«Бю­ро­кра­тия ока­зы­ва­ет силь­ней­шее вли­я­ние на кон­ку­рент­ный ры­нок»

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Олег Вью­гин

Раз­го­во­ры о пе­ре­за­пус­ке эко­но­ми­че­ско­го ро­ста в стране длят­ся уже не один год и ве­дут­ся на фоне за­тя­нув­шей­ся стаг­на­ции. Ста­ти­сти­че­ские от­че­ты, ко­то­рые мы чи­та­ем, то все­ля­ют на­деж­ды о про­хож­де­нии пре­сло­ву­то­го «дна», то при­но­сят разо­ча­ро­ва­ние – рост не воз­об­нов­ля­ет­ся. Эти ка­че­ли на­блю­да­ют­ся два по­след­них го­да, при этом ре­аль­ные до­хо­ды на­се­ле­ния за этот пе­ри­од за­мет­но со­кра­ти­лись. В сред­нем же оте­че­ствен­ная эко­но­ми­ка не де­мон­стри­ро­ва­ла за­мет­но­го ро­ста в те­че­ние пя­ти по­след­них лет. Бла­го­да­ря ро­сту це­ны бар­ре­ля неф­ти в ны­неш­нем го­ду курс руб­ля укре­пил­ся и ожи­да­ния в про­из­вод­ствен­ном сек­то­ре несколь­ко улуч­ши­лись, оста­ва­ясь, од­на­ко, весь­ма скром­ны­ми. Ак­ту­аль­ные про­гно­зы экс­перт­но­го со­об­ще­ства и офи­ци­аль­ных вла­стей в луч­шем слу­чае су­лят оте­че­ствен­ной эко­но­ми­ке рост не вы­ше 2% го­до­вых.

По­лу­ча­ет­ся, что эф­фект скач­ка в ры­нок, при­нес­ший в пер­вой де­ка­де ну­ле­вых ощу­ти­мый рост эко­но­ми­че­ской ак­тив­но­сти в стране, се­го­дня вы­дох­ся. Тем не ме­нее в неко­то­рых вы­ска­зы­ва­ни­ях офи­ци­аль­ных лиц слыш­ны на­деж­ды, что, по­сле то­го как биз­нес при­спо­со­бит­ся к но­вой ре­аль­но­сти, эко­но­ми­ка вновь вый­дет на тра­ек­то­рию устой­чи­во­го ро­ста. На этот счет по­ка оста­ют­ся боль­шие со­мне­ния. За прак­ти­че­ски пя­ти­лет­ней стаг­на­ци­ей эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия в на­шей стране про­смат­ри­ва­ют­ся пробле­мы си­стем­но­го ха­рак­те­ра, свя­зан­ные с вос­со­зда­ни­ем неэф­фек­тив­ной ро­ле­вой мо­де­ли го­су­дар­ства в эко­но­ми­че­ских и об­ще­ствен­ных от­но­ше­ни­ях. Мо­дель ха­рак­те­ри­зу­ет­ся сла­бо­стью го­су­дар­ства как стра­те­ги­че­ско­го ор­га­на по вы­ра­бот­ке и ре­а­ли­за­ции при­ня­той об­ще­ством по­ли­ти­ки дол­го­сроч­но­го эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия. Она не обес­пе­чи­ва­ет устой­чи­вую и про­дук­тив­ную ин­сти­ту­ци­о­наль­ную сре­ду для пред­при­ни­ма­тель­ства. В рам­ках этой мо­де­ли эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка го­су­дар­ства под­вер­же­на вли­я­нию част­ных и кор­по­ра­тив­ных ин­те­ре­сов, а са­мо го­су­дар­ство че­рез свои ин­сти­ту­ты и кор­по­ра­ции участ­ву­ет в де­фор­ма­ции кон­ку­рент­ных рын­ков. В ре­зуль­та­те ры­ноч­ные сво­бо­ды на­чи­на­ют пре­иму­ще­ствен­но ра­бо­тать в ин­те­ре­сах уз­ких групп иг­ро­ков, име­ю­щих воз­мож­ность из­вле­кать ком­мер­че­скую вы­го­ду из «на­си­лия» над спра­вед­ли­вой кон­ку­рен­ци­ей. В рам­ках та­ких от­но­ше­ний ис­пол­ни­тель­ная бю­ро­кра­тия по раз­ным объ­ек­тив­ным и субъ­ек­тив­ным мо­ти­вам по­лу­ча­ет воз­мож­ность ока­зы­вать силь­ней­шее вли­я­ние на хо­зяй­ству­ю­щие субъ­ек­ты кон­ку­рент­но­го рын­ка, ста­вит биз­нес от­дель­ных ком­па­ний вы­ше необ­хо­ди­мо­сти кон­ку­ри­ро­вать и по­вы­шать эф­фек­тив­ность. Ре­аль­ная ры­ноч­ная кон­ку­рен­ция оста­ет­ся уде­лом для ма­лых форм пред­при­ни­ма­тель­ства. Са­мы­ми непри­ят­ны­ми по­след­стви­я­ми та­кой прак­ти­ки яв­ля­ют­ся со­кра­ще­ние го­ри­зон­та пла­ни­ро­ва­ния, недо­ин­ве­сти­ро­ва­ние в ос­нов­ные фон­ды и низ­кая про­из­во­ди­тель­ность тру­да – ров­но то, чем ха­рак­те­ри­зо­ва­лась оте­че­ствен­ная эко­но­ми­ка в по­след­ние го­ды.

Исто­ри­че­ски сло­жи­лось так, что по­сле фун­да­мен­таль­ных пре­об­ра­зо­ва­ний на­ча­ла 1990-х ры­нок с его ат­ри­бу­та­ми сво­бо­ды цен, кон­трак­та, тру­да, дви­же­ния ка­пи­та­ла и др. в стране по­явил­ся, а пол­но­цен­ная ры­ноч­ная эко­но­ми­ка с ее эко­но­ми­че­ски эф­фек­тив­но ра­бо­та­ю­щи­ми пра­во­вы­ми ин­сти­ту­та­ми ре­гу­ли­ро­ва­ния ока­за­лась недо­стро­е­на. До­воль­но дол­го дер­жав­ши­е­ся на вы­со­ком уровне це­ны на нефть спо­соб­ство­ва­ли эко­но­ми­че­ской экс­пан­сии го­су­дар­ства, но в ви­де по­боч­но­го эф­фек­та при­ве­ли к дол­го­сроч­ной де­ста­би­ли­за­ции бюд­же­та – обя­за­тель­ства непро­из­во­ди­тель­но­го ха­рак­те­ра су­ще­ствен­но вы­рос­ли и ста­ли чрез­мер­но за­ви­сеть от этих цен. По­это­му недав­няя сме­на трен­да на этом рын­ке усу­гу­би­ла непро­стую эко­но­ми­че­скую си­ту­а­цию в стране. На­ко­нец, кру­той по­во­рот во внеш­ней по­ли­ти­ке не про­сто ра­ди­каль­но, с плю­са на ми­нус, по­ме­нял сло­жив­ши­е­ся тор­го­вые и ка­пи­таль­ные по­то­ки и де­ста­би­ли­зи­ро­вал мак­ро­эко­но­ми­че­скую сре­ду, но по со­во­куп­но­сти пе­ре­чис­лен­ных фак­то­ров со­здал вы­со­чай­ший уро­вень эко­но­ми­че­ской неопре­де­лен­но­сти и нега­тив­ные эко­но­ми­че­ские по­тре­би­тель­ские и де­ло­вые ожи­да­ния. По­след­ствия вы­ра­зи­лись в сни­же­нии ин­ве­сти­ци­он­ной ак­тив­но­сти и низ­ких по­ка­за­те­лях про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да. В от­вет на эти вы­зо­вы ни­ка­кой дол­го­сроч­ной стра­те­гии эко­но­ми­че­ско­го ро­ста не по­яви­лось.

В свя­зи со ска­зан­ным по­лез­но кос­нуть­ся неко­то­рых ас­пек­тов эко­но­ми­че­ской ис­то­рии стра­ны. В са­мо­дер­жав­ной Рос­сии круп­ный част­ный капитал за­рож­дал­ся на ба­зе ка­зен­ной соб­ствен­но­сти. Ак­ти­вы рас­пре­де­ля­лись по со­слов­но­му при­зна­ку, пе­ре­да­ва­лись в соб­ствен­ность в ви­де воз­на­граж­де­ния за служ­бу и дру­гие до­сти­же­ния в ин­те­ре­сах мо­нар­хии. По­сле от­ме­ны кре­пост­но­го пра­ва и об­ра­зо­ва­ния рын­ка тру­да в стране стал фор­ми­ро­вать­ся неза­ви­си­мый тор­го­вый и про­мыш­лен­ный капитал, ко­то­рый и стал дви­жу­щей си­лой раз­ви­тия хо­зяй­ства стра­ны. Рос­сия то­гда по­лу­чи­ла при­ток част­но­го ка­пи­та­ла из-за ру­бе­жа в ви­де пря­мых ино­стран­ных ин­ве­сти­ций и тех­но­ло­гий. Хо­зяй­ство стра­ны устой­чи­во рос­ло при­лич­ны­ми тем­па­ми, и Рос­сия за­ня­ла за­мет­ное ме­сто в ми­ро­вой эко­но­ми­че­ской си­сте­ме. Од­на­ко из-за про­мед­ле­ния с по­ли­ти­че­ски­ми ре­фор­ма­ми, ко­то­рые бы­ли необ­хо­ди­мы для даль­ней­ше­го раз­ви­тия про­из­вод­ствен­ных от­но­ше­ний, бла­го­по­луч­ный пе­ри­од в раз­ви­тии эко­но­ми­ки стра­ны по­сте­пен­но со­шел на нет. Во­вле­че­ние стра­ны в Первую ми­ро­вую вой­ну толь­ко усу­гу­би­ло эти вы­зо­вы и при­ве­ло к ре­во­лю­ци­он­ным со­бы­ти­ям.

Мо­дель раз­ви­тия со­вет­ской эко­но­ми­ки бы­ла от­ча­сти по­хо­жа на мо­дель, сло­жив­шу­ю­ся в на­чаль­ный пе­ри­од раз­ви­тия ка­пи­та­лиз­ма в Рос­сии, и, ес­ли от­влечь­ся от идео­ло­ги­че­ско­го фле­ра, бы­ла се­рьез­ным ша­гом на­зад по срав­не­нию с те­ми про­из­вод­ствен­ны­ми от­но­ше­ни­я­ми, ко­то­рые сло­жи­лись

Рос­сия по­сле вы­нуж­ден­ных по­пы­ток раз­ви­вать кон­ку­рент­ное ры­ноч­ное хо­зяй­ство вся­кий раз воз­вра­ща­ет­ся к ге­ге­мо­нии го­су­дар­ства в эко­но­ми­че­ских и об­ще­ствен­ных от­но­ше­ни­ях

в пе­ри­од рас­цве­та про­мыш­лен­но­сти и сель­ско­го хо­зяй­ства цар­ской Рос­сии. В СССР вер­ну­лись огра­ни­че­ния сво­бо­ды пе­ре­дви­же­ния граж­дан и, по су­ти, обя­за­тель­ная тру­до­вая по­вин­ность (за ред­ким ис­клю­че­ни­ем для жен­щин в ста­ту­се до­мо­хо­зя­ек), лик­ви­ди­ро­ва­на част­ная соб­ствен­ность на сред­ства про­из­вод­ства. Ру­ко­во­ди­те­ли круп­ных пред­при­я­тий бы­ли про­дол­же­ни­ем бю­ро­кра­ти­че­ской ми­ни­стер­ской но­мен­кла­ту­ры и по­доб­но вла­дель­цам нес­ли всю пол­но­ту от­вет­ствен­но­сти за де­я­тель­ность пред­при­я­тия. Толь­ко ры­ноч­ную ма­те­ри­аль­ную от­вет­ствен­ность за­ме­ни­ли ад­ми­ни­стра­тив­ной и уго­лов­ной, а кон­ку­рен­цию – ад­ми­ни­стра­тив­ным ре­сур­сом ди­рек­то­ров. По­сле хру­щев­ской от­те­пе­ли и пре­кра­ще­ния ста­лин­ских ре­прес­сий со­вет­ская эко­но­ми­ка ожи­ви­лась – к на­ча­лу 1960-х тем­пы ро­ста на­ци­о­наль­но­го про­дук­та в СССР до­сти­га­ли 10% го­до­вых, хо­тя по уров­ню про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да и эф­фек­тив­но­сти ис­поль­зо­ва­ния при­род­ных ре­сур­сов эко­но­ми­ка стра­ны про­дол­жа­ла от­ста­вать от раз­ви­тых стран. По­сле­до­вав­ший за этим пе­ри­од по­ли­то­ло­ги на­зва­ли пе­ри­о­дом за­стоя, так как он не ха­рак­те­ри­зо­вал­ся осо­бы­ми ре­фор­ма­тор­ски­ми уси­ли­я­ми ру­ко­вод­ства стра­ны, ко­то­рая к то­му же в рам­ках хо­лод­ной вой­ны с за­пад­ны­ми стра­на­ми ока­за­лась во­вле­че­на в из­ну­ря­ю­щую гон­ку во­ору­же­ний. В ито­ге к кон­цу 1980-х СССР пре­кра­тил свое су­ще­ство­ва­ние как эко­но­ми­че­ское и по­ли­ти­че­ское об­ра­зо­ва­ние.

В ре­зуль­та­те сня­тия неры­ноч­ных огра­ни­че­ний в 1990-е гг. про­цесс при­ва­ти­за­ции в боль­шин­стве от­рас­лей эко­но­ми­ки но­вой Рос­сии опять при­вел к фор­ми­ро­ва­нию круп­но­го част­но­го ка­пи­та­ла. Про­изо­шло об­нов­ле­ние ос­нов­ных фон­дов, вы­рос­ла про­из­во­ди­тель­ность. Но в сле­ду­ю­щем де­ся­ти­ле­тии век­тор вновь по­ме­нял­ся – роль го­су­дар­ства в эко­но­ми­ке и об­ще­ствен­ных от­но­ше­ни­ях ста­ла уве­ли­чи­вать­ся. Сме­ще­ние про­пор­ций в струк­ту­ре кон­тро­ля соб­ствен­но­сти про­ис­хо­ди­ло как в ре­зуль­та­те уве­ли­че­ния пря­мо­го кон­тро­ля го­су­дар­ства, так и по­сред­ством аф­фи­ли­ро­ван­но­го уча­стия в ка­пи­та­ле пред­при­я­тий лиц, свя­зан­ных с выс­шей и мест­ной бю­ро­кра­ти­ей. В об­ще­ствен­ной жиз­ни уси­ле­ние ро­ли го­су­дар­ства осу­ществ­ля­лось по ин­фор­ма­ци­он­ным и бю­ро­кра­ти­че­ским ка­на­лам.

Ра­зу­ме­ет­ся, ис­то­ри­че­ские па­рал­ле­ли в объ­яс­не­нии эко­но­ми­че­ских про­цес­сов сле­ду­ет ис­поль­зо­вать с боль­шой осто­рож­но­стью – кон­крет­ные об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ские и ин­фор­ма­ци­он­но-тех­но­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти каж­до­го ис­то­ри­че­ско­го пе­ри­о­да ни­ко­гда не поз­во­лят по­вто­рить прой­ден­ные мо­де­ли. Но, что ин­те­рес­но, на­ше об­ще­ство в раз­ные ис­то­ри­че­ские пе­ри­о­ды по­сле вы­нуж­ден­ных по­пы­ток раз­ви­вать кон­ку­рент­ное ры­ноч­ное хо­зяй­ство вся­кий раз воз­вра­ща­ет­ся к ге­ге­мо­нии го­су­дар­ства в эко­но­ми­че­ских и об­ще­ствен­ных от­но­ше­ни­ях, щед­ро на­прав­ляя ре­сур­сы на раз­но­го ро­да внут­рен­ние и внеш­ние непро­из­во­ди­тель­ные про­ек­ты.

В чем при­чи­на та­ко­го стрем­ле­ния об­ще­ства к вос­со­зда­нию этой ге­ге­мо­нии? Ведь та­кой вы­бор, как уже под­твер­ди­ла ис­то­рия, не пред­ла­га­ет эко­но­ми­че­ски сла­бым и ма­ло­обес­пе­чен­ным груп­пам на­се­ле­ния стра­ны ка­ких-ли­бо зна­чи­мых жиз­нен­ных пре­фе­рен­ций и не спо­соб­ству­ет со­зда­нию в стране дей­стви­тель­но силь­ной кон­ку­рен­то­спо­соб­ной эко­но­ми­ки.

Не имея од­но­знач­но­го от­ве­та на этот во­прос, от­ме­чу, что во мно­гом этот вы­бор ини­ци­и­ру­ет­ся свер­ху, ак­ту­аль­ной по­ли­ти­че­ской эли­той, при под­держ­ке сни­зу сто­рон­ни­ка­ми эта­ти­че­ско­го мыш­ле­ния – идео­ло­гии, утвер­жда­ю­щей под­чи­не­ние част­ных ин­те­ре­сов ин­те­ре­сам го­су­дар­ства, вклю­чая вме­ша­тель­ство во все сфе­ры об­ще­ствен­ной и част­ной жиз­ни. Пси­хо­ло­ги­че­ские и по­ве­ден­че­ские ис­то­ки под­держ­ки по­нят­ны. По край­ней ме­ре, два по­след­них по­ко­ле­ния граж­дан на­шей стра­ны, на­хо­дя­щих­ся се­го­дня в эко­но­ми­че­ски ак­тив­ном воз­расте, не жи­ли в дру­гих усло­ви­ях и не зна­ли дру­гой ро­ли го­су­дар­ства в об­ще­ствен­ной и эко­но­ми­че­ской жиз­ни. Ес­ли слож­ная ра­бо­та по по­стро­е­нию пол­но­цен­ной ры­ноч­ной эко­но­ми­ки несет се­рьез­ные вы­зо­вы и рис­ки для ее ар­хи­тек­то­ров, да и для ря­до­вых граж­дан то­же, предъ­яв­ляя им но­вые, непри­выч­ные эти­че­ские и про­фес­си­о­наль­ные тре­бо­ва­ния, то по­че­му бы од­ним из них не ми­ни­ми­зи­ро­вать эти рис­ки и до­воль­ство­вать­ся ма­лым, а дру­гим – не ис­поль­зо­вать мо­но­поль­ные пол­но­мо­чия го­су­дар­ства для ре­а­ли­за­ции сво­их част­ных или груп­по­вых ин­те­ре­сов? Вс­пом­ним, вы­бор на­ча­ла 2000-х ведь толь­ко и за­клю­чал­ся в том, кто вос­поль­зу­ет­ся этим мо­но­поль­ным пра­вом – так на­зы­ва­е­мые оли­гар­хи 1990-х или уна­сле­до­ван­ная от СССР про­фес­си­о­наль­ная граж­дан­ская и си­ло­вая бю­ро­кра­тия.

Бе­з­услов­но, ры­ноч­ная эко­но­ми­ка са­ма по се­бе не спо­соб­на ре­шить эту об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­скую про­бле­му. Со­зда­ние ра­зум­ной ди­стан­ции меж­ду вла­стью и биз­не­сом – за­да­ча, ле­жа­щая за пре­де­ла­ми чи­сто эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки, тре­бу­ет вре­ме­ни и от­вет­ствен­ных элит, ведь имен­но на них ле­жит весь груз и риск им­пле­мен­та­ции на­зрев­ших пре­об­ра­зо­ва­ний, ко­то­рые смог­ли бы за­дей­ство­вать ин­тел­лек­ту­аль­ный и пред­при­ни­ма­тель­ский по­тен­ци­ал об­ще­ства. По­пыт­ки же ис­поль­зо­вать остат­ки эта­ти­че­ско­го ми­ро­ощу­ще­ния на­ше­го об­ще­ства в ре­аль­ной по­ли­ти­ке, а еще ху­же – в част­ных ин­те­ре­сах, пло­хо со­че­та­ют­ся с эти­ми це­ля­ми и с иде­ей по­стро­е­ния кон­ку­рент­но­го ры­ноч­но­го хо­зяй­ства, так как тор­мо­зят со­зда­ние ба­зо­вых ос­нов функ­ци­о­ни­ро­ва­ния эф­фек­тив­ной ры­ноч­ной эко­но­ми­ки. Опо­ра на эту идео­ло­гию вряд ли смо­жет ко­гда-ни­будь обес­пе­чить се­рьез­ный эко­но­ми­че­ский про­гресс из-за эф­фек­та вы­тес­не­ния об­ще­ствен­но по­лез­ной ини­ци­а­ти­вы и твор­че­ски на­стро­ен­ных лю­дей из мно­гих кри­ти­че­ски важ­ных для бу­ду­ще­го раз­ви­тия сфер со­зи­да­тель­ной де­я­тель­но­сти. Ло­ги­ка та­ко­го раз­ви­тия бу­дет неиз­беж­но ста­вить пе­ред об­ще­ством и по­ли­ти­ка­ми во­прос о вы­бо­ре при­о­ри­те­тов: или дей­ство­вать ре­ши­тель­но, укреп­ляя ин­сти­ту­ты ры­ноч­ной эко­но­ми­ки, или окон­ча­тель­но дис­кре­ди­ти­ро­вать их, что на­не­сет труд­но по­пра­ви­мый ущерб бу­ду­ще­му эко­но­ми­че­ско­му про­грес­су стра­ны.-

/ РИА НОВОСТИ

По­сле от­ме­ны кре­пост­но­го пра­ва в Рос­сии ак­тив­но раз­ви­вал­ся част­ный капитал. На фо­то: Ме­тал­ли­че­ский за­вод в Санкт-Пе­тер­бур­ге

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.