Гром­кие по­хо­ро­ны Тат­фондбан­ка

... От кра­ха не за­стра­хо­ван ни­кто, да­же банк с госу­ча­сти­ем, дол­гой ис­то­ри­ей и хо­ро­шей ре­пу­та­ци­ей

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Свет­ла­на Пет­ро­ва ВЕДОМОСТИ

Ука­зан­ско­го Тат­фондбан­ка бы­ло все для успе­ха: дол­гая ис­то­рия (банк ос­но­ван в 1994 г.), хо­ро­шая ре­пу­та­ция, 2-е ме­сто по зна­чи­мо­сти и биз­не­су в Та­тар­стане (42-е – по раз­ме­ру ак­ти­вов в Рос­сии), государство в ро­ли круп­но­го ак­ци­о­не­ра, до­стой­ные меж­ду­на­род­ные рей­тин­ги и МСФО с меж­ду­на­род­ным ауди­том. В ми­нув­шем но­яб­ре банк да­же умуд­рил­ся раз­ме­стить ев­ро­об­ли­га­ции на $60 млн.

Как ока­за­лось, то­гда Тат­фондбанк уже был в аго­нии. А по­след­ствия его кра­ха ста­ли бес­пре­це­дент­ны­ми: за ре­шет­кой ока­за­лись мно­гие то­п­ме­не­дже­ры бан­ка и его струк­тур, аре­сто­ва­но их лич­ное иму­ще­ство и иму­ще­ство род­ствен­ни­ков, ушел в от­став­ку гла­ва нац­бан­ка Та­тар­ста­на. Все это про­изо­шло ме­нее чем за ме­сяц по­сле от­зы­ва у бан­ка ли­цен­зии. При этом на ули­цах Ка­за­ни ми­тин­гу­ют раз­гне­ван­ные кли­ен­ты ка­зан­ско­го бан­ка.

На­чи­на­лось все с немно­го­чис­лен­ных пи­ке­тов кли­ен­тов на пе­ри­фе­рии Ка­за­ни еще в на­ча­ле ян­ва­ря 2017 г. Это слу­чи­лось по­сле то­го, как по­чти 2000 че­ло­век вы­яс­ни­ли, что не мо­гут пре­тен­до­вать на вы­пла­ту гос­га­ран­тий по вкла­дам. Ведь их сред­ства бы­ли пе­ре­ве­де­ны в до­ве­ри­тель­ное управ­ле­ние до­чер­ней ин­вест­ком­па­нии бан­ка «Тат­фондбанк финанс». Ко­гда 3 мар­та ЦБ объ­явил об от­зы­ве ли­цен­зии у Тат­фондбан­ка, его вклад­чи­ки об­ру­ши­ли стра­нич­ку «В кон­так­те» пре­зи­ден­та Та­тар­ста­на Руста­ма Мин­ни­ха­но­ва. А пи­ке­ты пе­ре­рос­ли сна­ча­ла в сти­хий­ные ак­ции про­те­ста (са­мая из­вест­ная – 4 мар­та у ка­би­не­та ми­ни­стров Та­тар­ста­на), а за­тем в ор­га­ни­зо­ван­ные ми­тин­ги. По­на­ча­лу ми­тин­гу­ю­щие вы­дви­га­ли толь­ко эко­но­ми­че­ские тре­бо­ва­ния – рас­пла­тить­ся с вклад­чи­ка­ми за счет бюд­же­та или мест­ных гос­струк­тур, но по­том пе­ре­шли и к по­ли­ти­че­ским – от­пра­вить в от­став­ку пре­мьер-ми­ни­стра Та­тар­ста­на Иль­да­ра Ха­ли­ко­ва, пра­ви­тель­ство рес­пуб­ли­ки и да­же са­мо­го Мин­ни­ха­но­ва.

По­че­му же гнев лю­дей об­ру­шил­ся на ру­ко­вод­ство рес­пуб­ли­ки? Все очень про­сто. Пра­ви­тель­ству Та­тар­ста­на при­над­ле­жит око­ло 40% ак­ций Тат­фондбан­ка, а пре­мьер-ми­нистр Ха­ли­ков по­чти три го­да воз­глав­ля­ет со­вет ди­рек­то­ров бан­ка. Ко­гда 15 де­каб­ря 2016 г. ЦБ ввел вре­мен­ную ад­ми­ни­стра­цию и за­мо­ро­зил опе­ра­ции Тат­фондбан­ка, мест­ные вла­сти при­зы­ва­ли не па­ни­ко­вать, а кли­ен­ты бан­ка по­ве­ри­ли в его са­на­цию. 27 фев­ра­ля пресс­служ­ба пре­зи­ден­та Та­тар­ста­на со­об­щи­ла, что од­на из круп­ней­ших про­мыш­лен­но-ин­ве­сти­ци­он­ных ком­па­ний рес­пуб­ли­ки – груп­па ТАИФ – го­то­ва участ­во­вать в са­на­ции Тат­фондбан­ка в ка­че­стве стра­те­ги­че­ско­го ин­ве­сто­ра: «Со­от­вет­ству­ю­щее об­ра­ще­ние от груп­пы ком­па­ний ТАИФ и парт­не­ров с воз­мож­ны­ми ва­ри­ан­та­ми под­держ­ки бан­ка на­прав­ле­но в Цен­траль­ный банк Рос­сии». Но че­рез че­ты­ре дня, 3 мар­та, ЦБ объ­явил об от­зы­ве ли­цен­зии Тат­фондбан­ка и Ин­тех­бан­ка, под­кон­троль­ных де­пу­та­ту гос­со­ве­та Та­тар­ста­на Ро­бер­ту Му­си­ну. Ру­ко­вод­ство ЦБ в тот же день по­ве­да­ло о фаль­си­фи­ка­ции от­чет­но­сти, ды­ре в 97 млрд руб. (по­чти по­ло­ви­на ак­ти­вов) и по­роч­ной мо­де­ли кре­ди­то­ва­ния биз­не­са клю­че­во­го бе­не­фи­ци­а­ра и пред­прав­ле­ния бан­ка Му­си­на. По­след­ний уже ве­че­ром то­го же дня был аре­сто­ван по об­ви­не­нию в мо­шен­ни­че­стве с кре­ди­том ЦБ на 3 млрд руб. (см. врез).

ВСЕ – В ОФШОР

«Мы вы­би­ра­ли банк, у ко­то­ро­го до­воль­но раз­ветв­лен­ная сеть, что­бы был устой­чи­вый и бо­лее-ме­нее мощ­ный», – рас­ска­зы­ва­ет ген­ди­рек­тор кли­ен­та Тат­фондбан­ка – неболь­шой управ­ля­ю­щей ком­па­нии

«Рай­дэн» – Илья Но­ви­ков. Жи­те­лям удоб­но бы­ло пла­тить за ЖКХ, по­то­му что у бан­ка бы­ло мно­го от­де­ле­ний и не взи­ма­лась ко­мис­сия, до­бав­ля­ет он. «Плюс гла­ва со­ве­та ди­рек­то­ров – пре­мьер-ми­нистр Та­тар­ста­на, по­ло­ви­на де­нег в бан­ке го­су­дар­ствен­ные, – го­во­рит Но­ви­ков. – Мы в по­след­нюю оче­редь ду­ма­ли, что Тат­фондбанк рух­нет».

Сей­час Но­ви­ков вспо­ми­на­ет, что зво­ноч­ки все-та­ки бы­ли. На­при­мер, в кон­це но­яб­ря при нем со­труд­ни­ца бан­ка по те­ле­фо­ну от­го­ва­ри­ва­ла кли­ен­та вы­во­дить миллионы с рас­чет­но­го сче­та на сче­та физ­лиц, опла­чи­вая огром­ную ко­мис­сию до 10%. «Ме­ня это на­сто­ро­жи­ло, но ни­что не пред­ве­ща­ло про­блем», – вспо­ми­на­ет Но­ви­ков. Все шло по­преж­не­му, «по­ка в пер­вой де­ка­де де­каб­ря не за­стря­ли на­ши пла­те­жи». «В бан­ке все объ­яс­ни­ли вре­мен­ны­ми тех­ни­че­ски­ми про­бле­ма­ми, но че­рез па­ру дней Тат­фондбанк за­крыл свои две­ри», – го­во­рит со­бе­сед­ник «Ве­до­мо­стей». Да­же по­сле вво­да вре­мен­ной ад­ми­ни­стра­ции и мо­ра­то­рия на опе­ра­ции со­труд­ни­ки Тат­фондбан­ка объ­яс­ня­ли, что это вре­мен­но, все ста­би­ли­зи­ру­ет­ся, на­до лишь до­ждать­ся ре­ше­ния ру­ко­вод­ства и ЦБ, рас­ска­зы­ва­ет Но­ви­ков: «Я ве­рил в хо­ро­шее, ведь до 3 мар­та ни­кто не го­во­рил про банк­рот­ство. И ру­ко­вод­ство рес­пуб­ли­ки рас­ска­зы­ва­ло, что идут пе­ре­го­во­ры с ЦБ, все бу­дет хо­ро­шо, сно­ва все за­ра­бо­та­ет». Те­перь юр­ли­ца в луч­шем слу­чае по­лу­чат несколь­ко про­цен­тов, рас­стра­и­ва­ет­ся Но­ви­ков.

Тре­тье­го мар­та, в день от­зы­ва ли­цен­зии, пер­вый зам­пред ЦБ Дмит­рий Ту­лин и зам­пред прав­ле­ния ЦБ Оль­га По­ля­ко­ва рас­ска­за­ли жур­на­ли­стам: как толь­ко со­труд­ни­ки го­лов­но­го офи­са за­ня­лись про­вер­кой Тат­фондбан­ка, они сра­зу вы­яви­ли про­бле­мы, ко­то­рых мест­ные кол­ле­ги не об­на­ру­жи­ва­ли. Уже в мае 2016 г. ста­ло по­нят­но, что банк на­хо­дит­ся в тя­же­лей­шем фи­нан­со­вом положении. Кэп­тив­ная биз­нес-мо­дель, ори­ен­ти­ро­ван­ная на кре­ди­то­ва­ние биз­не­са ко­неч­ных бе­не­фи­ци­а­ров, за­ве­ла банк в ту­пи­ко­вое со­сто­я­ние. На его ба­лан­се бы­ли вы­яв­ле­ны тех­ни­че­ские ак­ти­вы, око­ло 65% кре­дит­но­го порт­фе­ля со­став­ля­ли ссу­ды, свя­зан­ные с биз­не­сом клю­че­во­го вла­дель­ца бан­ка (Му­си­на. – «Ведомости»), а ос­нов­ная часть заемщиков на­хо­ди­лась в со­сто­я­нии банк­рот­ства.

В част­но­сти, Тат­фондбанк кре­ди­то­вал 29 ком­па­ний, в том чис­ле ООО «Бы­то­вая элек­тро­ни­ка», «Но­вая элек­тро­ни­ка», «Ум­ная элек­тро­ни­ка», вхо­дя­щих в ГК «ДОМО» (свя­зан­ную с Му­си­ным. – «Ведомости»), по­яс­нил пред­ста­ви­тель ре­гу­ля­то­ра. «Их де­я­тель­ность ха­рак­те­ри­зу­ет­ся зна­чи­тель­ным объ­е­мом опе­ра­ций, со­вер­ша­е­мых пре­иму­ще­ствен­но внут­ри груп­пы, что яв­ля­ет­ся од­ним из при­зна­ков «тех­ни­че­ских» ком­па­ний, – рас­ска­зал он «Ве­до­мо­стям». – Де­неж­ные сред­ства, предо­став­лен­ные Тат­фондбан­ку по за­клю­чен­ным с дан­ны­ми компаниями кре­дит­ным до­го­во­рам, в по­сле­ду­ю­щем на­прав­ля­лись в поль­зу оф­шор­ной ком­па­нии, ко­неч­ным бе­не­фи­циа-

ром ко­то­рой яв­ля­ет­ся Му­син. Боль­шин­ство дан­ных заемщиков – банк­ро­ты». Ин­фор­ма­цию об этом ЦБ на­пра­вил в пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны, го­во­рит пред­ста­ви­тель ре­гу­ля­то­ра.

ЗА КУЛИСАМИ

С ды­рой в 97 млрд руб. Тат­фондбанк за­нял 2-е ме­сто по­сле Вне­ш­пром­бан­ка (215 млрд руб.). Но это ми­ни­маль­ная оцен­ка ЦБ, циф­ра по­терь еще мо­жет вы­рас­ти. В кон­це но­яб­ря ру­ко­вод­ство Тат­фондбан­ка за­яви­ло о невоз­мож­но­сти спа­се­ния бан­ка сво­и­ми си­ла­ми, рас­ска­зы­ва­ла По­ля­ко­ва. По­сле это­го ме­недж­мент на­чал вы­вод ак­ти­вов, что усу­гу­би­ло си­ту­а­цию, се­то­ва­ла она: лик­вид­ное обес­пе­че­ние в ви­де ак­ций бы­ло спи­са­но с ба­лан­са бан­ка, пе­ре­уступ­ле­ны и про­да­ны ак­ти­вы, ко­то­рые мог­ли да­вать опе­ра­ци­он­ный до­ход (см. врез про кре­дит ЦБ).

На 13 де­каб­ря 2016 г. бы­ло на­зна­че­но за­се­да­ние со­ве­та ди­рек­то­ров Тат­фондбан­ка, в по­вест­ке ко­то­ро­го был все­го один во­прос: «О ме­рах по фи­нан­со­во­му оздо­ров­ле­нию Тат­фондбан­ка». Чем за­вер­ши­лось за­се­да­ние, банк не со­об­щал. Пе­ред са­мым за­се­да­ни­ем ста­ло из­вест­но, что «Та­тар­стан не даст де­нег на са­на­цию», по­это­му ито­гом со­ве­та ста­ло хо­да­тай­ство в ЦБ об осу­ществ­ле­нии мер по фи­нан­со­во­му оздо­ров­ле­нию – «ока­за­нию в крат­чай­шие сро­ки бан­ку по­мо­щи ины­ми ли­ца­ми», по­сколь­ку са­мо­сто­я­тель­но ис­пол­ни­тель­ным ор­га­нам не спра­вить­ся, зна­ет че­ло­век из ру­ко­вод­ства Тат­фондбан­ка.

15 де­каб­ря управ­ле­ние бан­ком пе­ре­шло к вре­мен­ной ад­ми­ни­стра­ции в ли­це Агент­ства по стра­хо­ва­нию вкла­дов (АСВ), 3 мар­та – ЦБ. Од­на­ко ни в АСВ, ни в ЦБ не от­ве­ти­ли на за­прос «Ве­до­мо­стей» об ито­гах то­го со­ве­та ди­рек­то­ров.

Для про­ве­де­ния са­на­ции Тат­фондбан­ка, по рас­че­там ЦБ и АСВ, тре­бо­ва­лось 220–230 млрд руб., кон­вер­та­ция дол­га в ак­ции (bail-in) долж­на бы­ла по­крыть обя­за­тель­ства пе­ред физ­ли­ца­ми и со­ста­вить 60–70 млрд руб. Од­на­ко ре­аль­но уда­лось вый­ти лишь на 5 млрд руб., рас­ска­зы­вал Ту­лин.

По­че­му ТАИФ не по­тя­ну­ла боль­ше? Про­сто – и не со­би­ра­лась.

Ру­ко­во­ди­тель пресс-служ­бы ТАИФ Дмит­рий Не­ма­нов по­со­ве­то­вал об­ра­тить­ся со все­ми во­про­са­ми к «пер­во­ис­точ­ни­ку ин­фор­ма­ции» о го­тов­но­сти его ком­па­нии участ­во­вать в са­на­ции Тат­фондбан­ка: «Мы во­об­ще ни ра­зу не за­яв­ля­ли <...> что ТАИФ го­то­ва ин­ве­сти­ро­вать в са­на­цию и сколь­ко».

Груп­па ком­па­ний ТАИФ не яв­ля­лась круп­ным кре­ди­то­ром Тат­фондбан­ка, а на­ме­ре­ния вла­стей Та­тар­ста­на при­влечь к фи­нан­со­во­му оздо­ров­ле­нию ком­па­нию не за­вер­ши­лись кон­крет­ным ре­зуль­та­том, со­об­щил пред­ста­ви­тель ЦБ: «Офи­ци­аль­но­го под­твер­жде­ния за­ин­те­ре­со­ван­но­сти ТАИФ при­нять уча­стие в фи­нан­со­вом оздо­ров­ле­нии Тат­фондбан­ка от са­мой груп­пы ТАИФ в Банк Рос­сии не по­сту­па­ло».

РЕС­ПУБ­ЛИ­КА НЕ СПАСЛА

Еще в ав­гу­сте 2014 г. бы­ло яс­но, что си­ту­а­ция в Тат­фондбан­ке слож­ная, го­во­рил Ха­ли­ков. Как раз ав­гу­сте то­го го­да он воз­гла­вил со­вет ди­рек­то­ров бан­ка. Та­тар­стан, по его сло­вам, не имел пра­ва устра­нить­ся от про­блем и бро­сить банк, не по­пы­тав­шись его спа­сти: «Но воз­ни­ка­ет во­прос, по­че­му ЦБ позд­но при­нял ре­ше­ние, не про­ин­фор­ми­ро­вал нас, по­че­му крупные меж­ду­на­род­ные ауди­то­ры еже­год­но утвер­жда­ли от­че­ты, по­че­му меж­ду­на­род­ные рей­тин­го­вые агент­ства еже­год­но да­ва­ли до­ста­точ­но вы­со­кий рей­тинг Тат­фондбан­ку?»

Рей­тин­ги Тат­фондбан­ка бы­ли на очень низ­ком уровне еще за год до де­фол­та, го­во­рит ана­ли­тик Moody’s Ма­рия Ма­лю­ко­ва: оцен­ка соб­ствен­ной кре­ди­то­спо­соб­но­сти бан­ка бы­ла Caa1, что озна­ча­ет вы­со­кую ве­ро­ят­ность де­фол­та без внеш­ней под­держ­ки (око­ло 30%). «Эта оцен­ка от­ра­жа­ла сла­бое фи­нан­со­вое со­сто­я­ние бан­ка: его убы­точ­ный фи­нан­со­вый ре­зуль­тат, вы­со­кую во­ла­тиль­ность лик­вид­но­сти и фон­ди­ро­ва­ния, сла­бое кре­дит­ное ка­че­ство ак­ти­вов, вклю­чая вы­со­кие кон­цен­тра­ции на от­дель­ных кли­ен­тах и кре­ди­то­ва­ние свя­зан­ных сто­рон, а так­же вло­же­ния в непро­филь­ные бан­ков­ские ак­ти­вы», – пе­ре­чис­ля­ет она.

С 2014 г. банк был убы­то­чен – «в ос­нов­ном из-за низ­кой про­цент­ной мар­жи, вы­со­ких от­чис­ле­ний в ре­зер­вы, а так­же во­ла­тиль­ных ре­зуль­та­тов на фи­нан­со­вых рын­ках и од­но­ра­зо­вых рас­хо­дов на са­на­цию «БТА-Ка­за­ни» и бан­ка «Со­вет­ский», го­во­рит она. На 1 ап­ре­ля 2016 г. убыт­ки до­стиг­ли ре­корд­ных для Тат­фондбан­ка 3,4 млрд руб., банк пе­ри­о­ди­че­ски на­ру­шал нор­ма­тив Н6 (мак­си­маль­ный раз­мер рис­ка на за­ем­щи­ка или груп­пу свя­зан­ных заемщиков), вид­но из его от­чет­но­сти.

Вме­сте с тем Moody’s «за­кла­ды­ва­ло фак­тор уме­рен­ной внеш­ней под­держ­ки» Та­тар­ста­ном, фи­наль­ный де­по­зит­ный рей­тинг бан­ка был на уровне B3 с нега­тив­ным про­гно­зом, «что так­же от­ра­жа­ет вы­со­кие рис­ки с ве­ро­ят­но­стью де­фол­та 15%», про­дол­жа­ет Ма­лю­ко­ва. «На­ше мне­ние об уме­рен­ной ве­ро­ят­но­сти внеш­ней под­держ­ки скла­ды­ва­лось ис­хо­дя из 40%-ной до­ли вла­де­ния компаниями, свя­зан­ны­ми с Рес­пуб­ли­кой Та­тар­стан (до­ля вы­рос­ла с 28% за по­след­ние два го­да, в том чис­ле за счет уве­ли­че­ния ка­пи­та­ла), зна­чи­тель­ной до­ли бан­ка на рын­ке Та­тар­ста­на (36% в де­по­зи­тах физ­лиц и 20% в ак­ти­вах), а так­же фак­та то­го, что пред­се­да­те­лем со­ве­та ди­рек­то­ров был пре­мьер-ми­нистр Ха­ли­ков», – по­яс­ня­ет она.

Ухуд­ше­ние эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ции в Рос­сии с 2014 г., де­валь­ва­ция руб­ля и рост клю­че­вой став­ки ЦБ до 17% в де­каб­ре 2014 г. под­ко­си­ли Тат­фондбанк. В фев­ра­ле 2015 г. со­вет ди­рек­то­ров Тат­фондбан­ка утвер­дил «План вос­ста­нов­ле­ния фи­нан­со­вой устой­чи­во­сти Тат­фондбан­ка на 2015 г.», а че­рез год – на 2016 г. Не сра­бо­та­ло.

Хо­тя к 2016 г. «мар­жа бан­ка немно­го вос­ста­но­ви­лась вслед за по­сте­пен­ным па­де­ни­ем став­ки ре­фи­нан­си­ро­ва­ния, бы­ли вли­ва­ния в ка­пи­тал, од­на­ко при­быль до от­чис­ле­ний в ре­зер­вы все еще бы­ла низ­кой (0,7% от ак­ти­вов)», го­во­рит Ма­лю­ко­ва. Ка­че­ство ак­ти­вов остав­ля­ло же­лать луч­ше­го, «лик­вид­ность бан­ка оста­ва­лась низ­кой и во­ла­тиль­ной из-за вы­со­кой кон­цен­тра­ции де­по­зит­ной ба­зы». «Этот факт, а так­же про­бле­мы бан­ка «Пе­ре­свет», об­ли­га­ции ко­то­ро­го бы­ли за­ло­же­ны Тат­фондбан­ком по сдел­кам ре­по, в ко­неч­ном ито­ге и при­ве­ли к па­де­нию бан­ка», – ре­зю­ми­ру­ет ана­ли­тик Moody’s.

МИЛЛИАРДЫ ДЛЯ САНАТОРА

Два­дца­то­го фев­ра­ля 2017 г. ЦБ вто­рой раз ввел вре­мен­ные ад­ми­ни­стра­ции в ли­це АСВ в ка­зан­ский «Ти­мер банк» (ра­нее «БТА-Ка­зань») и пи­тер­ский банк «Со­вет­ский» для пре­ду­пре­жде­ния их банк­рот­ства. Со­бы­тие ис­клю­чи­тель­ное, ведь оба бан­ка бы­ли в про­цес­се са­на­ции. Ее до­ве­ри­ли струк­ту­рам Му­си­на: «Ти­мер банк» с мая 2014 г. вме­сте с АСВ са­ни­ро­ва­ла «Но­вая неф­те­хи­мия», «Со­вет­ский» с мар­та 2016 г. – Тат­фондбанк. На их оздо­ров­ле­ние АСВ уже вы­де­ля­ло де­ся­ти­лет­ние зай­мы под 0,51% го­до­вых на 20,65 млрд руб. Бан­ки бы­ли под опе­ра­ци­он­ным кон­тро­лем Тат­фондбан­ка, в ко­то­ром в ито­ге и за­вис­ли сред­ства АСВ и са­ни­ру­е­мых бан­ков.

В июне 2014 г. АСВ вы­де­ли­ло са­ни­ру­е­мо­му «Ти­мер бан­ку» за­ем на 9,9 млрд руб., еще 1,2 млрд руб. в ви­де меж­бан­ков­ско­го кре­ди­та (МБК) ему вы­дал Тат­фондбанк, а «Но­вая неф­те­хи­мия» Му­си­на – за­ем на 1,8 млрд руб., со­глас­но го­до­во­му от­че­ту «Ти­ме­ра» за 2014 г. Из этой фи­нан­со­вой по­мо­щи в

12,9 млрд руб. сра­зу на по­га­ше­ние дол­гов пе­ред кли­ен­та­ми «Ти­ме­ра» ушло 4,4 млрд руб., осталь­ное че­рез схе­му с МБК в ито­ге оста­лось в Тат­фондбан­ке. В част­но­сти, 6 млрд руб. бы­ло вло­же­но в об­ли­га­ции Тат­фондбан­ка (по цене вы­ше ры­ноч­ной), еще 1,5 млрд руб. – в паи ЗРПИФ «Тат­фондбанк – Рент­ный ин­ве­сти­ци­он­ный фонд», по дан­ным элек­трон­ной га­зе­ты Та­тар­ста­на «Биз­нес online», ко­то­рая ссы­ла­ет­ся на ма­те­ри­а­лы про­вер­ки «Ти­ме­ра» Цен­тро­бан­ком.

По­хо­жая си­ту­а­ция и в «Со­вет­ском». Его преж­ние вла­дель­цы уже год ве­дут су­деб­ную вой­ну с са­на­то­ром. Опро­те­сто­вать пе­ре­ход 99,99% ак­ций бан­ка Тат­фондбан­ку им не уда­лось, но по­лу­чи­лось оспо­рить за­кон­ность меж­бан­ков­ско­го кре­ди­то­ва­ния санатора «Со­вет­ским» в двух ин­стан­ци­ях ар­бит­ра­жа. По ис­ку Алек­сандра Теп­ля­ко­ва, вла­дев­ше­го до са­на­ции 17% ак­ций пи­тер­ско­го бан­ка (те­перь он ми­но­ри­та­рий с до­лей ме­нее 0,01%), Ар­бит­раж­ный суд Санкт-Пе­тер­бур­га, а за­тем и апел­ля­ци­он­ная ин­стан­ция при­зна­ли недей­стви­тель­ной сдел­ку меж­бан­ков­ско­го кре­ди­то­ва­ния и обя­за­ли Тат­фондбанк вер­нуть «Со­вет­ско­му» долг вме­сте с про­цен­та­ми – 15,2 млрд руб.

Суд ука­зал, что это бы­ла круп­ная сдел­ка (бо­лее 25% ак­ти­вов «Со­вет­ско­го») с за­ин­те­ре­со­ван­но­стью, ко­то­рая во­пре­ки тре­бо­ва­ни­ям за­ко­на не одоб­ря­лась со­бра­ни­ем ак­ци­о­не­ров, сдел­ка бы­ла неры­ноч­ной, про­цен­ты не вы­пла­чи­ва­лись, за­ем­щик вел «ста­биль­но убы­точ­ную де­я­тель­ность», а са­мо раз­ме­ще­ние МБК в Тат­фондбан­ке не име­ло по­ло­жи­тель­но­го эф­фек­та для са­ни­ру­е­мо­го бан­ка-кре­ди­то­ра (его фи­нан­со­вые по­ка­за­те­ли ухуд­ши­лись). «Со­вет­ский» по­дал кас­са­ци­он­ную жа­ло­бу, рас­смот­ре­ние ко­то­рой на­зна­че­но на 25 ап­ре­ля.

«День­ги, вы­де­лен­ные на са­на­цию «Со­вет­ско­го», по­шли на спасение са­мо­го санатора – Тат­фондбан­ка, – го­во­рит пред­ста­ви­тель быв­ших вла­дель­цев, а ныне ми­но­ри­та­ри­ев «Со­вет­ско­го» Ал­ла Ге­ра­си­мо­ва. – Со­глас­но от­чет­но­сти на ко­нец го­да, по­ми­мо этих 15 млрд руб. МБК «Со­вет­ский» стал «счаст­ли­вым об­ла­да­те­лем» об­ли­га­ции Тат­фондбан­ка на 3,5 млрд руб.». Кро­ме то­го, из офи­ци­аль­но­го рас­кры­тия ин­фор­ма­ции в но­яб­ре 2016 г. вид­но, что са­ни­ру­е­мые «Ти­мер банк» и «Со­вет­ский» под га­ран­тии Тат­фондбан­ка вы­да­ва­ли МБК Ин­тех­бан­ку, ука­зы­ва­ет Ге­ра­си­мо­ва. «На­сколь­ко вы­рос­ли у «Со­вет­ско­го» вкла­ды на­се­ле­ния, на­столь­ко вы­рос МБК в поль­зу Тат­фондбан­ка (1,28 млрд руб.) и Ин­тех­бан­ка (330 млн руб.)», – го­во­рит она. А ведь «Со­вет­ский» мог спа­сти се­бя сам, се­ту­ет Ге­ра­си­мо­ва.

В ав­гу­сте 2015 г. гла­ва со­ве­та ди­рек­то­ров бан­ка «Со­вет­ский» Ста­ни­слав Мит­ру­шин на­пра­вил в ЦБ и его Се­ве­ро-За­пад­ный главк пись­мо («Ведомости» озна­ко­ми­лись с ко­пи­ей до­ку­мен­та) и план мер по фи­нан­со­во­му оздо­ров­ле­нию. По ин­фор­ма­ции Ге­ра­си­мо­вой, от­вет из ЦБ в «Со­вет­ский» с ав­гу­ста по ок­тябрь 2015 г. не по­сту­пил, прось­бы о встре­че так­же остались без от­ве­та. А в ок­тяб­ре в банк бы­ла вве­де­на вре­мен­ная ад­ми­ни­стра­ция в ли­це АСВ. 10 мар­та 2016 г. (еще до то­го, как «Со­вет­ский» по­лу­чил кре­дит на са­на­цию, а Тат­фондбанк стал его ма­жо­ри­тар­ным ак­ци­о­не­ром) с офи­ци­аль­но­го одоб­ре­ния АСВ «Со­вет­ский» на­чал кре­ди­то­вать Тат­фондбанк и вы­дал ему пер­вый транш в 3 млрд руб. (это свы­ше 7% ак­ти­вов на 1 мар­та. – «Ведомости»), сле­ду­ет из ма­те­ри­а­лов су­да. В та­ком слу­чае вре­мен­ная ад­ми­ни­стра­ция на­ру­ши­ла за­кон о банк­рот­стве, по­сколь­ку не име­ла пра­ва вы­да­вать зай­мы свы­ше 5% ба­лан­со­вой сто­и­мо­сти ак­ти­вов без со­зы­ва со­бра­ния ак­ци­о­не­ров, да­же ко­гда пол­но­мо­чия ор­га­нов кре­дит­ной ор­га­ни­за­ции при­оста­нов­ле­ны, счи­та­ет Ге­ра­си­мо­ва.

Дей­стви­тель­но, формально ука­зан­ная нор­ма банк­рот­ства на­ру­ше­на и суды двух ин­стан­ций это уста­но­ви­ли, со­гла­ша­ет­ся стар­ший юрист прак­ти­ки раз­ре­ше­ния спо­ров Goltsblat BLP Олег Пер­мя­ков. Но ес­ли «Со­вет­ский» до­ка­жет, что дей­ствия вре­мен­ной ад­ми­ни­стра­ции от­ве­ча­ли ин­те­ре­сам бан­ка и его кре­ди­то­ров, то мо­жет вы­иг­рать кас­са­цию, счи­та­ет он.

Вре­мен­ная ад­ми­ни­стра­ция за­кон не на­ру­ша­ла, по­ли­ти­ка при­вле­че­ния и раз­ме­ще­ния «Со­вет­ским» де­неж­ных средств с 4 мар­та (ко­гда ЦБ утвер­дил Тат­фондбанк са­на­то­ром пи­тер­ско­го бан­ка) фак­ти­че­ски опре­де­ля­лась но­вым ин­ве­сто­ром, и 10 мар­та банк «Со­вет­ский» «раз­ме­стил сво­бод­ные де­неж­ные сред­ства у но­во­го ин­ве­сто­ра на ры­ноч­ных усло­ви­ях», за­явил пред­ста­ви­тель АСВ.-

/ МАК­СИМ БОГОДВИД / РИА НОВОСТИ / ЕГОР АЛЕ­ЕВ / ТАСС

Вклад­чи­ки Тат­фондбан­ка ми­тин­гу­ют с ян­ва­ря, и од­но из их тре­бо­ва­ний уже вы­пол­не­но. Пред­прав­ле­ния бан­ка Ро­берт Му­син (спра­ва вни­зу) ока­зал­ся за ре­шет­кой

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.