На Мар­се ста­ло теп­лее

Да­же на дру­гой пла­не­те от­но­ше­ния меж­ду людь­ми прин­ци­пи­аль­но не изменятся, су­дя по спек­так­лю Дмит­рия Вол­ко­стре­ло­ва «Мы уже здесь»

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Ан­тон Хит­ров ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ

Фе­сти­валь «Тер­ри­то­рия» и Московский му­зей со­вре­мен­но­го ис­кус­ства по­ка­за­ли сто­лич­ной пуб­ли­ке первую боль­шую ре­тро­спек­ти­ву пе­тер­бург­ско­го не­за­ви­си­мо­го «Те­ат­ра post», со­здан­но­го Дмит­ри­ем Вол­ко­стре­ло­вым. Гастро­ли про­хо­ди­ли не на те­ат­раль­ной пло­щад­ке, а в вы­ста­воч­ном про­стран­стве, и это важ­но для по­ни­ма­ния ро­ли Вол­ко­стре­ло­ва – он и ре­жис­сер, и со­вре­мен­ный ху­дож­ник в рав­ной сте­пе­ни. Че­ты­ре спек­так­ля из про­грам­мы ос­но­ва­ны на текстах Павла Пряж­ко – бе­з­услов­но, глав­но­го дра­ма­тур­га «Те­ат­ра post». Сре­ди них и впер­вые по­ка­зан­ная в Москве по­ста­нов­ка Вол­ко­стре­ло­ва «Мы уже здесь» о бы­те ги­по­те­ти­че­ской мар­си­ан­ской ко­ло­нии.

В бу­ду­щем, ка­ким его во­об­ра­жа­ет Пряж­ко, тех­ни­ка ме­ня­ет­ся, а пси­хо­ло­гия – нет. С Мар­сом на­ла­же­но ре­гу­ляр­ное со­об­ще­ние, там стро­ят до­ма, а усло­вия до­ста­точ­но ком­форт­ны, что­бы жен­щи­на мог­ла при­вез­ти с со­бой ре­бен­ка, но в са­мих ге­ро­ях нет ни­че­го необыч­но­го. Они ку­рят, рас­ска­зы­ва­ют анек­до­ты, спо­рят и сплет­ни­ча­ют: в об­щем, клас­си­че­ские зем­ляне. Квен­тин Та­ран­ти­но на­пи­сал бы по­хо­жие диа­ло­ги, при­ду­май он ки­но про Крас­ную пла­не­ту. Вот толь­ко его кос­мо­нав­ты, на­тре­пав­шись, по­тя­ну­лись бы за бла­сте­ра­ми – и да­вай па­лить друг в друж­ку, а в пье­се «Мы уже здесь» нет ни­че­го, кро­ме, соб­ствен­но, раз­го­во­ров.

Ими­ти­ро­вать ру­тин­ную бол­тов­ню с дик­то­фон­ной точ­но­стью – ноу-хау Павла Пряж­ко, как и бле­стя­щих ак­те­ров «Те­ат­ра post». Но на сей раз ре­жис­се­ра Вол­ко­стре­ло­ва по­тя­ну­ло к на­сто­я­ще­му ре­а­ли­сти­че­ско­му те­ат­ру с де­таль­ной леп­кой ха­рак­те­ров и доб­ро­со­вест­ной про­ра­бот­кой от­но­ше­ний. По­ка фу­ту­ро­ло­ги меч­та­ют о тер­ра­фор­ми­ро­ва­нии Мар­са (т. е. о со­зда­нии там зем­но­го кли­ма­та), Вол­ко­стре­лов и Пряж­ко уже со­гре­ва­ют, оче­ло­ве­чи­ва­ют кос­ми­че­ское бу­ду­щее до­ступ­ны­ми ис­кус­ству сред­ства­ми. Каж­дый ко­ло­нист ин­ди­ви­дуа­лен: нам неиз­вест­ны их функ­ции (кро­ме Ма­ри­ны – она ар­хи­тек­тор мар­си­ан­ских зда­ний), за­то мы что-то по­ни­ма­ем об их ми­ро­воз­зре­нии, при­выч­ках, суб­ор­ди­на­ции в кол­лек­ти­ве. Кос­мо­нав­тов иг­ра­ют по­сто­ян­ные ак­те­ры «Те­ат­ра post» Але­на Бон­дар­чук, Иван Николаев, Але­на Ста­ро­сти­на, Па­вел Чи­на­рев и вне­зап­но сам Вол­ко­стре­лов, ко­то­рый, бу­дучи ак­те­ром по пер­вой спе­ци­аль­но­сти, до­сад­но ред­ко вы­хо­дит на сце­ну.

Как и в дру­гих сво­их про­ек­тах, ре­жис­сер со­зна­тель­но за­труд­ня­ет ком­му­ни­ка­цию меж­ду спек­так­лем и пуб­ли­кой: не факт, что вы все уви­ди­те и пой­ме­те (как и в ми­ре за пре­де­ла­ми те­ат­ра). В част­но­сти, ку­ли­сы и сце­на ме­ня­ют­ся ме­ста­ми. В при­сут­ствии зри­те­лей ак­те­ры не де­ла­ют ни­че­го или за­ня­ты бес­смыс­лен­ной ра­бо­той – сво­ра­чи­ва­ют и раз­во­ра­чи­ва­ют фут­бол­ки. Раз­го­во­ры ве­дут­ся в со­сед­нем по­лу­тем­ном за­ле, ко­то­рый нам по­ка­зы­ва­ют толь­ко че­рез ка­ме­ру ноч­но­го ви­де­ния. На стену про­еци­ру­ет­ся нека­че­ствен­ное чер­но-бе­лое изоб­ра­же­ние – как буд­то мы при­ни­ма­ем сла­бый мар­си­ан­ский сиг­нал.

В от­ли­чие от те­ат­раль­но­го за­ла в му­зей­ном про­стран­стве нет подъ­ема (сту­пен­ча­то­го по­ла) – по­это­му на мос­ков­ских га­стро­лях зри­те­ли пе­ре­кры­ва­ли друг дру­гу об­зор. Это ско­рее ху­до­же­ствен­ное ре­ше­ние, чем оплош­ность ор­га­ни­за­то­ров, – при же­ла­нии сде­лать этот са­мый подъ­ем не со­став­ля­ет осо­бо­го тру­да. С даль­них ря­дов вид­но бы­ло толь­ко про­ек­цию, да еще те­ле­ви­зор, пе­ре­да­вав­ший кар­тин­ку с од­ной из ка­мер: зри­те­ли мог­ли на­блю­дать, как вы­цве­та­ет на­зва­ние пье­сы, на­пи­сан­ное на бу­маж­ке ис­че­за­ю­щи­ми чер­ни­ла­ми. Это прак­ти­че­ски бук­валь­ная ил­лю­стра­ция ан­глий­ской иди­о­мы «смот­реть, как сох­нет крас­ка»: Вол­ко­стре­лов яв­но счи­та­ет ску­ку весь­ма пло­до­твор­ным со­сто­я­ни­ем, а в мо­но­тон­но­сти ви­дит свое­об­раз­ную кра­со­ту.

В кон­це спек­так­ля ко­ло­ни­сты лю­бу­ют­ся за­ка­том. Ак­те­ры по­ки­да­ют тем­ную ком­на­ту и вы­стра­и­ва­ют­ся на сцене спиной к зри­те­лям, а ли­цом к осве­ти­тель­ным при­бо­рам. Про­жек­то­ры по­сте­пен­но на­би­ра­ют мощ­ность – как те­ат­раль­ная люст­ра или пред­ве­чер­нее солн­це. Обыч­но ин­тел­лек­ту­аль­ный ре­жис­сер Вол­ко­стре­лов не ба­лу­ет пуб­ли­ку на­ив­ны­ми при­е­ма­ми, по­это­му сен­ти­мен­таль­ный фи­нал сра­бо­тал на ура. И ста­ло в кос­мо­се немно­го теп­лее.-

/ АНА­СТА­СИЯ БЛЮР

Все раз­го­во­ры зри­те­ли слы­шат толь­ко с экра­на, по­ка­зы­ва­ю­ще­го про­ис­хо­дя­щее в со­сед­ней ком­на­те. А пе­ред ним ак­те­ры мол­ча раз­во­ра­чи­ва­ют и скла­ды­ва­ют фут­бол­ки

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.