Без ком­мер­че­ской жил­ки

В Рос­сии ма­ло тех­но­ло­ги­че­ских про­ек­тов, ко­то­рые вы­рос­ли бы в ком­па­нии

Vedomosti.Piter - - КОМПАНИИ И РЫНКИ - Свет­ла­на Ро­ма­но­ва Ма­рия Под­це­роб ВЕ­ДО­МО­СТИ

В2012 г. про­грам­мист Александр Ха­нин раз­ра­бо­тал ал­го­ритм рас­по­зна­ва­ния лиц и вме­сте с парт­не­ром – ме­не­дже­ром ком­па­нии «Крок» Алек­се­ем Не­ха­е­вым – со­здал ком­па­нию VisionLabs. Сей­час несколь­ко де­сят­ков бан­ков ис­поль­зу­ют их раз­ра­бот­ку: она по­мо­га­ет фи­нан­со­вым струк­ту­рам рас­по­зна­вать ли­ца недоб­ро­со­вест­ных за­ем­щи­ков. Си­сте­ма све­ря­ет фо­то кли­ен­та с изоб­ра­же­ни­ем в пас­пор­те и в ба­зе долж­ни­ков, ком­па­ния так­же со­зда­ет и но­вые про­дук­ты сов­мест­но с Intel, Cisco и Deutsche Telekom, рас­ска­зал Не­ха­ев. Идею уда­лось пре­вра­тить в стар­тап, ко­гда про­ект по­лу­чил 980 000 руб. ин­ве­сти­ций от ФРИИ за 2,2% ка­пи­та­ла. А ста­тус ре­зи­ден­та фон­да «Скол­ко­во» поз­во­лил Ха­ни­ну и Не­ха­е­ву по­зна­ко­мить­ся с пред­ста­ви­те­ля­ми Intel и прой­ти трех­ме­сяч­ную ак­се­ле­ра­цию в ком­па­нии. В 2015 г. вы­руч­ка ком­па­нии со­ста­ви­ла уже 33 млн руб.

По­доб­ных ис­то­рий на рос­сий­ском рын­ке ма­ло и они ско­рее ис­клю­че­ние из пра­ви­ла, го­во­рит Ви­та­лий По­ле­хин, гла­ва клу­ба ин­ве­сто­ров биз­нес-шко­лы «Скол­ко­во». Та­ким стар­та­пам уда­ет­ся пре­успеть, ко­гда скла­ды­ва­ет­ся удач­ная биз­нес-ко­ман­да – один ге­не­рит идеи, а дру­гой по­гру­жен в биз­нес-про­цес­сы. Но ча­ще бы­ва­ет по­дру­го­му: уче­ные-изоб­ре­та­те­ли не рас­смат­ри­ва­ют про­ект с ком­мер­че­ской точ­ки зре­ния, а ин­ве­сто­ры не вкла­ды­ва­ют день­ги в тех, кто не раз­би­ра­ет­ся в биз­не­се. В ито­ге мно­гие стар­та­пы по­ги­ба­ют.

ИЗОБРЕТАТЕЛЬ-ОДИНОЧКА

Центр пред­при­ни­ма­тель­ства ис­сле­до­вал труд­но­сти, с ко­то­ры­ми стал­ки­ва­ют­ся оте­че­ствен­ные биз­не­сак­се­ле­ра­то­ры, и за­од­но обо­зна­чил на­сущ­ные про­бле­мы участ­ни­ков ак­се­ле­ра­то­ров – пред­при­ни­ма­те­лей. Ис­сле­до­ва­те­ли опро­си­ли 12 экс­пер­тов из го­су­дар­ствен­ных, част­ных и об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций, в том чис­ле из Рос­сий­ской вен­чур­ной ком­па­нии (РВК), биз­нес-ин­ку­ба­то­ра МГУ, «Опо­ры Рос­сии». Вы­яс­ни­лось, что боль­шин­ство стар­та­пов не до­жи­ва­ют до вто­рой ста­дии фи­нан­си­ро­ва­ния – и для это­го есть мас­са при­чин. Де­ло не толь­ко в нехват­ке фи­нан­сов, но и в от­сут­ствии в Рос­сии ин­фра­струк­ту­ры для раз­ви­тия пред­при­ни­ма­тель­ства и биз­нес-на­вы­ков у уче­ных, же­ла­ю­щих от­крыть свое де­ло.

«При­вить биз­нес-на­вы­ки изоб­ре­та­те­лю в ак­се­ле­ра­то­ре, как и обу­чить его пред­при­ни­ма­тель­ству, невоз­мож­но. Ак­се­ле­ра­тор при­ни­ма­ет

толь­ко те ко­ман­ды, в ко­то­рых уже есть тех­нарь и пред­при­ни­ма­тель. Ин­ве­сто­ры то­же из­бе­га­ют изоб­ре­та­те­лей, у ко­то­рых нет парт­не­ра­пред­при­ни­ма­те­ля», – кон­ста­ти­ру­ет По­ле­хин. Уче­ные ча­сто на­столь­ко по­гру­же­ны в про­цесс раз­ра­бот­ки, что не мо­гут объ­яс­нить по­тен­ци­аль­но­му ин­ве­сто­ру биз­нес-идею, и тот ухо­дит. Та­ких слу­ча­ев ты­ся­чи, го­во­рит Олег Царь­ков, управ­ля­ю­щий парт­нер Svarog Capital Advisors. Да­же ко­гда уче­ные пы­та­ют­ся ком­мер­ци­а­ли­зи­ро­вать раз­ра­бот­ку, они с тру­дом учи­ты­ва­ют кри­ти­ку ин­ве­сто­ров и это за­ча­стую не да­ет биз­не­су раз­ви­вать­ся, до­бав­ля­ет По­ле­хин.

Гра­мот­но вы­стро­ить биз­нес-про­цес­сы без ин­ве­сто­ра уда­ет­ся лишь неко­то­рым стар­та­пам. Осе­нью 2014 г. се­рий­ный пред­при­ни­ма­тель Ни­ко­лай Боб­ров ис­кал ин­ве­сти­ции в $2 млн для со­вла­дель­цев ком­па­нии Picaso по про­из­вод­ству 3D-прин­те­ров в Зе­ле­но­гра­де. Ко­гда день­ги на­шлись, ос­но­ва­те­ли Picaso ин­же­не­ры Мак­сим Ани­си­мов и Ан­дрей Ису­пов вне­зап­но от них от­ка­за­лись. Пред­при­ни­ма­те­ли рас­ска­зы­ва­ют, что им ста­ло жал­ко от­да­вать соб­ствен­ную раз­ра­бот­ку сто­рон­ним вла­дель­цам, они не про­да­ли ин­ве­сто­ру до­лю в ком­па­нии и на­ча­ли раз­ви­вать­ся на свои сред­ства. Партнеры са­мо­сто­я­тель­но на­учи­лись ра­бо­тать с кли­ен­та­ми, вы­стро­и­ли ка­на­лы про­даж и со­сре­до­то­чи­лись на мар­ке­тин­го­вой стра­те­гии. В ито­ге вы­руч­ка Picaso мед­лен­но, но рас­тет, на­при­мер, в 2015 г. она бы­ла в 1,5 ра­за боль­ше, чем в 2014 г.

НЕПРЕОДОЛИМАЯ СТАДИЯ

Рос­сий­ским изоб­ре­та­те­лям слож­но ком­мер­ци­а­ли­зи­ро­вать свои идеи еще и по­то­му, что в стране до сих пор не со­зда­на ин­фра­струк­ту­ра для раз­ви­тия пред­при­ни­ма­тель­ства: вен­чур­ные фон­ды и част­ные ак­се­ле­ра­то­ры мож­но пе­ре­счи­тать по паль­цам, го­во­рит ди­рек­тор ре­ги­о­наль­ной про­грам­мы и тер­ри­то­ри­аль­ных про­ек­тов Цен­тра пред­при­ни­ма­тель­ства Ев­ге­ний Лев­кин. По дан­ным ис­сле­до­ва­ния, на рос­сий­ском рын­ке рас­тет толь­ко ко­ли­че­ство по­сев­ных фон­дов: по ито­гам пер­вых трех квар­та­лов 2015 г. их ко­ли­че­ство уве­ли­чи­лось на 6,3%. Но да­же ко­гда эти фон­ды под­дер­жи­ва­ют идею пред­при­ни­ма­те­ля и вы­де­ля­ют ему по­сев­ные ин­ве­сти­ции, даль­ше раз­ви­вать свой биз­нес он ча­ще все­го не мо­жет. Стар­та­пе­рам ред­ко уда­ет­ся вый­ти на вто­рой уро­вень ин­ве­сти­ций (стадия А, $1–2 млн, по рос­сий­ским мер­кам), кон­ста­ти­ру­ют ис­сле­до­ва­те­ли. Од­на из при­чин – недо­ста­точ­ное ко­ли­че­ство вен­чур­ных де­нег на рос­сий­ском рын­ке. По дан­ным PwC и РВК, рос­сий­ский вен­чур­ный ры­нок со­кра­тил­ся в 2014 г. на 26% до 480,9 млн руб. В 2015 г. ры­нок про­дол­жил па­дать. Из-за де­валь­ва­ции руб­ля сто­и­мость вло­же­ний в стар­та­пы рос­ла, в то вре­мя как сто­и­мость порт­фель­ных рос­сий­ских ком­па­ний вен­чур­ных фон­дов па­да­ла на 30–100%.

В Рос­сии мно­го пер­спек­тив­ных про­ек­тов, но вен­чур­ных де­нег на рын­ке дей­стви­тель­но нет, со­гла­ша­ет­ся По­ле­хин. А за­пад­ные вен­чур­ные ком­па­нии не стре­мят­ся ин­ве­сти­ро­вать в рос­сий­ские стар­та­пы с ка­пи­та­лом ме­нее чем $100 000, го­во­рит Лев­кин. По­сле де­валь­ва­ции руб­ля ры­нок рос­сий­ских стар­та­пов силь­но по­де­ше­вел и на нем по­чти не оста­лось про­ек­тов, ко­то­рые удо­вле­тво­ря­ли бы тре­бо­ва­ни­ям за­пад­ных ин­ве­сто­ров. Биз­нес-ан­ге­лы стар­та­пе­рам то­же ни­чем не по­мо­гут на вто­рой ста­дии, они ин­ве­сти­ру­ют на бо­лее ран­них ста­ди­ях, на­по­ми­на­ет част­ный ин­ве­стор Ар­ка­дий Мо­рей­нис.

Ре­шить про­бле­му мож­но бы­ло бы, про­дав до­лю или це­лый стар­тап кор­по­ра­ции, рас­суж­да­ет По­ле­хин. Но в Рос­сии с их сто­ро­ны боль­шо­го спро­са нет. Стар­та­пы по­ку­па­ют лишь ин­тер­нет-ком­па­нии: Mail.ru Group, Yandex. Но и они со­вер­ша­ют по­куп­ки до­воль­но ред­ко – 2–3 ра­за в год. Осталь­ные кор­по­ра­ции вы­ра­щи­ва­ют стар­та­пы внут­ри ком­па­нии, за­ча­стую они недо­воль­ны ка­че­ством под­го­тов­ки IT-пред­при­ни­ма­те­лей, го­во­рит Лев­кин.

Стар­та­пе­ры и са­ми ви­но­ва­ты в том, что их биз­нес не рас­тет по­сле пер­во­го ра­ун­да ин­ве­сти­ций, го­во­рит управ­ля­ю­щий ин­ве­сти­ци­он­ным порт­фе­лем ФРИИ Ки­рилл Не­го­дя­ев. За­ча­стую они рас­слаб­ля­ют­ся и те­ря­ют ин­те­рес к раз­ви­тию бизнеса. В ито­ге стар­тап не рас­тет – и ин­ве­сто­ры те­ря­ют к нему ин­те­рес. А За­мир Шу­хов, ген­ди­рек­тор и парт­нер GVA Launch Gurus, ви­дит про­бле­му не в стар­та­пе­рах, а в ка­че­стве об­ра­зо­ва­ния в ак­се­ле­ра­то­рах. По его сло­вам, вы­пуск­ни­ки гос­ак­се­ле­ра­то­ров ме­нее успеш­ны, так как в них пре­по­да­ют не опыт­ные пред­при­ни­ма­те­ли, а чи­нов­ни­ки или эко­но­ми­сты. По дан­ным Лев­ки­на, в част­ных ак­се­ле­ра­то­рах на вто­рую ста­дию фи­нан­си­ро­ва­ния вы­хо­дит до 80% стар­та­пов, а в го­су­дар­ствен­ных – все­го 5–7%.

СТАР­ТА­ПЕ­РЫ-НЕДОУЧКИ

По мне­нию ис­сле­до­ва­те­лей, в Рос­сии мог­ло бы быть го­раз­до боль­ше успеш­ных тех­но­ло­ги­че­ских про­ек­тов, ес­ли бы ву­зы и биз­нес со­зда­ва­ли ин­ку­ба­то­ры. Там идеи изоб­ре­та­те­лей мог­ли бы те­сти­ро­вать­ся и до­во­дить­ся до ума. Ко­ли­че­ство и ка­че­ство про­грамм обу­че­ния пред­при­ни­ма­те­лей на­пря­мую вли­я­ют на чис­ло успеш­ных про­ек­тов, со­гла­ша­ет­ся Еле­на Гав­ри­ло­ва, ди­рек­тор биз­нес-ин­ку­ба­то­ра Уни­вер­си­те­та ИТМО. Но де­ло не толь­ко в чис­ле про­грамм – учить пред­при­ни­ма­те­лей в ре­ги­о­нах по­про­сту неко­му.

Что­бы по­яви­лись но­вые про­ек­ты, нуж­ны лю­ди, ко­то­рые их бу­дут де­лать. А сту­ден­ты идут ра­бо­тать в круп­ные кор­по­ра­ции или в гос­сек­тор, объ­яс­ня­ет Лев­кин. Ву­зы не вос­пи­ты­ва­ют пред­при­ни­ма­те­лей: сту­ден­там не рас­ска­зы­ва­ют, от­ку­да взять стар­то­вый ка­пи­тал, как на­чать биз­нес и как ис­кать ин­ве­сто­ров, го­во­рит он. «Недав­но в ауди­то­рии, где си­де­ло 100 сту­ден­тов, мы спро­си­ли, кто хо­чет стать пред­при­ни­ма­те­лем. Толь­ко два че­ло­ве­ка под­ня­ли ру­ки», – рас­ска­зы­ва­ет экс­перт.

Про­бле­му мож­но ре­шить, толь­ко раз­ра­бо­тав адап­ти­ро­ван­ные к рос­сий­ским ре­а­ли­ям про­грам­мы обу­че­ния пред­при­ни­ма­тель­ству, счи­та­ют ис­сле­до­ва­те­ли. Но ву­зы по­ка в этом не пре­успе­ли.

Ис­сле­до­ва­те­ли вы­яви­ли, что в Рос­сии ма­ло и звезд­ных мен­то­ров, ко­то­рые мог­ли бы обу­чать пред­при­ни­ма­те­лей. Ост­рее все­го в мен­тор­стве нуж­да­ют­ся b2b-стар­та­пы – мо­дель функ­ци­о­ни­ро­ва­ния это­го сег­мен­та слож­на и ин­ту­и­тив­но ме­нее по­нят­на, чем в b2с, счи­та­ет Не­го­дя­ев. Мен­то­ра­ми мог­ли бы быть быв­шие биз­не­сме­ны, жи­ву­щие на пас­сив­ный до­ход, или биз­не­сме­ны ны­неш­ние, чья ком­па­ния уже не нуж­да­ет­ся в руч­ном управ­ле­нии. Од­на­ко ны­неш­ний биз­нес в руч­ном управ­ле­нии все еще нуж­да­ет­ся, и у пред­при­ни­ма­те­лей нет вре­ме­ни ста­но­вить­ся биз­нес-тре­не­ра­ми и де­лить­ся зна­ни­я­ми.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.