Фев­раль и ли­бе­ра­лы

Vedomosti.Piter - - КОММЕНТАРИИ - *Сер­гей Хо­ля­ев

Ре­во­лю­ция, кар­ди­наль­но пе­ре­кро­ив­шая по­ли­ти­че­ский ланд­шафт Рос­сии, не толь­ко при­ве­ла к лик­ви­да­ции кон­сер­ва­тив­ных пар­тий, но и се­рьез­но осла­би­ла ли­бе­раль­ный ла­герь. Пре­кра­ти­ли су­ще­ство­ва­ние пар­тия ок­тяб­ри­стов, пе­ре­шед­ших к 1917 г. на ре­во­лю­ци­он­ную вол­ну, и да­же ра­ди­каль­ней­шая пар­тия про­грес­си­стов. Един­ствен­ной ли­бе­раль­ной пар­ти­ей, пе­ре­шаг­нув­шей в ре­во­лю­ци­он­ную вес­ну, ока­за­лись ка­де­ты – кон­сти­ту­ци­он­ные де­мо­кра­ты.

В мар­те 1917 г. ка­де­ты бы­ли уве­ре­ны: стра­на при­зна­ет их за­слу­ги в устра­не­нии са­мо­дер­жа­вия и под­чи­нит­ся но­вым во­ждям. Но все слу­чи­лось на­обо­рот – они вы­зва­ли силь­ней­шее раз­дра­же­ние, ис­хо­див­шее сра­зу с несколь­ких сто­рон. Но и дей­ствия ка­де­тов в мар­те при­ве­ли к круп­ней­ше­му кон­флик­ту, вплоть до Ок­тяб­ря раз­де­ляв­ше­му цен­траль­ную и ре­ги­о­наль­ную власть.

В фев­раль­ско-мар­тов­ские дни ре­аль­ная власть в про­вин­ции пе­ре­шла к ко­ми­те­там об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти (КОБам). Эти ор­га­ны во­бра­ли в се­бя ак­ти­ви­стов ба­зо­вых ре­во­лю­ци­он­ных пар­тий: от ка­де­тов до боль­ше­ви­ков. Мест­ные со­ве­ты не обосо­би­лись струк­тур­но от ли­бе­ра­лов, по­доб­но пет­ро­град­ско­му, а ста­ли со­став­ной ча­стью КОБов. Вы­дви­жен­цы от них на­пря­мую вхо­ди­ли в гу­берн­ские и уезд­ные ко­ми­те­ты че­рез со­от­вет­ству­ю­щие груп­пы: со­ве­ты ра­бо­чих де­пу­та­тов – че­рез ра­бо­чие, кре­стьян­ских де­пу­та­тов – че­рез кре­стьян­ские. Ря­до­вые чле­ны в КОБах в ос­нов­ном пред­став­ля­ли со­ве­ты. А в ру­ко­вод­стве пре­об­ла­да­ли ка­де­ты, и со­ци­а­ли­сты это­му не про­ти­во­дей­ство­ва­ли, опа­са­ясь вос­ста­нов­ле­ния ста­рых по­ряд­ков.

Эти ав­то­ри­тет­ные струк­ту­ры, оли­це­тво­ряв­шие об­ще­ствен­ный кон­сен­сус, ре­ши­ли в пер­во­мар­тов­ские дни при­знать гла­вен­ство пра­ви­тель­ства, об­ра­тив­шись к нему с прось­бой дать им ста­тус мест­ных пра­ви­тель­ствен­ных ор­га­нов. У Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства по­яви­лась воз­мож­ность опе­реть­ся на КОБы в про­ти­во­сто­я­нии с пет­ро­град­ским со­ве­том. Вме­сто это­го пред­се­да­тель пра­ви­тель­ства князь Геор­гий Ль­вов пред­по­чел под­дер­жать по­нят­ные ему го­род­ские ду­мы и зем­ства, ведь ра­нее он воз­глав­лял Зем­гор (Глав­ный по снаб­же­нию ар­мии ко­ми­тет Все­рос­сий­ских зем­ско­го и го­род­ско­го со­ю­зов). Но­вы­ми ру­ко­во­ди­те­ля­ми гу­бер­ний и уез­дов, ко­мис­са­ра­ми, рас­по­ря­же­ни­ем пра­ви­тель­ства на­зна­ча­лись пред­се­да­те­ли зем­ских управ. Пра­ви­тель­ство не про­сто про­игно­ри­ро­ва­ло прось­бу КОБов – те­ле­грам­мой от 14 мар­та (все даты при­во­дят­ся по ста­ро­му сти­лю), на­прав­лен­ной в ре­ги­о­ны из МВД, оно от­ка­за­ло им в глав­ном – фи­нан­си­ро­ва­нии из

Вес­ной 1917 г. Рос­сия рас­па­да­лась на от­дель­ные гу­бер­нии, региональная власть боль­ше не мог­ла рас­счи­ты­вать на со­дей­ствие цен­тра

цен­тра. Это ре­ше­ние воз­му­ти­ло КОБы, и они от­ка­за­лись вы­пол­нять ука­за­ние Пет­ро­гра­да.

Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство по­ла­га­ло, что ко­мис­са­ра нуж­но под­чи­нить пра­ви­тель­ству, а КОБы на­ста­и­ва­ли на из­бра­нии ко­мис­са­ров внут­ри ко­ми­те­тов. Пра­ви­тель­ство не смогло по­ме­шать явоч­но­му из­бра­нию ко­мис­са­ров, и в ито­ге КОБы, дей­стви­тель­ные ор­га­ны вла­сти на ме­стах, остались вне кон­тро­ля пра­ви­тель­ства. Си­ту­а­ция усу­губ­ля­лась тем, что дру­гие ор­га­ны мест­ной вла­сти (зем­ства, гор­ду­мы, со­ве­ты) да­же формально не под­чи­ня­лись цен­траль­ной вла­сти. С это­го мо­мен­та гу­берн­ские ор­га­ны ста­но­ви­лись неза­ви­си­мы­ми от цен­тра, а центр те­рял вли­я­ние на мест­ную жизнь. На­чи­нал­ся про­цесс гу­бер­ни­за­ции Рос­сии. Вес­ной 1917 г. Рос­сия рас­па­да­лась на от­дель­ные гу­бер­нии, и при дальнейшем углуб­ле­нии кон­флик­та внутрь гу­бер­ний региональная власть боль­ше не мог­ла рас­счи­ты­вать на со­дей­ствие цен­тра.

Рас­кол цен­траль­ной и ре­ги­о­наль­ной вла­сти на­чал­ся, ко­гда по обе сто­ро­ны на­хо­ди­лись пред­ста­ви­те­ли од­но­го ли­бе­раль­но­го ла­ге­ря. Ка­де­ты, ру­ко­во­дя­щие гу­бер­ни­я­ми, по су­ти, ини­ци­и­ро­ва­ли про­цесс непо­ви­но­ве­ния цен­траль­ной вла­сти. При этом ре­ше­ния, при­ня­тые в сто­ли­це и про­вин­ции, ослаб­ля­ли и без то­го невы­со­кий ав­то­ри­тет ли­бе­ра­лов.

В пер­вые ме­ся­цы ре­во­лю­ции с пра­ви­тель­ствен­ных вы­сот внут­рен­ние раз­но­гла­сия ли­бе­ра­лов ка­за­лись важ­нее спо­ров с со­ци­а­ли­ста­ми. Ка­дет­ская пар­тия по­лу­чи­ла в пер­вом со­ста­ве Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства че­ты­ре ме­ста, и пар­тий­ный ли­дер Па­вел Ми­лю­ков, став ми­ни­стром ино­стран­ных дел, был уве­рен, что их хва­тит для кон­тро­ля над пра­ви­тель­ством. Ре­аль­ность ока­за­лась иной. Ми­лю­ко­ва под­дер­жа­ли толь­ко два чле­на его пар­тии, Шин­га­рев и Ма­нуй­лов, и при­мкнув­ший к ним его дав­ний со­пер­ник Гуч­ков, быв­ший ли­дер «Со­ю­за 17 ок­тяб­ря». Ко­стяк пра­ви­тель­ства со­ста­ви­ла враж­деб­ная ка­де­там чет­вер­ка ми­ни­стров, вхо­див­шая в наи­сла­бей­шую пе­ред Февра­лем ле­во­ли­бе­раль­ную груп­пи­ров­ку. Они не име­ли боль­шин­ства в пра­ви­тель­стве, но неожи­дан­но их под­дер­жал став­лен­ник Ми­лю­ко­ва, гла­ва пра­ви­тель­ства князь Ль­вов. Стра­те­ги­че­ский кон­троль над пра­ви­тель­ством пе­ре­шел к про­тив­ни­кам Ми­лю­ко­ва. Офор­ми­лась до­ми­ни­ру­ю­щая груп­па из се­ми ми­ни­стров, на­стро­ен­ная про­тив ка­де­тов.

Вес­ной 1917 г. в кон­фликт с ка­де­та­ми всту­пи­ла пар­тия эсе­ров. В ко­ми­те­тах об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти она воз­гла­ви­ла вли­я­тель­ные кре­стьян­ские груп­пы, ру­ко­вод­ство ко­то­ры­ми поз­во­ля­ло за­ни­мать гла­вен­ству­ю­щее по­ло­же­ние в КОБах. Пар­тия из­бра­ла путь про­дви­же­ния по сту­пе­ням ре­ги­о­наль­ной вла­сти че­рез сме­ще­ние ка­де­тов с выс­ших по­стов. Наи­бо­лее жест­кий ха­рак­тер при­ня­ли со­бы­тия во Вла­ди­ми­ре, где еди­но­бор­ство ка­де­тов и уме­рен­ных со­ци­а­ли­стов про­изо­шло на съез­де пред­ста­ви­те­лей ко­ми­те­тов об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти и со­ве­тов, про­хо­див­шем с 15 по 17 ап­ре­ля. По­вест­ка съез­да не преду­смат­ри­ва­ла пе­ре­из­бра­ния су­ще­ству­ю­ще­го ко­ми­те­та, но кре­стьян­ская и ра­бо­чая груп­па, вос­поль­зо­вав­шись боль­шин­ством, на­сто­я­ла на его пе­ре­из­бра­нии. Про­изо­шед­ший

пе­ре­во­рот кар­ди­наль­но из­ме­нил со­от­но­ше­ние сил в гу­бер­нии. В но­вом ру­ко­во­дя­щем ор­гане КОБа – со­ве­те гу­берн­ско­го ко­ми­те­та – из 21 че­ло­ве­ка 13 бы­ли чле­на­ми кре­стьян­ской груп­пы и че­ты­ре – ра­бо­чей.

Од­на­ко ча­ще сме­на вла­сти про­ис­хо­ди­ла в спо­кой­ной об­ста­нов­ке: ка­де­ты не вы­дер­жи­ва­ли кон­ку­рен­ции с со­ци­а­ли­ста­ми. К маю 1917 г. у них остались силь­ные по­зи­ции лишь в от­хо­див­ших на пе­ри­фе­рию си­сте­мы управ­ле­ния го­род­ских ду­мах и зем­ствах. Это бы­ло за­ко­но­мер­но для пар­тии, устав ко­то­рой до­во­дил ре­гла­мен­та­цию де­я­тель­но­сти до гу­берн­ско­го уров­ня. Струк­ту­ра ка­дет­ской пар­тии не скреп­ля­ла ее на уезд­но-во­лост­ном уровне: со­от­вет­ству­ю­щие под­раз­де­ле­ния пар­тий­ный устав опре­де­лял как вспо­мо­га­тель­ные и ор­га­ни­за­цию их де­я­тель­но­сти воз­ло­жил на губ­ко­мы. Су­ще­ство­вав­шие там немно­го­чис­лен­ные пар­тий­ные ор­га­ни­за­ции вы­нуж­де­ны бы­ли изо­ли­ро­ван­но бо­роть­ся с на­рас­та­ю­щим на­по­ром эсе­ров и боль­ше­ви­ков.

Внеш­не­по­ли­ти­че­ские ас­пек­ты за­тро­нул спор ка­де­тов с мень­ше­ви­ка­ми, при­зы­вав­ши­ми к за­клю­че­нию де­мо­кра­ти­че­ско­го ми­ра без ан­нек­сий и кон­три­бу­ций. Мень­ше­ви­ки не до­стиг­ли круп­ных успе­хов на ре­ги­о­наль­ном уровне, но в сто­ли­це их роль бы­ла ве­со­мее эсе­ров­ской. Они за­кре­пи­лись в ру­ко­вод­стве ис­пол­ко­ма пет­ро­град­ско­го со­ве­та.

Мень­ше­ви­ки ве­ри­ли, что рус­ская ре­во­лю­ция под их ру­ко­вод­ством от­кро­ет но­вую эру че­рез про­ве­де­ние в Сток­голь­ме меж­ду­на­род­ной со­ци­а­ли­сти­че­ской кон­фе­рен­ции. Ре­во­лю­ци­он­ная Рос­сия пред­ло­жит во­ю­ю­щим стра­нам но­вые усло­вия ми­ра. По­сле вой­ны со­хра­нит­ся ста­тус-кво, каж­дая стра­на оста­нет­ся в преж­них тер­ри­то­ри­аль­ных пределах. Апел­ля­ция шла к со­ци­а­ли­стам со­юз­ных стран, и сте­пень опас­но­сти для со­юз­ных го­су­дарств бы­ла неболь­шой: со­ци­а­ли­сты в Ве­ли­ко­бри­та­нии и Фран­ции под­дер­жи­ва­ли на­ци­о­наль­ные пра­ви­тель­ства. По­это­му мысль об ими­та­ции кон­фе­рен­ции по­ка­за­лась пра­вя­щим кру­гам За­па­да пер­спек­тив­ной в плане борь­бы с Ми­лю­ко­вым.

Со­юз­ные пра­ви­тель­ства с ли­ко­ва­ни­ем встре­ти­ли ре­во­лю­цию в Рос­сии, так как ис­ка­ли по­во­да не пе­ре­да­вать Рос­сии по ито­гам вой­ны обе­щан­ных ей чер­но­мор­ских про­ли­вов. А Ми­лю­ков, став ми­ни­стром ино­стран­ных дел, про­дол­жал на­ста­и­вать на пе­ре­да­че про­ли­вов. Со­юз­ни­ки, по­няв, что пред­ло­же­ние рус­ских со­ци­а­ли­стов поз­во­ля­ет окон­ча­тель­но осво­бо­дить­ся от дан­ных обя­за­тельств, от­клик­ну­лись на об­ра­ще­ние мень­ше­ви­ков и за­яви­ли о со­гла­сии с их пред­ло­же­ни­ем. За­клю­чить мир кон­фе­рен­ция не мог­ла да­же тео­ре­ти­че­ски, ведь усло­ви­ем ее про­ве­де­ния был ка­те­го­ри­че­ский за­прет на уча­стие в ней со­ци­а­ли­стов про­ти­во­сто­я­ще­го Ан­тан­те Чет­вер­но­го со­ю­за.

К маю во Вре­мен­ном пра­ви­тель­стве воз­ник стран­ный со­юз двух со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ских сил – ле­во­ли­бе­раль­но­го боль­шин­ства и груп­пи­ров­ки со­ци­а­ли­стов, – имев­ший ан­ти­ка­дет­скую на­прав­лен­ность и воз­мож­ный толь­ко из-за внут­ри­ли бе­раль­ных про­ти­во­ре­чий. В этом аль­ян­се имен­но ли­бе­ра­лы шли на уступ­ки со­ци­а­ли­стам, а не на­обо­рот. Пра­ви­тель­ствен­ное боль­шин­ство, при­няв 27 мар­та де­кла­ра­цию Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства, одоб­ри­ло ли­нию уме­рен­ных со­ци­а­ли­стов на от­каз от ан­нек­сий и кон­три­бу­ций. На За­па­де вос­при­ня­ли это за­яв­ле­ние как од­но­сто­рон­ний от­каз пра­ви­тель­ства от пре­тен­зий на тер­ри­то­ри­аль­ные при­об­ре­те­ния по­сле вой­ны. Рус­ский пред­ста­ви­тель Кон­стан­тин На­бо­ков до­но­сил из Лон­до­на, что так вос­при­нят смысл де­кла­ра­ции ан­глий­ским пра­ви­тель­ством. Не усту­па­ла в дав­ле­нии и аме­ри­кан­ская пе­чать, ви­дев­шая в ухо­де Ми­лю­ко­ва «устра­не­ние пре­пят­ствия на пу­ти к меж­ду­на­род­но­му со­гла­сию». Меж­ду­на­род­но­го со­гла­сия до­би­ва­лись за счет Рос­сии. Ко­гда Ми­лю­ков уй­дет с по­ли­ти­че­ской сце­ны, Ве­ли­ко­бри­та­ния за­бло­ки­ру­ет со­зыв Сток­гольм­ской кон­фе­рен­ции.

В мае 1917 г. князь Ль­вов был на пи­ке по­пу­ляр­но­сти. С ним охот­но встре­ча­лись пред­ста­ви­те­ли раз­ных рос­сий­ских сил, на­при­мер, со­ци­а­ли­сты, про­во­дя­щие кон­суль­та­ции об ор­га­ни­за­ции ко­а­ли­ци­он­но­го пра­ви­тель­ства, а так­же за­пад­ные по­слы. Но за этим он про­пу­стил важ­ный мо­мент, ко­гда на­ча­ла ру­шить­ся стра­на, по­сколь­ку кре­стьяне, сол­да­ты, ра­бо­чие от­ка­зы­ва­лись под­чи­нять­ся вла­сти, а со­юз­ни­ки Рос­сии по войне (Ве­ли­ко­бри­та­ния и Фран­ция) окон­ча­тель­но пе­ре­ста­ли счи­тать­ся с на­ци­о­наль­ны­ми ин­те­ре­са­ми рос­сий­ско­го го­су­дар­ства. По­ли­ти­ка Ль­во­ва не толь­ко нега­тив­но вли­я­ла на по­ло­же­ние ка­дет­ской пар­тии, но и ослаб­ля­ла воз­мож­но­сти воз­дей­ствия ли­бе­ра­лов на си­ту­а­цию в стране.

Вы­тес­не­ние ка­де­тов, об­ла­да­ю­щих пусть и сла­бе­ю­щей, но все же раз­ветв­лен­ной пар­тий­ной струк­ту­рой, на­но­си­ло урон ли­бе­раль­но­му боль­шин­ству в ко­а­ли­ци­он­ном пра­ви­тель­стве. Со­ци­а­ли­сты в от­ли­чие от них име­ли опо­ру в пет­ро­град­ском со­ве­те. Ли­бе­раль­ные по­зи­ции бы­ли и так сла­бы, а те­перь они и во­все по­вис­ли в воз­ду­хе.

Вто­ро­го мая на за­се­да­нии ЦК пар­тии Ми­лю­ков пред­ло­жил од­но­пар­тий­цам вый­ти из со­ста­ва пра­ви­тель­ства. Это был по­след­ний шанс для ка­де­тов со­хра­нить­ся в ка­че­стве се­рьез­ной си­лы. Князь Ль­вов, остав­шись один на один с со­ци­а­ли­ста­ми, на­вер­ня­ка про­чув­ство­вал бы всю слож­ность вза­и­мо­от­но­ше­ний с ни­ми, и в дальнейшем ка­де­ты име­ли шанс вер­нуть­ся в пра­ви­тель­ство с по­зи­ции си­лы. Но ка­дет­ский ли­дер впер­вые по­тер­пел по­ра­же­ние в соб­ствен­ном ЦК, чле­ны ко­то­ро­го ре­ши­ли, что пар­тии не сле­ду­ет ухо­дить из пра­ви­тель­ства вме­сте с ру­ко­во­ди­те­лем. Ка­дет­ская пар­тия вплоть до Ок­тяб­ря бу­дет при­сут­ство­вать во всех со­ста­вах пра­ви­тель­ства, но оста­нет­ся в нем за­ве­до­мым аут­сай­де­ром. С ухо­дом Ми­лю­ко­ва пар­тия от­хо­ди­ла на вто­рой план, но вме­сте с этим зна­чи­тель­но ослаб­ля­лись по­зи­ции ли­бе­раль­но­го ла­ге­ря в це­лом. Даль­ней­шую судь­бу ре­во­лю­ции долж­но бы­ло опре­де­лить со­пер­ни­че­ство со­ци­а­ли­стов – уме­рен­ных (эсе­ров и мень­ше­ви­ков) и ра­ди­каль­ных (боль­ше­ви­ков).-

Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство в пер­вом со­ста­ве

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.