В па­мять ца­ря Иро­да

... Из­ва­я­ние Ива­на Гроз­но­го, ви­нов­ни­ка ги­бе­ли свя­щен­но­му­че­ни­ка Фи­лип­па, – в пол­ном смыс­ле оскорб­ле­ние чувств ве­ру­ю­щих

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Дмит­рий Тра­вин АВ­ТОР – ПРО­ФЕС­СОР ЕВ­РО­ПЕЙ­СКО­ГО УНИ­ВЕР­СИ­ТЕ­ТА В САНКТ-ПЕ­ТЕР­БУР­ГЕ

Некие по­ли­ти­че­ские де­я­те­ли, на­зы­ва­ю­щие се­бя пра­во­слав­ной об­ще­ствен­но­стью, об­ру­ши­лись на еще не за­кон­чен­ный и, со­от­вет­ствен­но, ни­ко­му не по­ка­зан­ный фильм пи­тер­ско­го ки­но­ре­жис­се­ра Алек­сея Учи­те­ля «Ма­тиль­да», где рас­ска­зы­ва­ет­ся о люб­ви Ни­ко­лая II и ба­ле­ри­ны Кше­син­ской. Нет смыс­ла в этой свя­зи го­во­рить в оче­ред­ной раз о вре­де цен­зу­ры в ис­кус­стве. Лю­ди, ис­кус­ству чуж­дые, все рав­но ни­че­го не пой­мут. Ин­те­рес­нее по­дой­ти к этой ис­то­рии с по­зи­ции, на ко­то­рой фор­маль­но сто­ят са­ми пред­ста­ви­те­ли «пра­во­слав­ной об­ще­ствен­но­сти».

Оскорб­ля­ет ли фильм чув­ства ве­ру­ю­щих, мож­но бу­дет вы­яс­нить лишь то­гда, ко­гда его по­смот­рят все же­ла­ю­щие. Но есть дру­гое не­дав­но слу­чив­ше­е­ся со­бы­тие, о ко­то­ром мож­но вы­ска­зать­ся вполне од­но­знач­но. Уста­нов­ка па­мят­ни­ка Ива­ну Гроз­но­му в Ор­ле. Ком­мен­та­рии на этот счет сво­ди­лись в ос­нов­ном к то­му, что царь осу­ществ­лял мас­со­вые ре­прес­сии, а по­то­му не до­сто­ин мо­ну­мен­та. Апо­ло­гия же Ива­на Ва­си­лье­ви­ча со­сто­ит обыч­но в том, что ре­прес­си­ро­вал он не так уж мно­го на­ро­ду и де­ла его опре­де­ля­лись го­су­дар­ствен­ной необ­хо­ди­мо­стью.

Не­ве­ру­ю­щих лю­дей, счи­та­ю­щих воз­мож­ным уби­вать со­граж­дан в ин­те­ре­сах го­су­дар­ства, труд­но пе­ре­убе­дить. Но с ве­ру­ю­щи­ми дру­гая ис­то­рия. Де­ло в том, что сре­ди лиц, с ко­то­ры­ми же­сто­ко рас­пра­вил­ся Иван Гроз­ный, на­хо­дил­ся и мит­ро­по­лит Фи­липп Ко­лы­чев. Су­дя по ис­то­ри­че­ским сви­де­тель­ствам, че­ло­век он был весь­ма до­стой­ный. У Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви (РПЦ) есть вполне опре­де­лен­ная по­зи­ция от­но­си­тель­но Ко­лы­че­ва. Его чтут ныне как свя­ти­те­ля Фи­лип­па Мос­ков­ско­го. То есть РПЦ при­зна­ет, что жил он как свя­той и умер, при­няв му­че­ни­че­скую кон­чи­ну.

По­лу­ча­ет­ся, что, ес­ли взгля­нуть на ис­то­рию с па­мят­ни­ком Ива­ну Гроз­но­му не с по­зи­ций граж­дан­ско­го об­ще­ства, а с по­зи­ций Церк­ви, то ныне в Ор­ле уве­ко­ве­чи­ли пре­ступ­ни­ка, по­гу­бив­ше­го ис­тин­но свя­то­го че­ло­ве­ка. Вот уж в пол­ном смыс­ле оскорб­ле­ние чувств ве­ру­ю­щих. При­чем на­сто­я­щих ве­ру­ю­щих, а не по­ли­ти­зи­ро­ван­ных граж­дан, ис­поль­зу­ю­щих пра­во­сла­вие как ин­стру­мент для ре­а­ли­за­ции сво­их ка­рьер­ных устрем­ле­ний.

Ес­ли ста­вить се­го­дня па­мят­ни­ки Ива­ну Гроз­но­му, то за­тем мож­но пе­рей­ти к уста­нов­ке мо­ну­мен­тов ца­рю Иро­ду как «ве­ли­ко­му государственному де­я­те­лю». Или уве­ко­ве­чить ан­тич­ных им­пе­ра­то­ров, устра­и­вав­ших го­не­ния на хри­сти­ан. Сму­тья­ны, мол, раз­ла­га­ли им­пе­рию, го­то­вя «май­дан» про­тив бо­же­ствен­ных це­за­рей, то­гда как пра­ви­те­ли «кре­пи­ли ду­хов­ные скре­пы», утвер­ждая Пер­вый Рим – пред­ше­ствен­ник на­ше­го Тре­тье­го.

Эле­мен­тар­ная ло­ги­ка пред­по­ла­га­ет, что ес­ли Фи­липп Ко­лы­чев при­знан свя­тым че­ло­ве­ком, то в пра­во­слав­ной стране не мо­жет быть ни­ка­ко­го па­мят­ни­ка его убий­це. Или, во вся­ком слу­чае, по­яв­ле­ние та­ко­го па­мят­ни­ка долж­но вы­зы­вать ре­ши­тель­ный про­тест со сто­ро­ны мил­ли­о­нов ис­тин­но ве­ру­ю­щих хри­сти­ан.

Но ни­че­го по­доб­но­го у нас не про­ис­хо­дит. Про­ще все­го объ­яс­нить это мас­со­вым неве­же­ством. Мож­но пред­по­ло­жить, что на­се­ле­ние стра­ны во­об­ще не зна­ет ни­че­го про тра­ге­дию мит­ро­по­ли­та Фи­лип­па. Да­же на­шу­мев­ший семь лет на­зад фильм Павла Лун­ги­на «Царь» на­се­ле­ние не смот­ре­ло, пред­по­чтя ему гол­ли­вуд­ские трил­ле­ры. О «Звезд­ных вой­нах» пра­во­слав­ная об­ще­ствен­ность ин­фор­ми­ро­ва­на луч­ше, чем о ре­аль­ном кон­флик­те добра со злом, слу­чив­шем­ся в на­шей стране в 60-х гг. XVI в. Об Иване Ва­си­лье­ви­че в на­ро­де су­ще­ству­ют пред­став­ле­ния до­воль­но схе­ма­тич­ные, по­это­му про­па­ган­ди­стам чрез­вы­чай­но лег­ко вы­пя­тить од­ни чер­ты гроз­но­го го­су­да­ря и скрыть от масс дру­гие.

Впро­чем, по боль­шо­му сче­ту, ду­ма­ет­ся, де­ло не толь­ко в от­сут­ствии ин­фор­ма­ции. На­ше го­су­дар­ство, неод­но­крат­но за­яв­ляв­шее о том, что бе­рет на во­ору­же­ние кон­сер­ва­тив­ную идео­ло­гию и со­би­ра­ет­ся хра­нить луч­шие тра­ди­ции ста­ри­ны, на са­мом де­ле об­ра­ща­ет­ся с ис­то­ри­ей в ду­хе пост­мо­дер­на. По­сколь­ку та­кой под­ход очень удо­бен для укреп­ле­ния вла­сти в си­ту­а­ции, ко­гда эпоха ве­ли­ких идей ушла в про­шлое, на­се­ле­ние не го­то­во бо­роть­ся за свои взгля­ды, – и до­ми­ни­ро­вать на­чи­на­ет об­ще­ство по­треб­ле­ния, в ко­то­ром ис­то­рия по­треб­ля­ет­ся при­мер­но как мод­ная одеж­да. Се­го­дня но­сят в по­лос­ку, а зав­тра – в кра­пин­ку. Се­го­дня со­че­та­ют од­ни ак­сес­су­а­ры, а зав­тра дру­гие.

И про­ис­хо­дит это не толь­ко по­то­му, что по­ли­ти­че­ские кутю­рье ак­тив­но внед­ря­ют в со­зна­ние ши­ро­ких масс свои идеи, а еще и по­то­му, что со­дер­жа­ние идей в об­щем-то мас­сам без­раз­лич­но. Глав­ное – быть в тренде. Быть вме­сте со все­ми. Не вы­де­лять­ся. Не про­слыть ло­хом, от­став­шим от мо­ды. Не про­слыть неудач­ни­ком, ко­то­рый из-за при­вер­жен­но­сти сво­им иде­ям оста­ет­ся без де­нег, ста­ту­са и свя­зан­ных с ни­ми ма­те­ри­аль­ных благ.

Ис­то­рия с ге­ор­ги­ев­ской лен­точ­кой, по су­ти де­ла, по­хо­жа на ис­то­рию с Ива­ном Гроз­ным. В ду­хе пост­мо­дер­на мы увя­зы­ва­ем эту лен­ту с по­бе­дой в Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне, хо­тя то­гда Крас­ная ар­мия сра­жа­лась под крас­ным фла­гом, а ге­ор­ги­ев­ские цве­та ас­со­ци­и­ро­ва­лись с «про­кля­тым ца­риз­мом». Осо­бен­но с не­дав­но про­шед­шей Пер­вой ми­ро­вой, в хо­де ко­то­рой боль­ше­ви­ки (и то­ва­рищ Ста­лин, в част­но­сти) ис­кренне же­ла­ли по­ра­же­ния сво­е­му пра­ви­тель­ству, по­сколь­ку это спо­соб­ство­ва­ло бы ре­во­лю­ции.

Вла­ди­мир Ме­дин­ский – ти­пич­ный по­ли­ти­че­ский де­я­тель эпо­хи пост­мо­дер­на. И не слу­чай­но он за­ни­ма­ет ныне пост ми­ни­стра куль­ту­ры. Су­дя по мно­го­чис­лен­ным ис­крен­ним и ино­гда до­воль­но жест­ким вы­ска­зы­ва­ни­ям, Ме­дин­ский в прин­ци­пе не вос­при­ни­ма­ет ис­то­рию как на­у­ку, за­да­чей ко­то­рой яв­ля­ет­ся по­иск ис­ти­ны. Ис­то­рия для него яв­ля­ет­ся од­ним из важ­ней­ших ин­стру­мен­тов го­су­дар­ствен­но­го стро­и­тель­ства. На­ря­ду с ар­ми­ей, по­ли­ци­ей, су­да­ми, про­ку­ра­ту­рой, гос­ап­па­ра­том и сред­ства­ми мас­со­вой ин­фор­ма­ции. В СМИ мож­но ком­по­но­вать раз­лич­ные факты так, что­бы из­влечь из них мак­си­маль­ную поль­зу для ре­ше­ния аги­та­ци­он­ных за­дач, и в ис­то­рии – точ­но так же. Хо­ро­ша та ис­то­рия, ко­то­рая ра­бо­та­ет на нас, и пло­ха та, что ра­бо­та­ет про­тив.

У эт­но­гра­фов есть зна­ме­ни­тая ис­то­рия про ин­дей­ца, ко­то­ро­го спро­си­ли, что та­кое зло и что та­кое доб­ро. «Зло – это ко­гда у ме­ня укра­ли ло­шадь, – от­ве­тил ди­карь. – А доб­ро – это ко­гда я украл». При­мер­но так мы се­го­дня и жи­вем, не за­ду­мы­ва­ясь о дол­го­сроч­ных по­след­стви­ях про­ис­хо­дя­ще­го.-

По­ли­ти­че­ские кутю­рье ак­тив­но внед­ря­ют в со­зна­ние ши­ро­ких масс свои идеи, но и со­дер­жа­ние идей в об­щем-то мас­сам без­раз­лич­но

СЕР­ГЕЙ МОКРОУСОВ / РИА НО­ВО­СТИ

В Ор­ле уве­ко­ве­чи­ли пре­ступ­ни­ка, по­гу­бив­ше­го ис­тин­но свя­то­го че­ло­ве­ка. Вот уж в пол­ном смыс­ле оскорб­ле­ние чувств ве­ру­ю­щих

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.