Али аль-На­и­ми

«Было бы глу­по­стью со­гла­сить­ся на со­кра­ще­ние до­бы­чи неф­ти»

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ру­ла Ха­лаф FINANCIAL TIMES

Яв­се­го несколь­ко ми­нут обе­даю с Али аль-На­и­ми, а мыс­лен­но мы уже в ты­ся­че миль от­сю­да, в дру­гой эпо­хе, ска­чем че­рез пес­ки на во­сто­ке Са­у­дов­ской Ара­вии на бе­лом вер­блю­де его ма­те­ри. Это было ее при­да­ное ко вто­ро­му за­му­же­ству. В 1950-х она пу­те­ше­ство­ва­ла по пу­стыне на вер­блю­де, как сей­час жен­щи­ны бе­ду­и­нов за ру­лем ав­то­мо­би­лей и гру­зо­ви­ков. В уда­лен­ных угол­ках ко­ро­лев­ства ред­ко вспо­ми­наю т воз­му­ти­тель­ные пра­ви­ла, ко­то­рые за­пре­щаю т жен­щи­нам во­дить ма­ши­ну. Вось­ми­де­ся­ти од­но лет­ний аль-На ими, ле­ген­дар­ный ко­гда-то ми­нистр неф­ти Са­у­дов­ской Ара­вии, улы­ба­ет­ся: «В про­шлом вы ча­сто ви­де­ли жен­щин вер­хом на вер­блю­де, а сей­час вы ви­ди­те их за ру­лем пи­ка­па Toyota с вер­блю­дом в ку­зо­ве».

Мы си­дим в George, изыс­кан­ном ре­сто­ране и част­ном клу­бе в цен­тре рай­о­на Мэй­фейр, за неболь­шим круг­лым сто­лик ом сприн­том Дэ­ви­да Хок­ни (ху­дож­ник, гра­фик и фо­то­граф, вид­ный пред­ста­ви­тель поп-ар­та XX в. – «Ве­до­мо­сти»). Ми­ни­а­тюр­ный аль-На­и­ми одет в ко­стюм-трой­ку – воз­мож­но, несколь­ко фор­маль­но для ши­кар­ной мо­дер­но­вой об­ста­нов­ки. Два де­сят­ка лет, фор­ми­руя по­ли­ти­ку круп­ней­ше­го в ми­ре экс­пор­те­ра неф­ти, аль-На­и­ми был ти­та­ном на энер­ге­ти­че­ском рын­ке. Неф­тя­ной ко­роль ни­ко­гда не лю­бил жур­на­ли­стов. Они неот­ступ­но пре­сле­до­ва­ли его все эти го­ды, са­мые на­стыр­ные со­про­вож­да­ли его на утрен­них про­беж­ках во вре­мя сам­ми­тов ОПЕК: пы­та­лись про­ник­нуть в суть его по­рой за­га­доч­ных вы­ска­зы­ва­ний, по­нять его на­стро­е­ние и да­же рас­шиф­ро­вать язык те­ла, что­бы вы­яс­нить, ку­да дви­нут­ся цены на нефть. По­рой аль-На­и­ми от­но­сил­ся к ним с юмо­ром, по­рой ста­но­вил­ся свар­лив. Сей­час, че­рез пол­го­да по­сле вы­хо­да в от­став­ку, он смяг­чил­ся и го­тов рас­ска­зы­вать.

Не­дав­но вы­шли его ме­му­а­ры под на­зва­ни­ем «Из пу­сты­ни. Мой путь ко­чев­ни­ка-бе­ду­и­на к серд­цу ми­ро­вой неф­ти» (Out of the Desert. My Journey From Nomadic Bedouin to the Heart of Global Oil). Аль-На­и­ми воз­вра­ща­ет­ся к ис­то­ри­ям из дет­ства, про­шед­ше­го в бе­ду­ин­ском шат­ре. Я же под­тал­ки­ваю его к раз­го­во­ру о круп­ней­шей став­ке, сде­лан­ной им за дол­гую ка­рье­ру. В но­яб­ре 2014 г., ко­гда цены на нефть па­да­ли, он уго­во­рил ко­ро­лев­скую се­мью на круп­ную аван­тю­ру. Де­ся­ти­ле­ти­я­ми стра­на иг­ра­ла ста­би­ли­зи­ру­ю­щую роль, на­ра­щи­вая или сни­жая до­бы­чу неф­ти, что­бы сгла­дить скач­ки цен. Но в тот раз Са­у­дов­ская Ара­вия от­ка­за­лась от преж­ней по­ли­ти­ки и всех оше­ло­ми­ла: вме­сто со­кра­ще­ния про­из­вод­ства ра­ди удер­жа­ния цены стра­на со­хра­ни­ла объем до­бы­чи, что­бы не по­те­рять до­лю на рын­ке. Ми­ро­вая экономика до сих пор ощу­ща­ет по­след­ствия это­го ре­ше­ния. По­сле че­ты­рех лет, ко­гда за бар­рель да­ва­ли бо­лее $100, ко­ти­ров­ки ска­ти­лись к $30, а сей­час ко­леб­лют­ся око­ло $50.

Мы на­чи­на­ем тра­пе­зу са­ши­ми из жел­то­хво­ста. Аль-На­и­ми за­ка­зы­ва­ет как ос­нов­ное блю­до кам­ба­лу, а я вы­би­раю фи­ле чер­ной трес­ки. Нам при­но­сят за­каз, и аль-На­и­ми ожив­ля­ет­ся при ви­де брок­ко­ли – бе­рет ку­со­чек, одоб­ри­тель­но ки­ва­ет и рас­ска­зы­ва­ет, как впер­вые по­про­бо­вал этот овощ в Ав­стра­лии. За­взя­тый пу­те­ше­ствен­ник и гео­лог по об­ра­зо­ва­нию, аль-На­и­ми ино­гда вы­би­ра­ет для по­хо­дов необыч­ное вре­мя. На­при­мер, его зна­ме­ни­тое ис­чез­но­ве­ние в пред­две­рии встре­чи ОПЕК 2014 г. по­верг­ло рын­ки в неистов­ство. «Люб­лю ла­зить по го­рам, так что смо­тал­ся в Ав­стрию», – го­во­рит он так, буд­то это бы­ла за­уряд­ная по­езд­ка.

По ме­ре то­го как мы рас­прав­ля­ем­ся с обе­дом, аль-На­и­ми объ­яс­ня­ет ло­ги­ку судь­бо­нос­но­го ре­ше­ния, при­ня­то­го в 2014 г. Эпо­ха цен на нефть бо­лее $100 за бар­рель ко­рен­ным об­ра­зом из­ме­ни­ла ры­нок. На него вы­шли но­вые про­из­во­ди­те­ли с вы­со­кой се­бе­сто­и­мо­стью до­бы­чи, а в США на­ча­лась слан­це­вая ре­во­лю­ция. Ко­гда нефть бук­валь­но за­ли­ла ры­нок, не вхо­дя­щие в ОПЕК стра­ны от­ка­за­лись со­кра­щать до­бы­чу. Да и в са­мой ОПЕК не было со­гла­сия, а Са­у­дов­ская Ара­вия не со­би­ра­лась дей­ство­вать в оди­ноч­ку. «Со сто­ро­ны Са­у­дов­ской Ара­вии было бы глу­по­стью со­гла­сить­ся на со­кра­ще­ние до­бы­чи неф­ти, – рас­суж­да­ет аль-На­и­ми. – [На ры­нок] вы­шло бы боль­ше неф­те­до­быт­чи­ков не из ОПЕК. У нас не было вы­бо­ра». В ито­ге неф­ти ста­ло до­бы­вать­ся боль­ше, цены про­дол­жи­ли сни­же­ние и упа­ли го­раз­до ни­же, чем рас­счи­ты­ва­ли са­у­дов­цы. Это силь­но уда­ри­ло по до­хо­дам Са­у­дов­ской Ара­вии, бюд­жет рез­ко со­кра­тил­ся. Аль-На­и­ми в пух и прах рас­кри­ти­ко­ва­ли на ро­дине, а за ру­бе­жом мно­гие за­да­ва­лись во­про­сом, аук­нет­ся ли ему этот шаг.

В сво­их ме­му­а­рах аль-На­и­ми со­хра­нил ин­три­гу, за­кон­чив их на мо­мен­те сра­зу по­сле встре­чи ОПЕК два го­да на­зад. Ко­гда я спра­ши­ваю по­че­му, в его гла­зах про­скаль­зы­ва­ет ис­кор­ка и он улы­ба­ет­ся. По­лу­шу­тя он го­во­рит, что со­би­ра­ет­ся на­пи­сать еще од­ну кни­гу, где по­дроб­нее рас­ска­жет о лю­дях и со­бы­ти­ях. По­том ста­но­вит­ся се­рьез­нее и при­зна­ет­ся, что знал: все бу­дет толь­ко ху­же.

Аль-На­и­ми ни­как не мо­жет за­быть пе­ри­од в ис­то­рии Са­у­дов­ской Ара­вии, ко­то­рый в кни­ге он опи­сы­ва­ет как ошиб­ку, сто­ив­шую по­ста од­но­му из его зна­ме­ни­тых пред­ше­ствен­ни­ков – Ах­ме­ду За­ки Яма­ни (ми­нистр неф­ти в 1962–1986 гг. – «Ве­до­мо­сти»). То­гда, в 1980-е, про­изо­шел всплеск до­бы­чи у не вхо­дя­щих в ОПЕК про­из­во­ди­те­лей, ра­бо­та­ю­щих в Норт-Сло­упе (Аляс­ка), Се­вер­ном мо­ре и Мек­си­ке, и Са­у­дов­ская Ара­вия как раз сыг­ра­ла роль ста­би­ли­зи­ру­ю­ще­го про­из­во­ди­те­ля. Но ко­гда стра­на по­пы­та­лась вер­нуть се­бе преж­нюю до­лю рын­ка, цены рух­ну­ли.

Аль-На­и­ми из­влек урок и ре­шил при­дер­жи­вать­ся иной так­ти­ки, но не вой­дет ли его соб­ствен­ный гам­бит в ис­то­рию как про­счет? В кон­це кон­цов, его пре­ем­ник, Ха­лид аль-Фа­лих, по­хо­же, отыг­ры­ва­ет все на­зад. Меж­ду тем в Эр-Ри­яде, пред­ска­зы­вая, что сни­же­ние цен на­не­сет шель­фо­вой до­бы­че в США дол­го­сроч­ный урон, недо­оце­ни­ли устой­чи­вость это­го сек­то­ра. Да, несколь­ко мел­ких про­из­во­ди­те­лей вы­шли из биз­не­са, но в по­след­ние ме­ся­цы, ко­гда цены ста­ли по­сте­пен­но вос­ста­нав­ли­вать­ся, ста­ло яс­но, что осталь­ные вы­дер­жа­ли бу­рю.

Аль-На­и­ми из­ве­стен сво­ей це­ле­устрем­лен­но­стью и упрям­ством и не на­ме­рен пред­стать пе­ре­до мной с иной сто­ро­ны. Без ма­лей­ше­го ко­ле­ба­ния за­яв­ля­ет, что был «аб­со­лют­но прав» в сво­ем ре­ше­нии: «Я не ду­мал и не го­во­рил, что мы хо­тим убрать с рын­ка [шель­фо­вую нефть]. Я ска­зал, что мы не хо­тим те­рять свою до­лю. Пусть це­ну опре­де­ля­ет ры­нок. Лю­бой, кто ду­ма­ет, что в се­го­дняш­ней си­ту­а­ции он или ка­кая-ли­бо стра­на спо­соб­ны вли­ять на цены, су­ма­сшед­ший». От­ка­зы­вать­ся от по­ли­ти­ки, ре­ко­мен­до­ван­ной им ко­ро­лю, нера­зум­но, на­ста­и­ва­ет быв­ший ми­нистр: «Я по­ня­тия не имею, по­че­му они хо­тят все пе­ре­иг­рать, ведь вы­со­кие цены на нефть при­вле­кут на ры­нок еще боль­ше сы­рья и ОПЕК про­дол­жит те­рять свою до­лю».

Он от­кла­ды­ва­ет нож и вил­ку. Офи­ци­ант­ка бро­са­ет на нас взвол­но­ван­ный взгляд. Аль-На­и­ми веж­ли­во успо­ка­и­ва­ет ее – мол, с ры­бой все в по­ряд­ке: «Я сам ры­бак и раз­би­ра­юсь в хо­ро­шей ры­бе, а это хо­ро­шая ры­ба». По­том по­во­ра­чи­ва­ет­ся ко мне и воз­вра­ща­ет­ся в прошлое. В пер­вый раз, вспо­ми­на­ет аль-На­и­ми, ры­бу он по­про­бо­вал по­сле сва­дьбы. Его же­на ро­дом из Бах­рей­на, ост­ров­но­го го­су­дар­ства к во­сто­ку от Са­у­дов­ской Ара­вии, на­зва­ние ко­то­ро­го на араб­ском озна­ча­ет «Два мо­ря».

Уди­ви­тель­ная ис­то­рия жиз­ни аль-На­и­ми от­ра­жа­ет ис­то­рию Са­у­дов­ской Ара­вии, пре­вра­тив­шей­ся в ре­ги­о­наль­ный центр си­лы. Аль­На­и­ми ро­дил­ся в 1935 г., че­рез три го­да по­сле ос­но­ва­ния это­го го­су­дар­ства. Ран­нее дет­ство он про­вел как бед­ный ко­чев­ник, чей дом – па­лат­ка по­сре­ди пу­сты­ни. Ре­бен­ком он пас овец, а в 12 лет устро­ил­ся ра­бо­тать в офис неф­тя­ной ком­па­нии Aramco, ко­то­рая то­гда при­над­ле­жа­ла аме­ри­кан­цам. Это про­изо­шло в ре­зуль­та­те се­мей­ной тра­ге­дии: Али при­шел на сме­ну стар­ше­му бра­ту, умер­ше­му от пнев­мо­нии. Aramco ста­ла его до­мом и се­мьей. Ком­па­ния по­сла­ла его по­лу­чать пер­вое офи­ци­аль­ное образование в Ли­ван, а за­тем в аме­ри­кан­ские уни­вер­си­те­ты (он до сих пор го­во­рит с аме­ри­кан­ским ак­цен­том). С са­мо­го ни­за слу­жеб­ной лест­ни­цы аль-На­и­ми под­нял­ся до ген­ди­рек­то­ра ком­па­нии. Ко­гда в 1995 г. его на­зна­чи­ли ми­ни­стром неф­ти и он по­лу­чил вли­я­ние в ОПЕК, весь мир стал вни­ма­тель­но сле­дить за аль-На­и­ми. Два де­ся­ти­ле­тия он пред­став­лял до­ми­ни­ру­ю­щую си­лу на сам­ми­тах, ми­ро­вые рын­ки по­ви­но­ва­лись каж­до­му его сло­ву. Он ви­дел нефть и по $16, и бо­лее чем по $100 за боч­ку. Он пе­ре­жил ми­ро­вые фи­нан­со­вые кри­зи­сы, войны и по­ли­ти­че­ские по­тря­се­ния на Ближ­нем Во­сто­ке.

Сно­ва и сно­ва я чув­ствую его разо­ча­ро­ва­ние в ОПЕК. Он рас­ска­зы­ва­ет мне о сво­ем пер­вом за­се­да­нии ко­мис­сии в 1995 г., ко­то­рое долж­но было на­чать­ся в 10 утра: «За пять ми­нут до де­ся­ти я был в зда­нии. Я ждал, я ждал, я ждал. В 11 ча­сов по­чти ни­ко­го еще не было. Без де­ся­ти две­на­дцать ми­ни­стры ста­ли вхо­дить, и мы на­ко­нец­то со­бра­лись. Я под­нял ру­ку и ска­зал: ес­ли хо­ти­те встре­чать­ся в пол­день, по­жа­луй­ста, ска­жи­те нам, что встре­ча в пол­день. С тех пор лю­ди начали вни­ма­тель­но от­но­сить­ся ко вре­ме­ни». «Неко­то­рые ми­ни­стры при­хо­ди­ли непод­го­тов­лен­ны­ми, – про­дол­жа­ет жа­ло­вать­ся аль-На­и­ми. – У них не было дан­ных, их со­про­вож­да­ли неком­пе­тент­ные со­труд­ни­ки, а ино­гда их не было во­все».

В сво­ей кни­ге са­мую су­ро­вую кри­ти­ку аль-На­и­ми об­ру­шил на не вхо­дя­щую в ОПЕК Рос­сию, про­ва­лив­шую обе­ща­ние со­кра­тить до­бы­чу неф­ти во вре­мя фи­нан­со­во­го кри­зи­са. Но он при­зна­ет­ся, что и чле­ны ОПЕК лга­ли. Учи­ты­вая со­бы­тия по­след­них двух лет, мо­жет быть, ОПЕК се­бя из­жи­ла, пред­по­ла­гаю я. «Ни за что! – на­ста­и­ва­ет аль-На­и­ми. – Кро­ме ОПЕК, неко­му при­смат­ри­вать за неф­тя­ным биз­не­сом. До 2014 г. она дей­ство­ва­ла успеш­но, но по­том у всех по­яви­лись от­го­вор­ки».

Ка­рье­ра аль-На­и­ми по­до­шла к за­вер­ше­нию в мае это­го го­да, ко­гда ему по­зво­нил Сал­ман ибн Аб­дул-Азиз аль-Са­уд, взо­шед­ший на пре­стол 23 ян­ва­ря 2015 г. Неде­лю спу­стя было офи­ци-

«Со сто­ро­ны Са­у­дов­ской Ара­вии было бы глу­по­стью со­гла­сить­ся на со­кра­ще­ние до­бы­чи неф­ти»

аль­но объ­яв­ле­но об от­став­ке аль-На­и­ми, о ко­то­рой на рын­ке го­да­ми хо­ди­ли слу­хи. Это слу­чи­лось че­рез доб­рых 10 лет по­сле то­го, как сам аль-На­и­ми впер­вые упо­мя­нул об от­став­ке, и слу­чи­лось в очень непод­хо­дя­щий мо­мент. Аль-На­и­ми по­ки­нул сце­ну с мыс­лью, что не за­кон­чил де­ла: он все еще не зна­ет, оку­пит­ся ли став­ка на со­хра­не­ние до­ли Са­у­дов­ской Ара­вии на неф­тя­ном рын­ке.

Неуди­ви­тель­но, что аль-На­и­ми ис­то­во ве­рит в то, что ис­ко­па­е­мое топ­ли­во бу­дет не­об­хо­ди­мо еще дол­гое вре­мя. Он на­ста­и­ва­ет, что наука най­дет спо­соб сни­зить вы­бро­сы пар­ни­ко­вых га­зов, а воз­об­нов­ля­е­мые ис­точ­ни­ки энер­гии слиш­ком до­ро­ги для раз­ви­ва­ю­щих­ся стран. Са­у­дов­ская Ара­вия при­со­еди­ни­лась к Па­риж­ско­му со­гла­ше­нию о кли­ма­те, в де­каб­ре про­шло­го го­да сме­нив­ше­му Ки­от­ский про­то­кол, но ее об­ви­ня­ли в по­пыт­ках со­рвать пе­ре­го­во­ры.

«Да­вай­те бо­роть­ся с вы­бро­са­ми, а не с ис­ко­па­е­мым топ­ли­вом; у нас есть моз­ги, тех­но­ло­гии, мы мо­жем управ­лять вы­бро­са­ми», – го­во­рит аль-На­и­ми. Не в пер­вый раз он пе­ре­ска­зы­ва­ет ис­то­рию, про­ис­шед­шую на кон­фе­рен­ции, участ­ни­ки ко­то­рой при­зы­ва­ли по­ло­жить ко­нец эпо­хе ис­ко­па­е­мо­го топ­ли­ва. «Я под­нял ру­ку и ска­зал: джентль­ме­ны, ду­маю, я вас услы­шал – я со­би­ра­юсь вер­нуть­ся в мою стра­ну и за­глу­шить все сква­жи­ны, – аль-На­и­ми усме­ха­ет­ся. – В от­вет раз­ра­зил­ся скан­дал: нет, нет, нет!»

Я ре­ко­мен­дую со­бе­сед­ни­ку за­ка­зать фи­ни­ко­вый пу­динг с ка­ра­ме­лью, ес­ли он на­стро­ен на слад­кое, а се­бе про­шу при­не­сти та­рел­ку се­зон­ных фрук­тов. За ко­фе мы го­во­рим о бу­ду­щем Са­у­дов­ской Ара­вии. За­няв трон, ко­роль Сал­ман по­ру­чил эко­но­ми­че­ские во­про­сы 31-лет­не­му сы­ну, за­ме­сти­те­лю на­след­но­го прин­ца Му­хам­ма­ду ибн Сал­ма­ну. Ка­би­нет ми­ни­стров по­мо­ло­дел, а его по­вест­ка ста­ла бо­лее ра­ди­каль­ной.

По­сле уси­ле­ния ап­па­рат­но­го ве­са прин­ца, ко­то­ро­го в меж­ду­на­род­ных кру­гах про­зва­ли по ини­ци­а­лам – MBS, за­ме­на 80-лет­не­го аль-На­и­ми ка­за­лась де­лом вре­ме­ни. Он по­те­рял до­ступ к бли­жай­ше­му окру­же­нию мо­нар­ха и пе­ре­стал быть един­ствен­ным, ко­му поз­во­ле­но вы­ска­зы­вать­ся о неф­тя­ной по­ли­ти­ке го­су­дар­ства. (Принц за­ме­нил аль­На­и­ми и на по­сту пред­се­да­те­ля со­ве­та ди­рек­то­ров го­су­дар­ствен­ной неф­тя­ной ком­па­нии Saudi Aramco, кон­тро­ли­ру­ю­щей ме­сто­рож­де­ния с за­па­са­ми неф­ти при­мер­но в 261,1 млрд барр. (15% ми­ро­вых за­па­сов), га­за – 297,6 трлн куб. фу­тов (4,5% ми­ро­вых). – «Ве­до­мо­сти».) Пе­ред встре­чей неф­те­про­из­во­ди­те­лей в До­хе в ап­ре­ле это­го го­да Му­хам­мад ибн Сал­ман и аль-На­и­ми при­ве­ли в за­ме­ша­тель­ство рын­ки, де­лая за­яв­ле­ния, ча­стич­но про­ти­во­ре­ча­щие друг дру­гу. Аль-На­и­ми, впро­чем, от­ри­ца­ет ка­кие-ли­бо про­ти­во­ре­чия и объ­яс­ня­ет, что их сло­ва бы­ли невер­но ис­тол­ко­ва­ны.

MBS по­обе­щал по­кон­чить с «за­ви­си­мо­стью от неф­ти». Saudi Aramco го­то­вит IPO. Са­ма мысль об этом бы­ла та­бу во вре­ме­на ко­ро­ля Аб­дул­лы, с ко­то­рым аль-На­и­ми ра­бо­тал плот­нее всех осталь­ных мо­нар­хов. Суб­си­дии энер­ге­ти­че­ско­му сек­то­ру бы­ла уре­за­ны, как и льго­ты гос­слу­жа­щих. Я ин­те­ре­су­юсь, бу­дет ли эта ди­вер­си­фи­ка­ция удач­нее, чем преды­ду­щие и в ос­нов­ном про­валь­ные по­пыт­ки, пред­при­ни­мав­ши­е­ся на про­тя­же­нии по­след­них 20 лет. В от­вет быв­ший ми­нистр со­ве­ту­ет по­смот­реть на неф­тя­ные ко­ти­ров­ки. Ко­гда цены па­да­ют, Са­у­дов­ская Ара­вия на­чи­на­ет дей­ство­вать, ко­гда вы­рас­та­ют – «рас­слаб­ля­ет­ся». На этот раз все се­рьез­нее, чем рань­ше. «Луч­ше все­го пре­кра­тить бол­тать и на­чать дей­ство­вать, – го­во­рит аль-На­и­ми. – Я ве­рю, что мы на­хо­дим­ся как раз на этом эта­пе. Мы на­чи­на­ем дей­ство­вать».

Про­ле­те­ло уже ча­са два. Мы вер­ну­лись к пер­вой те­ме – са­у­дов­ские жен­щи­ны и во­жде­ние. Мо­жет ли мо­дер­ни­зи­ро­вать­ся ко­ро­лев­ство, ис­по­ве­ду­ю­щее вах­ха­бизм в чи­стом ви­де и где свя­щен­но­слу­жи­те­ли об­ла­да­ют все­по­дав­ля­ю­щим вли­я­ни­ем? Поз­во­лит ли оно жен­щи­нам бо­га­теть и во­дить ма­ши­ну? Мой со­бе­сед­ник в по­след­ний раз де­ла­ет ис­то­ри­че­ский экс­курс: 1979-й, ре­во­лю­ция в Иране. Ре­ак­ция Са­у­дов­ской Ара­вии на свер­же­ние ша­ха бы­ла, по сло­вам аль-На­и­ми, бла­го­че­сти­во-по­каз­ной. Он ве­рит, что кон­тракт меж­ду мо­нар­хи­ей и ре­ли­ги­оз­ным ис­теб­лиш­мен­том, ко­то­рый да­ет пра­во свя­щен­но­слу­жи­те­лям на­вя­зы­вать со­ци­аль­ные нор­мы, по­ти­хонь­ку вет­ша­ет. А стар­шее по­ко­ле­ние прин­цев, ко­то­рое было глав­ной по­ме­хой на пу­ти жен­щин к во­ди­тель­ским пра­вам, в по­след­ние го­ды ста­ло по­ки­дать этот мир. У аль-На­и­ми пять вну­чек, все име­ют пра­ва, по­лу­чен­ные за пре­де­ла­ми ро­ди­ны. «Я ли­бе­раль­ный де­душ­ка, я ска­зал им всем: «Не всту­пай­те в брак, по­ка не по­лу­чи­те об­ра­зо­ва­ния. Мир меняется. Да­вай­те ме­нять­ся вме­сте с ним».-

HEINZ-PETER BADER / REUTERS

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.