Деоф­шо­ри­за­ция се­рьез­но под­дер­жа­ла юри­стов в кри­зис

Ата­ка на офшоры ста­ла по­тря­се­ни­ем для биз­не­са, а для кон­суль­тан­тов – под­держ­кой от го­су­дар­ства в кри­зис. «Ведомости» опро­си­ли юри­стов, как они за­ра­ба­ты­ва­ют на борь­бе с оф­шо­ра­ми

Vedomosti.Piter - - ЮРИДИЧЕСКИЙ БИЗНЕС - Ели­за­ве­та Ба­за­но­ва ВЕДОМОСТИ

Вот уже несколь­ко лет биз­нес жи­вет в со­сто­я­нии на­ло­го­вой неопре­де­лен­но­сти – при­выч­ным оф­шор­ным схе­мам при­хо­дит ко­нец, а на­деж­ной аль­тер­на­ти­вы нет. В 2015 г. го­су­дар­ство впер­вые по­тре­бо­ва­ло от биз­не­са раскрыть за­ру­беж­ные ак­ти­вы и от­чи­тать­ся о кон­тро­ли­ру­е­мых ино­стран­ных ком­па­ни­ях (КИК). А в 2017 г. с на­коп­лен­но­го в «оф­шор­ных ко­шель­ках» при­дет­ся за­пла­тить пер­вый раз на­лог на при­быль или по­до­ход­ный. Под при­це­лом и част­ные ли­ца: до июня 2016 г. они долж­ны бы­ли от­чи­тать­ся обо всех опе­ра­ци­ях по за­ру­беж­ным сче­там и вкла­дам, и от­ныне это ста­ло еже­год­ной обя­зан­но­стью. Но эф­фект был бы неве­лик, ес­ли бы вой­ну оф­шо­рам не объ­яви­ли все раз­ви­тые эко­но­ми­ки, со­здав си­сте­му ав­то­ма­ти­че­ско­го об­ме­на ин­фор­ма­ци­ей. Од­но толь­ко при­со­еди­не­ние Рос­сии к это­му ме­ха­низ­му в мае 2016 г. так на­пу­га­ло биз­нес, что за ме­сяц до кон­ца ам­ни­стии ка­пи­та­ла – до это­го вя­ло про­те­кав­шей – чис­ло же­ла­ю­щих вос­поль­зо­вать­ся ею вы­рос­ло в де­сят­ки раз, рас­ска­зы­ва­ли «Ве­до­мо­стям» чи­нов­ни­ки. И кли­ен­тов то­же, ра­до­ва­лись кон­суль­тан­ты.

ОФШОРЫ ПО-НО­ВО­МУ

Об­мен на­ло­го­вой ин­фор­ма­ци­ей (пер­вые дан­ные ФНС по­лу­чит в 2018 г.), уже­сто­че­ние про­вер­ки кли­ен­тов ино­стран­ны­ми бан­ка­ми, по­иск ре­аль­ных бе­не­фи­ци­а­ров ино­стран­ных струк­тур и их до­хо­дов, кон­троль за транс­ферт­ны­ми це­на­ми – в ми­ре и в Рос­сии фор­ми­ру­ют­ся но­вые пра­ви­ла иг­ры, и биз­нес вы­нуж­ден к ним адап­ти­ро­вать­ся.

Ос­нов­ным ин­стру­мен­том меж­ду­на­род­но­го на­ло­го­во­го пла­ни­ро­ва­ния бы­ли со­гла­ше­ния об из­бе­жа­нии двой­но­го на­ло­го­об­ло­же­ния. Они поз­во­ля­ют с наи­мень­ши­ми из­держ­ка­ми пе­ре­ка­чи­вать день­ги меж­ду рос­сий­ски­ми ак­ти­ва­ми и оф­шо­ра­ми. На­при­мер, кру­го­во­рот де­нег мо­жет быть устро­ен так: тран­зи­том че­рез Кипр ухо­дят в офшоры ди­ви­ден­ды, от­ту­да тем же пу­тем они воз­вра­ща­ют­ся в Рос­сию в ви­де зай­мов, а по­том сно­ва пе­ре­те­ка­ют за ру­беж уже в ви­де про­цен­тов по этим зай­мам, что поз­во­ля­ет ком­па­ни­ям в Рос­сии эко­но­мить еще и на на­ло­ге на при­быль. Дру­гая схе­ма – со­зда­ние в та­ких юрис­дик­ци­ях цен­тров при­бы­ли, на­при­мер трей­де­ров, ко­то­рые по­лу­ча­ют то­ва­ры из Рос­сии по за­ни­жен­ным це­нам. До недав­не­го вре­ме­ни ФНС бы­ло крайне слож­но по­лу­чить дан­ные об опе­ра­ци­ях из тран­зит­ных стран, а из оф­шо­ров – невоз­мож­но.

Те­перь рис­ки та­ких схем мо­гут ока­зать­ся зна­чи­тель­но боль­ше вы­го­ды от них, го­во­рят юри­сты. Струк­ту­ра вла­де­ния и де­неж­ных по­то­ков по всей груп­пе ком­па­ний, ме­сто­на­хож­де­ние ак­ти­вов мо­гут стать из­вест­ны на­ло­го­ви­кам, от­ме­ча­ет парт­нер KPMG Ан­на Во­рон­ко­ва. Рис­ки удва­и­ва­ют­ся, по­сколь­ку на­ло­го­ви­ки предъ­яв­ля­ют пре­тен­зии к про­шлым опе­ра­ци­ям.

Про­бле­мы биз­не­са «мо­не­ти­зи­ру­ют­ся» в поль­зу кон­суль­тан­тов. Деоф­шо­ри­за­цию опро­шен­ные «Ве­до­мо­стя­ми» юр­фир­мы ста­вят на пер­вое ме­сто сре­ди за­ко­но­да­тель­ных из­ме­не­ний, по­вли­яв­ших на их биз­нес, – чис­ло кли­ен­тов и про­ек­тов су­ще­ствен­но уве­ли­чи­лось. Рас­тет с каж­дым ме­ся­цем, рас­ска­зы­ва­ет управ­ля­ю­щий парт­нер «Пе­пе­ля­ев групп» Сер­гей Пе­пе­ля­ев: этот про­цесс охва­ты­ва­ет весь биз­нес, от круп­но­го до мел­ко­го, по­сколь­ку ис­поль­зо­ва­ние оф­шор­ных юрис­дик­ций (со­всем не обя­за­тель­но в це­лях на­ло­го­во­го пла­ни­ро­ва­ния) бы­ло очень рас­про­стра­не­но. По­сте­пен­но кли­ен­ты на­чи­на­ют по­ни­мать, что меж­ду­на­род­ное на­ло­го­вое пла­ни­ро­ва­ние – это не про­сто по­куп­ка го­то­вых ком­па­ний и струк­тур у ад­ми­ни­стра­то­ров, а тща­тель­ная раз­ра­бот­ка так­ти­ки и стра­те­гии, от­ме­ча­ет стар­ший юрист Baker & McKenzie Ар­тем То­ро­пов.

Так­ти­ка и стра­те­гия ме­ня­ют­ся. Про­ек­тов по меж­ду­на­род­но­му на­ло­го­во­му пла­ни­ро­ва­нию все­гда бы­ло мно­го, рас­ска­зы­ва­ет парт­нер EY Ма­ри­на Бе­ля­ко­ва, сей­час ак­цент де­ла­ет­ся на оцен­ке но­вых пра­вил и свя­зан­ных с ни­ми рис­ков, ва­ри­ан­тах их сни­же­ния. Мно­го про­ек­тов по упро­ще­нию и при­ве­де­нию в по­ря­док за­ру­беж­ных струк­тур (в том чис­ле отказ от оф­шо­ров), а так­же пе­ре­во­ду ак­ти­вов в Рос­сию, про­дол­жа­ет она. Пять лет на­зад та­ких про­ек­тов про­сто не бы­ло, за­ме­ча­ет парт­нер International Tax Associates B.V. Рустам Ва­хи­тов.

Кли­ен­ты со­кра­ща­ют при­быль в КИК, из­бав­ля­ют­ся от лиш­них струк­тур, по­га­ша­ют внут­ри­г­руп­по­вые дол­ги, в том чис­ле что­бы не на­кап­ли­вать бу­маж­ный до­ход. Спрос на та­кой аудит ко­лос­саль­ный, рас­ска­зы­ва­ет бан­кир из private banking. Ес­ли пять лет на­зад спра­ши­ва­ли, как за­ве­сти рос­сий­ские ак­ти­вы под ино­стран­ную струк­ту­ру, то те­перь – как упро­стить то, что на­со­зда­ва­ли за 10–15 лет, го­во­рит Ва­хи­тов. Ме­нять при­хо­дит­ся да­же те струк­ту­ры, ко­то­рые со­зда­ва­ли все­го три го­да на­зад, рас­ска­зы­ва­ет Во­рон­ко­ва. На­при­мер, пу­стые «бу­маж­ные ком­па­нии» без со­труд­ни­ков и ре­аль­ной де­я­тель­но­сти. Се­год­ня от та­ких струк­тур боль­ше непри­ят­но­стей, чем поль­зы, со­гла­сен парт­нер Goltsblat BLP Ев­ге­ний Ти­мо­фе­ев. Мно­го за­про­сов и по за­ру­беж­ным ак­ти­вам круп­ных ком­па­ний: по меж­стра­но­вой от­чет­но­сти, транс­ферт­но­му кон­тро­лю, по фак­ти­че­ско­му пра­ву на до­ход, управ­ле­нию ино­стран­ны­ми ком­па­ни­я­ми и уров­ню при­сут­ствия за ру­бе­жом, при­во­дит при­ме­ры парт­нер PwC Ека­те­ри­на Ла­зо­ри­на.

Мел­ких ин­ве­сто­ров боль­ше за­бо­тит ва­лют­ный кон­троль за за­ру­беж­ны­ми сче­та ми. За за­пре­щен­ныео­пе­ра­ции гро­зит штраф в 75–100% их сум­мы, а бла­го­да­ря ав­то­ма­ти­че­ско­му об­ме­ну на­ло­го­ви­ки по­лу­чат и эту ин­фор­ма­цию.

БОРЬ­БА ЗА КЛИ­ЕН­ТА

На этом рын­ке кон­ку­ри­ру­ют ауди­тор­ские и юри­ди­че­ские фир­мы, рос­сий­ские и меж­ду­на­род­ные кон­суль­тан­ты. Круп­ные кли­ен­ты от­да­ют пред­по­чте­ние «боль­шой чет­вер­ке» ауди­то­ров (EY, PwC, Deloitte, KPMG) и меж­ду­на­род­ным юр­фир­мам, со­ли­дар­ны мно­гие из участ­ни­ков опро­са «Ве­до­мо­стей». Од­но из их пре­иму­ществ – до­ступ к меж­ду­на­род­ной прак­ти­ке кол­лег по все­му ми­ру, от­ме­ча­ет парт­нер Deloitte Гри­го­рий Пав­лоц­кий. А так­же экс­пер­ти­за КИК по МСФО, ука­зы­ва­ют кли­ен­ты. Тут у них из­на­чаль­но бо­лее силь­ные по­зи­ции, при­зна­ет юрист рос­сий­ской фир­мы, у кли­ен­тов ма­ло опы­та, и они бо­ят­ся оши­бить­ся, на­при­мер, как по МСФО опре­де­лять при­быль или убы­ток КИК.

«Дет­ский мир», к при­ме­ру, от­дал кон­суль­тан­там «боль­шой чет­вер­ки» про­ект, свя­зан­ный с деоф­шо­ри­за­ци­ей, рас­ска­зал ди­рек­тор юри­ди­че­ско­го де­пар­та­мен­та ком­па­нии Сер­гей Бел­ле­вич. А Аль­фа-банк при­вле­кал их для ме­то­до­ло­ги­че­ско­го со­про­вож­де­ния внед­ре­ния FATCA, го­во­рит зам­пред­се­да­те­ля прав­ле­ния бан­ка Ми­ха­ил Гри­шин.

О ро­сте про­ек­тов го­во­рят и опро­шен­ные рос­сий­ские фир­мы. Боль­шую роль при вы­бо­ре иг­ра­ет фак­тор це­ны – у рос­сий­ских фирм мо­жет ока­зать­ся де­шев­ле, кли­ент мо­жет пред­по­честь фир­му, с ко­то­рой он уже ра­бо­тал, и да­же кон­крет­но­го юри­ста, объ­яс­ня­ет юрист круп­ной ком­па­нии.

Биз­не­сме­ны сред­ней ру­ки ча­ще идут в неболь­шие оте­че­ствен­ные юр­фир­мы, счи­та­ет со­труд­ник од­ной из ве­ду­щих рос­сий­ских фирм.

«Боль­шая чет­вер­ка» за­ни­ма­ет очень силь­ные по­зи­ции (и осо­бен­но по во­про­сам BEPS) сре­ди кор­по­ра­тив­но­го сек­то­ра, де­лит­ся на­блю­де­ни­я­ми Бе­ля­ко­ва, по за­про­сам от со­сто­я­тель­ных лю­дей ра­бо­та­ют до­ве­рен­ные кон­суль­тан­ты из раз­ных сег­мен­тов рын­ка, до­ста­точ­но ча­сто за­про­сы по­яв­ля­ют­ся по ка­на­лам private banking. Еще один важ­ный иг­рок – се­мей­ные офи­сы, го­во­рит юрист рос­сий­ской фир­мы, ино­гда они бе­рут на се­бя пол­но­стью со­про­вож­де­ние кли­ен­тов. Ра­бо­ты с лих­вой хва­та­ет на всех, ре­зю­ми­ру­ет парт­нер на­ло­го­вой прак­ти­ки Clifford Chance Алек­сандр Анич­кин.

РОС­СИЯ СТА­НО­ВИТ­СЯ БЛИ­ЖЕ

Борь­ба с оф­шо­ра­ми мо­би­ли­зо­ва­ла юри­стов – они го­то­вы пред­ло­жить кли­ен­там ре­ше­ния на лю­бой вкус – от пе­ре­ез­да в Рос­сию до глу­бо­кой кон­спи­ра­ции. В ар­се­на­ле кон­суль­тан­тов быст­ро по­яви­лись без­от­зыв­ные тра­с­ты, стра­хо­вые обо­лоч­ки для ин­ве­сти­ци­он­ных порт­фе­лей, хит­рые фон­ды, ком­па­нии без ак­ци­о­не­ров, пи­шет в ко­лон­ке для «Ве­до­мо­стей» парт­нер UFG Wealth Management Дмит­рий Кле­нов (см. стр. В8). На­при­мер, гол­ланд­ские фон­ды в от­ли­чие от тра­с­то­вой струк­ту­ры преду­смат­ри­ва­ют воз­мож­ность от­зы­ва, рас­ска­зы­ва­ет управ­ля­ю­щий парт­нер «Яко­влев и парт­не­ры» Ан­дрей Яко­влев. Поль­зу­ют­ся спро­сом ад­ми­ни­стра­тив­ные фон­ды (STAK) – вза­мен на вы­пуск де­по­зи­тар­ных рас­пи­сок в фонд вно­сят­ся ак­ти­вы, их вла­дель­цем ста­но­вит­ся фонд, но кли­ент име­ет пра­во на до­ход. Са­мая про­стая кон­струк­ция – бе­не­фи­ци­ар под­пи­сы­ва­ет­ся на по­лис стра­хо­ва­ния жиз­ни, на­при­мер, у ком­па­нии из Люк­сем­бур­га, ко­то­рая ста­но­вит­ся юри­ди­че­ским вла­дель­цем ак­ти­вов. Ею ин­те­ре­су­ют­ся мно­гие част­ные кли­ен­ты, от­ме­ча­ет Яко­влев.

Ино­гда соб­ствен­ни­ки пе­ре­во­дят ино­стран­ные струк­ту­ры на до­ве­рен­ных лиц, про­жи­ва­ю­щих за ру­бе­жом, что­бы кон­троль над КИК не пре­вы­шал 10% и не при­хо­ди­лось от­чи­ты­вать­ся о ней. «Бы­ло несколь­ко слу­ча­ев «за­ка­пы­ва­ния ак­ти­вов», – вспо­ми­на­ет кон­суль­тант круп­ной ком­па­нии.

Рас­про­стра­нен­ная схе­ма – сме­на рос­сий­ско­го на­ло­го­во­го ре­зи­дент­ства (для это­го нуж­но про­во­дить в стране ме­нее 183 дней – на­при­мер, в се­ре­дине ок­тяб­ря ста­ло из­вест­но, что вла­де­лец USM Holding Али­шер Усма­нов ли­шил­ся ста­ту­са на­ло­го­во­го ре­зи­ден­та Рос­сии). Неко­то­рые дей­стви­тель­но уез­жа­ют и ско­рее ту­да, где го­то­вы жить, от­ме­ча­ет Бе­ля­ко­ва: это мо­гут быть эф­фек­тив­ные с точ­ки зре­ния на­ло­гов Ве­ли­ко­бри­та­ния, Кипр и Швей­ца­рия, и ме­нее оче­вид­ные по это­му па­ра­мет­ру стра­ны – ска­жем, Ав­стрия, Ис­па­ния, Ита­лия. По­зи­тив­ный для го­су­дар­ства фис­каль­ный эф­фект от деоф­шо­ри­за­ции мо­жет быть от­ча­сти ни­ве­ли­ро­ван уве­ли­чи­ва­ю­щим­ся чис­лом «на­ло­го­вых эми­гран­тов», от­ме­ча­ет Анич­кин. Дей­стви­тель­но, сме­нив ре­зи­дент­ство, мож­но лег­ко из­бе­жать при­ме­не­ния пра­вил КИК, го­во­рит парт­нер Herbert Smith Freehills Олег Кон­нов, но, по его мне­нию, немно­гие по­ки­ну­ли Рос­сию: слож­но управ­лять биз­не­сом из-за гра­ни­цы. «Кто­то дав­но пе­ре­вез се­мью на Кипр и те­перь с удо­воль­стви­ем ме­ня­ет ме­сто жи­тель­ства, а с ним и на­ло­го­вое ре­зи­дент­ство, – рас­суж­да­ет Пе­пе­ля­ев. – Кто-то пе­ре­во­дит за­ру­беж­ные ком­па­нии в дру­гие стра­ны. Кто-то по­счи­тал, что ему про­ще и удоб­нее ра­бо­тать в Рос­сии че­рез свои рос­сий­ские ком­па­нии».

Круп­ный биз­нес пе­ре­ме­ща­ет­ся в рос­сий­скую юрис­дик­цию или ста­но­вит­ся бо­лее про­зрач­ным, рас­ска­зы­ва­ет Анич­кин. А вот мно­гие лю­ди, у ко­то­рых мень­ше про­из­вод­ствен­ных ак­ти­вов в Рос­сии, но есть зна­чи­тель­ные фи­нан­со­вые инвестиции по все­му ми­ру, все­рьез рас­смат­ри­ва­ют воз­мож­ность сме­ны граж­дан­ства или на­ло­го­во­го ре­зи­дент­ства, про­дол­жа­ет он.

Тех, кто про­сто пе­ре­пря­ты­ва­ет ак­ти­вы, все мень­ше, счи­та­ет Пе­пе­ля­ев: скрыть­ся от на­ло­го­ви­ков очень слож­но. Пред­ла­га­е­мые ре­ше­ния ли­бо слиш­ком до­ро­гие, ли­бо не сни­ма­ют всех на­ло­го­вых рис­ков, счи­та­ет Кле­нов, а ча­ще все­го со­че­та­ют оба недо­стат­ка.

Мно­гие от­ка­зы­ва­ют­ся от оф­шо­ров: для круп­ных ком­па­ний это по­ли­ти­че­ский во­прос. На­при­мер, еще в кон­це 2014 г. тот же Усма­нов пе­ре­вел ак­ти­вы на рос­сий­ских «до­чек», в фев­ра­ле на­ло­го­вым ре­зи­ден­том Рос­сии ста­ла груп­па «Мать и ди­тя», в де­каб­ре 2015 г. по­ме­нял схе­му вла­де­ния хол­дин­го­вой ком­па­ни­ей ООО «Вол­га групп» Ген­на­дий Тим­чен­ко, а круп­ней­ший бе­не­фи­ци­ар стро­и­тель­ной ЛСР Ан­дрей Мол­ча­нов стал на­пря­мую вла­деть 57,56% ак­ций ком­па­ний.

А для сред­них и мел­ких ком­па­ний слож­ные схе­мы – это се­рьез­ные фи­нан­со­вые из­держ­ки. Ис­поль­зо­ва­ние оф­шо­ров рос­сий­ски­ми на­ло­го­вы­ми ре­зи­ден­та­ми ста­ло до­ста­точ­но до­ро­гим удо­воль­стви­ем, за­ме­ча­ет Анич­кин, к то­му же ино­гда та­кие струк­ту­ры мо­гут соз­да­вать до­пол­ни­тель­ную на­ло­го­вую на­груз­ку там, где ее не ожи­да­ют. Ес­ли нет ве­со­мых при­чин под­дер­жи­вать офшорные струк­ту­ры, они за­ча­стую лик­ви­ди­ру­ют­ся или зна­чи­тель­но упро­ща­ют­ся, про­дол­жа­ет он. Офшоры боль­ше не вы­пол­ня­ют за­да­чу на­ло­го­вой оп­ти­ми­за­ции, а ча­сто да­же ме­ша­ют ей, со­гла­сен парт­нер «Юста» Мак­сим Ро­вин­ский.

ОФШОРНЫЕ ПЕР­СПЕК­ТИ­ВЫ

Мас­со­вый спрос на та­кие про­ек­ты – яв­ле­ние вре­мен­ное, при­зна­ют юри­сты. За­ко­но­да­тель­ные из­ме­не­ния ча­ще все­го нена­дол­го вли­я­ют на ко­ли­че­ство ра­бо­ты, от­ме­ча­ет управ­ля­ю­щий парт­нер мос­ков­ско­го офи­са фир­мы Herbert Smith Freehills Алек­сей Ру­дяк. Это вре­мен­ный рост, со­глас­на ру­ко­во­ди­тель на­ло­го­вой прак­ти­ки «Ли­нии пра­ва» Ли­дия Ча­ри­ко­ва. По оцен­кам Кон­но­ва, пик про­ек­тов про­шел – мно­гие вы­бор уже сде­ла­ли. Бе­ля­ко­ва же ждет, что ра­бо­ты бу­дет еще нема­ло – в бли­жай­шие го­ды кли­ен­там бу­дет тре­бо­вать­ся по­мощь в под­го­тов­ке но­вой от­чет­но­сти, все боль­ше бу­дет су­деб­ных дел, на­при­мер о при­ме­не­нии кон­цеп­ции фак­ти­че­ско­го пра­ва на до­ход.

Ба­ланс бу­дет до­стиг­нут че­рез 3–5 лет, счи­та­ет Ва­хи­тов: офшорные схе­мы ни­ку­да не де­нут­ся, толь­ко ре­ко­мен­да­ции ре­ги­стра­то­ров оф­шо­ров бу­дут го­раз­до слож­нее, чем «ку­пить Бе­лиз сто­ит $1200, а BVI – $1500, по­ку­пай­те луч­ше Бе­лиз». Бе­лые схе­мы долж­ны стать еще слож­нее и до­ро­же, со­гла­сен бан­кир из private banking.

Ме­ша­ет деоф­шо­ри­за­ции са­мо го­су­дар­ство – при всех из­держ­ках и рис­ках офшоры или дру­гие юрис­дик­ции мо­гут ока­зать­ся при­вле­ка­тель­нее и без­опас­нее род­ной Рос­сии. Ме­ня­ю­щи­е­ся по­зи­ции го­сор­га­нов, сла­бая су­деб­ная за­щи­та в спо­рах с ни­ми, ад­ми­ни­стра­тив­ное дав­ле­ние не поз­во­ля­ют в пол­ной ме­ре ре­а­ли­зо­вать по­тен­ци­ал деоф­шо­ри­за­ции, от­ме­ча­ет парт­нер Vegas Lex Алек­сандр Вя­зо­вик. Из­за эко­но­ми­че­ской неста­биль­но­сти и недо­ве­рия к рос­сий­ским су­дам биз­нес не спе­шит от­ка­зы­вать­ся от ино­стран­ных струк­тур, со­гла­сен Ро­вин­ский.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.