За­щи­тить ми­гран­та

Пе­ре­беж­чи­кам из Се­вер­ной Ко­реи ка­пи­та­лизм да­ет­ся непро­сто. Не­ред­ко они ста­но­вят­ся жерт­ва­ми фи­нан­со­вых пи­ра­мид, по­это­му Се­ул по­мо­га­ет им по­вы­сить фи­нан­со­вую гра­мот­ность и из­бе­жать мо­шен­ни­ков

Vedomosti.Piter - - ЛИЧНЫЙ СЧЕТ - THE WALL STREET JOURNAL

Джо­на­тан Чен Мин Сун Ли Кле­ман Бюр­ге

Да­же опыт­ные ин­ве­сто­ры по­рой ста­но­вят­ся жерт­ва­ми фи­нан­со­вых афе­ри­стов. А пе­ре­беж­чи­ки из Се­вер­ной Ко­реи, мно­гие из ко­то­рых прак­ти­че­ски не зна­ко­мы с со­вре­мен­ной фи­нан­со­вой си­сте­мой, го­раз­до бо­лее уяз­ви­мы пе­ред мо­шен­ни­ка­ми. Это за­ста­ви­ло пра­ви­тель­ство Юж­ной Ко­реи рас­ши­рить про­грам­му по­вы­ше­ния фи­нан­со­вой гра­мот­но­сти для при­быв­ших в стра­ну с Се­ве­ра, чис­ло ко­то­рых пре­вы­ша­ет уже 30 000 че­ло­век.

Трех­ме­сяч­ная про­грам­ма под­го­тов­ки пе­ре­беж­чи­ков к жиз­ни в Юж­ной Ко­рее про­хо­дит в Ха­на­воне – спе­ци­аль­ном цен­тре для пе­ре­беж­чи­ков, ко­то­рый не обо­зна­чен на кар­тах и ограж­ден ко­лю­чей про­во­ло­кой. Из-за опа­се­ний, что се­ве­ро­ко­рей­цы ста­нут жерт­ва­ми афер, вре­мя на обу­че­ние фи­нан­сам в по­след­ние два го­да бы­ло удво­е­но до 22 из 406 ча­сов всей под­го­тов­ки.

Так­же вла­сти Юж­ной Ко­реи со­зда­ли про­грам­му сбе­ре­же­ний, что­бы при­учить се­ве­ро­ко­рей­цев от­кла­ды­вать часть зар­пла­ты. Со­труд­ни­ча­ю­щие с пра­ви­тель­ством бан­ки и про­фес­си­о­наль­ные кон­суль­тан­ты по­мо­га­ют пе­ре­беж­чи­кам от­кры­вать бан­ков­ские сче­та и за­ни­мать­ся фи­нан­со­вым пла­ни­ро­ва­ни­ем. Пра­ви­тель­ство да­же от­кры­ло в Се­уле осна­щен­ное бан­ко­ма­та­ми, как на­сто­я­щее, от­де­ле­ние бан­ка для тре­ни­ро­вок, что­бы они на­учи­лись со­вер­шать тран­зак­ции и бан­ков­ские опе­ра­ции.

В 2004 г. Юж­ная Ко­рея от­ме­ни­ла по­ли­ти­ку вы­де­ле­ния при­мер­но $25 000 но­во­при­быв­шим пе­ре­беж­чи­кам. Вме­сто это­го с 2013 г. она ста­ла да­вать вы­пуск­ни­кам Ха­на­во­на при­мер­но $6000 аван­сом и пла­тить им до­пол­ни­тель­но за та­кие успе­хи, как устрой­ство на ра­бо­ту или по­лу­че­ние сер­ти­фи­ка­та об об­ра­зо­ва­нии. «Цель про­грам­мы – обу­чить их ре­аль­ной жиз­ни, а не тео­рии ка­пи­та­лиз­ма», – го­во­рит Квон Тон­хёк, от­ве­ча­ю­щий за об­ра­зо­ва­ние в Ха­на­воне.

В Се­вер­ной Ко­рее о граж­да­нах обыч­но за­бо­тит­ся го­су­дар­ство. Хоть там и есть бан­ки, но лю­ди ред­ко ими поль­зу­ют­ся, так как счи­та­ет­ся, что снять день­ги с де­по­зи­та бу­дет нелег­ко. Кро­ме то­го, есть по­ли­ти­че­ские при­чи­ны. «Ко­гда все день­ги на­хо­дят­ся в бан­ке, вла­сти мо­гут узнать все о фи­нан­сах че­ло­ве­ка», – утвер­жда­ет Чан Юнс­ок, стар­ший на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та ис­сле­до­ва­ний ми­ра и объ­еди­не­ния при На­ци­о­наль­ном уни­вер­си­те­те Се­ула.

Пе­ре­беж­чи­ки го­во­рят, что по­лу­чен­ное в Ха­на­воне фи­нан­со­вое об­ра­зо­ва­ние им по­мо­га­ет. Но не­ко­то­рые от­ме­ча­ют, что по­ток но­вой ин­фор­ма­ции, вклю­чая изу­че­ние ос­нов де­мо­кра­тии и пра­вил поль­зо­ва­ния ин­тер­не­том, мо­жет сбить с тол­ку. «Мы узна­ем лишь немно­го о бан­ков­ской сфе­ре и не мо­жем все­го за­пом­нить», – при­зна­ет­ся Чу Иын, ра­бо­та­ю­щая в церк­ви на юге Се­ула.

Не все пе­ре­беж­чи­ки ис­пы­ты­ва­ют пробле­мы. Бо­лее мо­ло­дые, вы­рос­шие в 1990-е гг. и зна­ко­мые с рас­про­стра­нив­ши­ми­ся то­гда в Се­вер­ной Ко­рее неофи­ци­аль­ны­ми рын­ка­ми, узна­ют ос­но­вы ка­пи­та­лиз­ма еще до при­бы­тия в стра­ну. Джо­зеф Пак, сбе­жав­ший в 2004 г. и от­крыв­ший ка­фе в Юж­ной Ко­рее с по­мо­щью пра­ви­тель­ствен­но­го зай­ма, те­перь со­зда­ет фер­мер­ский ко­опе­ра­тив для дру­гих пе­ре­беж­чи­ков, мно­гие из ко­то­рых вы­рос­ли в сель­ской мест­но­сти.

Но фи­нан­со­вые афе­ры дав­но яв­ля­ют­ся боль­шой про­бле­мой, разо­ряя мно­гих. Так, пе­ре­беж­чи­ца по фа­ми­лии Ким (она по­про­си­ла не рас­кры­вать ее пол­ное имя) при­бы­ла в Юж­ную Ко­рею в 2010 г., ма­ло что зная о бан­ках, кре­ди­тах и бан­ко­ма­тах. В 2014 г. дру­гой пе­ре­беж­чик пред­ло­жил ей участ­во­вать в ин­ве­сти­ци­он­ной про­грам­ме, усло­вия ко­то­рой ка­за­лись необы­чай­но при­вле­ка­тель­ны­ми. Он по­обе­щал, что она бу­дет еже­ме­сяч­но по­лу­чать 1% от вло­жен­ных средств. Ким, по­те­ряв­шая го­ло­ву от окру­жав­шей ее рос­ко­ши, со­гла­си­лась вло­жить при­мер­но $134 000 – все сбе­ре­же­ния, на­коп­лен­ные ее се­мьей за че­ты­ре го­да. Пла­те­жи по­сту­па­ли в те­че­ние ше­сти ме­ся­цев, но за­тем пи­ра­ми­да рух­ну­ла. Те­перь Ким и ее 88-лет­няя мать сво­дят кон­цы с кон­ца­ми бла­го­да­ря гос­суб­си­ди­ям в раз­ме­ре око­ло $360 в ме­сяц. «Это бы­ли мои день­ги, мо­ей ма­те­ри и мо­ей до­че­ри. Но те­перь ни­че­го не оста­лось», – го­во­рит Ким. Про­ве­рить де­та­ли ее ис­то­рии не уда­лось.

Пхе­ньян ис­поль­зу­ет та­кие слу­чаи в це­лях про­па­ган­ды. В 2012 г. пе­ре­беж­чи­ца Пак Ин­сук вер­ну­лась в Се­вер­ную Ко­рею и на го­су­дар­ствен­ном те­ле­ви­де­нии на­зва­ла Юж­ную Ко­рею об­ще­ством, в ко­то­ром мо­шен­ни­ков так же мно­го, как «во­ды в ре­ке». Ее дру­зья го­во­рят, что она ре­ши­ла вер­нуть­ся на Се­вер от­ча­сти из-за то­го, что са­ма ста­ла жерт­вой од­ной из афер, утвер­жда­ет Ким Пё­нук, пе­ре­беж­чик и пре­зи­дент се­уль­ско­го Ин­сти­ту­та раз­ви­тия Се­вер­ной Ко­реи.

Ким Пё­нук, од­но­фа­ми­лец по­те­ряв­шей все пе­ре­беж­чи­цы, раз­уз­нал, что за пи­ра­ми­да ее ра­зо­ри­ла.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.