Пре­крас­ное с из­ли­ше­ством

Со­бы­ти­ем фе­сти­ва­ля «Дя­ги­лев P. S.» в Санкт-Пе­тер­бур­ге ста­ло вы­ступ­ле­ние труп­пы, со­здан­ной несколь­ко недель на­зад

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Ан­на Га­лай­да ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ САНКТ-ПЕ­ТЕР­БУРГ

На сло­во­со­че­та­ние «Бе­лый те­атр тан­ца» вряд ли от­зо­вет­ся хоть ка­кой-ни­будь спе­ци­а­лист по со­вре­мен­но­му тан­цу. Стран­но бы­ло ви­деть его в про­грам­ме фе­сти­ва­ля, за­ре­ко­мен­до­вав­ше­го се­бя экс­пер­том в ак­ту­аль­ном ис­кус­стве и при­во­зя­ще­го в Пе­тер­бург от­бор­ные спек­так­ли.

Ин­три­га скры­ва­лась там, где ее не жда­ли. Под но­вым име­нем в Рос­сии де­бю­ти­ро­вал быв­ший Бал­тий­ский те­атр тан­ца из поль­ско­го Гдань­ска, в по­след­ние го­ды на­де­лав­ший шу­ма на круп­ней­ших ев­ро­пей­ских фе­сти­ва­лях. Меж­ду­на­род­ный успех не спас его от си­ту­а­ции, в ко­то­рой несколь­ко лет на­зад ока­зал­ся да­же та­кой тан­це­валь­ный гранд, как Уи­льям Фор­сайт: ру­ко­вод­ство го­род­ско­го опер­но­го те­ат­ра в один от­нюдь не пре­крас­ный день ре­ши­ло, что луч­ше иметь 10 кри­во­ва­тых сне­жи­нок для бес­про­иг­рыш­но­го «Щел­кун­чи­ка», чем вкла­ды­вать­ся в неком­мер­че­ское со­вре­мен­ное ис­кус­ство.

Но ми­ни­а­тюр­ная арт-ди­рек­тор и хо­рео­граф труп­пы Иза­до­ра Вайс не сми­ри­лась с ситуацией. Да­же по­те­ряв вме­сте с ба­зой и сце­ной чет­вер­ку ве­ду­щих со­ли­стов, она риск­ну­ла от­пра­вить­ся в без­дом­ное пу­те­ше­ствие. Бла­го­да­ря под­держ­ке ас­со­ци­а­ции Лю­дви­га ван Бет­хо­ве­на Вайс на несколь­ко недель на­шла ре­пе­ти­ци­он­ную ба­зу в Кра­ко­ве и вос­ста­но­ви­ла для пе­тер­бург­ско­го фе­сти­ва­ля всю про­грам­му с но­вы­ми ис­пол­ни­те­ля­ми.

На сцене Алек­сандрин­ско­го те­ат­ра был по­ка­зан ве­чер од­но­акт­ных спек­так­лей, ко­то­рый са­ма Вайс рас­смат­ри­ва­ет как неде­ли­мый три­птих. Он от­кры­ва­ет­ся «Фед­рой» на му­зы­ку Ма­ле­ра, за­вер­ша­ет­ся «Три­ста­ном и Изоль­дой» на му­зы­ку Кшишто­фа Пен­де­рец­ко­го и Джон­ни Грин­ву­да, а в центр по­ме­ще­на «Де­вуш­ка и смерть» – эта пар­ти­ту­ра Шу­бер­та ста­ла од­ной из са­мых по­пу­ляр­ных у со­вре­мен­ных хо­рео­гра­фов. Их объ­еди­ня­ет, по мыс­ли Вайс, об­щий фи­нал, что она под­чер­ки­ва­ет в спек­так­лях прак­ти­че­ски оди­на­ко­вы­ми ми­зан­сце­на­ми.

По­став­лен­ная в 2015 г. «Фед­ра» ока­зы­ва­ет­ся са­мой те­ат­раль­ной: центр сце­ны пре­вра­щен в ко­вер из ро­зо­вых ле­пест­ков, на ко­то­ром яр­ко вы­ри­со­вы­ва­ют­ся фи­гу­ры со­ли­стов в бе­лом и чер­ном. Вы­пол­ня­ю­щий функ­цию ан­тич­но­го хо­ра кор­де­ба­лет вы­стра­и­ва­ет­ся толь­ко за его пре­де­ла­ми. Ис­то­рия пе­ре­ска­зы­ва­ет­ся пре­дель­но ла­ко­нич­но, очер­чи­вая от­но­ше­ния и по­дроб­но, в ду­хе гре­че­ской дра­мы, пе­ре­да­вая до­ми­ни­ру­ю­щие эмо­ции.

«Де­вуш­ка и смерть», пре­мье­ра ко­то­рой со­сто­я­лась еще в 2013 г., за­хва­ты­ва­ет чи­сто хо­рео­гра­фи­че­ской мо­щью. Вайс лег­ко ма­ни­пу­ли­ру­ет ду­э­та­ми, муж­ским и жен­ским, соль­ным и мас­со­вым. Ее пла­сти­че­ский язык, по со­вре­мен­ной мо­де яв­ля­ю­щий­ся кон­струк­то­ром ле­го из тан­це­валь­ных на­ре­чий пред­ше­ствен­ни­ков, от­по­ли­ро­ван до блес­ка – ска­зы­ва­ет­ся вы­уч­ка Ни­дер­ланд­ско­го те­ат­ра тан­ца с его куль­том про­фес­си­о­наль­но­го со­вер­шен­ства. При куль­те чи­сто­ты та­нец Вайс в «Де­вуш­ке и смер­ти» не утра­чи­ва­ет энер­гии и взрыв­ной си­лы.

Но тре­тий спек­такль хо­рео­гра­фа, «Три­стан и Изоль­да» (2016), не

при­бав­ля­ет, а по­гло­ща­ет до­сти­же­ния Вайс. Са­мый про­дол­жи­тель­ный и стре­мя­щий­ся к по­дроб­но­му пе­ре­ска­зу сю­же­та, он тем не ме­нее на­стой­чи­во тре­бу­ет зна­ком­ства с про­грамм­кой – без нее да­же у зна­ю­ще­го сюжет зри­те­ля оста­ют­ся неопо­знан­ные пер­со­на­жи и сю­жет­ные по­во­ро­ты. Хо­рео­гра­фи­че­ский язык вы­да­ет свою огра­ни­чен­ность, а ре­жис­сер­ские при­е­мы по­сле двух пер­вых спек­так­лей лег­ко пред­ска­зу­е­мы. Пер­со­наль­ной ха­риз­мы ар­ти­стов то­же недо­ста­точ­но, что­бы удер­жать вни­ма­ние за­ла на чет­вер­том ча­су ве­че­ра. По­это­му в фи­на­ле ап­ло­дис­мен­тов труп­па по­лу­чи­ла го­раз­до мень­ше, чем то­го за­слу­жи­ла: она пред­ста­ви­ла ис­кус­ство хоть и несо­вер­шен­ное, но жи­вое.-

/ ИРИ­НА ТУМИНЕНЕ

В «Фед­ре» ар­ти­сты Бе­ло­го те­ат­ра тан­ца вы­сту­па­ют на ков­ре из ро­зо­вых ле­пест­ков

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.