Джон Эл­канн

«Я счи­таю, что се­мья – по-на­сто­я­ще­му плюс, а не со­став ак­ци­о­не­ров»

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Са­ра Гор­дон Рэй­чел Сан­дер­сон FINANCIAL TIMES

Ко­гда Джон Эл­канн вы­хо­дит из ита­льян­ско­го ре­сто­ра­на в Мюн­хене, к нему об­ра­ща­ет­ся мо­ло­дая па­ра. «Мож­но сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся с ва­ми?» – спра­ши­ва­ет де­вуш­ка, сму­щен­но хи­хи­кая от соб­ствен­ной дер­зо­сти. У Эл­кан­на дет­ское ли­цо и при­выч­ка го­во­рить, не по­вы­шая го­ло­са. Но ес­ли вы раз­би­ра­е­тесь в биз­не­се, то для вас он прак­ти­че­ски су­пер­звез­да. Его дед Джан­ни Аньел­ли в 1970–1980-х был неко­ро­но­ван­ным ко­ро­лем Ита­лии и вы­да­ю­щим­ся ев­ро­пей­ским го­су­дар­ствен­ным де­я­те­лем и про­мыш­лен­ни­ком. А 41-лет­ний Эл­канн боль­ше из­ве­стен ита­льян­цам как вла­де­лец фут­боль­но­го клу­ба «Ювен­тус» и ав­то­мо­биль­ных ком­па­ний Fiat и Ferrari.

На де­ле же Эл­канн без лиш­не­го шу­ма транс­фор­ми­ру­ет Exor, ин­ве­сти­ци­он­ный биз­нес се­мьи с 12 млрд ев­ро под управ­ле­ни­ем, уна­сле­до­ван­ный им в 2011 г. Ин­те­ре­сы ком­па­нии все даль­ше и от Ита­лии, и от про­мыш­лен­но­сти. В этой ме­та­мор­фо­зе круп­ные став­ки де­ла­ют­ся на сек­то­ры, в ко­то­рых у Эл­кан­на ма­ло опы­та, и в про­цес­се за­те­ян­ной ре­фор­мы он рвет свя­зи, ко­то­рые тра­ди­ци­он­но под­дер­жи­ва­ли Exor в труд­ные вре­ме­на.

РЕШИТЕЛЬНЫЙ ПОВОРОТ...

«У него есть чет­кое пред­став­ле­ние, как про­ве­сти ряд из­ме­не­ний кор­по­ра­тив­ной струк­ту­ры, он упро­стил ее, он сфо­ку­си­ро­вал­ся на несколь­ких клю­че­вых ак­ти­вах», – го­во­рит Ро­доль­фо Де Бе­не­дет­ти, пред­се­да­тель кон­тро­ли­ру­е­мой его се­мьей про­мыш­лен­ной груп­пы CIR. Они с Эл­кан­ном сей­час объ­еди­ня­ют се­мей­ные ак­ти­вы по из­да­нию га­зет в Ита­лии: «Я очень ува­жаю то, что он сде­лал».

По мне­нию мно­гих ана­ли­ти­ков и ин­ве­сто­ров, на­прав­ле­ние, в ко­то­ром Эл­канн раз­во­ра­чи­ва­ет Exor, гро­зит су­ще­ствен­ны­ми рис­ка­ми. Но есть и те, кто счи­та­ет, что дав­но по­ра мо­дер­ни­зи­ро­вать под­ход се­мьи Аньел­ли к управ­ле­нию сво­им бо­гат­ством. Пе­ре­ме­ны яр­ко сим­во­ли­зи­ру­ет и про­шло­год­нее ре­ше­ние пе­ре­не­сти штаб-квар­ти­ру из Ита­лии в Ни­дер­лан­ды. Этот пе­ре­езд зна­ме­ну­ет ко­нец эпо­хи не толь­ко для Exor, ко­то­рая на пи­ке в 1980-х кон­тро­ли­ро­ва­ла пря­мо или кос­вен­но по­чти чет­верть пред­став­лен­ных на ита­льян­ской бир­же ком­па­ний, но и для всей стра­ны.

В 1997 г., ко­гда Эл­кан­ну был 21 год, он во­шел в со­вет ди­рек­то­ров Fiat, а семь лет спу­стя воз­гла­вил се­мей­ный биз­нес, по­сле то­го как умер пер­во­на­чаль­но на­зван­ный пре­ем­ни­ком его ку­зен Джо­ван­ни, а Джан­ни Аньел­ли и дя­дя Эл­кан­на Ум­бер­то ушли из это­го ми­ра с пе­ре­ры­вом в несколь­ко ме­ся­цев. Учи­ты­вая, что Аньел­ли оста­вил биз­нес не в луч­шем со­сто­я­нии – ба­лан­си­ру­ю­щим на гра­ни банк­рот­ства, а Эл­кан­ну яв­но не хва­та­ло опы­та, мно­гие ожи­да­ли, что но­ша ока­жет­ся ему не по пле­чу.

«Джон очень по-со­вре­мен­но­му рас­по­ря­дил­ся порт­фе­лем ак­ти­вов, – го­во­рит Дэ­вид Эр­ро, ди­рек­тор по ин­ве­сти­ци­ям Harris Associates, ко­то­рой при­над­ле­жит 7,3% Exor. – Ча­сто в по­доб­ных слу­ча­ях лю­ди за­цик­ли­ва­ют­ся на опре­де­лен­ных ак­ти­вах, но Джон по­кон­чил с ка­кой-ли­бо на­след­ствен­ной ло­яль­но­стью».

Пе­ре­езд в Ни­дер­лан­ды сим­во­ли­зи­ру­ет рас­ту­щую ди­вер­си­фи­ка­цию порт­фе­ля Exor как гео­гра­фи­че­ски, так и по от­рас­лям эко­но­ми­ки. На про­тя­же­нии всей ис­то­рии фон­да в его ак­ти­вах до­ми­ни­ро­ва­ли бу­ма­ги Fiat, но сей­час хол­дин­го­вая ком­па­ния ав­то­про­из­во­ди­те­ля FCA – это лишь чет­верть порт­фе­ля Exor. В Ту­рине, ко­то­ро­му ком­па­ния обя­за­на бук­вой t в на­зва­нии (Fiat – Fabbrica Italiana Automobili Torino, Ита­льян­ская ав­то­мо­биль­ная фаб­ри­ка Ту­ри­на. – «Ведомости»), на­счи­ты­ва­ет­ся 34 000 ра­бот­ни­ков вме­сто 100 000 в луч­шие вре­ме­на.

...И ТРА­ДИ­ЦИ­ОН­НЫЙ СЕК­ТОР

Тем не ме­нее Exor по-преж­не­му ори­ен­ти­ро­ва­на в нема­лой сте­пе­ни на ав­то­мо­биль­ную про­мыш­лен­ность, цик­лич­ный и ка­пи­та­ло­ем­кий биз­нес. Так что бу­дет ли Exor даль­ше со­кра­щать свою до­лю в этой ин­ду­стрии – это во­прос. Уже про­изо­шло успеш­ное от­де­ле­ние Ferrari (от FCA – офи­ци­аль­но ком­па­нии раз­де­ли­лись в ян­ва­ре 2016 г. – «Ведомости»). Про­ве­ден­ное в ок­тяб­ре 2015 г. IPO Ferrari со­кра­ти­ло до­лю Exor до 23% и из­ба­ви­ло FCA от ча­сти дол­гов, до­став­ших­ся на до­лю про­из­во­ди­те­ля люк­со­вых ав­то­мо­би­лей.

Раз­лич­ные ги­по­те­зы о бу­ду­щем FCA по­рож­да­ет и за­пла­ни­ро­ван­ное на 2019 г. уволь­не­ние ген­ди­рек­то­ра FCA Сер­джио Мар­ки­онне, в за­слу­гу ко­то­ро­му ста­вят уход Fiat от, ка­за­лось, уже неми­ну­е­мо­го банк­рот­ства в 2004-м и сли­я­ние с Chrysler в 2009-м.

В про­шлом ме­ся­це на ав­то­са­лоне в Же­не­ве Мар­ки­онне на­мек­нул на воз­мож­ное со­труд­ни­че­ство с Volkswagen. Но ана­ли­ти­ки счи­та­ют, что ку­да луч­шим парт­не­ром для FCA ста­нет General Motors, хо­тя ее ген­ди­рек­тор Мэ­ри Бар­ра от­ка­за­лась да­же встре­тить­ся с Мар­ки­онне. В на­ча­ле мар­та Эл­канн ска­зал FT, что не ве­дет­ся ни­ка­ких пе­ре­го­во­ров и не су­ще­ству­ет ни­ка­ких дол­го­сроч­ных пла­нов по вы­хо­ду из ав­то­мо­биль­но­го биз­не­са, до­ба­вив: «Сер­джио яс­но вы­ска­зал­ся о пре­иму­ще­ствах хо­ро­шо про­ве­ден­ной кон­со­ли­да­ции, я то­же <...> яс­но вы­ра­зил­ся о ней и с тех пор не пе­ре­ду­мал».

РИСКОВАННАЯ ИНВЕСТИЦИЯ

Са­мая круп­ная став­ка, сде­лан­ная Эл­кан­ном, – по­куп­ка в про­шлом го­ду за $6,1 млрд аме­ри­кан­ской пе­ре­стра­хо­воч­ной ком­па­нии PartnerRe, за ко­то­рую шла оже­сто­чен­ная борь­ба (в ито­ге Exor за­пла­ти­ла 24%-ную пре­мию). Эта пол­но­стью де­неж­ная сдел­ка ста­ла круп­ней­шей в ис­то­рии Exor. Бан­ки­ры го­во­рят, что са­мый боль­шой вы­зов для Эл­кан­на – оправ­дать эту це­ну, хо­тя сле­ду­ю­щие сдел­ки в этом сек­то­ре то­же про­шли со схо­жей пре­ми­ей.

По­куп­ка при­ве­ла к по­вы­ше­нию рис­ков для Exor. PartnerRe – един­ствен­ная круп­ная инвестиция, ко­гда фонд вла­де­ет 100% ком­па­нии. Бу­ма­ги пе­ре­стра­хов­щи­ка со­став­ля­ют сей­час 34% сто­и­мо­сти чи­стых ак­ти­вов порт­фе­ля Exor, оце­ни­ва­ют­ся они по цене при­об­ре­те­ния.

Что­бы про­фи­нан­си­ро­вать по­куп­ку, Exor при­шлось влезть в нема­лые дол­ги – к сен­тяб­рю 2016 г. 4,1 млрд ев­ро, – до­ве­дя клю­че­вой для ин­ве­сти­ци­он­но­го хол­дин­га по­ка­за­тель LTV (loan-to-value, со­от­но­ше­ние кре­ди­та и за­ло­га) до 20% с лиш­ним. Эл­канн го­во­рит, что он уже сни­зил­ся до 18% и бу­дет па­дать даль­ше за счет про­да­жи ак­ти­вов (на­при­мер, до­ли Exor в ми­лан­ском бан­ке Banca Leonardo) и воз­вра­ще­ния ин­ве­сти­ций в ир­ланд­ский фонд Black Ant, за­пла­ни­ро­ван­ных на май. (В 2012 г. Exor вло­жи­ла 300 млн ев­ро на пять лет в Black Ant для ин­ве­сти­ро­ва­ния глав­ным об­ра­зом в ак­ции и дол­го­вые ин­стру­мен­ты. – «Ведомости».)

Но, бу­дучи част­ной ком­па­ни­ей, PartnerRe уве­ли­чи­ла до­лю непуб­лич­ных ак­ти­вов в порт­фе­ле Exor. До­ля пуб­лич­ных бу­маг ком­па­ний упа­ла с 4/5 где-то до 1/2. Рей­тин­го­вые агент­ства со­чли это по­во­дом для нега­тив­но­го про­гно­за. «[PartnerRe] – су­ще­ствен­ная сдел­ка, она озна­ча­ет дру­гую ди­на­ми­ку в управ­ле­нии порт­фе­лем, – го­во­рит ана­ли­тик S&P Ка­роль Ми­су­дан, от­ме­чая, что непуб­лич­ные ком­па­нии слож­нее и про­дать, и оце­нить. – [Exor] огра­ни­чи­ла се­бе про­стран­ство для ма­нев­ра, необ­хо­ди­мое при ны­неш­нем рей­тин­ге». (По вер­сии S&P у ком­па­нии дол­го­сроч­ный рей­тинг BBB+, крат­ко­сроч­ный A-2, про­гноз «нега­тив­ный». – «Ведомости».)

Эл­канн счи­та­ет эти опа­се­ния бес­поч­вен­ны­ми и го­во­рит, что, ес­ли по­на­до­бят­ся день­ги, у груп­пы есть до­ступ к дру­гим лик­вид­ным ин­стру­мен­там. А сред­ний срок по­га­ше­ния дол­га у Exor со­став­ля­ет бо­лее пя­ти лет. Как ни стран­но, сдел­ка, ко­то­рая на пер­вый взгляд ди­вер­си­фи­ци­ро­ва­ла порт­фель Exor, по су­ти, со­сре­до­то­чи­ла его на двух круп­ных став­ках: ав­то­мо­би­ле­стро­е­нии и пе­ре­стра­хо­ва­нии. Оста­ток при­хо­дит­ся в ос­нов­ном на про­мыш­лен­ную CNH Industrial и ме­диа­ак­ти­вы. Хо­тя стра­хо­ва­ние мо­жет ока­зать­ся ме­нее во­ла­тиль­ной от­рас­лью, неже­ли ав­то­пром, у Exor ма­ло опы­та в этой сфе­ре.

Пе­ре­стра­хо­ва­ние, ко­то­рое за­клю­ча­ет­ся в раз­де­ле­нии рис­ков с дру­ги­ми стра­хов­щи­ка­ми, уже не тот биз­нес, что преж­де, в се­ре­дине 2010-х, ко­гда до­ход­ность бы­ла де­лом са­мо со­бой ра­зу­ме­ю­щим­ся. Эл­канн при­зна­ет, что неко­гда «очень хо­ро­ший» биз­нес уже не тот, но на­ста­и­ва­ет, что он оста­ет­ся «до­воль­но хо­ро­шим» биз­не­сом. Осо­бен­но ес­ли срав­нить с до­ход­но­стью ав­то- и ме­дий­ных ак­ти­вов, в ко­то­рых рез­ко умень­ши­лась мар­жа.

ОПОРА НА СЕМЬЮ

Став­ка на аме­ри­кан­ско­го пе­ре­стра­хов­щи­ка – это то, что бро­са­ет­ся в гла­за. Дру­гие из­ме­не­ния Эл­кан­на мень­ше зна­чат с точ­ки зре­ния фи­нан­сов, но так­же сви­де­тель­ству­ют о но­вом под­хо­де. В том чис­ле сли­я­ние из­да­те­ля La Stampa – га­зе­ты, ко­то­рой Аньел­ли вла­де­ют по­чти век, – с кон­ку­рен­том, из­да­ю­щим La Repubblica, и по­куп­ка 43%ной до­ли в бри­тан­ской ме­ди­а­ком­па­нии Economist Group в 2015 г. (об объ­еди­не­нии из­да­тель­ских ак­ти­вов пу­тем об­ме­на ак­ци­я­ми груп­пы FCA и CIR со­об­щи­ли в мар­те про­шло­го го­да; но­вую ком­па­нию на­зва­ли Gedi, ее кон­со­ли­ди­ро­ван­ная вы­руч­ка в 2016 г., по под­сче­там га­зе­ты Il Sole 24 Ore, со­ста­ви­ла 700 млн ев­ро. – «Ведомости»).

Эл­канн уве­ря­ет, что под­би­ра­ет ак­ти­вы бо­лее взве­шен­но, неже­ли преж­де, и что ин­ве­сто­рам нра­вит­ся, в ка­ком на­прав­ле­нии он ве­дет Exor. Но, как ни оп­ти­ми­стич­ны его вы­ска­зы­ва­ния, Эл­кан­ну нуж­но сба­лан­си­ро­вать ин­те­ре­сы са­мых раз­ных ин­ве­сто­ров в слож­ной струк­ту­ре соб­ствен­но­сти. В Ита­лии его вы­со­ко це­нят за то, что он со­хра­нил в клане Аньел­ли един­ство, за что бо­ро­лись мно­гие дру­гие ита­льян­ские ди­на­стии.

«Я счи­таю, что се­мья – это по­на­сто­я­ще­му плюс, а не про­сто со­став ак­ци­о­не­ров <...> В ос­нов­ном бо­гат­ство и ре­пу­та­ция [та­ких ак­ци­о­не­ров] за­ви­сят от се­мей­но­го биз­не­са. От­вет­ствен­ность, ко­то­рую на­ла­га­ет это на вас как на ор­га­ни­за­цию, крайне ве­ли­ка. У ин­сти­ту­ци­о­наль­ных ин­ве­сто­ров <...> го­ри­зонт пла­ни­ро­ва­ния ко­ро­че», – го­во­рит Эл­канн.

Но что бы ни го­во­рил Эл­канн, се­мей­ные ин­ве­сто­ры – непро­стая исто­рия. Про­цесс при­ня­тия ре­ше­ний здесь за­пу­тан­ный, а из-за же­ла­ния удер­жать в ру­ках браз­ды прав­ле­ния еще и от­чет­ли­во негиб­кий.

Се­мья кон­тро­ли­ру­ет Exor че­рез хол­дин­го­вую ком­па­нию Gianni Agnelli e Cie, ко­то­рой при­над­ле­жит 53% ак­ций ин­ве­сти­ци­он­но­го под­раз­де­ле­ния, и че­рез со­вет ди­рек­то­ров, в ко­то­рый от каж­дой фа­миль­ной вет­ви вхо­дит по два пред­ста­ви­те­ля и по два неза­ви­си­мых ди­рек­то­ра. Со­вет ди­рек­то­ров име­ет, на­при­мер, пра­во сме­стить Эл­кан­на с по­ста пред­се­да­те­ля со­ве­та ди­рек­то­ров Exor и во­об­ще ли­шить его пра­ва счи­тать­ся гла­вой се­мей­ства.

Для Эл­кан­на, впро­чем, пра­во­пре­ем­ство не слиш­ком на­сущ­ная про­бле­ма. Бу­дучи од­но­вре­мен­но и пре­зи­ден­том, и пред­се­да­те­лем со­ве­та ди­рек­то­ров, он об­ла­да­ет до­ста­точ­ным по­тен­ци­а­лом, что­бы еще дол­гие го­ды управ­лять ком­па­ни­ей. В его поль­зу и то об­сто­я­тель­ство, что при­хо­дит­ся дер­жать от­вет пе­ред очень силь­ным со­ве­том: семь за­ви­си­мых и во­семь неза­ви­си­мых ди­рек­то­ров, в том чис­ле быв­ший ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор Cisco Майк Воль­пи, став­ший вен­чур­ным ка­пи­та­ли­стом. Так что бес­по­ко­ить­ся об управ­ле­нии ком­па­ни­ей нет ни­ка­ких ос­но­ва­ний.

«Ко­гда есть неис­пол­ни­тель­ный пред­се­да­тель и ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор <...> управ­ле­ние мо­жет услож­нить­ся до край­ней сте­пе­ни, – счи­та­ет Эл­канн. – Струк­ту­ра вла­сти без из­ли­шеств эф­фек­тив­нее».

Эр­ро го­во­рит, что у него нет про­блем с кор­по­ра­тив­ным управ­ле­ни­ем Exor, по­сколь­ку ин­те­ре­сы Эл­кан­на-ак­ци­о­не­ра и осталь­ных ин­ве­сто­ров сов­па­да­ют. К то­му же в от­ли­чие от де­да, ко­то­ро­го па­па­рац­ци пой­ма­ли на Ита­льян­ской Ри­вье­ре в ком­па­нии Жа­клин Кен­не­ди, Эл­канн – ан­ти­под боль­шин­ства сво­их сверст­ни­ков из ми­ро­вой биз­нес-эли­ты.

«Ве­ли­кое уме­ние Джо­на – слу­шать и за­да­вать во­про­сы, – за­ме­ча­ет Эр­ро. – Ко­гда мы об­ща­ем­ся, он за­да­ет во­про­сов ку­да боль­ше, неже­ли [я]».

Хо­тя Эл­канн поль­зу­ет­ся боль­шим вли­я­ни­ем в со­ве­тах ди­рек­то­ров по все­му ми­ру, в Ита­лии его фи­гу­ра и об­раз всей се­мьи Аньел­ли оста­ют­ся спор­ны­ми. Ди­вер­си­фи­ка­ция Exor, ослаб­ля­ю­щая свя­зи с ро­ди­ной, раз­дра­жа­ет тех, кто пом­нит, что в 1980-х по­шат­нув­ший­ся Fiat опи­рал­ся на ме­ры гос­под­держ­ки ав­то­про­из­во­ди­те­лей.

Нема­ло упре­ков до­ста­лось Эл­кан­ну (как фи­гу­ре меж­ду­на­род­но­го мас­шта­ба) из-за опро­мет­чи­вых вы­ска­зы­ва­ний, по­ка­зав­ших его пуб­ли­ке с дру­гой сто­ро­ны. В 2014 г. СМИ ци­ти­ро­ва­ли его сло­ва о том, что ита­льян­ская мо­ло­дежь не в со­сто­я­нии най­ти ра­бо­ту, по­то­му что ей хо­ро­шо си­дит­ся до­ма и не хва­та­ет ам­би­ций. Поз­же он за­явил, что его сло­ва ис­ка­зи­ли.

ЗАВИСИМОСТЬ ОТ США

На фи­нан­со­вом фрон­те про­стран­ство для ма­нев­ра Exor огра­ни­че­но ее дол­га­ми. Ей мо­жет ока­зать­ся непро­сто про­фи­нан­си­ро­вать даль­ней­шие по­гло­ще­ния или по­вы­сить ди­ви­ден­ды. Фонд все боль­ше фо­ку­си­ру­ет­ся на США, в то вре­мя как там сей­час непо­нят­ный по­ли­ти­че­ский кли­мат для биз­не­са, а пер­спек­ти­вы ро­ста вы­гля­дят ку­да бо­лее за­хва­ты­ва­ю­щи­ми в Азии.

По­след­ние сдел­ки, ско­рее, скон­цен­три­ро­ва­ли Exor на аме­ри­кан­ском рын­ке. Несмот­ря на при­об­ре­те­ние PartnerRe, на бу­ма­ги Fiat Chrysler при­хо­дит­ся до сих пор

чет­верть сто­и­мо­сти чи­стых ак­ти­вов, 4/5 EBITDA груп­пы за­ви­сит от США.

Хо­тя Эл­канн стре­мит­ся раз­ра­бо­тать для ди­на­стии но­вую мо­дель, он неиз­беж­но воз­вра­ща­ет­ся в про­шлое. Лю­ди, близ­кие к се­мье Аньел­ли, го­во­рят: глав­ное, что род­нит вре­ме­на ее рас­цве­та в 1980-х и ны­неш­ние го­ды, – силь­ный ген­ди­рек­тор, ра­бо­та­ю­щий бок о бок с от­прыс­ком фа­ми­лии.

У Джан­ни Аньел­ли это был Че­за­ре Ро­ми­ти. Сей­час это Мар­ки­онне. Из уро­ков ис­то­рии мож­но сде­лать вы­вод, что успех Эл­кан­на в де­ле со­хра­не­ния и пре­умно­же­ния ка­пи­та­ла для сле­ду­ю­щих по­ко­ле­ний за­ви­сит от то­го, смо­жет ли он най­ти пре­ем­ни­ка Мар­ки­онне и опре­де­лить­ся с бу­ду­щим ав­то­мо­биль­но­го биз­не­са.-

JOHN TAGGART/ GETTY IMAGES

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.