Над­зор быст­ро­го ре­а­ги­ро­ва­ния

«Ведомости» вы­яс­ни­ли, что Цен­тро­банк хочет от ре­фор­мы над­зо­ра и для че­го ре­гу­ля­тор все­рьез на­ме­рен стать кон­суль­тан­том бан­ки­ров, а не над­смотр­щи­ком

Vedomosti.Piter - - ФИНАНСОВЫЕ РЫНКИ - Да­рья Бо­ри­сяк ВЕДОМОСТИ

Эта осень за­пом­ни­лась фи­нан­со­во­му сек­то­ру гром­ки­ми от­став­ка­ми в Цен­тро­бан­ке – свои по­сты по­ки­ну­ли пер­вый зам­пред Алек­сей Си­ма­нов­ский и зам­пред Ми­ха­ил Су­хов, тру­див­ши­е­ся в бан­ков­ском над­зо­ре по­след­ние 20 лет. Им на сме­ну при­шел дав­ний кол­ле­га – пер­вый зам­пред Дмит­рий Ту­лин, ко­то­рый те­перь ку­ри­ру­ет над­зор за кре­дит­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми. Объ­явив о кад­ро­вых пе­ре­ста­нов­ках в ру­ко­вод­стве Бан­ка Рос­сии, его пред­се­да­тель Эль­ви­ра На­би­ул­ли­на при­зна­ла, что бан­ков­ско­му над­зо­ру необ­хо­ди­ма глу­бо­кая пе­ре­строй­ка и об­нов­ле­ние всей си­сте­мы. «Ведомости» вы­яс­ни­ли, что не так бы­ло с бан­ков­ским над­зо­ром до се­го­дняш­не­го дня и как он бу­дет ме­нять­ся.

ОШИБ­КИ НАД­ЗО­РА

«Мы бы очень хо­те­ли луч­ше по­ни­мать суть про­ис­хо­дя­ще­го в каж­дой кре­дит­ной организации», – при­зна­ет­ся в бе­се­де с «Ве­до­мо­стя­ми» Ту­лин, за­ме­чая, что у ре­гу­ля­то­ра по­ка огра­ни­чен­ная спо­соб­ность свое­вре­мен­но вы­яв­лять про­бле­мы в бан­ках и предот­вра­щать бан­ков­ские кра­хи или хо­тя бы за­дол­го их про­гно­зи­ро­вать, что­бы это не бы­ло непри­ят­ной неожи­дан­но­стью.

ЦБ дол­жен быть спо­со­бен вы­яв­лять про­бле­мы на ран­них ста­ди­ях, про­во­дить про­фи­лак­ти­че­скую ра­бо­ту по их предот­вра­ще­нию, а ес­ли это невоз­мож­но (на­при­мер, контр­агент не хочет или не мо­жет фи­нан­со­во под­дер­жать свой биз­нес) – по­ни­мать мас­штаб про­бле­мы и во что это мо­жет вы­лить­ся с точ­ки зре­ния фи­нан­со­вых по­терь, го­во­рит Ту­лин. «По­доб­ные сюр­при­зы для нас – риск-со­бы­тия, ес­ли на­зы­вать кра­си­вым сло­вом, а ес­ли некра­си­вым – на­ши про­ва­лы», – се­ту­ет он.

Пробле­ма рос­сий­ско­го бан­ков­ско­го сек­то­ра – по­вы­шен­ный уро­вень недо­сто­вер­но­сти от­чет­но­сти: со­дер­жа­ние опе­ра­ций и сде­лок не со­от­вет­ству­ет пра­во­вой фор­ме и от­ра­же­нию этих со­бы­тий в от­чет­но­сти, рас­ска­зы­ва­ет Ту­лин. «Бан­ки со­вер­ша­ют при­твор­ные сделки, ко­то­рые мас­ки­ру­ют уже на­коп­лен­ные убыт­ки или непра­во­мер­но по­лу­чен­ные до­хо­ды, фик­тив­ный ка­пи­тал», – объ­яс­ня­ет он. При­чем ин­ду­стрия фаб­ри­ка­ции от­чет­но­сти из го­да в год со­вер­шен­ству­ет­ся, за­ме­ча­ет пер­вый зам­пред, не­ко­то­рые бан­ки при­ме­ня­ют все бо­лее изощ­рен­ные ме­то­ды мас­ки­ров­ки про­блем. Рань­ше с по­мо­щью «пра­виль­ной» оцен­ки кре­дит­но­го порт­фе­ля мас­ки­ро­ва­ли ды­ры в ка­пи­та­ле, и да­же ес­ли бан­ков­ский над­зор тре­бо­вал до­со­здать ре­зерв на уровне 21%, 50%, бан­ки со­гла­ша­лись – это все рав­но боль­ше, чем ноль, ко­то­рый на са­мом де­ле со­став­ля­ет сто­и­мость это­го порт­фе­ля, вспо­ми­на­ет Ту­лин. «Рань­ше кре­ди­ты вы­да­ва­ли очень при­ми­тив­но и их лег­ко бы­ло про­ве­рить: вы­да­ва­ли ссу­ду фир­мам-од­но­днев­кам или SPV (special purpose vehicle, или ком­па­ния спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния. – «Ведомости»), ко­то­рые не пла­ти­ли на­ло­ги и име­ли в шта­те по од­но­му че­ло­ве­ку, и проч. Сей­час же это це­лый кла­стер ком­па­ний и пред­при­ни­ма­те­лей, ко­то­рые предо­став­ля­ют бан­кам свои услу­ги в ка­че­стве за­ем­щи­ков», – рас­ска­зы­ва­ет он. Эти ком­па­нии чем-то за­ни­ма­ют­ся, чем­то тор­гу­ют, да­же пла­тят на­ло­ги и име­ют штат со­труд­ни­ков, про­дол­жа­ет пер­вый зам­пред, сей­час все вы­гля­дит очень прав­до­по­доб­но.

Ко­гда в се­ре­дине 2000-х ЦБ стал про­ве­рять «кру­го­вые схе­мы» – дви­же­ние средств по схе­мам, ко­то­рые ис­поль­зо­ва­лись для фор­ми­ро­ва­ния фик­тив­но­го ка­пи­та­ла, – ре­гу­ля­тор шел по це­поч­ке и при­хо­дил к за­клю­чи­тель­но­му зве­ну, рас­ска­зы­ва­ет Ту­лин.

«Тот уро­вень ма­хи­на­ций, ко­то­рый мы на­блю­да­ли, во мно­гом воз­мо­жен от­то­го, что дол­гие го­ды не бы­ло неот­вра­ти­мо­сти на­ка­за­ния для недоб­ро­со­вест­ных бан­ки­ров»

Но за­тем бан­ки ста­ли ис­поль­зо­вать так на­зы­ва­е­мые раз­ры­вы в це­поч­ке, ко­гда оче­ред­ной по­сред­ник в ней, на­при­мер, уже не предо­став­лял ни­ка­ких фи­нан­со­вых зай­мов и не по­ку­пал век­се­ля: «Обрыв це­поч­ки. На слен­ге фаль­си­фи­ка­то­ров это на­зы­ва­ет­ся «вер­то­лет». Меж­ду эти­ми по­сред­ни­ка­ми день­ги пе­ре­во­зи­ли на­лич­ны­ми в че­мо­да­нах, что, кста­ти, объ­яс­ня­ет спрос на на­лич­ные день­ги», – рас­ска­зы­ва­ет Ту­лин.

Мно­го и дру­гих ноу-хау, про­дол­жа­ет он, на­при­мер, за­ем­щик мо­жет быть из­вест­ной стро­и­тель­ной ком­па­ни­ей с мно­го­лет­ней ис­то­ри­ей. «Но по жиз­ни она мо­жет быть свя­за­на с ка­ким-то бан­ком – это, ко­неч­но, нефор­маль­ные свя­зи. И ком­па­ния мо­жет предо­став­лять бан­ку свои услу­ги в ка­че­стве та­кой вот про­клад­ки. А у та­ких ком­па­ний во­об­ще огром­ный объ­ем биз­не­са, мно­го кре­ди­тов – очень слож­но вы­явить», – за­клю­ча­ет он.

Ре­корд­сме­ном по фаль­си­фи­ци­ро­ван­ной от­чет­но­сти стал Вне­ш­пром­банк, по­сле от­зы­ва у него ли­цен­зии вы­яс­ни­лось, что в бан­ке не хва­та­ет ак­ти­вов на 215 млрд руб. (см. ин­фо­гра­фи­ку). Вслед за ним идет Ро­син­тер­банк, ме­недж­мент ко­то­ро­го пред­по­чел уни­что­жить дан­ные в ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­ной бан­ков­ской си­сте­ме, что фак­ти­че­ски обес­це­ни­ло его ак­ти­вы, – в бан­ке недо­ста­ет бо­лее 80 млрд руб.

Схе­мы дей­стви­тель­но ста­ли слож­нее, со­ли­да­рен ви­це-пре­зи­дент ауди­тор­ской ком­па­нии ФБК Алек­сей Те­ре­хов. «Они адап­ти­ро­ва­лись под бо­лее при­сталь­ный над­зор со сто­ро­ны ЦБ, это сво­е­го ро­да по­го­ня по кру­гу: чем глуб­же ме­ха­низ­мы над­зо­ра ЦБ, тем слож­нее ста­но­вят­ся схе­мы», – го­во­рит он, за­ме­чая, что сто­и­мость организации схем силь­но вы­рос­ла. Кро­ме то­го, они ста­ли рас­тво­рять­ся в боль­шом ко­ли­че­стве доб­ро­со­вест­ных опе­ра­ций и за­ме­тить их слож­но, го­во­рит Те­ре­хов: «Оче­вид­ным это ста­но­вит­ся уже по­сле то­го, как банк ли­ша­ет­ся ли­цен­зии, а до это­го мо­мен­та на по­верх­ность они не вы­хо­дят и вы­гля­дят вполне при­ем­ле­мо».

Клю­че­вая же ошиб­ка над­зо­ра, по мне­нию Те­ре­хо­ва, – несвое­вре­мен­ность дей­ствий. Кра­е­уголь­ный ка­мень – это не фаль­си­фи­ка­ция от­чет­но­сти, по­сколь­ку в ней так или ина­че уже от­ра­же­ны или не от­ра­же­ны со­бы­тия про­шло­го, объ­яс­ня­ет он, глав­ный во­прос – это огра­ни­чен­ное по­ни­ма­ние то­го, ка­кую биз­нес-мо­дель ис­поль­зу­ет банк и к чему это мо­жет при­ве­сти в даль­ней­шем. «Ес­ли ре­гу­ля­тор на­учит­ся де­таль­но ана­ли­зи­ро­вать и по­ни­мать биз­не­смо­дель то­го или ино­го бан­ка, он смо­жет де­лать «оцен­ку бу­ду­ще­го», что и ста­нет опо­рой для при­ня­тия ка­ких-ли­бо ре­ше­ний се­го­дня», – за­клю­ча­ет он.

«Я дол­жен со­гла­сить­ся с Ту­ли­ным, он, без­услов­но, прав, что ка­кие-то ве­щи ста­но­вят­ся по­нят­ны толь­ко в усло­ви­ях, ко­гда со­труд­ни­ки ЦБ по­лу­ча­ют до­ступ к пер­вич­ной ин­фор­ма­ции, а не к от­чет­но­сти», – го­во­рит экс-пред­се­да­тель ЦБ (1995– 1998 гг.) Сер­гей Ду­би­нин. «Я не ду­маю, что пред­ше­ству­ю­щие спе­ци­а­ли­сты по над­зо­ру мог­ли из­ме­нить тех­но­ло­гию – фор­маль­но бан­ки до­ку­мен­ты все сда­ва­ли во­вре­мя, а вот оце­нить ре­аль­ное со­сто­я­ние бан­ка бы­ло тя­же­ло – мо­шен­ни­че­ские ме­то­ды ве­де­ния от­чет­но­сти», – объ­яс­ня­ет он, за­ме­чая, что это очень слож­ный узел, ко­то­рый тя­же­ло рас­пу­тать.

«Я пом­ню, как это ра­бо­та­ло в се­ре­дине ну­ле­вых. Над­зор ра­бо­тал на сбор дан­ных, со­би­рал от­чет­ность, под­ши­вал – и все», – вспо­ми­на­ет со­труд­ник над­зор­но­го бло­ка.

Для то­го что­бы над­зи­рать за бан­ка­ми по­чти в ре­жи­ме ре­аль­но­го вре­ме­ни, ЦБ еще в кри­зис 2008 г. со­здал ин­сти­тут упол­но­мо­чен­ных пред­ста­ви­те­лей. Несколь­ко лет спу­стя ре­гу­ля­тор су­ще­ствен­но рас­ши­рил спи­сок бан­ков, в ко­то­рых ра­бо­та­ют его пред­ста­ви­те­ли, – сей­час та­ких кре­дит­ных ор­га­ни­за­ций 158, сле­ду­ет из дан­ных на сай­те ЦБ.

Од­на­ко ни­ка­ких ка­че­ствен­ных из­ме­не­ний в над­зо­ре этот ин­сти­тут по­ка не при­нес, при­зна­ет Ту­лин. «Ко­гда при­сут­ству­ют пред­ста­ви­те­ли сто­рон­них ор­га­ни­за­ций на за­се­да­нии управ­лен­че­ских ор­га­нов ком­мер­че­ско­го бан­ка, при них ни о чем та­ком ак­ту­аль­ном пред­по­чи­та­ют не раз­го­ва­ри­вать. До них ре­аль­но ин­фор­ма­ция не до­во­дит­ся», – се­ту­ет он. Хо­тя в неко­то­рых бан­ках ре­ше­ния дей­стви­тель­но при­ни­ма­ют­ся со­глас­но за­ко­ну и внут­рен­ним до­ку­мен­там, го­во­рит Ту­лин, но есть и дру­гие кре­дит­ные организации, где все до­ку­мен­ты со­став­ле­ны пра­виль­но, а ре­ше­ния все рав­но при­ни­ма­ют­ся од­ним-дву­мя людь­ми.

«Да, та­кая прак­ти­ка есть – про­во­дить кре­дит­ные ко­ми­те­ты или за­се­да­ния прав­ле­ния для га­лоч­ки, что­бы упол­но­мо­чен­ный пред­ста­ви­тель по­смот­рел и успо­ко­ил­ся», – рас­ска­зы­ва­ет топ-ме­не­джер бан­ка из топ-100. Ре­аль­но же ре­ше­ния при­ни­ма­ют­ся на дру­гих за­се­да­ни­ях, ку­да до­сту­па у пред­ста­ви­те­ля ЦБ нет, го­во­рит он, за­ме­чая, что не обя­за­тель­но это ре­ше­ния, иду­щие враз­рез с эко­но­ми­кой или за­ко­ном.

«Те бан­ков­ские кра­хи, ко­то­рые про­ис­хо­дят сей­час, ес­ли речь не идет о хи­ще­ни­ях, в ос­нов­ном след­ствие со­бы­тий, про­сче­тов са­мих бан­ков и, со­от­вет­ствен­но, бан­ков­ско­го над­зо­ра мно­го­лет­ней дав­но­сти. Это то, за чем над­зор недо­смот­рел 5–7 лет на­зад», – за­клю­ча­ет Ту­лин. С се­ре­ди­ны 2013 г. по но­ябрь 2016 г. ли­цен­зий ли­ши­лась 291 кре­дит­ная ор­га­ни­за­ция. За эти три го­да ЦБ се­рьез­но уже­сто­чил над­зор, вы­чи­стив бан­ки, про­во­див­шие со­мни­тель­ные опе­ра­ции, и сни­зив до­пу­сти­мый по­рог та­ких опе­ра­ций в дру­гих кре­дит­ных ор­га­ни­за­ци­ях. За это же вре­мя ЦБ неод­но­крат­но уже­сто­чал тре­бо­ва­ния к ре­зер­ви­ро­ва­нию, ис­поль­зуя этот ин­стру­мент и для борь­бы с фаль­си­фи­ка­ци­ей от­чет­но­сти (на­при­мер, уве­ли­чив про­ви­зии по сче­там в ино­стран­ных бан­ках, ес­ли нет под­твер­жде­ния то­го, что сред­ства дей­стви­тель­но на­хо­дят­ся на сче­те и не обре­ме­не­ны). Тща­тель­нее ре­гу­ля­тор стал про­ве­рять и дру­гие ак­ти­вы бан­ков, утвер­див про­це­ду­ру вы­ез­да сво­их со­труд­ни­ков на ме­сто ре­ги­стра­ции за­ем­щи­ка.

ЦБ БУ­ДЕТ ЗНАТЬ ВСЕ

Сей­час на­чи­на­ет­ся про­цесс пе­ре­хо­да к дру­го­му ме­то­ду над­зо­ра, сле­ду­ет из слов Ту­ли­на, на этой мо­жет уй­ти 5–7 лет, но оп­ти­ми­сты счи­та­ют, что ка­че­ствен­ные из­ме­не­ния мож­но бу­дет уви­деть че­рез 2–3 го­да: «Цель, ко­то­рую мы ста­вим, – кон­суль­та­тив­ный, а не ка­ра­тель­ный над­зор».

Ме­ры над­зор­но­го ре­а­ги­ро­ва­ния долж­ны быть чрез­вы­чай­ным со­бы­ти­ем, уве­рен он, со­вер­шен­но не обя­за­тель­но на­ка­зы­вать, ес­ли не обя­зы­ва­ет за­кон. Над­зор – это диа­лог, го­во­рит Ту­лин и объ­яс­ня­ет: на боль­шин­ство вме­ня­е­мых лю­дей огром­ное впе­чат­ле­ние про­из­во­дит про­сто де­мон­стра­ция то­го, что у Бан­ка Рос­сии есть по­ни­ма­ние, что у них про­ис­хо­дит. Над­зор бу­дет стро­ить­ся на диа­ло­ге с бан­ка­ми, но ес­ли они не бу­дут при­зна­вать недо­че­ты доб­ро­воль­но и про­дол­жат непра­виль­ное от­ра­же­ние опе­ра­ций в от­чет­но­сти, ЦБ бу­дет за­ду­мы­вать­ся о дей­стви­ях, го­во­рит Ту­лин: «По­ка бан­ки оста­ют­ся на пла­ву, но

че­рез пол­го­да лик­вид­ность ис­сяк­нет, по­то­му что их ак­ти­вы пло­хо­го ка­че­ства пе­ре­ста­нут да­вать да­же незна­чи­тель­ные де­неж­ные по­то­ки».

Для это­го со­труд­ни­кам ЦБ по­тре­бу­ет­ся знать о сво­их под­над­зор­ных по­чти все, сле­ду­ет из рас­ска­за Ту­ли­на, нуж­но дос­ко­наль­но знать и по­ни­мать и биз­нес, и лю­дей, ко­то­рые с этим биз­не­сом ра­бо­та­ют.

«В иде­а­ле на­ши со­труд­ни­ки долж­ны знать все о топ-ме­не­дже­рах и соб­ствен­ни­ках бан­ков­ско­го биз­не­са вплоть до се­мей­но­го по­ло­же­ния, род­ствен­ных и де­ло­вых свя­зей, а луч­ше знать еще и о ку­ли­нар­ных при­стра­сти­ях», – иро­ни­зи­ру­ет пер­вый зам­пред ЦБ. Это по­мо­га­ет мо­де­ли­ро­вать по­ве­де­ние лю­дей в слож­ных си­ту­а­ци­ях – так на­зы­ва­е­мый по­ве­ден­че­ский над­зор, ко­то­рый да­же по­мо­га­ет по­нять, мож­но ли ожи­дать мас­штаб­ной фаль­си­фи­ка­ции от­чет­но­сти, объ­яс­ня­ет он. «Мо­жет быть, там лю­ди с та­кой де­ло­вой ре­пу­та­ци­ей, что вне­зап­ные про­вер­ки кас­сы на­до устра­и­вать раз в неде­лю. Сп­лошь и ря­дом бы­ва­ют слу­чаи, ко­гда по от­чет­но­сти день­ги в кас­се есть, а на са­мом де­ле их там нет, и вы­яс­ня­ет­ся это уже по­сле от­зы­ва ли­цен­зии», – го­во­рит Ту­лин.

А ко­го-то дру­го­го в этом по­до­зре­вать да­же не сто­ит, по­то­му что у них со­вер­шен­но дру­гая био­гра­фия и дру­гие жиз­нен­ные ценности, по­яс­ня­ет он. «Ес­ли они зна­ют, что мы зна­ем, это в че­ты­рех из пя­ти слу­ча­ев спо­соб­но очень силь­но из­ме­нить по­ве­де­ние лю­дей», – утвер­жда­ет пер­вый зам­пред.

Лю­ди так устро­е­ны: жад­ность – один из че­ло­ве­че­ских ин­стинк­тов, а в биз­не­се скон­цен­три­ро­ва­ны лю­ди, в боль­шой сте­пе­ни ори­ен­ти­ро­ван­ные на успех и ма­те­ри­аль­ное бла­го, го­во­рит Ту­лин, в по­гоне за при­бы­лью они те­ря­ют чув­ство ме­ры и рис­ка. Ча­сто для них тре­бо­ва­ния ЦБ яв­ля­ют­ся до­сад­ной необ­хо­ди­мо­стью, при­зна­ет он, а ЦБ дол­жен их удер­жи­вать и предо­сте­ре­гать. «В иде­а­ле мы долж­ны быть для них бес­плат­ны­ми биз­нес­со­вет­ни­ка­ми в ин­те­ре­сах кре­ди­то­ров, вклад­чи­ков и да­же в ин­те­ре­сах ми­но­ри­тар­ных ак­ци­о­не­ров, хо­тя это за­ко­ном и не пред­пи­са­но, – очень ча­сто они ни­ка­ко­го от­но­ше­ния не име­ют к то­му, что в бан­ке про­ис­хо­дит», – за­клю­ча­ет он.

Есть та­кая ин­те­рес­ная вещь, как до­сье на банк, и за­да­ча ЦБ – всех от­сор­ти­ро­вать и по­нять, го­во­рит Ту­лин. При­чем до­сье долж­но быть та­кое, что­бы его по­ни­мал да­же но­ви­чок, – там долж­на быть вся ис­то­рия: «До 2013–2014 гг. та­кие це­ли в над­зо­ре не ста­ви­лись. Зна­ние – вещь опас­ная, оно пред­по­ла­га­ет от­вет­ствен­ность», – го­во­рит Ту­лин.

ЗА­ВО­Е­ВАТЬ ДОВЕРИЕ БИЗ­НЕ­СА

Все знать непро­сто, и лю­дей не­об­хо­ди­мо этим на­вы­кам обу­чать. «Тре­бу­ет­ся дру­гой уро­вень кро­пот­ли­во­сти и до­тош­но­сти, дру­гой уро­вень про­фес­си­о­наль­ной под­го­тов­ки со­труд­ни­ков», – объ­яс­ня­ет он, за­ме­чая, что для это­го на­до ра­бо­тать с дей­ству­ю­щим шта­том со­труд­ни­ков и ис­кать но­вых спе­ци­а­ли­стов на рын­ке. ЦБ бу­дет со­вер­шен­ство­вать свою куль­ту­ру, го­во­рит Ту­лин: «Ко­гда я в про­шлом ухо­дил из Бан­ка Рос­сии, у ме­ня бы­ла пол­ней­шая неудо­вле­тво­рен­ность ре­зуль­та­та­ми сво­ей ра­бо­ты и невоз­мож­ность что-ли­бо из­ме­нить – то­гда я про­ра­бо­тал в над­зо­ре все­го два го­да. Сей­час я ве­рю, что та­кая воз­мож­ность есть».

«Ес­ли я пра­виль­но по­ни­маю Ту­ли­на, то речь фак­ти­че­ски идет о даль­ней­шем уже­сто­че­нии над­зо­ра. Есть опас­ная грань, ко­гда от­вет­ствен­ность с соб­ствен­ни­ков бан­ков и их ме­не­дже­ров пе­ре­кла­ды­ва­ет­ся на над­зор­ный ор­ган, и пе­ре­ги­бать здесь пал­ку нель­зя», – пре­ду­пре­жда­ет Ду­би­нин. Он не ве­рит в идею «знать все»: «Как чи­нов­ник мо­жет знать все о под­над­зор­ном? Это огром­ный мас­сив ин­фор­ма­ции, ко­то­рый бу­дет по­чти невоз­мож­но пе­ре­ра­бо­тать. Знать все не мо­жет ни­кто, ни од­на кон­то­ра да­же в са­мые су­ро­вые времена все­го не зна­ла».

Один из быв­ших со­труд­ни­ков над­зор­но­го бло­ка ЦБ с ним со­гла­сен: знать сво­е­го кли­ен­та, ко­неч­но, хо­ро­шо, но обес­пе­чить по­ступ­ле­ние ин­фор­ма­ции в та­ком объ­е­ме ско­рее все­го невоз­мож­но. «Кра­си­во, но уто­пия. К то­му же боль­шие из­держ­ки», – го­во­рит со­бе­сед­ник «Ве­до­мо­стей». Он счи­та­ет, что идея пе­рей­ти от ка­ра­тель­но­го над­зо­ра к кон­суль­та­тив­но­му хорошая: «Это даст воз­мож­ность до тех со­бы­тий, ко­гда уже пора от­зы­вать ли­цен­зию, как-то по­мочь бан­ку. Но един­ствен­ный и, по­жа­луй, са­мый важ­ный мо­мент – это доверие к ЦБ». «Ес­ли Банк Рос­сии смо­жет это доверие за­во­е­вать, что­бы соб­ствен­ни­ки и ме­недж­мент мог­ли от­кры­то го­во­рить о про­бле­мах бан­ка, все долж­но по­лу­чить­ся», – ре­зю­ми­ру­ет быв­ший со­труд­ник над­зор­но­го бло­ка ЦБ.

Со­вер­шен­ство­вать над­зор нуж­но, при­зна­ет Ду­би­нин: «Я бы ре­ко­мен­до­вал по­сле окон­ча­ния пер­вич­ной за­чист­ки рын­ка, ко­то­рая про­шла в 2013–2016 гг., про­ве­сти стресс-те­сти­ро­ва­ние остав­ших­ся иг­ро­ков – по­этап­но, в те­че­ние несколь­ких лет, вы­де­лив им вре­мя на под­го­тов­ку, – и сде­лать ре­зуль­таты это­го те­сти­ро­ва­ния пуб­лич­ны­ми. На­до пе­ре­хо­дить к про­зрач­ной де­я­тель­но­сти – биз­нес-мо­де­ли долж­ны быть из­вест­ны на­се­ле­нию». Он счи­та­ет, что та­кое ме­ро­при­я­тие даст Цен­тро­бан­ку воз­мож­ность по­нять, в ка­ком со­сто­я­нии на­хо­дят­ся бан­ки: «Пусть бан­ки­ры объ­яс­нят, как они со­би­ра­ют­ся пе­ре­жить тот или иной кри­зис, пус­кай каж­дый вы­сту­пит и за­щи­тит свою биз­нес-мо­дель».

По сло­вам Ду­би­ни­на, так над­зор смо­жет по­лу­чить огром­ный ма­те­ри­ал для ана­ли­за, смо­жет по­нять биз­нес-мо­дель каж­дой организации и, со­от­вет­ствен­но, про­гно­зи­ро­вать, ка­кие про­бле­мы мо­гут по­явить­ся у то­го или ино­го бан­ка.

Боль­шин­ство бан­ков, ко­то­рых «Ведомости» по­про­си­ли про­ком­мен­ти­ро­вать пе­ре­ход от ка­ра­тель­но­го над­зо­ра к кон­суль­та­тив­но­му, на во­про­сы от­ве­чать не ста­ли. А те, кто от­ве­тил, хва­ли­ли идею.

Ка­ра­тель­ный ха­рак­тер лю­бо­го дей­ствия от­пу­ги­ва­ет и ин­ве­сто­ров, и ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные кад­ры, сни­жа­ет при­вле­ка­тель­ность ин­ду­стрии в срав­не­нии с дру­ги­ми от­рас­ля­ми, го­во­рит ге­не­раль­ный ди­рек­тор «От­кры­тие хол­дин­га» Ру­бен Аган­бе­гян. «Мы пе­ри­о­ди­че­ски со­ве­ту­ем­ся с ре­гу­ля­то­ром еще до про­ве­де­ния опе­ра­ций и сде­лок, при этом вза­и­мо­дей­ствие идет в фор­ма­те диа­ло­га. Си­сте­ма­ти­за­ция та­кой прак­ти­ки пой­дет на поль­зу всем сто­ро­нам, в том чис­ле это долж­но по­мочь здо­ро­вым ор­га­ни­за­ци­ям спо­кой­но ра­бо­тать и раз­ви­вать­ся», – по­ла­га­ет он.

Кон­суль­та­ци­он­ный над­зор име­ет ряд пре­иму­ществ пе­ред ка­ра­тель­ным, счи­та­ет ру­ко­во­ди­тель цен­тра внед­ре­ния ба­зель­ских ре­ко­мен­да­ций управ­ле­ния рис­ка­ми Рос­бан­ка Ели­за­ве­та Ро­за­но­ва: «В первую очередь та­кие прак­ти­ки поз­во­лят предот­вра­щать про­бле­мы на ран­них ста­ди­ях, по­ка они не раз­рос­лись, ко­гда сто­и­мость устра­не­ния на­ру­ше­ний как для бан­ка, так и для ре­гу­ля­то­ра (бан­ков­ской си­сте­мы в це­лом) еще от­но­си­тель­но невы­со­ка». Од­на­ко внед­ре­ние кон­суль­та­ци­он­но­го над­зо­ра без­услов­но по­тре­бу­ет от со­труд­ни­ков ре­гу­ля­то­ра боль­шей экс­пер­ти­зы и опы­та, а та­к­же куль­тур­ных из­ме­не­ний на уровне ре­гу­ли­ру­е­мых ор­га­ни­за­ций (бан­ки не при­вык­ли кон­суль­ти­ро­вать­ся с ре­гу­ля­то­ром по сво­им опе­ра­ци­ям), по­ла­га­ет Ро­за­но­ва. При этом здесь важ­но со­блю­сти ба­ланс, что­бы кон­суль­та­ци­он­ный над­зор не пре­вра­тил­ся в слиш­ком на­вяз­чи­вое вме­ша­тель­ство в биз­нес-про­цес­сы бан­ков, не за­труд­нил и не за­мед­лил их де­я­тель­ность, за­клю­ча­ет она.-

ЕВ­ГЕ­НИЙ РА­ЗУМ­НЫЙ / ВЕДОМОСТИ

Ту­лин осо­знал мас­штаб про­блем в бан­ков­ском над­зо­ре ЦБ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.