В ни­ще­те, да на ра­бо­те

Зар­пла­та по­чти 40% на­ем­ных ра­бот­ни­ков и бюд­жет­ни­ков – на уровне бед­но­сти или ни­ще­ты, и все­го 12% мож­но от­не­сти к сред­не­му клас­су

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Оль­га Кув­ши­но­ва ВЕДОМОСТИ

По дан­ным Рос­ста­та, 75% на­ем­ных ра­бот­ни­ков пред­при­я­тий и ор­га­ни­за­ций на­хо­дит­ся у чер­ты бед­но­сти. Ее ос­нов­ной кри­те­рий – про­жи­точ­ный ми­ни­мум тру­до­спо­соб­но­го на­се­ле­ния: сто­и­мость на­бо­ра про­дук­тов и услуг, ми­ни­маль­но необ­хо­ди­мых для вы­жи­ва­ния. В 2016 г. она со­ста­ви­ла 10 722 руб. в ме­сяц.

За­ра­бо­ток на уровне про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма – грань меж­ду бед­но­стью и ни­ще­той. За­ра­ба­ты­ва­ю­щий 1–2 ми­ни­му­ма – бед­няк, спо­соб­ный лишь про­кор­мить се­бя и (при двух ми­ни­му­мах) чле­на се­мьи. За­ра­ба­ты­ва­ю­щий мень­ше пе­ре­хо­дит в ка­те­го­рию ни­щих: за­ра­бо­ток не обес­пе­чи­ва­ет про­сто­го вос­про­из­вод­ства его ра­бо­чей си­лы.

Ис­хо­дя из это­го кри­те­рия 10,7% ра­бот­ни­ков – ни­щие, еще 27,5% – бед­ные, у 37% за­ра­бо­ток вы­ше чер­ты бед­но­сти, у 12,7% он обес­пе­чи­ва­ет стан­дарт по­треб­ле­ния сред­не­го клас­са (см. гра­фик на стр. 05). В 2013 г. к сред­не­му клас­су от­но­си­лось 15,5%. Эти рас­че­ты при­во­дит в ста­тье для жур­на­ла «Во­про­сы ста­ти­сти­ки» зав­сек­то­ром ста­ти­сти­ки тру­да, за­ня­то­сти и рын­ка ра­бо­чей си­лы НИИ ста­ти­сти­ки Рос­ста­та Лю­бовь Ума­нец: «При­ня­то счи­тать, что в раз­ви­том ры­ноч­ном об­ще­стве имен­но сред­ний класс иг­ра­ет глав­ную роль в фор­ми­ро­ва­нии уров­ня по­треб­ле­ния на­ции и ро­сте на этой ос­но­ве уров­ня про­из­вод­ства».

Рас­че­ты сде­ла­ны по круп­ным и сред­ним пред­при­я­ти­ям и ор­га­ни­за­ци­ям, вклю­чая бюд­жет­ный сек­тор (все это так на­зы­ва­е­мый кор­по­ра­тив­ный сек­тор). Чис­ло штат­ных со­труд­ни­ков, от­ра­бо­тав­ших пол­ное ра­бо­чее вре­мя, в этой сфе­ре в 2016 г. со­ста­ви­ло 28,35 млн, или 39% всех за­ня­тых в эко­но­ми­ке.

В аб­со­лют­ном зна­че­нии к ни­щим от­но­сят­ся 3,02 млн ра­бот­ни­ков кор­по­ра­тив­но­го сек­то­ра, к бед­ным – 7,8 млн, к стан­дар­ту по­треб­ле­ния чуть вы­ше бед­но­сти – еще 10,51 млн че­ло­век. За­ра­бо­ток, обес­пе­чи­ва­ю­щий стан­дарт по­треб­ле­ния сред­не­го клас­са, – у 3,6 млн ра­бот­ни­ков, и еще у 3,42 млн он вы­ше.

Ра­бот­ни­ки ма­лых и мик­ро­ор­га­ни­за­ций, на­ем­ные ра­бот­ни­ки ин­ди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей в эту чис­лен­ность не вхо­дят, од­на­ко эти груп­пы вряд ли по­вли­я­ют на до­лю и чис­лен­ность сред­не­го клас­са, пи­шет Ума­нец: ско­рее они по­пол­нят груп­пы с опла­той на уровне бед­но­сти.

По дан­ным Рос­ста­та, сред­няя по Рос­сии зар­пла­та при уче­те в ней за­ра­бот­ков на­ем­ных ра­бот­ни­ков за пре­де­ла­ми кор­по­ра­тив­но­го сек­то­ра умень­ша­ет­ся на 12%: до 32 667 руб. про­тив 36 746 руб. сред­не­го за­ра­бот­ка в кор­по­ра­тив­ном сек­то­ре (2016 г.).

За­ня­тость в кор­по­ра­тив­ном сек­то­ре по­сле­до­ва­тель­но со­кра­ща­лась с на­ча­ла 2000-х гг.: за 15 лет – на 7,5 млн че­ло­век (без сов­ме­сти­те­лей). Все это вре­мя рос удель­ный вес ра­бот­ни­ков с низ­ки­ми за­ра­бот­ка­ми, под­счи­та­ла Ума­нец: для вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мых групп ха­рак­те­рен не столь­ко рост чис­лен­но­сти, сколь­ко рост за­ра­бот­ков. Эти груп­пы, пред­став­ля­ю­щие сред­ний класс и тех, ко­го мож­но от­не­сти к бо­га­тым, в сум­ме по чис­лен­но­сти мень­ше, чем ко­ли­че­ство ра­бот­ни­ков с за­ра­бот­ком вы­ше чер­ты бед­но­сти.

За чет­верть ве­ка так и не со­зда­но раз­ви­тое по­тре­би­тель­ское об­ще­ство, в ко­то­ром ве­ду­щую роль иг­ра­ют пред­ста­ви­те­ли сред­не­го клас­са, за­клю­ча­ет Ума­нец. По­ка наи­бо­лее мно­го­чис­лен­ная груп­па ра­бот­ни­ков – с за­ра­бот­ком вы­ше чер­ты бед­но­сти, на вто­ром ме­сте – ра­бот­ни­ки с за­ра­бот­ком на уровне бед­но­сти.

Боль­ше все­го ра­бот­ни­ков с за­ра­бот­ком ни­же, на уровне или чуть вы­ше чер­ты бед­но­сти – в сель­ском хо­зяй­стве (93%), лег­кой про­мыш­лен­но­сти (93%), об­ра­зо­ва­нии (87%), здра­во­охра­не­нии (85%), предо­став­ле­нии ком­му­наль­ных, со­ци­аль­ных и про­чих услуг, вклю­чая куль­ту­ру и спорт (83%). За­ра­бо­ток на уровне ни­ще­ты по­лу­ча­ют 1 млн ра­бот­ни­ков об­ра­зо­ва­ния, или каж­дый пя­тый; 0,5 млн, или при­мер­но каж­дый седь­мой, в здра­во­охра­не­нии; при­мер­но каж­дый пя­тый в сфе­ре ком­му­наль­ных и со­ци­аль­ных услуг, вклю­чая услу­ги куль­ту­ры и спор­та.

До­ля ра­бот­ни­ков с вы­со­ки­ми до­хо­да­ми от­но­си­тель­но ве­ли­ка в до­бы­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти (54%), фи­нан­сах (48%), сфе­ре недви­жи­мо­сти (36%), на­у­ке и на­уч­ном об­слу­жи­ва­нии (47%), го­су­прав­ле­нии (33%).

В неко­то­рых ви­дах де­я­тель­но­сти од­но­вре­мен­но вы­со­ка до­ля и бед­ных, и вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мых – на­при­мер, в ры­бо­вод­стве с ры­бо­лов­ством и в те­ле­ком­му­ни­ка­ци­он­ной сфе­ре. В рыб­ной от­рас­ли столь силь­ная диф­фе­рен­ци­а­ция мо­жет ука­зы­вать на вы­со­кую до­лю се­рых за­ра­бот­ков, счи­та­ет Ума­нец. В те­ле­ком­му­ни­ка­ци­он­ной от­рас­ли это от­ра­же­ние силь­ных раз­ли­чий в эко­но­ми­че­ской сущ­но­сти ра­бо­ты: есть пред­при­я­тия с вы­со­ким уров­нем те­ле­ком­му­ни­ка­ци­он­ных услуг и пред­при­я­тия, ока­зы­ва­ю­щие услу­ги тра­ди­ци­он­ной свя­зи (на­при­мер, поч­та).

Су­дить по ин­ди­ви­ду­аль­ным зар­пла­там об уровне по­треб­ле­ния и уровне жиз­ни не со­всем вер­но, счи­та­ет ди­рек­тор Ин­сти­ту­та со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки Ли­лия Ов­ча­ро­ва. Бед­ность – ха­рак­те­ри­сти­ка до­мо­хо­зяй­ства, рас­суж­да­ет она: к при­ме­ру, за­ра­бо­ток од­но­го су­пру­га мо­жет быть ни­же ми­ни­му­ма, а у дру­го­го – в 10 раз вы­ше; и не толь­ко за­ра­бо­ток фор­ми­ру­ет до­хо­ды. При опре­де­ле­нии сред­не­го клас­са кри­те­рий до­хо­да – ко­гда его по­ло­ви­ну се­мья тра­тит на ба­зо­вое по­треб­ле­ние, а вто­рую по­ло­ви­ну мо­жет на­прав­лять на об­ра­зо­ва­ние, раз­вле­че­ние, в сбе­ре­же­ния: это уже ин­ве­сти­ци­он­ный ре­сурс. «Про­жи­точ­ный ми­ни­мум – это о ви­таль­ных по­треб­но­стях: еда, ЖКХ, это стан­дарт вы­жи­ва­ния. Сред­ний класс – это лю­ди, ко­то­рые в сво­ем по­треб­ле­нии при­ни­ма­ют мно­го от­вет­ствен­ных ре­ше­ний, это по­треб­ле­ние стан­дар­та раз­ви­тия», – объ­яс­ня­ет Ов­ча­ро­ва.

Кро­ме до­хо­да для по­па­да­ния в сред­ний класс необ­хо­ди­мо со­от­вет­ствие еще несколь­ким кри­те­ри­ям: на­при­мер, уров­ню ком­пе­тен­ции (это лю­ди, как пра­ви­ло, с хо­ро­шим об­ра­зо­ва­ни­ем, по­лу­ча­ю­щие от­да­чу на свой че­ло­ве­че­ский ка­пи­тал), а так­же са­мо­оцен­ке, пе­ре­чис­ля­ет она.

За по­след­ние три го­да сред­ний класс очень силь­но про­сел, кон­ста­ти­ру­ет Ов­ча­ро­ва. Преж­де все­го из-за спа­да до­хо­дов: к уров­ню ок­тяб­ря 2014 г. они к кон­цу 2016 г. со­кра­ти­лись на 12%, зар­пла­ты – на 10%. Кри­зис, ин­фля­ция, за­мо­роз­ка ин­дек­са­ции во мно­гом ни­ве­ли­ро­ва­ли и эф­фект по­вы­ше­ния зар­плат в бюд­жет­ном сек­то­ре: в срав­не­нии с 2012 г., ко­гда бы­ли объ­яв­ле­ны май­ские ука­зы, ре­аль­ные за­ра­бот­ки в об­ра­зо­ва­нии и здра­во­охра­не­нии вы­рос­ли лишь на 8%. Ес­ли же к ма­те­ри­аль­но­му кри­те­рию до­ба­вить субъ­ек­тив­ную оцен­ку, по ко­то­рой гра­ни­ца сред­не­го клас­са – это лю­ди, ко­то­рые, как они са­ми счи­та­ют, мо­гут поз­во­лить се­бе лю­бые по­куп­ки, кро­ме са­мых круп­ных (ав­то­мо­биль, жилье), то за 2014–2016 гг. до­ля та­ких со­кра­ти­лась вдвое: с 27 до 13%, за­клю­ча­ет Ов­ча­ро­ва.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.