Алек­сандр Руб­цов

«Идея, что ис­то­ри­ки долж­ны пло­дить ми­фы, слиш­ком неле­па»

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Алек­сандр Руб­цов

Бои на внут­рен­них идеологических фрон­тах не ути­ха­ют. Вы­со­та, за ко­то­рую идет борь­ба, сто­ро­на­ми опре­де­ля­ет­ся по-раз­но­му: бла­го­род­ный миф – или ис­то­ри­че­ская прав­да. Де­ло за­хо­дит так да­ле­ко, что необ­хо­ди­мо раз­би­рать­ся уже не в кон­кре­ти­ке, но в са­мом пред­ме­те дис­кус­сии, вклю­чая ме­то­ды: да­же в во­ен­ном де­ле есть за­пре­щен­ное ору­жие. Бе­да та­ких схва­ток в том, что лю­ди за­ку­сы­ва­ют уди­ла и ки­да­ют­ся друг на дру­га, не пы­та­ясь разо­брать­ся в су­ти во­про­са и да­же про­сто ска­зан­но­го. Тем бо­лее важ­но по­дой­ти к про­бле­ме ми­фа, во-пер­вых, ра­ци­о­наль­но и во все­ору­жии тео­рии, а во-вто­рых, це­ле­на­прав­лен­но, с уче­том вре­ме­ни и ме­ста.

Ми­фо­ло­гия иг­ра­ла раз­ную роль в ис­то­рии че­ло­ве­че­ства. Сей­час эта роль прин­ци­пи­аль­но скор­рек­ти­ро­ва­на сред­ства­ми по­зна­ния и об­ме­на ин­фор­ма­ци­ей. В Рос­сии ми­фо­ло­гия тем бо­лее за­слу­жи­ва­ет ана­ли­за, что ее роль здесь яв­но из­бы­точ­на и нега­тив­на, осо­бен­но сей­час. «Вста­вать с ко­лен» со­сле­пу и с за­мо­ро­чен­ны­ми моз­га­ми – де­ло без­на­деж­ное и трав­мо­опас­ное. Ак­тив­но об­суж­да­е­мая сей­час мысль о неиз­беж­но­сти ми­фо­ло­ги­за­ции в ис­то­рии са­ма по се­бе мо­жет по­ни­мать­ся по-раз­но­му. То, что это яв­ле­ние бы­ло, есть и, ви­ди­мо, бу­дет, – на­уч­ный факт. Пост­со­вре­мен­ное со­зна­ние в этом ма­ло усту­па­ет тра­ди­ци­он­но­му и ар­ха­и­че­ско­му, что уже тре­бу­ет от­дель­но­го ана­ли­за.

Дру­гое де­ло – ми­фо­ло­ги­за­ция в са­мом ис­то­ри­че­ском по­зна­нии. Идея о том, что ис­то­ри­ки долж­ны пло­дить ду­хо­подъ­ем­ные ми­фы, бы­ла бы слиш­ком неле­па – да­же для ми­ни­стра об­ра­зо­ва­ния, тем бо­лее на­у­ки. Ско­рее это неточ­ность. Как и в вы­ска­зы­ва­нии о пан­фи­лов­цах и учи­те­лях ис­то­рии. Настав­ни­ков, ко­неч­но, на­до «чтить», од­на­ко в на­у­ке по­чте­ние к учи­те­лям тре­бу­ет пря­мо про­ти­во­по­лож­но­го: а) при­зна­ния ав­то­ри­те­та фак­та и ис­ти­ны пре­вы­ше лю­бых дру­гих ав­то­ри­те­тов и б) пол­но­цен­но­го вла­де­ния ме­то­да­ми внут­рен­ней и внеш­ней кри­ти­ки ис­точ­ни­ков, к ка­ко­вым от­но­сят­ся и са­ми учи­те­ля. Труд­но пред­ста­вить се­бе ис­то­ри­ка, по­уча­ю­ще­го сту­ден­тов при­ни­мать свои суж­де­ния на ве­ру толь­ко из по­чте­ния к соб­ствен­ной пер­соне, – это про­ти­во­ре­чи­ло бы са­мо­му смыс­лу и это­су на­у­ки, и та­ко­го ге­ния уво­ли­ли бы да­же из со­вет­ско­го ву­за. А то бы мы до сих пор пла­ва­ли по ми­ро­во­му океану на че­ре­па­хе со сло­на­ми, ню­хая эфир с фло­ги­сто­ном и со­гре­ва­ясь теп­ло­ро­дом.

Да­лее вста­ет во­прос о судь­бе ми­фа в ин­фор­ма­ци­он­ном об­ще­стве. Сред­ства мас­со­во­го по­ра­же­ния со­зна­ния – иде­аль­ный ин­стру­мент ми­фо­ло­ги­за­ции. Но они же – мощ­ный и неза­ви­си­мый раз­об­ла­чи­тель. У ми­фа есть од­но де­ли­кат­ное свой­ство: как все иде­аль­ное, он все­си­лен, толь­ко по­ка иде­а­лен. Здесь как у Бу­ни­на: «...Для жен­щи­ны про­шло­го нет: раз­лю­би­ла – и стал ей чу­жой». По­это­му «исто­рик»-про­па­ган­дист, про­дол­жа­ю­щий ми­фо­ло­ги­зи­ро­вать де­ми­фо­ло­ги­зи­ро­ван­ное, в со­вре­мен­ном об­ще­стве вы­гля­дит как лю­бов­ник, всем рас­ска­зы­ва­ю­щий о сво­их ин­тим­ных от­но­ше­ни­ях с пред­ме­том, ко­гда бли­зо­сти уже нет. Уни­жая и его, и сам пред­мет чув­ства, та­кая ак­тив­ность раз­ру­ша­ет остат­ки кор­рект­но­сти.

Но­вая си­ту­а­ция во­все не ис­клю­ча­ет теп­лых, ува­жи­тель­ных от­но­ше­ний, но един­ствен­ное, че­го нель­зя здесь вер­нуть, – это сле­пая ве­ра. С по­зи­ций зна­ния лю­бой миф – не что иное, как за­блуж­де­ние или ложь. Ва­ри­ан­тов нет. Ес­ли нор­маль­ный че­ло­век узна­ет иную прав­ду или хо­тя бы в от­но­ше­ния за­кра­ды­ва­ет­ся тень со­мне­ния, миф ста­но­вит­ся имен­но ми­фом, т. е. кра­си­вой сказ­кой, и пе­ре­ста­ет ра­бо­тать как та­ко­вой. Про­ко­ло­тый миф бес­по­лез­но и вред­но сно­ва на­ка­чи­вать. Луч­шее, что мож­но сде­лать, – это оста­вить бла­го­род­ную ле­ген­ду в по­кое ува­же­ния, не пы­та­ясь до­ка­зать то, че­го не бы­ло или бы­ло, но не так.

В идео­ло­гии во­об­ще все очень тон­ко, как в той по­го­вор­ке: «Ко­гда го­во­рят: да­вай­те ве­се­лить­ся, ве­се­лье, как пра­ви­ло, пре­кра­ща­ет­ся». К то­му же идео­ло­гия со­хра­не­ния ми­фов рез­ко де­лит лю­дей на зна­ю­щих и не зна­ю­щих, ве­ру­ю­щих и вну­ша­ю­щих, что уже пло­хо. Еще бо­лее усу­губ­ля­ют си­ту­а­цию ме­то­ды по­ле­ми­ки, за­пре­щен­ные в при­лич­ном об­ще­стве.

В од­ном из анон­сов филь­ма о 28 пан­фи­лов­цах ска­за­но: «В 1948 и 1988 гг. офи­ци­аль­ная вер­сия по­дви­га бы­ла изу­че­на Глав­ной во­ен­ной про­ку­ра­ту­рой СССР и при­зна­на ху­до­же­ствен­ным вы­мыс­лом». И ни­че­го страш­но­го, на­пи­са­ли это не мра­зи и не аген­ты госде­па. Ни­ка­ко­го неува­же­ния, тем бо­лее глум­ле­ния. Миф – это часть вой­ны, но имен­но как миф. И к нему и в са­мом де­ле бо­лее не на­до при­ка­сать­ся, до­ка­зы­вая право­ту со­чи­ни­те­ля и зло­на­ме­рен­ность ис­сле­до­ва­те­лей. Имен­но это и есть оскорб­ле­ние па­мя­ти.

Ви­ди­мо, дру­го­му ми­ни­стру не да­ют по­коя ве­ли­кие стро­ки: «Он ува­жать се­бя за­ста­вил». Здесь два клю­че­вых сло­ва: «за­ста­вил» и «се­бя». Уже всем дав­но яс­но, что со­чи­не­ние ми­фа о «двух вер­си­ях» этой ис­то­рии толь­ко оскорб­ля­ет память о ре­аль­ном по­дви­ге. Но и здесь все, как в ро­мане: «И луч­ше вы­ду­мать не мог».

При­е­мы «ис­то­ри­че­ско­го ана­ли­за» – в худ­ших тра­ди­ци­ях при­ми­тив­ной про­па­ган­ды. Го­то­вит­ся ста­тья в га­зе­те, ко­то­рая по сво­ей же са­мо­оцен­ке рас­став­ля­ет все точ­ки над. По­дроб­но из­ла­га­ет­ся прав­ди­вая, до­ку­мен­таль­но удо­сто­ве­рен­ная ис­то­рия все­го, что про­ис­хо­ди­ло во­круг, но... не име­ет пря­мо­го от­но­ше­ния к пред­ме­ту спо­ра. Это со­зда­ет у мас­со­во­го чи­та­те­ля впе­чат­ле­ние объ­ек­тив­но­сти и ин­фор­ми­ро­ван­но­сти, лишь еще бо­лее дис­кре­ди­ти­руя са­мо­го ис­сле­до­ва­те­ля. Да­лее утвер­жда­ет­ся, что раз­но­чте­ния с офи­ци­аль­ной вер­си­ей ни­чтож­ны и неприн­ци­пи­аль­ны, хо­тя в этом слу­чае непо­нят­но, за­чем нуж­на бы­ла вся эта скан­даль­ная ис­то­рия, на­чав­ша­я­ся еще с гру­бой вы­ход­ки в Го­сар­хи­ве. Да­лее яко­бы на­уч­ный, ис­точ­ни­ко­вед­че­ский спор плав­но пе­ре­во­дит­ся в немыс­ли­мо воз­вы­шен­ную ри­то­ри­ку, вплоть до па­фос­ных утвер­жде­ний, что 28 пан­фи­лов­цев вы­иг­ра­ли бит­ву под Моск­вой и да­же бра­ли Бер­лин. Мож­но об­суж­дать про­бле­мы ли­те­ра­тур­но­го вку­са, но нель­зя до­пус­кать та­ко­го сме­ше­ния жан­ров. Ес­ли ты на­чал с до­ку­мен­таль­ной хро­ни­ки, то в лю­бом об­ра­зе дан­но­го тек­ста уже бу­дет ин­тен­ция бук­валь­но­го про­чте­ния, что пре­вра­ща­ет воз­вы­шен­ное в неле­пое.

И, на­ко­нец, са­мое ин­три­гу­ю­щее. Ока­зы­ва­ет­ся, все эти, как утвер­жда­ет­ся, ма­ло­зна­чи­тель­ные рас­хож­де­ния вер­сий ин­спи­ри­ро­ва­ны внеш­ни­ми си­ла­ми с це­лью обес­си­лить и раз­ва­лить на­шу стра­ну, рас­чле­нить ее и по­ра­бо­тить. Вряд ли в за­пад­ных спец­служ­бах си­дят та­кие иди­о­ты, од­на­ко здесь де­ла­ет­ся пря­мой на­мек на ра­бо­ту аген­ту­ры внут­ри стра­ны. Хо­те­лось бы, ко­неч­но, по­имен­но на­звать, но ма­я­чит лож­ный до­нос.

Уве­рен, чест­ные уче­ные как раз и по­шли бы доб­ро­воль­ца­ми в око­пы – в от­ли­чие от ма­сте­ров про­па­ган­ды, меч­та­ю­щих по­вто­рить по­двиг жур­на­ли­ста Кри­виц­ко­го, а там и даль­ше со­чи­нять «по­лез­ные для Рос­сии» опу­сы на ос­но­ве ан­ти­на­уч­но­го и ма­ло­ху­до­же­ствен­но­го вы­мыс­ла.

И еще цитата из клас­си­ки: «Есть у нас со­мне­ние, что ты, мил че­ло­век...» Да­лее по тек­сту.-

У ми­фа есть од­но де­ли­кат­ное свой­ство: как все иде­аль­ное, он все­си­лен, толь­ко по­ка иде­а­лен

АВ­ТОР – РУ­КО­ВО­ДИ­ТЕЛЬ ЦЕНТРА ИС­СЛЕ­ДО­ВА­НИЙ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРО­ЦЕС­СОВ

/ ВЛА­ДИ­МИР СЕР­ГЕ­ЕВ / РИА НО­ВО­СТИ

Луч­шее, что мож­но сде­лать, – это оста­вить бла­го­род­ную ле­ген­ду в по­кое ува­же­ния, не пы­та­ясь до­ка­зать то, че­го не бы­ло или бы­ло, но не так

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.