До­нальд Трамп

«Я ве­рю в со­ю­зы. Но со­ю­зы не все­гда бы­ли хо­ро­ши для нас»

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Лай­о­нел Бар­бер Де­мет­ри Се­ва­сто­пу­ло Джил­ли­ан Тетт FINANCIAL TIMES

Где-то в се­ре­дине ин­тер­вью в Оваль­ном ка­би­не­те с До­наль­дом Трам­пом мы по­ин­те­ре­со­ва­лись, со­жа­ле­ет ли он о ка­ком-ли­бо из сво­их рез­ких тви­тов о сто­рон­ни­ках, по­ли­ти­че­ских про­тив­ни­ках и по­ло­же­нии дел в ми­ре. Трамп на мгно­ве­ние за­ду­мал­ся: «Я не жа­лею ни о чем, по­то­му что нель­зя ни­че­го с этим по­де­лать. Зна­е­те, ес­ли по­стишь сот­ни тви­тов и вре­мя от вре­ме­ни бе­решь не ту но­ту, это не так уж пло­хо».

На про­шло­год­них вы­бо­рах Трамп раз­ру­шил пла­ны элит. Его пре­зи­дент­ство не по­хо­же ни на ка­кое дру­гое в 230-лет­ней исто­рии Аме­ри­ки. Это пер­вый глав­но­ко­ман­ду­ю­щий, ни­ко­гда не быв­ший ни на го­су­дар­ствен­ной, ни на во­ен­ной служ­бе; маг­нат, сде­лав­ший со­сто­я­ние на недви­жи­мо­сти, ве­ду­щий ре­а­ли­ти-шоу, пять раз пе­ре­хо­див­ший из пар­тии в пар­тию. Но­ми­наль­но он по­пу­лист, но ско­ло­тил бо­га­тей­ший в исто­рии ка­би­нет. Его бли­жай­шие по­мощ­ни­ки в Бе­лом до­ме, вклю­чая зя­тя, со­во­куп­но вла­де­ют ак­ти­ва­ми сто­и­мо­стью бо­лее $2 млрд.

«Вы про­иг­ра­ли, я вы­иг­рал», – за­яв­ля­ет он нам в са­мом на­ча­ле раз­го­во­ра.

Се­го­дня вновь об­ра­тив­ший­ся в идео­ло­гию рес­пуб­ли­кан­цев Трамп ве­рит, что его глав­ные кри­ти­ки сно­ва оши­ба­ют­ся. Уро­вень до­ве­рия биз­не­са рас­тет, ин­декс Dow Jones пол­зет вверх. Трамп про­сит ве­рить ему. По­доб­но бе­се­до­вав­ше­му с на­ци­ей по ра­дио Фран­кли­ну Ру­звель­ту или про­из­но­сив­шим ре­чи в те­ле­эфи­ре Джо­ну Кен­не­ди и Ро­наль­ду Рей­га­ну, ны­неш­ний пре­зи­дент счи­та­ет се­бя ма­сте­ром об­ще­ния с мас­са­ми.

У него есть до­ка­за­тель­ства, что это так. «Где Дэн? По­зо­ви­те Дэна Ска­ви­но, по­жа­луй­ста!» – кри­чит он че­рез весь Оваль­ный ка­би­нет. Че­рез счи­тан­ные се­кун­ды Ска­ви­но, быв­ший иг­рок в гольф, от­ве­чав­ший во вре­мя пре­зи­дент­ской кам­па­нии Трам­па за ра­бо­ту с соц­ме­диа и про­дол­жа­ю­щий за­ни­мать­ся этим и в Бе­лом до­ме, вхо­дит с лэп­то­пом, дабы от­чи­тать­ся, что ко­ли­че­ство под­пис­чи­ков пре­зи­ден­та в раз­ных соц­се­тях в со­во­куп­но­сти на­счи­ты­ва­ет 101 млн че­ло­век. «У ме­ня бо­лее 100 млн под­пис­чи­ков в Facebook, Twitter, Instagram, – гор­до го­во­рит Трамп. – Бо­лее 100 млн. Мне не нуж­но об­ра­щать­ся к фей­ко­вым ме­диа».

По­сты в Twitter от­ра­жа­ют суть Трам­па: они но­сят вы­зы­ва­ю­щий (хо­тя, воз­мож­но, и слег­ка за­щит­ный) ха­рак­тер и вы­да­ют же­ла­ние по­ка­зать, кто здесь глав­ный. Вре­ме­на­ми при­вле­ка­тель­ный, а вре­ме­на­ми пу­га­ю­щий, его стиль управ­ле­ния вос­хи­ща­ет сво­ей нетри­ви­аль­но­стью. Тем не ме­нее он силь­но де­ста­би­ли­зи­ру­ет си­ту­а­цию и внут­ри, и вне стра­ны. Вку­пе с про­во­ка­ци­он­ны­ми за­яв­ле­ни­я­ми, что ад­ми­ни­стра­ция Оба­мы за­ка­за­ла про­слуш­ку Trump Tower во вре­мя вы­бо­ров пре­зи­ден­та, и по­сто­ян­но воз­ни­ка­ю­щи­ми во­про­са­ми о воз­мож­ных кон­так­тах его по­мощ­ни­ков с Моск­вой во вре­мя из­би­ра­тель­ной кам­па­нии это за­став­ля­ет неко­то­рых за­ду­мать­ся, смо­жет ли ад­ми­ни­стра­ция Трам­па про­дер­жать­ся весь срок.

Но по ме­ре то­го как бли­зит­ся 100-днев­ный ру­беж пре­бы­ва­ния Трам­па в Бе­лом до­ме (ина­у­гу­ра­ция Трам­па со­сто­я­лась 20 ян­ва­ря. – «Ведомости»), по­яв­ля­ют­ся не­ко­то­рые при­зна­ки, что за безу­ми­ем, ко­то­рое по­до­зре­ва­ют его кри­ти­ки, кро­ет­ся некая ме­то­ди­ка.

Трамп и его ко­ман­да счи­та­ют, что ха­рак­тер­ная осо­бен­ность 2017 г. – эко­но­ми­че­ский на­ци­о­на­лизм и силь­ные лич­но­сти во вла­сти, от Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на в Рос­сии и На­ренд­ры Мо­ди в Ин­дии до пред­се­да­те­ля Ки­тая Си Цзинь­пи­на. Они счи­та­ют, что США долж­ны рья­но от­ста­и­вать свои ин­те­ре­сы.

«Я ве­рю в со­ю­зы. Я ве­рю в от­но­ше­ния. И я ве­рю в парт­нер­ство. Но со­ю­зы не все­гда бы­ли хо­ро­ши для нас», – го­во­рит Трамп.

Та­ких со­юз­ни­ков, как Ве­ли­ко­бри­та­ния, Гер­ма­ния и Япо­ния, силь­но бес­по­ко­ит бизнес-под­ход Трам­па. Ведь он не при­ни­ма­ет в рас­чет роль, ко­то­рую США иг­ра­ют в под­дер­жа­нии ми­ра – от За­пад­ной Ев­ро­пы до Ко­рей­ско­го по­лу­ост­ро­ва и за­пад­ной ча­сти Ти­хо­го оке­а­на. Они опа­са­ют­ся, что США, быв­шие в по­след­ние семь де­ся­ти­ле­тий за­щит­ни­ком ли­бе­раль­но­го, ос­но­ван­но­го на за­кон­но­сти ми­ро­по­ряд­ка, со­вер­ша­ют ис­то­ри­че­ский пе­ре­ход от са­мо­от­вер­жен­но­сти к эго­и­сти­че­ской су­пер­дер­жа­ве.

Бо­лее оп­ти­ми­стич­ная, ес­ли не ци­нич­ная, точ­ка зре­ния за­клю­ча­ет­ся в том, что Трамп ис­поль­зу­ет пре­зи­дент­скую три­бу­ну для тор­гов: это на­чаль­ная фа­за пе­ре­го­во­ров, и он даст зад­ний ход, как толь­ко до­бьет­ся бо­лее уме­рен­ных эко­но­ми­че­ских и фи­нан­со­вых це­лей в сфе­ре меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли и без­опас­но­сти.

Пре­зи­дент на­ста­и­ва­ет, что он не бле­фу­ет. «Се­го­дня мы стал­ки­ва­ем­ся в ми­ре с очень, очень се­рьез­ной про­бле­мой. И да­же не од­ной. <...> США до­ста­точ­но дол­го ве­ли раз­го­во­ры – и са­ми ви­ди­те, ку­да это нас за­ве­ло».

Един­ствен­ная вещь, ко­то­рую он чет­ко дал по­нять, – это же­ла­ние вы­ров­нять международное иг­ро­вое по­ле. Трамп счи­та­ет, что есть слиш­ком боль­шой пе­ре­кос в поль­зу со­юз­ни­ков, на дар­мов­щи­ну поль­зу­ю­щих­ся аме­ри­кан­ским во­ен­ным при­кры­ти­ем, и раз­ви­ва­ю­щих­ся эко­но­мик, осо­бен­но Ки­тая, ко­то­рые, по его мне­нию, экс­плу­а­ти­ру­ют пра­ви­ла меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли. По его сло­вам, Аме­ри­ка бы­ла слиш­ком до­вер­чи­вой, лег­ко под­да­ю­щей­ся чу­жо­му вли­я­нию.

«При на­ших пред­ше­ствен­ни­ках это не ра­бо­та­ло. По­гля­ди­те, где мы ока­за­лись. У нас тор­го­вый де­фи­цит $800 млрд», – го­во­рит Трамп (ми­ни­стер­ство тор­гов­ли США от­чи­та­лось, что в 2016 г. де­фи­цит обо­ро­та то­ва­ров и услуг со­ста­вил чуть бо­лее $500 млрд).

В бли­жай­шие чет­верг и пят­ни­цу Трамп бу­дет при­ни­мать Си Цзинь­пи­на в сво­ем рос­кош­ном част­ном клу­бе в Фло­ри­де «Мар-а-Ла­го». Эта встре­ча, по­жа­луй, ста­нет са­мым жест­ким ис­пы­та­ни­ем для его стра­те­гии America first. Тор­го­вый дис­ба­ланс меж­ду США и Ки­та­ем – $347 млрд, и од­ним из обе­ща­ний кам­па­нии Трам­па бы­ло объ­явить Ки­тай ма­ни­пу­ля­то­ром кур­са ва­лю­ты – шаг, воз­мож­ность ко­то­ро­го рас­смат­ри­ва­ли и преды­ду­щие аме­ри­кан­ские ад­ми­ни­стра­ции, но не ре­ша­лись на него.

Вли­я­ние Ки­тая в ре­ги­оне все рас­тет, он жиз­нен­но важ­ный по­тен­ци­аль­ный парт­нер в сдер­жи­ва­нии Се­вер­ной Ко­реи. Од­на­ко пе­ред тем, как всту­пить в долж­ность, Трамп де­мон­стра­тив­но по­об­щал­ся с пре­зи­ден­том Тай­ва­ня (по­след­ний по­зво­нил и лич­но по­здра­вил Трам­па с по­бе­дой на вы­бо­рах, то­гда как тра­ди­ци­он­но пер­вые лица этих двух стран об­ща­лись че­рез по­сред­ни­ков, что­бы не вы­зы­вать неудо­воль­ствие Ки­тая. – «Ведомости»). Та бе­се­да по­ста­ви­ла под со­мне­ние при­вер­жен­ность Аме­ри­ки «по­ли­ти­ке од­но­го Ки­тая», со­глас­но ко­то­рой Ва­шинг­тон при­зна­ет Пе­кин един­ствен­ной за­кон­ной вла­стью.

Тем не ме­нее в про­шлом ме­ся­це Трамп за­ве­рил Си Цзинь­пи­на, что с ува­же­ни­ем от­но­сит­ся к этой по­ли­ти­ке. Про бу­ду­ще­го го­стя он вы­ска­зы­ва­ет­ся под­черк­ну­то веж­ли­во: «Я очень ува­жаю его. Я очень ува­жаю Ки­тай. Со­всем не удив­люсь, ес­ли мы сде­ла­ем нечто очень впе­чат­ля­ю­щее и по­лез­ное обе­им стра­нам».

Мно­гие экс­пер­ты опа­са­лись, что внеш­няя по­ли­ти­ка Трам­па бу­дет опас­но непо­сле­до­ва­тель­на. Но ком­би­на­ция ря­да силь­ных фи­гур в его ко­ман­де, в част­но­сти ми­ни­стра обо­ро­ны Джейм­са Мэт­ти­са и иг­ра­ю­ще­го смяг­ча­ю­щую роль Джа­ре­да Куш­не­ра, вли­я­тель­но­го зя­тя Трам­па, по­хо­же, при­да­ет ко­раб­лю устой­чи­вость.

Трамп пре­кра­тил го­во­рить о том, что­бы пе­ре­не­сти по­соль­ство США в Из­ра­и­ле из Тель-Ави­ва в Ие­ру­са­лим, воз­об­но­вив раз­го­во­ры о воз­мож­ном двух­го­су­дар­ствен­ном ре­ше­нии кон­флик­та меж­ду Из­ра­и­лем и па­ле­стин­ца­ми. Уме­рил он и кри­ти­ку со­юз­ни­ков по НАТО. Од­но оста­лось неиз­мен­ным – он от­ка­зы­ва­ет­ся го­во­рить пло­хо о Пу­тине.

Хо­тя Трамп ни­ко­гда не из­ви­ня­ет­ся, он спо­со­бен к неко­то­рым ма­нев­рам. В ин­тер­вью Financial Times он очень хо­тел до­не­сти, что не дер­жит оби­ду на канц­ле­ра Гер­ма­нии Ан­ге­лу Мер­кель, ко­то­рой он недав­но от­ка­зал­ся по­жать ру­ку пе­ред ви­део­ка­ме­ра­ми в Оваль­ном ка­би­не­те.

«У ме­ня бы­ла от­лич­ная встре­ча с канц­ле­ром Мер­кель, – ска­зал Трамп. – Я по­жал ей ру­ку раз пять, а по­том мы си­де­ли ря­дом <...> Мо­жет быть, ре­пор­тер ска­зал: «По­жми­те ей ру­ку»? Я не слы­шал».

Точ­но так же, го­во­ря о Brexit, он яв­но хо­чет раз­ве­ять по­до­зре­ния, что США с ра­до­стью под­дер­жат рас­пад ЕС. На во­прос, счи­та­ет ли он, что дру­гие стра­ны ско­рее все­го по­сле­ду­ют за Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей, Трамп от­ве­тил: «Ко­гда это толь­ко слу­чи­лось, я по­ду­мал бы­ло, что по­сле­ду­ет боль­ше, но я дей­стви­тель­но ду­маю, что Ев­ро­пей­ский со­юз на­чи­на­ет дей­ство­вать со­об­ща».

В сфе­ре тор­го­вой по­ли­ти­ки Трамп ка­жет­ся бо­лее прак­тич­ным, неже­ли мно­гие обо­зре­ва­те­ли из­на­чаль­но пред­по­ла­га­ли. Об­ви­нив Мек­си­ку в том, что она – глав­ный ис­точ­ник неле­галь­ной им­ми­гра­ции и недоб­ро­со­вест­но дей­ству­ет в рам­ках Се­ве­ро­аме­ри­кан­ско­го со­гла­ше­ния о сво­бод­ной тор­гов­ле (NAFTA), ад­ми­ни­стра­ция Трам­па сме­ни­ла пла­стин­ку. На­при­мер, ми­нистр тор­гов­ли США и друг Трам­па Уил­бур Росс пы­та­ет­ся раз­ре­шить дав­ний спор о са­ха­ре (см. врез), опа­са­ясь, что неуда­ча в этом де­ле сыг­ра­ет на ру­ку Ан­дре­су Ма­ну­э­лю Ло­пе­су Обра­до­ру – ле­во­ра­ди­каль­но­му кан­ди­да­ту на пост пре­зи­ден­та Мек­си­ки в 2018 г.

Росс, ко­то­рый при­со­еди­нил­ся к на­ше­му раз­го­во­ру, предо­сте­ре­га­ет, что лю­ди не долж­ны недо­оце­ни­вать Трам­па: «Жест­кая ри­то­ри­ка, без­услов­но, по­лез­на в пред­две­рии пе­ре­го­во­ров, но пре­зи­дент не бле­фу­ет».

Ес­ли внеш­няя по­ли­ти­ка Трам­па ока­за­лась ме­нее ре­во­лю­ци­он­ной, чем опа­са­лись по­на­ча­лу, то во внут­рен­ней есть нема­ло про­ти­во­ре­чий. Трамп по­пал в Оваль­ный ка­би­нет на гребне по­пу­лист­ской вол­ны, ко­гда рес­пуб­ли­кан­цы и нема­лое чис­ло де­мо­кра­тов из чис­ла си­них во­рот­нич­ков спло­ти­лись во­круг него, от­вер­нув­шись от фа­во­ри­та ис­теб­лиш­мен­та Хил­ла­ри Клин­тон. В сво­ей ина­у­гу­ра­ци­он­ной ре­чи о «резне в Аме­ри­ке» Трамп воз­дал дань ува­же­ния сво­им сто­рон­ни­кам, за­явив, что «за­бы­тые муж­чи­ны и жен­щи­ны на­шей стра­ны боль­ше не бу­дут за­бы­ты».

Пре­зи­дент от­ста­и­вал идею раз­ви­тия про­из­вод­ства в США, скло­няя ино­стран­ные и аме­ри­кан­ские кор­по­ра­ции к мыс­ли раз­ме­щать ра­бо­чие ме­ста и за­во­ды в Аме­ри­ке. Но ма­стер де­ло­вых пе­ре­го­во­ров об­на­ру­жил, что управ­лять стра­ной труд­нее, чем он се­бе пред­став­лял, да­же с уче­том то­го, что у рес­пуб­ли­кан­цев боль­шин­ство и в па­ла­те пред­ста­ви­те­лей, и в се­на­те. По­ни­ма­ние на­ча­ло при­хо­дить, ко­гда он по­пы­тал­ся ис­поль­зо­вать ис­пол­ни­тель­ную власть для кон­тро­ля за ми­гра­ци­ей. И пер­вая, и вто­рая по­пыт­ка бы­ли за­бло­ки­ро­ва­ны су­да­ми. Еще на­гляд­нее стал не­дав­ний про­вал пла­нов от­ме­ны Obamacare – ре­фор­мы ме­ди­цин­ско­го стра­хо­ва­ния, ини­ци­и­ро­ван­ной ад­ми­ни­стра­ци­ей Ба­ра­ка Оба­мы.

Ли­де­ры рес­пуб­ли­кан­цев от­ка­за­лись от го­ло­со­ва­ния по­сле то­го, как не смог­ли за­ру­чить­ся до­ста­точ­ной под­держ­кой для про­хож­де­ния спеш­но на­пи­сан­но­го за­ко­но­про­ек­та. «Я не хо­тел про­во­дить го­ло­со­ва­ние. Я ска­зал, по­че­му нуж­но про­во­дить го­ло­со­ва­ние?» – го­во­рит Трамп, обе­щав­ший от­ме­нить Obamacare сра­зу, как толь­ко всту­пит в долж­ность. Во­прос, что он чув­ству­ет по­сле этой неуда­чи, по­ка­зы­ва­ет, что он все еще пе­ре­жи­ва­ет ее: «Да, я не про­иг­ры­ваю. Я не люб­лю проигрывать».

Он под­чер­ки­ва­ет, что рес­пуб­ли­кан­ские за­ко­но­да­те­ли все еще пы­та­ют­ся до­го­во­рить­ся. Но он го­во­рит, что «ни­че­го страш­но­го», ес­ли груп­па House Freedom Caucus (кон­сер­ва­тив­ное кры­ло рес­пуб­ли­кан­ской пар­тии, в ко­то­рое вхо­дит око­ло 30 пар­ла­мен­та­ри­ев. – «Ведомости»), ярост­ный про­тив­ник Obamacare, ко­то­рой не при­шел­ся по нра­ву пер­вый ва­ри­ант за­ко­но­про­ек­та Трам­па, и даль­ше бу­дет от­ка­зы­вать­ся от его одоб­ре­ния.

«Ес­ли мы не по­лу­чим, что хо­тим, до­го­во­рим­ся с де­мо­кра­та­ми, и у нас бу­дет, на мой взгляд, не та­кой уж хо­ро­ший ва­ри­ант здра­во­охра­не­ния, – ска­зал пре­зи­дент. – Но мы со­би­ра­ем­ся вве­сти очень хо­ро­шее здра­во­охра­не­ние. Это бу­дет двух­пар­тий­ная фор­ма здра­во­охра­не­ния».

Бе­лый дом из­на­чаль­но рас­смат­ри­вал ре­фор­му Obamacare как «ключ, ко­то­рый от­кро­ет дверь» и поз­во­лит сэко­но­мить сред­ства, необ­хо­ди­мые для про­ве­де­ния круп­ней­шей с 1986 г. на­ло­го­вой ре­фор­мы и про­грам­мы по раз­ви­тию ин­фра­струк­ту­ры сто­и­мо­стью $1 млрд. Те­перь же непо­нят­но, как ад­ми­ни­стра­ция смо­жет из­ме­нить на­ло­го­об­ло­же­ние так, что­бы удо­вле­тво­рить фи­нан­со­вых кон­сер­ва­то­ров и не уве­ли­чить де­фи­цит бюд­же­та.

Трамп не рас­кры­ва­ет свои кар­ты. «Я не хо­чу го­во­рить о сро­ках. У нас бу­дет очень мас­штаб­ная и очень ре­ши­тель­ная на­ло­го­вая ре­фор­ма», – го­во­рит он. Но он не ска­зал о том, что его ко­ман­да от­ча­ян­но пы­та­ет­ся най­ти но­вые спо­со­бы, как про­фи­нан­си­ро­вать сни­же­ние на­ло­гов. Что­бы по­лу­чить в се­на­те про­стое боль­шин­ство, эта ре­фор­ма не долж­на из­ме­нить до­ход­ную часть бюд­же­та.

Ес­ли Трамп не от­ме­нит Obamacare, он встре­тит 100-днев­ный ру­беж на­хож­де­ния у вла­сти без боль­ших успе­хов. Вы­дви­ну­то­го им на пост чле­на Вер­хов­но­го су­да Ни­ла Гор­са­ча рес­пуб­ли­кан­цы встре­ти­ли ова­ци­я­ми, а вот де­мо­кра­ты гро­зят за­бло­ки­ро­вать го­ло­со­ва­ние в се­на­те. Со­вет­ни­ки Трам­па изыс­ки­ва­ют спо­со­бы обой­ти кон­гресс, глав­ным об­ра­зом по­сред­ством ука­зов пре­зи­ден­та и про­чих мер. Это как раз то, что Стив Бэн­нон, глав­ный стра­тег Бе­ло­го до­ма, зло­ве­ще окре­стил «раз­ру­ше­ни­ем ад­ми­ни­стра­тив­но­го управ­ле­ния».

Бэн­нон со­здал опе­ра­тив­ный центр в за­пад­ном кры­ле Бе­ло­го до­ма и на­пи­сал все обе­ща­ния, дан­ные во вре­мя кам­па­нии Трам­па, на боль­шой бе­лой дос­ке. Во­прос на мил­ли­ард дол­ла­ров – смо­жет ли Трамп во­пло­тить на прак­ти­ке все эти по­су­лы, осо­бен­но «сде­лать Аме­ри­ку сно­ва ве­ли­кой», и смо­жет ли от­де­лить свои де­ло­вые ин­те­ре­сы от офи­ци­аль­ных.

Трамп жаж­дет опро­верг­нуть все вво­дя­щие в за­блуж­де­ние ана­ло­гии из ми­ро­вой исто­рии. По­по­зи­ро­вав пе­ред порт­ре­том Эн­д­рю Джек­со­на, первого в США пре­зи­ден­та-по­пу­ли­ста, он ве­дет нас в со­сед­нюю ком­на­ту, где ви­сит порт­рет Те­одо­ра Ру­звель­та, ко­то­ро­го он вос­хва­ля­ет как пре­зи­ден­та, из­ме­нив­ше­го пра­ви­ла иг­ры. Это дей­стви­тель­но так, но один из го­стей веж­ли­во на­по­ми­на­ет Трам­пу о су­ще­ствен­ном раз­ли­чии. Те­одор Ру­звельт хва­стал­ся тем, что у него боль­шая ду­би­на, но од­но­вре­мен­но ста­вил се­бе в за­слу­гу то, что мяг­ко го­во­рит.

ТРАМП О КИ­ТАЕ, КО­РЕЕ И СВО­ИХ ПЕР­ВЫХ ВПЕЧАТЛЕНИЯХ О ПРЕЗИДЕНТСТВЕ – Со­би­ра­е­тесь ли вы го­во­рить [с Си Цзинь­пи­ном] о Се­вер­ной Ко­рее?

– Да, мы бу­дем го­во­рить о Се­вер­ной Ко­рее. У Ки­тая огром­ное вли­я­ние на Се­вер­ную Ко­рею. И Ки­тай ли­бо ре­шит по­мочь нам с Се­вер­ной Ко­ре­ей, ли­бо нет. Ес­ли они со­гла­сят­ся, это бу­дет очень хо­ро­шо для Ки­тая, а ес­ли нет, это не бу­дет хо­ро­шо ни для ко­го.

– А ка­ков сти­мул [для Ки­тая]?

– Ду­маю, сти­мул – это тор­гов­ля. Все кру­тит­ся во­круг тор­гов­ли.

– Как вы на­ме­ре­ны быст­ро умень­шить де­фи­цит тор­го­во­го ба­лан­са с Ки­та­ем?

– Ска­зал Ки­таю, что мы не мо­жем про­дол­жать тор­го­вать, ес­ли и даль­ше это бу­дет нечест­ная сдел­ка вро­де той, что сей­час. Это нечест­ная сдел­ка.

– Со­би­ра­е­тесь ли вы вы­рав­ни­вать та­ри­фы?

– Я не хо­чу по­ка го­во­рить о та­ри­фах. Воз­мож­но, на сле­ду­ю­щей встре­че [по­го­во­рим о них]. Так что я по­ка не хо­чу го­во­рить о та­ри­фах. Но вы упо­тре­би­ли сло­во «вы­рав­ни­вать». Это очень хо­ро­шее сло­во, по­то­му что они не вы­рав­не­ны. Ес­ли ис­поль­зо­вать ка­кое-ни­будь дру­гое сло­во, кро­ме «та­риф», то тут то­же нет ра­вен­ства <...> Ес­ли го­во­рить о ма­ни­пу­ли­ро­ва­нии кур­сом ва­лю­ты, о де­валь­ва­ции, тут они чем­пи­о­ны ми­ра. У на­шей стра­ны не бы­ло пред­став­ле­ния об этом, у них не бы­ло пред­став­ле­ния. У про­шлой ад­ми­ни­стра­ции не бы­ло, и у мно­гих ад­ми­ни­стра­ций не бы­ло – я не хо­чу го­во­рить толь­ко об Оба­ме; это про­дол­жа­лось мно­гие го­ды – у них не бы­ло пред­став­ле­ния. Но у ме­ня – есть.

– Ка­ко­вы ва­ши ам­би­ции в от­но­ше­ни­ях с Ки­та­ем? Уви­дим ли мы мас­штаб­ную сдел­ку, ко­то­рая ре­шит про­бле­му Се­вер­ной Ко­реи, поз­во­лит вы­ве­сти аме­ри­кан­ские вой­ска с Ко­рей­ско­го по­лу­ост­ро­ва и из­ме­нит там [по­ли­ти­че­ский] ланд­шафт?

– Ну, ес­ли Ки­тай не ре­шит про­бле­му Се­вер­ной Ко­реи, это сде­ла­ем мы. Об этом я вам и го­во­рю.

– Счи­та­е­те ли вы, что смо­же­те ре­шить эту про­бле­му без по­мо­щи Ки­тая?

– Аб­со­лют­но.

– Один на один?

– Мне нече­го до­ба­вить. Аб­со­лют­но.

– Нач­не­те ли вы [бе­се­ду с Си Цзинь­пи­ном] с Се­вер­ной Ко­реи и раз­го­во­ра о тор­гов­ле или же с че­го-то еще?

– Я не со­би­ра­юсь вам об этом рас­ска­зы­вать. Зна­е­те, я не США про­шло­го, ко­гда мы рас­ска­зы­ва­ли вам, ку­да со­би­ра­ем­ся уда­рить на Ближ­нем Во­сто­ке. Ко­гда они го­во­ри­ли (я ис­поль­зо­вал это в сво­их ре­чах): «Мы ата­ку­ем Мо­сул че­рез че­ты­ре ме­ся­ца». Ме­сяц спу­стя: «Мы ата­ку­ем Мо­сул че­рез три ме­ся­ца». Че­рез два ме­ся­ца, че­рез один ме­сяц... За­чем они это го­во­ри­ли? Нет бы­ло ни­ка­кой при­чи­ны го­во­рить.

– Гос­по­дин пре­зи­дент, вы ис­поль­зу­е­те ку­да бо­лее гру­бую ри­то­ри­ку, неже­ли мно­гие ва­ши пред­ше­ствен­ни­ки...

– Вро­де так. На­де­юсь.

– Лю­ди, гля­дя на про­ис­хо­дя­щее в ми­ре, чув­ству­ют ис­пуг. Они ду­ма­ют, что этот пре­зи­дент [США] в от­ли­чие от пред­ше­ствен­ни­ков не ве­рит в цен­ность со­ю­зов.

– Со­ю­зы не все­гда бы­ли хо­ро­ши для нас. Я ве­рю в со­ю­зы. Я ве­рю в от­но­ше­ния. И я ве­рю в парт­нер­ство. Но со­ю­зы не все­гда бы­ли хо­ро­ши для нас. По­нят­но?

– По-преж­не­му ли вам нра­вит­ся ра­бо­та пре­зи­ден­та?

– Мне она в са­мом де­ле нра­вит­ся. И нра­ви­лась. Мы мно­гое сде­ла­ли <...> Мы до­би­ва­ем­ся от­лич­ных ре­зуль­та­тов. За­ня­тость: Ford толь­ко что объ­явил, что вкла­ды­ва­ет­ся в три круп­ных за­во­да (на про­шлой неде­ле Ford вы­пу­стил но­вость об ин­ве­сти­ро­ва­нии $1,2 млрд в рас­ши­ре­ние мощ­но­стей на трех за­во­дах в Ми­чи­гане. – «Ведомости»), ты­ся­чи ра­бо­чих мест; General Motors, Fiat и еще па­роч­ка ком­па­ний, на­зва­ния ко­то­рых не для прес­сы – по­то­му что за­чем мне это на­до? Так вот, па­роч­ка из них со­би­ра­лась стро­ить [за­во­ды] в Мексике, а сей­час стро­ят в Ми­чи­гане. Стро­ят в Огайо. Мы ста­ли при­вле­ка­тель­ны.

– Ко­гда я в США об­ща­юсь с ген­ди­рек­то­ра­ми ком­па­ний, по­ло­ви­на из них го­во­рит: «Да, это здо­ро­во, у нас по­яви­лась уве­рен­ность, воз­вра­ща­ем­ся», а дру­гая по­ло­ви­на: «Гос­по­ди, что ес­ли он за­по­стит твит про нас и на­ши ак­ции упа­дут?»

– Не будь тви­тов, ме­ня бы здесь не бы­ло.-

CARLOS BARRIA / REUTERS

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.