Ле­та­ли два то­ва­ри­ща

В ре­жи­ме мак­си­маль­но­го бла­го­при­ят­ство­ва­ния в про­кат вы­шел рос­сий­ский фильм «Вре­мя пер­вых», ис­пор­чен­ный не столь­ко неиз­жи­тым соц­ре­а­лиз­мом, сколь­ко про­тек­ци­о­низ­мом Мин­куль­та

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Олег Зин­цов ВЕДОМОСТИ

На­род и кри­ти­ка еди­ны, по­ду­мал я и, про­пу­стив прес­спо­каз, по­шел смот­реть «Вре­мя пер­вых» в обыч­ный муль­ти­плекс в пер­вый день про­ка­та. Ведь не зря же ста­рал­ся Мин­культ, пы­та­ясь от­сро­чить неиз­беж­ное – вы­ход «Фор­са­жа-8», ко­то­рый от­бе­рет все день­ги у всех кон­ку­рен­тов. Не зря про­дю­се­ры «Вре­ме­ни пер­вых» до­го­ва­ри­ва­лись с круп­ней­ши­ми ки­но­се­тя­ми и до­го­во­ри­лись: «Фор­саж» стар­ту­ет в срок, 13 ап­ре­ля (а не 20-го, как хо­тел ми­нистр Ме­дин­ский), но до это­го се­ти да­дут оте­че­ствен­ной кар­тине о пер­вом вы­хо­де че­ло­ве­ка в от­кры­тый кос­мос мак­си­маль­ное чис­ло се­ан­сов.

И вот я иду, как на празд­ник, в ки­но­те­атр в огром­ном тор­го­вом цен­тре, где «Вре­мя пер­вых» да­ют в са­мом боль­шом за­ле на 460 мест. Прав­да, еще не ве­чер, а все­го лишь се­ре­ди­на дня, но чу­де­са бы­ва­ют: я пом­ню ан­шлаг на пер­вом утрен­нем се­ан­се филь­ма Майк­ла Бэя «Кро­вью и по­том: ана­бо­ли­ки» – а ведь это бы­ла ко­ме­дия про куль­ту­ри­стов, где од­но­го пер­со­на­жа слу­чай­но уби­ва­ли штан­гой. Дру­гое де­ло – наш от­вет гол­ли­вуд­ской «Гра­ви­та­ции», ос­но­ван­ный на ре­аль­ном по­дви­ге кос­мо­нав­тов и кон­струк­то­ров. К то­му же «Вре­мя пер­вых» ста­ло зна­ме­ни­тым еще до пре­мье­ры – от­ча­сти бла­го­да­ря ка­би­нет­ной борь­бе с «Фор­са­жем».

В за­ле бы­ло де­сять зри­те­лей. Не так уж пло­хо. За пер­вый час под­тя­ну­лось еще че­ло­век шесть. Так по­бе­дим.

Те ше­сте­ро, на­вер­ное, что-то по­до­зре­ва­ли. По­то­му что пер­вый час ки­но­филь­ма сту­дии «Ба­зе­левс» пред­став­ля­ет со­бой со­вет­скую про­из­вод­ствен­ную дра­му о подготовке к ис­то­ри­че­ско­му по­ле­ту. Кон­струк­тор­ское бю­ро ра­бо­та­ет в усло­ви­ях ав­ра­ла. Кар­тон­ные ге­не­ра­лы и чи­нов­ни­ки тре­бу­ют за­пу­стить пи­ло­ти­ру­е­мый кос­ми­че­ский ко­рабль

«Вос­ход-2» не в 1967 г., а в 1965-м, ина­че нас опе­ре­дят аме­ри­кан­цы. Лео­нид Ильич Бреж­нев, по­хо­жий на на­дув­ную мо­дель ген­се­ка, ед­ва не до­во­дит до ин­фарк­та глав­но­го кон­струк­то­ра Сер­гея Пав­ло­ви­ча Ко­ро­ле­ва (иг­ра­ю­щий его Владимир Ильин оди­но­ко воз­вы­ша­ет­ся над штам­па­ми соц­ре­а­лиз­ма). Па­рал­лель­но раз­ви­ва­ет­ся ли­ния от­но­ше­ний кос­мо­нав­тов Алек­сея Лео­но­ва и Павла Бе­ля­е­ва. Евгений Ми­ро­нов и Кон­стан­тин Ха­бен­ский иг­ра­ют их за­дор­но, для со­от­вет­ствия сти­ли­сти­ке филь­ма хо­чет­ся да­же ска­зать – с огонь­ком. Ге­рой Ми­ро­но­ва – рис­ко­вый, ге­рой Ха­бен­ско­го – бы­ва­лый, успел по­во­е­вать. Один под­зу­жи­ва­ет, дру­гой оса­жи­ва­ет. На­чаль­ство пы­та­ет­ся спи­сать Бе­ля­е­ва по воз­рас­ту и трав­мам, Лео­нов не да­ет. Дра­ма­тур­гия сле­ду­ет про­ве­рен­ным схе­мам, ак­те­ры с го­тов­но­стью на­тя­ги­ва­ют зна­ко­мые мас­ки, зри­те­ли в ожи­да­нии за­пус­ка «Вос­хо­да-2» ша­ста­ют за поп­кор­ном.

Клю­че­вая для идео­ло­гии филь­ма фра­за, вло­жен­ная сце­на­ри­ста­ми в уста Ко­ро­ле­ва, зву­чит дву­смыс­лен­но. «Мы та­кой на­род, ко­то­рый всю жизнь ле­та­ет в кан­да­лах. Пред­ставь­те, что бу­дет, ес­ли их с нас снять?» – го­во­рит кон­струк­тор, и ли­бе­раль­ный зри­тель уже го­тов мыс­лен­но ап­ло­ди­ро­вать, но тут Ко­ро­лев про­дол­жа­ет за упо­кой: «Так взле­тим, что мо­жем и раз­бить­ся».

И вот на­ко­нец на­ча­лась «Гра­ви­та­ция»! Пом­ни­те, как в ос­ка­ро­нос­ном филь­ме Аль­фон­со Ку­а­ро­на сле­за от­ры­ва­лась от ро­го­ви­цы Сан­д­ры Бул­лок и кра­си­во плы­ла в неве­со­мо­сти? Про­дю­сер Ти­мур Бек­мам­бе­тов, ре­жис­сер Дмит­рий Ки­се­лев и опе­ра­тор Владимир Ба­шта мо­гут это по­вто­рить. И не про­сто по­вто­рить – оте­че­ствен­ная кап­ля ле­та­ет в неве­со­мо­сти как ми­ни­мум в три ра­за доль­ше.

Хруст поп­кор­на за­мол­ка­ет. Под ска­фанд­ра­ми Евгений Ми­ро­нов и Кон­стан­тин Ха­бен­ский слов­но бы стя­ги­ва­ют ненуж­ные те­перь ли­чи­ны ге­ро­ев со­вет­ско­го филь­ма и за­став­ля­ют пуб­ли­ку пе­ре­жи­вать за про­стые и глав­ные ве­щи: а вдруг упа­дет или по­вы­сит­ся дав­ле­ние, кон­чит­ся кис­ло­род, про­изой­дет раз­гер­ме­ти­за­ция, не за­кро­ет­ся шлюз. Вни­ма­ние со­сре­до­то­че­но на де­та­лях, и это да­ет необ­хо­ди­мое на­пря­же­ние: ка­кой-ка­кой пульс? Вы­дер­ни жел­тый про­вод! По­дроб­но­сти тем ин­те­рес­нее, что так оно, ско­рей все­го, и бы­ло: кар­ти­ну кон­суль­ти­ро­вал сам Алек­сей Лео­нов.

И вот что обыч­но не по­ка­зы­ва­ют в кос­ми­че­ском ки­но, так это как там, в кап­су­ле, все неудоб­но. Ко­гда Бе­ля­е­ву (впер­вые в ис­то­рии кос­мо­нав­ти­ки) при­шлось са­жать ко­рабль в ре­жи­ме руч­но­го управ­ле­ния, ока­за­лось, что это невоз­мож­но сде­лать, ес­ли кос­мо­нав­ты при­стег­ну­ты в крес­лах (по­вер­ну­тых на 90 гра­ду­сов от­но­си­тель­но ил­лю­ми­на­то­ра). На­до от­сте­ги­вать­ся, крях­тя, пе­ре­пол­зать друг че­рез дру­га, а по­том, за­пу­стив дви­га­тель, полз­ти на­зад, рискуя сме­стить ко­рабль с нуж­ной тра­ек­то­рии.

И ведь ка­кая это увле­ка­тель­ная воз­ня. В от­ли­чие от той, что про­дю­се­ры «Вре­ме­ни пер­вых» сов­мест­но с Мин­куль­том устро­и­ли во­круг за­пус­ка «Фор­са­жа-8».В ПРОКАТЕ С 6 АП­РЕ­ЛЯ

/ KINOPOISK.RU

Па­ра­док­саль­ным об­ра­зом Евгений Ми­ро­нов и Кон­стан­тин Ха­бен­ский ка­жут­ся оде­ты­ми в ска­фанд­ры ско­рее в на­зем­ной ча­сти филь­ма, а в кос­мо­се ста­но­вят­ся го­раз­до жи­вее и убе­ди­тель­нее

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.