В Страс­бур­ге об­су­дят Крым

Крым­ско­та­тар­ский медж­лис по­жа­ло­вал­ся в Страс­бург­ский суд на ре­ше­ние о его за­пре­те за экс­тре­мизм

Vedomosti.Piter - - ВЛАСТЬ & ДЕНЬГИ - Еле­на Му­ха­мет­ши­на ВЕДОМОСТИ

За­пре­щен­ный в Рос­сии за экс­тре­мизм медж­лис крым­ско­та­тар­ско­го на­ро­да об­ра­тил­ся в Ев­ро­пей­ский суд по пра­вам че­ло­ве­ка (ЕСПЧ). В жа­ло­бе, с ко­то­рой озна­ко­ми­лись «Ведомости», го­во­рит­ся о на­ру­ше­нии пра­ва на сво­бо­ду со­бра­ний (ст. 11 Кон­вен­ции по пра­вам че­ло­ве­ка), пре­де­лов ис­поль­зо­ва­ния огра­ни­че­ний в от­но­ше­нии прав (ст. 18), пра­ва на спра­вед­ли­вое су­деб­ное раз­би­ра­тель­ство (ст. 6), пра­ва на ува­же­ние част­ной и се­мей­ной жиз­ни (ст. 8) и за­пре­ще­нии дис­кри­ми­на­ции (ст. 14).

Медж­лис, да­же не имея офи­ци­аль­ной ре­ги­стра­ции по рос­сий­ско­му или укра­ин­ско­му за­ко­но­да­тель­ству, яв­ля­ет­ся объ­еди­не­ни­ем, по­это­му при­зна­ние его экс­тре­мист­ской ор­га­ни­за­ци­ей и за­прет ее де­я­тель­но­сти нарушает право на сво­бо­ду со­бра­ний, го­во­рит­ся в жа­ло­бе. «Это слож­ный мо­мент в де­ле, ведь в Вер­хов­ном су­де мы го­во­ри­ли, что медж­лис не яв­ля­ет­ся та­кой ор­га­ни­за­ци­ей, к ко­то­рой мож­но по­дать иск в по­ряд­ке Ко­дек­са ад­ми­ни­стра­тив­но­го су­до­про­из­вод­ства (их пе­ре­чень ука­зан в ст. 263), – при­зна­ет­ся пред­став­ля­ю­щий ин­те­ре­сы медж­ли­са в ЕСПЧ ад­во­кат Ки­рилл Ко­ро­те­ев. – Но Вер­хов­ный суд нам ска­зал, что это не име­ет значения. Од­на­ко медж­лис яв­ля­ет­ся груп­пой лю­дей, ко­то­рые име­ют право на ас­со­ци­а­цию в кон­тек­сте ст. 11 кон­вен­ции».

Те­зис о по­ли­ти­че­ском пре­сле­до­ва­нии медж­лис обос­но­вы­ва­ет тем, что экс­тре­мист­ской ор­га­ни­за­ция бы­ла при­зна­на за утвер­жде­ния о том, что Крым – это тер­ри­то­рия Укра­и­ны. Вы­со­ко­по­став­лен­ные чи­нов­ни­ки по­вто­ря­ют, что «медж­лис про­дви­га­ет ин­те­ре­сы за­пад­ных вла­дель­цев», при этом его ру­ко­во­ди­те­лям был за­пре­щен въезд в Рос­сию, а крым­ско­та­тар­ские СМИ бы­ли за­пре­ще­ны, ука­за­но в жа­ло­бе. То есть фак­ти­че­ски медж­лис за­пре­ти­ли, что­бы его чле­ны не мог­ли вы­ска­зы­вать свою по­ли­ти­че­скую по­зи­цию, уве­ре­ны за­яви­те­ли. Но они не мог­ли пред­ви­деть, что эти за­яв­ле­ния при­ве­дут к от­вет­ствен­но­сти, по­сколь­ку на Укра­ине нет ан­ти­экс­тре­мист­ско­го за­ко­но­да­тель­ства. А рос­сий­ские суды про­игно­ри­ро­ва­ли те­зис о том, что медж­лис яв­ля­ет­ся пред­ста­ви­тель­ным ор­га­ном ко­рен­но­го на­ро­да.

В ап­ре­ле 2016 г. Вер­хов­ный суд Кры­ма при­знал медж­лис экс­тре­мист­ской ор­га­ни­за­ци­ей и за­пре­тил его де­я­тель­ность, в сен­тяб­ре Вер­хов­ный суд Рос­сии под­твер­дил это ре­ше­ние. Медж­лис на­ста­и­вал, что его нель­зя при­знать экс­тре­мист­ским, по­сколь­ку он яв­ля­ет­ся не об­ще­ствен­ным объ­еди­не­ни­ем, а пред­ста­ви­тель­ным ор­га­ном крым­ско­та­тар­ско­го на­ро­да и дей­ству­ет в ин­те­ре­сах всех крым­ских та­тар, а не толь­ко сво­их чле­нов.

«Вряд ли ЕСПЧ со­гла­сит­ся с до­во­дом о дис­кри­ми­на­ции, так как речь долж­на ид­ти о на­ру­ше­нии прав кон­крет­ных граж­дан. Кро­ме то­го, су­ду бу­дет все рав­но, за­ре­ги­стри­ро­ва­на бы­ла ор­га­ни­за­ция или нет, по­сколь­ку за­пре­тить мож­но лю­бую ор­га­ни­за­цию. А по­ли­ти­че­ское пре­сле­до­ва­ние по ст. 280.1 УК за се­па­ра­тизм не за­ви­сит от то­го, име­ет ли го­во­ря­щий от­но­ше­ние к медж­ли­су», – счи­та­ет ди­рек­тор цен­тра «Со­ва» Алек­сандр Вер­хов­ский. Тем не ме­нее пер­спек­ти­вы жа­ло­бы он оце­ни­ва­ет вы­со­ко, ведь глав­ный ее ар­гу­мент в том, что де­я­тель­ность медж­ли­са за­пре­ти­ли без долж­ных ос­но­ва­ний: «Бы­ла за­да­ча со­здать дав­ле­ние на крым­ско­та­тар­ских ак­ти­ви­стов, что­бы каж­дый из них ока­зал­ся под угро­зой уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния».-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.