Си­рия как но­вая Ма­ке­до­ния

... Сто лет на­зад Рос­сия вме­ша­лась в кон­фликт на Бал­ка­нах – в та­кой же го­ря­чей точ­ке, как ны­неш­ний Ближ­ний Во­сток

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Кон­стан­тин Гай­во­рон­ский

Вд­ни, ко­гда Рос­сия за­стря­ла с неяс­ны­ми пер­спек­ти­ва­ми в си­рий­ском кон­флик­те, а про­ку­ра­ту­ра Чер­но­го­рии рас­сле­ду­ет де­ло о по­пыт­ке го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та с уча­сти­ем рос­сий­ских граж­дан, неожи­дан­но близ­ки­ми ста­но­вят­ся со­бы­тия сто­лет­ней дав­но­сти.

«Об­ще­ствен­ное мне­ние с на­пря­жен­ным вни­ма­ни­ем следит за раз­ви­ти­ем со­бы­тий на Ближ­нем Во­сто­ке», – до­но­сил в июле 1914 г. в Пе­тер­бург рос­сий­ский по­слан­ник в Бель­гии о ре­ак­ции на кри­зис во­круг Сер­бии. Да-да, Бал­ка­ны то­гда бы­ли для Ев­ро­пы гро­мо­ки­пя­щим Ближ­ним Во­сто­ком. А в рос­сий­ском МИДе та­мош­ни­ми де­ла­ми ве­дал Ази­ат­ский де­пар­та­мент, ве­ду­щий моз­го­вой центр внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го ве­дом­ства. Увы, де­ла эти шли чем даль­ше, тем ху­же для им­пе­рии. Ес­ли вы посмот­ри­те на эт­ни­че­скую кар­ту Бал­кан на­ча­ла ХХ в., то по­ра­зи­тесь сход­ству с «че­рес­по­ло­си­цей» ны­неш­ней Си­рии. До­пол­ни­тель­ный шарм си­ту­а­ции при­да­ва­ло то, что у каж­дой бал­кан­ской стра­ны бы­ла своя кар­та, на ко­то­рой ее ти­туль­ная на­ция, есте­ствен­но, до­ми­ни­ро­ва­ла. И от то­го, чья кар­та ока­жет­ся ко­зыр­ной, за­ви­се­ло кто ста­нет ре­ги­о­наль­ной сверх­дер­жа­вой, а кто оста­нет­ся на тре­тьих ро­лях в ев­ро­пей­ской по­ли­ти­ке. Ме­ста и ре­сур­сов для двух ли­де­ров тут не бы­ло.

МА­КЕ­ДО­НИЯ РАЗДОРА

По­на­ча­лу судь­ба улыб­ну­лась Бол­га­рии. По Сан-Сте­фан­ско­му до­го­во­ру, под­пи­сан­но­му по­сле Рус­ско­ту­рец­кой вой­ны 1877–1878 гг., ее гра­ни­цы прак­ти­че­ски сов­па­ли с тем, как са­ми бол­га­ры пред­став­ля­ли се­бе «бол­гар­ский мир». Но эти гра­ни­цы бы­ли на­ру­ше­ни­ем неглас­но­го со­гла­ше­ния Рос­сии с Ав­ст­ро-Вен­гри­ей о том, что на Бал­ка­нах не воз­ник­нет «об­шир­но­го сла­вян­ско­го го­су­дар­ства». Тер­ри­то­рию Бол­га­рии при­шлось уре­зать втрое, а Тур­ция со­хра­ни­ла об­шир­ные вла­де­ния на Бал­ка­нах. С тех пор воз­вра­ще­ние к «сан­сте­фан­ско­му иде­а­лу» ста­но­вит­ся иде­фикс по­ли­ти­ки Со­фии. Но ес­ли на пу­ти к югу бол­га­ры встре­ча­ли лишь со­про­тив­ле­ние дрях­ле­ю­щей Осман­ской им­пе­рии, то на клю­че­вую бал­кан­скую по­зи­цию – Ма­ке­до­нию – пре­тен­до­ва­ли еще два мо­ло­дых «бал­кан­ских тиг­ра» – Греция и Сер­бия.

Гре­ки счи­та­ли ее ко­лы­бе­лью эл­лин­ской ци­ви­ли­за­ции, сер­бы на­зы­ва­ли Ста­рой Сер­би­ей, бол­га­ры чис­ли­ли сво­ей со вре­мен сред­не­ве­ко­вых бол­гар­ских царств. За все­ми эти­ми «ис­то­ри­че­ски­ми обос­но­ва­ни­я­ми» пря­та­лась го­лая гео­по­ли­ти­че­ская прав­да: имен­но Ма­ке­до­ния да­ва­ла де­мо­гра­фи­че­ский ре­сурс для то­го, что­бы стать ре­ги­о­наль­ным ли­де­ром, и обес­пе­чи­ва­ла вы­ход к Эгей­ско­му мо­рю (так же как за­во­е­ва­ние Укра­и­ны от­кры­ва­ло для Мос­ков­ско­го цар­ства до­ро­гу к Чер­но­му).

Еще в 1868 г. в Бел­гра­де был со­здан «Ко­ми­тет школ и учи­те­лей в Ста­рой Сер­бии», на­чав­ший ак­тив­ную про­па­ган­дист­скую ра­бо­ту в крае. В от­вет бол­га­ры до­би­лись от ту­рец­ко­го сул­та­на учре­жде­ния Бол­гар­ско­го эк­зар­ха­та – са­мо­сто­я­тель­ной бол­гар­ской церк­ви, лишь фор­маль­но под­чи­нен­ной Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ха­ту, управ­ля­е­мо­му гре­ка­ми. Каж­дый пре­тен­дент уве­рял, что имен­но его ти­туль­ная на­ция со­став­ля­ет боль­шин­ство на­се­ле­ния Ма­ке­до­нии. И каж­дый мог обос­но­вать свою точ­ку зрения. «Вот хри­сти­ан­ская де­рев­ня; в ней го­во­рят на ал­бан­ском диа­лек­те; ее поп – пра­во­слав­ный и под­чи­ня­ет­ся эк­зар­ху; ес­ли спро­сить у жи­те­лей этой де­рев­ни о том, кем они яв­ля­ют­ся, они от­ве­ча­ют, что они бол­га­ры, – пи­сал фран­цуз­ский бал­ка­нист Луи-Жа­ре. – Вот дру­гая де­рев­ня: кре­стьяне яв­ля­ют­ся му­суль­ма­на­ми; их язык – сла­вя­но-бол­гар­ский; их фи­зи­че­ский тип – ал­бан­ский, и они на­зы­ва­ют се­бя ал­бан­ца­ми; ря­дом дру­гие зем­ле­дель­цы так­же на­зы­ва­ют се­бя ал­бан­ца­ми, но они, в свою оче­редь, пра­во­слав­ные, за­ви­сят от эк­зар­ха­та и го­во­рят по-бол­гар­ски». Ино­гда в од­ной се­мье отец на­зы­вал се­бя бол­га­ри­ном-эк­зар­хи­стом, стар­ший сын–сер­бом пат­ри­арх ис­том, а млад­ший– гре­ком. По вы­ра­же­нию рус­ско­го ди­пло­ма­та Тру­бец­ко­го, мест­ное на­се­ле­ние бы­ло «те­стом, из ко­то­ро­го мож­но бы­ло вы­ле­пить и сер­бов, и бол­гар». Чем и за­ни­ма­лись с пе­ре­мен­ным успе­хом Бол­га­рия и Сер­бия.

Но де­ло не огра­ни­чи­ва­лось от­кры­ти­ем школ и церк­вей. В крае де­ся­ти­ле­ти­я­ми шла оже­сто­чен­ная пар­ти­зан­ская вой­на. Серб­ские, гре­че­ские и бол­гар­ские че­ты( пар­ти­зан­ские от­ря­ды) по­лу­ча­ли щед­рое вспо­мо­ще­ство­ва­ние от« во­ен тор­гов» сво­их стран, а их офи­це­ры ре­гу­ляр­но от­прав­ля­лись в ма­ке­дон­ские «ко­ман­ди­ров­ки». По ту­рец­ким дан­ным, в 1907 г.в Ма­ке­до­нии дей­ство­вал о 110 бол­гар­ских, 80 гре­че­ских, 30 серб­ских чет. О мас­шта­бах их ра­бо­ты го­во­рит, на­при­мер, про­цесс 1901 г.: тур­ки об­на­ру­жи­ли под­коп под зда­ние От­то­ман­ско­го бан­ка в Са­ло­ни­ках, ко­то­рый пла­ни­ро­ва­лось по­до­рвать. В ито­ге осу­ди­ли 101 бо­е­ви­ка.

В июле 1903 г. бол­гар­ские чет­ни­ки под­ня­ли вос­ста­ние. По при­зна­нию ор­га­ни­за­то­ров, оно «не мог­ло рас­счи­ты­вать са­мо за­во­е­вать сво­бо­ду Ма­ке­до­нии, а име­ло це­лью при­ну­дить ев­ро­пей­ское об­ще­ствен­ное мне­ние раз­ре­шить ма­ке­дон­ский во­прос». Бол­гар­ские чет­ни­ки ис­хо­ди­ли из опы­та 1876 г., ко­гда звер­ская рас­пра­ва ту­рок с мир­ным на­се­ле­ни­ем Бол­га­рии вско­лых­ну­ла об­ще­ствен­ное мне­ние Ев­ро­пы и при­ве­ла к рус­ско-ту­рец­кой войне.

(В том же 1903-м Ни­ко­лаю II до­ло­жи­ли о пла­нах бол­гар рас­про­стра­нить в ев­ро­пей­ских сто­ли­цах чу­му че­рез за­ра­жен­ных крыс, «что­бы ото­мстить Ев­ро­пе в слу­чае ее невме­ша­тель­ства в кон­фликт». «Лю­дей, при­бе­га­ю­щих к та­ким спо­со­бам ме­сти, сле­ду­ет уни­что­жать как со­бак», – в серд­цах на­чер­тал на до­не­се­нии им­пе­ра­тор.)

Од­на­ко борь­ба с тур­ка­ми бы­ла фа­куль­та­ти­вом, ос­нов­ной же за­да­чей чет бы­ли за­чист­ки Ма­ке­до­нии от ино­пле­мен­ни­ков. «В се­го­дняш­ней си­ту­а­ции наш про­тив­ник в тех зем­лях не Тур­ция, а Бол­га­рия »,– пи­сал в1885г.в« Ин­струк­ци­ях о под­дер­жа­нии серб­ско­го вли­я­ния в Ста­рой Сер­бии» серб­ский пре­мьер Га­ра­ша­нин. Для Со­фии, со­от­вет­ствен­но, про­тив­ни­ком бы­ла не Тур­ция, а Сер­бия. В ито­ге пар­ти­за­ны всех трех сто­рон увле­чен­но стре­ля­ли друг в дру­га, уби­ва­ли свя­щен­ни­ков, учи­те­лей, про­сто кре­стьян, ко­то­рые от­ка­зы­ва­лись на­зы­вать­ся «пра­виль­ной» на­ци­о­наль­но­стью. По­рой вы­ре­за­лись це­лые де­рев­ни, как, на­при­мер, бол­гар­ские За­го­ри­ча­ны. В борь­бе с кон­ку­рен­та­ми ис­поль­зо­ва­ли и ту­рок: в 1906 г. бол­гар­ские чет­ни­ки не смог­ли са­ми до­брать­ся до ди­рек­то­ра од­ной из серб­ских школ Ди­мит­ри­е­ви­ча. То­гда ему под­бро­си­ли в при­хо­жую свер­ток с ди­на­ми­том и план взры­ва мест­ной ме­че­ти, не пре­ми­нув со­об­щить об этом в ту­рец­кую жан­дар­ме­рию.

Серб­ские, гре­че­ские и бол­гар­ские пар­ти­зан­ские от­ря­ды по­лу­ча­ли щед­рое вспо­мо­ще­ство­ва­ние от «во­ен­тор­гов» сво­их стран, а их офи­це­ры ре­гу­ляр­но от­прав­ля­лись в ма­ке­дон­ские «ко­ман­ди­ров­ки»

СТАВ­КА НА СЕРБИЮ

Бал­ка­ны бы­ли сфе­рой тра­ди­ци­он­но­го ин­те­ре­са рос­сий­ской ди­пло­ма­тии, пе­ред ко­то­рой в на­ча­ле ХХ в. от­кры­лись но­вые пер­спек­ти­вы. Во-пер­вых, в 1903 г. в Сер­бии в ре­зуль­та­те пе­ре­во­ро­та при­шла к вла­сти но­вая ди­на­стия Ка­ра­ге­ор­ги­е­ви­чей, во-вто­рых, уда­лось на­ла­дить от­но­ше­ния с Бол­га­ри­ей, из­ряд­но ис­пор­чен­ные в цар­ство­ва­ние Алек­сандра III. По­яви­лась идея на­пра­вить энер­гию бал­кан­ских стран в «кон­струк­тив­ное рус­ло».

В 1912 г. под эги­дой Пе­тер­бур­га уда­лось да­же со­здать во­ен­ный со­юз Сер­бии, Бол­га­рии и Чер­но­го­рии. «Сп­ло­тив во­еди­но до по­лу­мил­ли­о­на шты­ков и при­том ве­ли­ко­леп­но­го вой­ска мы по­ста­вим несо­мнен­ную пре­гра­ду вся­ким за­мыс­лам за­хва­та с се­ве­ро-за­пад­ной сто­ро­ны по­лу­ост­ро­ва [т. е. Ав­ст­ро-Вен­грии]», – ра­до­вал­ся по­слан­ник в Со­фии Не­клю­дов. Од­на­ко сла­вян и при­мкнув­ших к ним гре­ков ни­ма­ло не за­ни­ма­ла Ав­ст­ро-Вен­грия, все свое вни­ма­ние они об­ра­ти­ли на Тур­цию. 2 ав­гу­ста 1912 г. на рын­ке ма­ке­дон­ско­го го­ро­да Ка­ча­ны бол­гар­ские чет­ни­ки по­до­рва­ли ос­ла с но­шей ди­на­ми­та. По­гиб­ли в ос­нов­ном му­суль­мане, в от­вет пред­ска­зу­е­мо на­ча­лась рез­ня хри­сти­ан.

К ок­тяб­рю 1912-го кри­зис раз­ра­зил­ся вой­ной меж­ду бал­кан­ски­ми со­юз­ни­ка­ми и Тур­ци­ей. Пе­тер­бург су­мел за­ста­вить их за­ра­нее раз­де­лить бу­ду­щую до­бы­чу: сер­бы, скре­пя серд­це, от­ка­зы­ва­лись в поль­зу бол­гар от боль­шей ча­сти ма­ке­дон­ских зе­мель, по­лу­чая вза­мен вы­ход к мо­рю че­рез ал­бан­ские тер­ри­то­рии.

Но по­сле раз­гро­ма Тур­ции Ав­ст­ро-Вен­грия и Италия про­лоб­би­ро­ва­ли со­зда­ние Ал­ба­нии, в ре­зуль­та­те сер­бы ли­ша­лись во­жде­лен­но­го по­бе­ре­жья Ад­ри­а­ти­ки. Бел­град ре­шил ком­пен­си­ро­вать свои по­те­ри за счет Ма­ке­до­нии – по­ка бол­га­ры без­успеш­но штур­мо­ва­ли Стам­бул, она бы­ла ок­ку­пи­ро­ва­на серб­ской ар­ми­ей. Со­фии та­кой рас­клад не по­нра­вил­ся, и недав­ние со­юз­ни­ки сце­пи­лись меж­ду со­бой в но­вой войне.

Тут в Рос­сии по­ня­ли, что уси­деть од­но­вре­мен­но на серб­ском и бол­гар­ском сту­льях не по­лу­чит­ся. При­хо­ди­лось вы­би­рать ко­го-то од­но­го, и став­ка бы­ла сде­ла­на на Сербию. При­чи­ны это­му бы­ли ча­стью иде­а­ли­сти­че­ско­го свой­ства («Идея сла­вян­ской со­ли­дар­но­сти, со­вер­шен­но от­сут­ству­ю­щая у бол­гар, на­про­тив, про­хо­дит крас­ной ни­тью че­рез всю серб­скую ис­то­рию», – пи­сал наш по­слан­ник в Бел­гра­де), но пре­жде все­го ос­но­вы­ва­лись на праг­ма­тич­ном рас­че­те. Ес­ли «бол­гар­ский мир» ле­жал це­ли­ком в пре­де­лах быв­ших ту­рец­ких вла­де­ний, то идея «ве­ли­кой Сер­бии» де­ла­ла ее есте­ствен­ным про­тив­ни­ком Ав­ст­ро-Вен­грии, осо­бен­но по­сле ан­нек­сии ав­стрий­ца­ми Бос­нии и Гер­це­го­ви­ны. Бел­град сам пре­тен­до­вал на эти зем­ли, и вклю­че­ние их в со­став Ав­стрий­ской им­пе­рии рас­смат­ри­вал как на­ци­о­наль­ную ка­та­стро­фу. В гря­ду­щей ми­ро­вой войне сер­бы, та­ким об­ра­зом, бы­ли об­ре­че­ны на со­юз с Рос­си­ей, на­но­ся Вене удар в ее «мяг­кое под­брю­шье». А что­бы удар ока­зал­ся мощ­нее, их необ­хо­ди­мо бы­ло уси­лить за счет Ма­ке­до­нии.

Что ка­са­ет­ся Бол­га­рии, то ее уси­ле­ние мог­ло по­ме­шать пла­нам Рос­сии в зоне чер­но­мор­ских про­ли­вов. «Даль­ней­шее рас­про­стра­не­ние Бол­га­рии и стрем­ле­ние ее иметь вы­ход к Мра­мор­но­му мо­рю встре­ти­ли бы с на­шей сто­ро­ны ре­ши­тель­ное про­ти­во­дей­ствие. Мы не мо­жем до­пу­стить, что­бы сво­бо­да пла­ва­ния че­рез про­ли­вы мог­ла за­ви­сеть от усмот­ре­ния Бол­га­рии», – пи­сал гла­ва рос­сий­ско­го МИДа Са­зо­нов.

В 1913 г., по­пы­тав­шись от­бить Ма­ке­до­нию, бол­га­ры ока­за­лись в коль­це фрон­тов: Сер­бия, Греция, Тур­ция. Ре­ша­ю­щим стал удар в спи­ну ру­мын­ской ар­мии (ко­то­рый по рус­ско-бол­гар­ско­му до­го­во­ру долж­на бы­ла предот­вра­тить Рос­сия, но не сде­ла­ла это­го).

Вы­шед­шая по­бе­ди­тель­ни­цей в этом «спо­ре сла­вян меж­ду со­бою» Сер­бия бы­ла бы иде­аль­ным со­юз­ни­ком для Рос­сии, ес­ли бы не од­но об­сто­я­тель­ство: она бы­ла неуправ­ля­е­ма. Го­ря­чие серб­ские пар­ни из офи­цер­ской ор­га­ни­за­ции «Чер­ная ру­ка», ре­шив ма­ке­дон­ский во­прос, при­ня­лись за ре­ше­ние бос­ний­ско­го. По­сле­до­ва­ло шесть по­ку­ше­ний на выс­ших долж­ност­ных лиц Ав­ст­ро-Вен­грии, ор­га­ни­зо­ван­ных чер­но­рук­ца­ми. Ро­ко­вым ока­за­лось по­след­нее – убий­ство эрц­гер­цо­га Фер­ди­нан­да в Са­ра­е­ве в июне 1914 г. Воз­ник­ла клас­си­че­ская си­ту­а­ция, ко­гда хвост стал ви­лять со­ба­кой. Серб­ское пра­ви­тель­ство от­ка­зы­ва­лось до­пу­стить ав­стрий­ских чи­нов­ни­ков к рас­сле­до­ва­нию по­ку­ше­ния на сво­ей тер­ри­то­рии, са­мо же де­ла­ло все, что­бы за­ме­сти сле­ды (на­при­мер, од­но­го из за­ме­шан­ных в по­ку­ше­нии чер­но­рук­цев сроч­но от­пра­ви­ли из Бел­гра­да «в ко­ман­ди­ров­ку», за­тем вы­ма­ра­ли его имя из слу­жеб­ных ре­ест­ров и, на­ко­нец, за­яви­ли, что «не в со­сто­я­нии его разыс­кать»). Де­ло яв­ным об­ра­зом шло к войне.

Сдать Сербию на раз­гром Рос­сия не мог­ла как из со­об­ра­же­ний пре­сти­жа (неко­то­рые да­же по­го­ва­ри­ва­ли, что ди­на­стия Ро­ма­но­вых мог­ла по­те­рять пре­стол в та­ком слу­чае), так и из опе­ра­тив­но-стра­те­ги­че­ских рас­че­тов: сер­бы в слу­чае ми­ро­вой вой­ны от­тя­ги­ва­ли на се­бя шесть ав­ст­ро­вен­гер­ских кор­пу­сов.

АХИЛЛЕСОВА ПЯТА ИМ­ПЕ­РИИ

Так свер­ши­лось пред­ска­за­ние Бисмар­ка: «Ес­ли в Ев­ро­пе нач­нет­ся вой­на, то из-за ка­кой-ни­будь глу­по­сти на Бал­ка­нах». А вско­ре вы­яс­ни­лось, что имен­но на Бал­ка­нах на­хо­дит­ся ахиллесова пята Рос­сий­ской им­пе­рии. Тур­ция, всту­пив в вой­ну про­тив Рос­сии, пе­ре­кры­ла про­ли­вы – са­мый удоб­ный путь со­об­ще­ний с со­юз­ни­ка­ми по Ан­тан­те.

Осе­нью 1915 г. один из са­мых тол­ко­вых немец­ких ген­шта­би­стов – на­чаль­ник опе­ра­тив­но­го от­де­ла Во­сточ­но­го фрон­та пол­ков­ник Гоф­ман убеж­ден­но за­явил, что по­бе­да над Рос­си­ей все­це­ло за­ви­сит от воз­мож­но­сти «проч­но пре­гра­дить Дар­да­нел­лы. Ес­ли рус­ские уви­дят, что пу­ти для экс­пор­та хле­ба и вво­за во­ен­ных ма­те­ри­а­лов за­кры­ты, стра­на бу­дет по­сте­пен­но охва­че­на па­ра­ли­чом».

Луч­шим шан­сом вновь от­крыть про­ли­вы бы­ло по­ми­рить­ся с Бол­га­ри­ей и ис­поль­зо­вать ее тер­ри­то­рию и ар­мию для уда­ра по тур­кам. Бол­га­ры го­то­вы бы­ли за­быть все оби­ды... в об­мен на Ма­ке­до­нию. Но сер­бы вце­пи­лись в нее зу­ба­ми, не по­мо­га­ли ни обе­ща­ния са­мых ши­ро­ких ком­пен­са­ций за счет тер­ри­то­рий Ав­ст­ро-Вен­грии, ни угро­зы. В ито­ге Бол­га­рия ста­ла со­юз­ни­цей Гер­ма­нии, обе­щав­шей вер­нуть Со­фии «ма­ке­дон­ское на­след­ство».

Но­вый 1917 год за­ды­хав­ша­я­ся в бло­ка­де им­пе­рия встре­ча­ла на­деж­дой, что по­ряд­ком ис­то­щен­ные вой­ной Германия с Ав­строВен­гри­ей рух­нут еще рань­ше. В рос­сий­ских га­зе­тах пе­ча­та­лись рас­клад­ки низ­ко­ка­ло­рий­ных немец­ких пай­ков с пред­ска­за­ни­ем сро­ков, ко­гда Бер­лин нач­нет вы­ми­рать от го­ло­да. Но ис­то­рия с эко­но­ми­кой, бу­дучи на­у­ка­ми не вполне точ­ны­ми, рас­су­ди­ли в 1917 г. по-сво­е­му.-

WIKIMEDIA.ORG

По ту­рец­ким дан­ным, в 1907 г. в Ма­ке­до­нии дей­ство­ва­ло 110 бол­гар­ских, 80 гре­че­ских, 30 серб­ских чет. На фо­то: серб­ские чет­ни­ки

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.