот­фул­ли­на, про­ти­во­ре­чит це­лям при­ня­тия за­ко­на.

Ста­дия ре­струк­ту­ри­за­ции, по дан­ным пра­во­во­го бю­ро «Оле­вин­ский, Бу­ю­кян и парт­не­ры», в 98% слу­ча­ев за­кан­чи­ва­ет­ся тем, что в от­но­ше­нии долж­ни­ка вво­дит­ся про­це­ду­ра ре­а­ли­за­ции иму­ще­ства.

Сре­ди по­дан­ных за год за­яв­ле­ний каж­дое вось­мое не при­ня­то, воз­вра­ще­но или остав­ле­но су­дом без рас­смот­ре­ния, а по каж­до­му 16-му бы­ло пре­кра­ще­но про­из­вод­ство. Ос­нов­ная при­чи­на, по оцен­ке Ильи­на, от­сут­ствие средств у долж­ни­ков: «Мно­гие не име­ют воз­мож­но­сти опла­тить гос­по­шли­ну в 6000 руб., услу­ги управ­ля­ю­ще­го и рас­хо­ды на ин­фор­ми­ро­ва­ние и раз­ме­ще­ние пуб­ли­ка­ций (15 000–20 000 руб. за од­ну про­це­ду­ру)».

При этом он от­ме­тил низ­кую юри­ди­че­скую гра­мот­ность и ин­фор­ми­ро­ван­ность граж­дан: на октябрь 2015 г. 69% не пред­по­ла­га­ли, что та­кой за­кон при­нят, на сен­тябрь 2016 г. их оста­ва­лось бо­лее 50%, при­вел он ре­зуль­та­ты опро­са в го­ро­дах-мил­ли­он­ни­ках.

Несмот­ря на все это, Аки­мов оп­ти­ми­сти­чен: «Но так как ин­сти­ту­та банк­рот­ства граж­да­ни­на, име­ю­ще­го дол­ги, не свя­зан­ные с пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­стью, не су­ще­ство­ва­ло в на­шей стране на про­тя­же­нии по­чти 100 лет, за­ко­но­мер­но на­ли­чие неко­то­рых про­блем, за­труд­ня­ю­щих ре­а­ли­за­цию идей, за­ло­жен­ных в за­коне о банк­рот­стве. Од­на­ко в це­лом мож­но го­во­рить о сба­лан­си­ро­ван­но­сти ин­те­ре­сов всех сто­рон».

«По­сте­пен­но про­ис­хо­дит по­ни­ма­ние, при­вы­ка­ние, осо­зна­ние [за­ко­на долж­ни­ка­ми], фор­ми­ро­ва­ние прак­ти­ки, в кон­це кон­цов мас­со­вой. Это сни­жа­ет сто­и­мость про­цес­са, по­сколь­ку мы пе­ре­хо­дим от уни­каль­но­го экс­клю­зив­но­го про­дук­та к по­нят­ной про­зрач­ной про­це­ду­ре», – рас­суж­да­ет ди­рек­тор Цен­тра про­блем банк­рот­ства Алек­сей Юх­нин. Рос­сия не уни­каль­ная стра­на, про­дол­жа­ет он: «Неко­то­рое вре­мя на­зад мы с кол­ле­га­ми из Лат­вии об­суж­да­ли этот во­прос, и они рас­ска­зы­ва­ли, что че­рез три го­да по­сле при­ня­тия у них за­ко­на о несо­сто­я­тель­но­сти вы­яс­ни­лось, что про­це­ду­ру банк­рот­ства про­шел все­го 1% от тех, на ко­го они рас­счи­ты­ва­ли. И они ста­ли ослаб­лять гай­ки». Рос­сия идет по та­ко­му же пу­ти, уве­рен он: «Нас ждет неми­ну­е­мый этап оцен­ки ре­зуль­та­тов и со­вер­шен­ство­ва­ния ны­неш­ней мо­де­ли банк­рот­ства».-

/ ЕВ­ГЕ­НИЙ ЕГОРОВ / ВЕ­ДО­МО­СТИ

Боль­шин­ству россиян банк­рот­ство по­ка не по си­лам

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.