Кто ты, Uber

Ев­ро­пей­ский суд дол­жен ре­шить, яв­ля­ет­ся сер­вис за­ка­за так­си Uber тех­но­ло­ги­че­ской или транс­порт­ной ком­па­ни­ей. Ре­ше­ние мо­жет по­вли­ять на ры­нок в це­лом

Vedomosti.Piter - - ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЙ РЫНОК - Дун­кан Ро­бин­сон Ма­д­ху­ми­та Мур­джия FINANCIAL TIMES ПЕ­РЕ­ВЕЛ АНТОН ФИЛАТОВ

Сер­вис за­ка­за так­си Uber – это транс­порт­ная или тех­но­ло­ги­че­ская ком­па­ния? На этот во­прос дол­жен от­ве­тить Ев­ро­пей­ский суд. Он при­сту­пил вче­ра к слу­ша­ни­ям по это­му дол­го­ждан­но­му де­лу. Его ре­зуль­тат мо­жет по­вли­ять как на са­му ком­па­нию, оце­ни­ва­е­мую в $63 млрд, так и на дру­гие ин­тер­нет-при­ло­же­ния – на­при­мер, на сер­вис по­ис­ка и бро­ни­ро­ва­ния жи­лья Airbnb, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щий­ся на до­став­ке из ре­сто­ра­нов Deliveroo и сер­вис убор­ки жи­лья Hassle.

Ес­ли Uber бу­дет при­знан тех­но­ло­ги­че­ской ком­па­ни­ей, он смо­жет лег­ко раз­ви­вать­ся по всей Ев­ро­пе. Но ес­ли суд ре­шит, что он – ти­пич­ная транс­порт­ная ком­па­ния, то Uber по­па­дет под бо­лее жест­кое ре­гу­ли­ро­ва­ние в 28 стра­нах Ев­ро­пей­ско­го со­ю­за, а в неко­то­рых из них сер­вис мо­жет да­же быть за­пре­щен.

«Ев­ро­па яв­ля­ет­ся неве­ро­ят­но важ­ным рын­ком для ана­ло­гич­ных ком­па­ний, ре­ше­ние су­да мо­жет стать се­рьез­ной про­бле­мой для них», – го­во­рит учре­ди­тель бри­тан­ской тор­го­вой ас­со­ци­а­ции «Эко­но­ми­ка сов­мест­но­го по­треб­ле­ния» Дэб­би Вос­скоу.

Ев­ро­пей­ский суд в ито­ге не обя­за­тель­но мо­жет при­нять од­но­знач­ное ре­ше­ние. Он мо­жет по­счи­тать, что в Uber со­че­та­ют­ся эле­мен­ты как тех­но­ло­ги­че­ской, так и транс­порт­ной ком­па­нии, что со­здаст еще боль­шую пу­та­ни­цу в ра­бо­те ин­тер­нет-при­ло­же­ний.

Тео­ре­ти­че­ски сер­вис­ные ком­па­нии мо­гут сво­бод­но ра­бо­тать на тер­ри­то­рии все­го Ев­ро­пей­ско­го со­ю­за, но в неко­то­рых от­рас­лях, на­при­мер в транс­порт­ной, ре­гу­ли­ро­ва­ние на на­ци­о­наль­ном уровне оста­ет­ся жест­ким. Та­кие ком­па­нии, как Uber или Airbnb, ко­то­рые пред­ла­га­ют кон­крет­ную услу­гу, но са­ми при этом ее не осу­ществ­ля­ют, ино­гда не под­па­да­ют ни под од­но из пра­вил, что не очень удоб­но.

Ре­гу­ли­ро­ва­ние тех­но­ло­ги­че­ских ком­па­ний на­равне с так­си и оте­ля­ми не име­ет смыс­ла и не по­мо­га­ет за­щи­тить по­тре­би­те­лей или сти­му­ли­ро­вать эко­но­ми­ку, счи­та­ет ви­це­пре­зи­дент CCIA Джеймс Уо­тер­вёрс.

Но про­тив­ни­ки та­ко­го под­хо­да за­яв­ля­ют, что та­ким об­ра­зом тех­но­ло­ги­че­ские ком­па­нии по­лу­ча­ют неспра­вед­ли­вое кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство.

Де­ло Uber в Ев­ро­пей­ском су­де ста­ло куль­ми­на­ци­ей пя­ти­лет­ней борь­бы са­мо­го сер­ви­са, ев­ро­пей­ских ре­гу­ля­то­ров и кон­ку­ри­ру­ю­щих так­со­мо­тор­ных ком­па­ний. Ра­бо­ту при­ло­же­ния да­же бло­ки­ро­ва­ли или вре­мен­но огра­ни­чи­ва­ли в Гер­ма­нии, Фран­ции, Ита­лии, Бель­гии, Гол­лан­дии и Ис­па­нии. В офис ком­па­нии в Ам­стер­да­ме неод­но­крат­но на­ве­ды­ва­лись чи­нов­ни­ки и сле­до­ва­те­ли, а ру­ко­во­ди­те­ли фран­цуз­ско­го под­раз­де­ле­ния ед­ва не ока­за­лись в тюрь­ме. За по­след­ние два го­да по­ли­ти­ка ком­па­нии ста­ла ме­нее агрес­сив­ной, она на­ча­ла со­труд­ни­чать с мест­ны­ми вла­стя­ми. Сей­час ком­па­ния ра­бо­та­ет в 21 из 28 ев­ро­пей­ских стран, вклю­чая Бель­гию, в ко­то­рой во­ди­те­лей Uber рань­ше обе­ща­ли штра­фо­вать. Все это поз­во­ля­ет сто­рон­ни­кам Uber на­де­ять­ся на по­ло­жи­тель­ное ре­ше­ние в Ев­ро­пей­ском су­де.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.