Без­опас­ная борь­ба

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - * Па­вел Ап­те­карь Андрей Си­ни­цын

Го­су­дар­ствен­ная борь­ба с кор­руп­ци­ей в со­вре­мен­ной Рос­сии воз­мож­на толь­ко в ви­де шоу, зре­ли­ща. Граж­дане долж­ны об­суж­дать вы­со­кий пост за­дер­жан­но­го и све­тя­щий­ся спец­со­став на ру­ках, спо­рить, сколь­ко мил­ли­о­нов дол­ла­ров вле­за­ет в кейс, по­ра­жать­ся обув­ным ко­роб­кам с день­га­ми. Посколь­ку борь­ба с кор­руп­ци­ей в Рос­сии не пред­по­ла­га­ет улуч­ше­ния жиз­ни про­сто­го граж­да­ни­на – он ни­как не ощу­ща­ет поль­зы от нее, – то за­слу­ги «бор­цов» срав­ни­мы с за­слу­га­ми хо­ро­ших ки­но­ре­жис­се­ров. Граж­дане бу­дут пла­тить сво­и­ми го­ло­са­ми за кра­си­вую кар­тин­ку и сю­жет.

Transparency International опуб­ли­ко­ва­ла но­вый «Ба­ро­метр вос­при­я­тия кор­руп­ции» на ос­но­ва­нии опро­са де­сят­ков ты­сяч жи­те­лей в 42 го­су­дар­ствах. Ме­то­до­ло­гия ис­сле­до­ва­ния по срав­не­нию с ана­ло­гич­ны­ми ра­бо­та­ми про­шлых лет (2013 и 2010 гг.) из­ме­ни­лась. Тем не ме­нее неко­то­рые во­про­сы сов­па­да­ют. В 2016 г. 62% опро­шен­ных счи­та­ют, что власть пло­хо бо­рет­ся с кор­руп­ци­ей (в 2010 г. – 52%, в 2013 г. – 77%). 61% ре­спон­ден­тов по­ла­га­ют, что кор­руп­ция за по­след­ние го­ды вы­рос­ла (в 2010 г. – 53%, в 2013 г. – 50%).

Спи­сок ве­домств, ко­то­рые рос­си­яне счи­та­ют наи­бо­лее кор­рум­пи­ро­ван­ны­ми, из­ме­нил­ся ма­ло. В 2010 г. са­мы­ми нечи­сто­плот­ны­ми рос­си­яне на­зва­ли ми­ли­ци­о­не­ров, за ни­ми сле­до­ва­ли гос­слу­жа­щие и судьи, в 2013 и 2016 гг. паль­му пер­вен­ства пе­ре­хва­ти­ли чи­нов­ни­ки. При этом рос­си­яне ча­ще жи­те­лей дру­гих стран стре­мят­ся укло­нить­ся от оцен­ки кор­руп­ции в ин­сти­ту­тах и выс­ших эше­ло­нах вла­сти, от­ме­ча­ет ген­ди­рек­тор ТИ-Р Ан­тон По­ми­нов.

На­ши со­граж­дане зна­чи­тель­но ре­же ев­ро­пей­цев счи­та­ют при­ем­ле­мым со­об­ще­ние о фак­тах неза­кон­но­го обо­га­ще­ния. Лишь 16% го­то­вы со­об­щать о кор­руп­ции, 57% – не го­то­вы.

В стра­нах ЕС со­об­ще­ние о кор­руп­ции нор­мой счи­та­ют 45%, а в стра­нах СНГ – 27%. Де­ло вряд ли толь­ко в ис­то­ри­че­ски сло­жив­шем­ся нега­тив­ном от­но­ше­нии к до­но­си­тель­ству. Мно­гие рос­си­яне опа­са­ют­ся от­вет­ных дей­ствий тех, о чьих зло­упо­треб­ле­ни­ях они со­об­щат, счи­та­ет По­ми­нов. Из на­ци­о­наль­ной стра­те­гии борь­бы с кор­руп­ци­ей ис­чез пункт о за­щи­те ин­фор­ма­то­ров. Кро­ме то­го, лю­ди ви­дят, что, несмот­ря на гром­кие за­яв­ле­ния пер­вых лиц, борь­ба с кор­руп­ци­ей в выс­ших эше­ло­нах вла­сти оста­ет­ся в ос­нов­ном ри­ту­аль­ной, по за­ко­ну пре­сле­ду­ют­ся из­бран­ные каз­но­кра­ды, а ряд фи­гу­ран­тов гром­ких дел оста­лись без­на­ка­зан­ны­ми. Та­кой под­ход поз­во­ля­ет под­ме­нять си­стем­ную борь­бу с кор­руп­ци­ей ее из­би­ра­тель­ным при­ме­не­ни­ем для внут­ри­э­лит­ных чи­сток и в пред­вы­бор­ных це­лях.

В 2013 г. в свою спо­соб­ность по­вли­ять на по­ло­же­ние дел ве­ри­ли 45% опро­шен­ных рос­си­ян, сей­час – все­го 21% (для срав­не­ния: в стра­нах Ев­ро­со­ю­за – 47%, в го­су­дар­ствах СНГ – 31%). Бо­лее важ­ны­ми, чем кор­руп­ция, для рос­си­ян яв­ля­ют­ся про­бле­мы в эко­но­ми­ке и здра­во­охра­не­нии. Но ре­шить их се­год­ня вла­сти не в со­сто­я­нии, по­это­му борь­ба с кор­руп­ци­ей, оче­вид­но, бу­дет важ­ней­шей ча­стью пред­вы­бор­ной по­вест­ки – 2018. У ре­жис­се­ров впе­ре­ди мно­го ра­бо­ты.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.