Це­на Brexit для юри­стов

Для од­них меж­ду­на­род­ных юр­фирм он мо­жет стать ка­та­стро­фой, для дру­гих – по­дар­ком

Vedomosti.Piter - - ЮРИДИЧЕСКИЙ БИЗНЕС - Ели­за­ве­та Ба­за­но­ва ВЕДОМОСТИ

Меж­ду­на­род­ные юр­фир­мы (ILF) де­ся­ти­ле­ти­я­ми ин­ве­сти­ро­ва­ли в Лон­дон. В сто­ли­це Ве­ли­ко­бри­та­нии ра­бо­та­ет око­ло 6000 аме­ри­кан­ских юри­стов, по­счи­тал AmLawyer, – в 3 ра­за боль­ше, чем в лю­бом дру­гом го­ро­де за пре­де­ла­ми США. Это по­чти по­ло­ви­на со­труд­ни­ков аме­ри­кан­ских юр­фирм в Ев­ро­пе и бо­лее чет­вер­ти по все­му ми­ру. На­при­мер, в лон­дон­ском офи­се White & Case 420 со­труд­ни­ков, го­во­рит парт­нер кор­по­ра­тив­ной и M&A прак­ти­ки фир­мы в Лон­доне Дэ­вид Крук.

На про­тя­же­нии де­ся­ти­ле­тий Лон­дон оста­вал­ся од­ним из са­мых при­быль­ных меж­ду­на­род­ных рын­ков, от­ме­ча­ет быв­ший управ­ля­ю­щий парт­нер Clifford Chance То­ни Уи­льямс (ци­та­та по AmLawyer). Dentons в 2014 г. по­лу­чи­ла 11,3% всей вы­руч­ки от бри­тан­ско­го офи­са, 7,8% – Baker & McKenzie, сле­ду­ет из рей­тин­га Global 100. White & Case – 18%, рас­ска­зы­ва­ет Крук. Все­го юр­фир­мы из Global 100 за­ра­бо­та­ли в Ве­ли­ко­бри­та­нии за 2015 г. $3,8 млрд, пи­шет AmLawyer.

В про­шлом го­ду экс­пан­сия бы­ла осо­бен­но ак­тив­ной – ILF при­влек­ли в бри­тан­ские офи­сы на 20% боль­ше парт­не­ров, чем за 2014 г. «Аме­ри­кан­ские юр­фир­мы очень хо­ро­шо ин­те­гри­ро­ва­лись в бри­тан­ский и ев­ро­пей­ский юри­ди­че­ский ры­нок», – от­ме­ча­ет Джилс Мер­фи из Smith & Williamson: но 2016 г. мо­жет стать ис­пы­та­ни­ем, пре­ду­пре­жда­ет он.

КЛИ­ЕН­ТОВ МЕНЬ­ШЕ

В Ве­ли­ко­бри­та­нии ра­бо­та­ет 314 000 юри­стов – это око­ло 10% гло­баль­но­го рын­ка юри­ди­че­ских услуг, их вклад в эко­но­ми­ку стра­ны в про­шлом го­ду со­ста­вил 25,7 млрд фун­тов, пи­шет FT. Со­глас­но ис­сле­до­ва­нию Oxford Economics, из-за Brexit юри­ди­че­ский сек­тор к 2030 г. по­те­ря­ет око­ло 1,7 млрд фун­тов. Треть парт­не­ров из топ-50 юр­фирм ждут со­кра­ще­ния вы­руч­ки от бри­тан­ских офи­сов в бли­жай­шие пять лет, по­ка­зал опрос AmLawyer.

Боль­ше все­го по­стра­да­ют прак­ти­ки ре­аль­но­го сек­то­ра (так счи­та­ют 87% опро­шен­ных парт­не­ров) и кор­по­ра­тив­но­го пра­ва (81%). В то вре­мя как ан­ти­мо­но­поль­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние, тор­го­вые опе­ра­ции и ре­гу­ли­ро­ва­ние, су­деб­ная практика, на­про­тив, бу­дут при­но­сить до­пол­ни­тель­ную при­быль.

В крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве ра­бо­ты бу­дет очень мно­го, го­во­рит юрист Morrison & Foerster. Биз­нес в пол­ной рас­те­рян­но­сти, про­дол­жа­ет он: оспа­ри­вать ли за­клю­чен­ные сдел­ки, как за­щи­тить се­бя от воз­мож­ных пре­тен­зий контр­аген­тов и ре­струк­ту­ри­ро­вать биз­нес. Мно­го ра­бо­ты по раз­ре­ше­нию спо­ров, ре­струк­ту­ри­за­ции и банк­рот­ствам, под­твер­жда­ет Крук, ждем ро­ста в тор­го­вой прак­ти­ке.

Со­кра­тит­ся чис­ло M&A, про­гно­зи­ру­ет парт­нер аме­ри­кан­ской Steptoe & Johnson Лю­син­да Лоу (со­глас­но Reuters). Из-за од­ной толь­ко воз­мож­но­сти Brexit ры­нок M&A уже силь­но про­сел: за I квар­тал бы­ло со­вер­ше­но толь­ко 159 сде­лок на $33 млрд, что на 38% мень­ше, чем за ана­ло­гич­ный пе­ри­од, пи­шет Merger Market. Прав­да, в III квар­та­ле спад сме­нил­ся ро­стом, но это про­изо­шло бла­го­да­ря по­куп­ке япон­ским Softbank бри­тан­ской ARM Holdings ($30,2 млрд из об­щих $49,3 млрд). По­след­ствия Brexit уже ска­зы­ва­ют­ся на тран­зак­ци­он­ной ра­бо­те, на­при­мер кор­по­ра­тив­ной прак­ти­ке и прак­ти­ке рын­ков ка­пи­та­ла, под­твер­жда­ет Крук.

«Brexit ни­как не из­ме­нит на­шу стра­те­гию в Лон­доне», – ка­те­го­ри­чен управ­ля­ю­щий парт­нер Latham & Watkins Уи­льям Вог, он оста­нет­ся глав­ным де­ло­вым и фи­нан­со­вым цен­тром (ци­та­та по AmLawyer). Но угро­за фи­зи­че­ско­го от­то­ка кли­ен­тов мо­жет ма­те­ри­а­ли­зо­вать­ся. Пер­вы­ми офи­ци­аль­но за­яви­ли о воз­мож­ном пе­ре­смот­ре сво­е­го при­сут­ствия в Ве­ли­ко­бри­та­нии бан­ки: на­при­мер Citigroup, Goldman Sachs, JPMorgan. При­о­ри­тет для бан­ков – со­хра­нить мак­си­маль­ный до­ступ к рын­ку каж­дой стра­ны ЕС, объ­яс­ня­ет Джо­на­тан Хербст из Norton Rose Fullbright (ци­та­та по FT). Бан­ки, рас­по­ло­жен­ные в Ве­ли­ко­бри­та­нии, мо­гут ли­шить­ся до­сту­па к «пас­порт­ным пра­вам», поз­во­ля­ю­щим им об­слу­жи­вать кли­ен­тов по все­му ЕС, го­во­рит ру­ко­во­ди­тель TheCityUK Крис Кам­мингс.

Со­глас­но опро­су KPMG (бо­лее 100 ру­ко­во­ди­те­лей круп­ных кор­по­ра­ций), 23% ком­па­ний од­но­знач­но рас­смат­ри­ва­ют воз­мож­ность пе­ре­ве­сти офис в дру­гую юрис­дик­цию, еще 53% ду­ма­ют о пе­ре­ез­де как о воз­мож­ном ва­ри­ан­те.

Меж­ду­на­род­ные юр­фир­мы по­сле­ду­ют за кли­ен­та­ми, пе­ре­ехав­ши­ми на кон­ти­нент, уве­рен управ­ля­ю­щий парт­нер Hodgart Ltd Алан Ход­гарт (ци­та­та по WSJ). «Вы оши­ба­е­тесь, ес­ли ду­ма­е­те, что по­сле Brexit мож­но так про­сто сесть в са­мо­лет из Лон­до­на и при­е­хать в Ев­ро­пу про­кон­суль­ти­ро­вать кли­ен­та», – го­во­рит парт­нер Freshfields Эн­д­рю Рен­шоу (ци­та­та по The Legal Week).

ЭМИГРАЦИЯ КАК СПА­СЕ­НИЕ

Юр­фир­мы го­то­вят­ся или уже на­ча­ли эми­гри­ро­вать. Со­глас­но опро­су Altman Weil, по­чти 200 управ­ля­ю­щих парт­не­ров из-за Brexit пла­ни­ру­ют пе­ре­ве­сти юри­стов из бри­тан­ских офи­сов в дру­гие. 69% из них го­то­вят неболь­шие со­кра­ще­ния, 19% – мас­со­вые, 58% не со­би­ра­ют­ся на­ни­мать но­вых со­труд­ни­ков. Уже на 30% со­кра­тил­ся штат бри­тан­ско­го офи­са Wilmer Cutler Pickering Hale and Door, о 13%-ном со­кра­ще­нии за­яви­ла Winston & Strawn, пи­шет AmLawyer. На 640 че­ло­век штат офи­са в Лон­доне со­кра­тит ав­стра­лий­ская Slater & Gordon, пи­шет Law Society Gazette.

Пер­вой ре­ак­ци­ей ILF ста­ла мас­со­вая пе­ре­ре­ги­стра­ция сво­их бри­тан­ских юри­стов из лон­дон­ской кол­ле­гии ад­во­ка­тов в ир­ланд­скую (юри­ди­че­ское объ­еди­не­ние Ир­лан­дии Roll of Solicitors), что­бы со­хра­нить пра­во ра­бо­тать в Ев­ро­пей­ском су­де Люк­сем­бур­га и прак­ти­ко­вать ев­ро­пей­ское пра­во. По дан­ным FT, чис­ло бри­тан­ских юри­стов, пре­тен­ду­ю­щих

на ир­ланд­ский сер­ти­фи­кат ад­во­ка­та в 2016 г., вы­рос­ло бо­лее чем на 300%. Сре­ди них, на­при­мер, юри­сты Allen & Overy, Freshfields Bruckhaus Deringer, Hogan Lovells. Clifford Chance за­ре­ги­стри­ро­ва­ла всех сво­их бри­тан­ских парт­не­ров в Дуб­лине еще до ре­фе­рен­ду­ма.

Неко­то­рые юр­фир­мы ре­ши­ли рас­ши­рять свое при­сут­ствие в Ир­лан­дии. От­крыть в бли­жай­шее вре­мя офис в Дуб­лине пла­ни­ру­ет Pinsent Masons. Мно­гие за­ду­мы­ва­ют­ся уве­ли­чить ко­ли­че­ство уже дей­ству­ю­щих в Ир­лан­дии под­раз­де­ле­ний, пи­шет AmLawyer. На­при­мер, бри­тан­ская Eversheds.

Дуб­лин мо­жет стать но­вым ев­ро­пей­ским фи­нан­со­вым цен­тром, под­твер­жда­ет опрос 2000 ин­ве­сто­ров, про­ве­ден­ный CFA Institute. «Неко­то­рые аме­ри­кан­ские ком­па­нии уже рас­смат­ри­ва­ют воз­мож­ность пе­ре­ве­сти биз­нес в Дуб­лин, ес­ли по­сле пе­ре­го­во­ров Лон­дон ли­шит­ся до­сту­па к ев­ро­пей­ско­му рын­ку», – рас­ска­зы­ва­ет пред­се­да­тель Matheson Partnership Ли­ам Ку­ир­ке. Ир­лан­дия – ас­со­ци­и­ро­ван­ный член ЕС и един­ствен­ная англо­го­во­ря­щая юрис­дик­ция в ев­ро­зоне, под­дер­жи­ва­ет управ­ля­ю­щий парт­нер Brian O’Gorman Ар­тур Кокс. Пре­иму­ще­ство стра­ны – низ­кий на­лог на при­быль (12,5%), ни­же толь­ко в Бол­га­рии, на­по­ми­на­ет он.

Кон­ку­рен­цию Дуб­ли­ну мо­гут со­ста­вить и дру­гие ев­ро­пей­ские цен­тры, счи­та­ет парт­нер бри­тан­ско­го офи­са Linklaters Эд­вард Чан, ве­ро­ят­нее все­го, Франк­фурт или Па­риж. Об от­кры­тии но­вых офи­сов во Франк­фур­те объ­яви­ли Reed Smith LLP и Goodwin Procter, со­об­щил Law360. Но пре­иму­ще­ства Франк­фур­та огра­ни­че­ны слиш­ком слож­ной гер­ман­ской юри­ди­че­ской си­сте­мой, пре­ду­пре­жда­ет Чан. «Не­мец­кое пра­во – един­ствен­ная вещь, ко­то­рую нем­цы не на­учи­лись экс­пор­ти­ро­вать», – со­гла­сен парт­нер Noerr в Гер­ма­нии Алек­сандр Рит­вай. Hogan Lovells рас­ши­ря­ет офис в Брюс­се­ле, го­во­рит управ­ля­ю­щий парт­нер в Лон­доне Сю­зан Брайт (ци­та­та по Law360). Fox Williams пла­ни­ру­ет боль­шую ре­струк­ту­ри­за­цию в бли­жай­шие два го­да, что­бы со­кра­тить за­ви­си­мость от бри­тан­ско­го рын­ка, го­во­рит парт­нер Ти­на Уил­льямс.

Есть, впро­чем, и фак­то­ры, иг­ра­ю­щие на ру­ку бри­тан­ским юр­фир­мам, на­при­мер ослаб­ле­ние фун­та на фоне укреп­ле­ния дол­ла­ра. Это вы­год­но тем, кто вы­став­ля­ет сче­та в фун­тах, го­во­рит пред­се­да­тель прав­ле­ния круп­ной аме­ри­кан­ской юр­фир­мы (ци­та­та по AmLawyer). Меж­ду­на­род­ные тран­зак­ции в Ев­ро­пе про­во­дят­ся по бри­тан­ско­му или аме­ри­кан­ско­му пра­ву, и по­ка при­вле­ка­тель­ность бри­тан­ско­го пра­ва и ка­че­ство бри­тан­ских су­дов не сни­зит­ся, для бри­тан­ских юр­фирм ни­че­го не из­ме­нит­ся, спо­ко­ен Чан (ци­та­та по AmLawyer).

УДАР ПО СУ­ДУ

Но юри­сты опа­са­ют­ся, что при­вле­ка­тель­ность сим­во­ла бри­тан­ско­го пра­ва – меж­ду­на­род­но­го ар­бит­ра­жа все же мо­жет сни­зить­ся. Хо­тя их мне­ния раз­де­ли­лись.

Су­деб­ная си­сте­ма Ве­ли­ко­бри­та­нии во мно­гом ос­но­вы­ва­ет­ся на за­ко­нах ЕС, но клю­че­вым для лон­дон­ско­го су­да оста­ет­ся за­кон об ар­бит­ра­же Ан­глии. Кро­ме то­го, стра­на яв­ля­ет­ся участ­ни­ком НьюЙорк­ской кон­вен­ции, опре­де­ля­ю­щей во всем ми­ре вы­пол­не­ние меж­ду­на­род­ных ар­бит­раж­ных ре­ше­ний. И эти обя­за­тель­ства ни­как не свя­за­ны с член­ством Ве­ли­ко­бри­та­нии в ЕС, го­во­рит парт­нер White & Case Юлия За­го­нек: лон­дон­ский ар­бит­раж вы­би­ра­ют ра­ди ка­че­ства су­дей­ско­го со­ста­ва и на­деж­ной под­держ­ки го­су­дар­ствен­но­го су­да. Эти фак­то­ры с вы­хо­дом Ве­ли­ко­бри­та­нии из ЕС не ис­чез­нут, уве­ре­на она. «Вли­я­ние на меж­ду­на­род­ный ар­бит­раж в Ве­ли­ко­бри­та­нии не бу­дет ощу­щать­ся», – го­во­рит ди­рек­тор Меж­ду­на­род­но­го ар­бит­раж­но­го ин­сти­ту­та при шко­ле пра­ва Май­а­ми Ма­ри­ке Па­улссон (ци­та­та по Law360).

Brexit мо­жет ока­зать не­га­тив­ное вли­я­ние с «пси­хо­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния», спо­рит Ро­бин Рат­мелл из Kobre & Kim: с ухо­дом из Бри­та­нии ком­па­нии от­ка­жут­ся и от лон­дон­ско­го ар­бит­ра­жа. С ним со­гла­сен парт­нер Pinsent Masons Бен Лас­сер­сон: кли­ен­ты уже спра­ши­ва­ют, бу­дут ли ре­ше­ния лон­дон­ско­го ар­бит­ра­жа при­ме­нять­ся в ЕС (ци­та­та по FT). К то­му же у Лон­до­на уже есть кон­ку­рен­ты, на­при­мер фран­цуз­ский и син­га­пур­ский ар­бит­ра­жи. В по­след­нем из­держ­ки в ра­зы ни­же, чем в лон­дон­ском.

Воз­мож­но, юр­фир­мы бу­дут по­сте­пен­но ухо­дить за кли­ен­та­ми в но­вые фи­нан­со­вые цен­тры, но ра­бо­ты в Лон­доне бу­дет до­ста­точ­но, на­де­ет­ся парт­нер Freshfields Bruckhaus Deringer Са­ра Пар­кес.-

Из-за Brexit юри­сты за­ду­ма­лись о пе­ре­ез­де

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.