Чер­ная ма­ши­на

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *От­дел ком­мен­та­ри­ев www.vedomosti.ru Пол­ная вер­сия ста­тьи:

За­дер­жа­ние Алек­сея Улю­ка­е­ва по об­ви­не­нию в вы­мо­га­тель­стве и по­лу­че­нии взят­ки, ве­ро­ят­но, озна­ча­ет но­вый ви­ток обостре­ния внут­ри­э­лит­ных кон­флик­тов в усло­ви­ях сужа­ю­щей­ся кор­мо­вой ба­зы.

Де­ло на­сколь­ко гром­кое, на­столь­ко же и стран­ное; в нем для сто­рон­не­го на­блю­да­те­ля мно­го со­мни­тель­ных мест (см. ста­тью на этой же стра­ни­це). Од­на­ко де­ло Улю­ка­е­ва укла­ды­ва­ет­ся в бо­лее об­щий тренд уси­ле­ния ре­прес­сив­ной ма­ши­ны, ко­то­рая от­ли­ча­ет­ся непро­зрач­но­стью для об­ще­ства и от­сут­стви­ем чет­ко­го кон­тро­ля со сто­ро­ны по­ли­ти­че­ской вла­сти.

Рез­кое уси­ле­ние ро­ли спец­служб в Рос­сии по­сле про­те­стов 2011–2012 гг. и за­тем по­сле Кры­ма (2014 г.) при­ве­ло к раз­рас­та­нию рын­ка угроз. Про­из­вод­ство угроз и средств борь­бы с ни­ми се­го­дня од­но из са­мых при­быль­ных, по­сколь­ку поз­во­ля­ет ре­шать по­ли­ти­че­ские, кад­ро­вые за­да­чи и, ко­неч­но, де­лить ак­ти­вы и фи­нан­со­вые по­то­ки – что так важ­но в сжи­ма­ю­щей­ся рент­ной эко­но­ми­ке.

Раз­ра­бот­кой круп­ных эко­но­ми­че­ских и кор­руп­ци­он­ных дел за­ни­ма­ет­ся ФСБ, но в по­след­ние два го­да она ста­ла ку­да ак­тив­нее. Об этом сви­де­тель­ству­ет ста­ти­сти­ка воз­буж­ден­ных по ее ини­ци­а­ти­ве эко­но­ми­че­ских дел: толь­ко за первую по­ло­ви­ну 2016 г. их ко­ли­че­ство прак­ти­че­ски срав­ня­лось с чис­лом дел за все 12 ме­ся­цев 2013 и 2014 гг.

Клю­че­вую роль в рас­сле­до­ва­нии круп­ных дел иг­ра­ет служ­ба эко­но­ми­че­ской без­опас­но­сти ФСБ. Несколь­ко ме­ся­цев на­зад ее воз­гла­вил вы­хо­дец из управ­ле­ния соб­ствен­ной без­опас­но­сти (УСБ) ФСБ Сер­гей Ко­ро­лев. Дру­гой вы­хо­дец из УСБ, быв­ший за­мгла­вы служ­бы Олег Феок­ти­стов этой осе­нью пе­ре­шел из ФСБ в «Рос­нефть» на долж­ность гла­вы УСБ ком­па­нии и, как со­об­щил СКР, при­ни­мал уча­стие в раз­ра­бот­ке де­ла Улю­ка­е­ва.

Сей­час на раз­ных эта­пах след­ствия на­хо­дят­ся де­ла трех гу­бер­на­то­ров, об­ви­ня­е­мых по эко­но­ми­че­ским ста­тьям УК (взя­точ­ни­че­ство и мо­шен­ни­че­ство), – Вя­че­сла­ва Гай­зе­ра, Алек­сандра Хо­ро­ша­ви­на и Ни­ки­ты Бе­лых, де­ла ве­дет СКР, опе­ра­тив­ной раз­ра­бот­кой за­ни­ма­лась ФСБ, за­дер­жа­ни­ем – УСБ ФСБ. Все трое в мо­мент предъ­яв­ле­ния об­ви­не­ний бы­ли дей­ству­ю­щи­ми гла­ва­ми ре­ги­о­нов, вско­ре по­сле за­дер­жа­ния аре­сто­ва­ны и за­тем ли­ше­ны пол­но­мо­чий. В по­не­дель­ник ста­ло из­вест­но о воз­буж­де­нии де­ла о вы­мо­га­тель­стве ак­ций на 1 млрд руб. про­тив двух за­ме­сти­те­лей ке­ме­ров­ско­го гу­бер­на­то­ра Ама­на Ту­ле­е­ва и ру­ко­во­ди­те­ля об­ласт­но­го управ­ле­ния СКР.

Дру­гой важ­ный ад­ре­сат – круп­ный биз­нес. Из де­ла Гай­зе­ра вы­рос­ло и бы­ло вы­де­ле­но в от­дель­ное «де­ло энер­ге­ти­ков», в рам­ках ко­то­ро­го по об­ви­не­нию в да­че круп­ных взя­ток в сен­тяб­ре 2016 г. бы­ли аре­сто­ва­ны два топ-ме­не­дже­ра вхо­дя­щей в «Ре­но­ву» энер­ге­ти­че­ской ком­па­нии «Т плюс» (до 2015 г. – «КЭС­хол­динг») Борис Вайн­зи­хер и Ев­ге­ний Оль­ховик, а быв­ший ди­рек­тор «КЭС-хол­дин­га» и те­перь уже быв­ший ген­ди­рек­тор «Вым­пе­лко­ма» Ми­ха­ил Сло­бо­дин на­хо­дит­ся в ро­зыс­ке.

Тре­тий ад­ре­сат сиг­на­лов – кон­ку­рен­ты из дру­гих си­ло­вых ве­домств. Сра­зу три вы­со­ких чи­на СКР – Де­нис Ни­кан­дров, Ми­ха­ил Мак­си­мен­ко и Алек­сандр Ла­мо­нов – на­хо­дят­ся в си­зо как по­до­зре­ва­е­мые в по­лу­че­нии взят­ки от во­ра в за­коне За­ха­рия Ка­ла­шо­ва, в по­лу­че­нии круп­ной взят­ки по­до­зре­ва­ет­ся и пол­ков­ник МВД Дмит­рий За­хар­чен­ко, в квар­ти­ре сест­ры ко­то­ро­го на­шли 8 млрд руб. Он был аре­сто­ван вско­ре по­сле при­хо­да Ко­ро­ле­ва в СЭБ.

Ино­гда, од­на­ко, ре­прес­сив­ная ма­ши­на ра­бо­та­ет вхо­ло­стую. Для экс-гла­вы ФТС Ан­дрея Бе­лья­ни­но­ва де­ло о контрабанде элит­но­го ал­ко­го­ля, по ко­то­ро­му он про­хо­дил сви­де­те­лем (обыск ве­ло УСБ ФСБ), огра­ни­чи­лось от­став­кой – и да­же по соб­ствен­но­му же­ла­нию. Не­лишне на­пом­нить, что об­на­ро­до­ва­ни­ем ви­део обыс­ка у Бе­лья­ни­но­ва ока­зал­ся недо­во­лен Вла­ди­мир Пу­тин. О «раз­ра­бот­ке» Ни­ки­ты Бе­лых пре­зи­ден­ту не до­кла­ды­ва­ли, по сло­вам его пресс-сек­ре­та­ря Дмит­рия Пес­ко­ва.

По объ­яв­лен­ной во втор­ник вер­сии, Пу­тин был в кур­се слеж­ки за Улю­ка­е­вым, ко­то­рая яко­бы ве­лась с ле­та. Од­на­ко очень стран­но, что за­по­до­зрен­ный в на­ру­ше­нии за­ко­на ми­нистр про­дол­жал ра­бо­тать и при­ни­мать ре­ше­ния. До­маш­ний арест мо­жет быть ито­гом неких но­вых до­го­во­рен­но­стей о тор­мо­же­нии про­цес­са, не ис­клю­че­но, что Улю­ка­ев че­рез ка­кое-то вре­мя по­вто­рит судь­бу Вла­ди­ми­ра Ев­ту­шен­ко­ва или Сер­гея Стор­ча­ка.

Мож­но пред­ста­вить се­бе си­ту­а­цию, в ко­то­рой спец­служ­бы ре­ша­ют, что чи­нов­ник У – пер­спек­тив­ный объ­ект для раз­ра­бот­ки, ито­гом ко­то­рой мо­жет стать гром­кое ан­ти­кор­руп­ци­он­ное де­ло, осво­бож­де­ние по­ста, ре­ше­ние ка­ких-то управ­лен­че­ских кон­флик­тов в поль­зу контр­аген­тов. Со­гла­со­ва­ние этих дей­ствий яв­ля­ет­ся во­про­сом дис­три­бу­ции про­из­во­ди­мо­го про­дук­та, оно мо­жет про­ис­хо­дить по хо­ду про­из­вод­ства и да­же по­сле – ко­гда по­тен­ци­аль­ные по­ку­па­те­ли по­став­ле­ны пе­ред фак­том.

Ре­прес­сии са­ми по се­бе есть знак раз­ба­лан­си­ро­ван­но­сти си­сте­мы. Но «вклю­чая» ре­прес­сии, по­ли­ти­че­ская си­сте­ма об­ре­ка­ет се­бя на даль­ней­ший рост раз­ба­лан­си­ров­ки. Со­глас­но вы­во­дам клас­си­че­ско­го ис­сле­до­ва­ния Кри­сти­а­на Дэ­вен­пор­та, уро­вень ре­прес­сий за­ви­сит от преды­ду­ще­го уров­ня ре­прес­сий да­же в боль­шей сте­пе­ни, чем от уров­ня (всплес­ка) про­тестной ак­тив­но­сти. «Пра­ви­ло Дэ­вен­пор­та» за­став­ля­ет пред­по­ла­гать даль­ней­шую эс­ка­ла­цию ре­прес­сий в бли­жай­шие го­ды. В ны­неш­ней по­ли­ти­че­ской си­сте­ме ре­прес­сии ста­но­вят­ся не толь­ко и не столь­ко спо­со­бом ку­пи­ро­вать ре­аль­ные угро­зы ре­жи­му, сколь­ко ме­ха­низ­мом кон­со­ли­да­ции са­мих власт­ных струк­тур и пе­ре­рас­пре­де­ле­ния по­ли­ти­че­ских ро­лей и по­ли­ти­че­ско­го ве­са меж­ду ни­ми», – пи­шут ав­то­ры до­кла­да «По­ли­ти­че­ское раз­ви­тие Рос­сии 2014–2016. Ин­сти­ту­ты и прак­ти­ки ав­то­ри­тар­ной кон­со­ли­да­ции», под­го­тов­лен­но­го фон­дом «Ли­бе­раль­ная мис­сия».

По­ка нель­зя го­во­рить о мас­со­вых ре­прес­си­ях, тем бо­лее о мас­со­вых по­ли­ти­че­ских. Ре­прес­сив­ная ма­ши­на, в от­ли­чие от 1930-х, не име­ет идео­ло­ги­че­ско­го мо­ти­ва и за­ня­та ско­рее пе­ре­де­лом ре­сур­сов. В то же вре­мя си­сте­ма рас­ши­ря­ет­ся, ста­но­вит­ся эле­мен­том управ­ле­ния и бу­дет пре­тен­до­вать на все боль­шие ро­ли.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.