Уго­лов­ное де­ло ауди­то­ров

Мин­фин преду­смот­рел уго­лов­ную от­вет­ствен­ность для тех ауди­то­ров, ко­то­рые под­пи­сы­ва­ют лож­ные за­клю­че­ния. Им гро­зит до трех лет тюрь­мы, а так­же штра­фы, при­ну­ди­тель­ные ра­бо­ты и за­прет на про­фес­сию

Vedomosti.Piter - - ФИНАНСЫ - Оль­га Адам­чук ВЕДОМОСТИ

Обе­щан­ная нор­ма, преду­смат­ри­ва­ю­щая уго­лов­ную от­вет­ствен­ность для ауди­то­ров, вы­дав­ших за­ве­до­мо лож­ное за­клю­че­ние, мо­жет всту­пить в си­лу рань­ше, чем ожи­да­лось.

Раз­ра­бот­ка за­ко­но­про­ек­та на­ча­лась еще в июле, в но­яб­ре его анон­си­ро­вал ми­нистр фи­нан­сов Антон Си­лу­а­нов. «Мы го­то­вим но­вое за­ко­но­да­тель­ство, ко­то­рое вво­дит уго­лов­ную от­вет­ствен­ность за за­ве­до­мо лож­ное предо­став­ле­ние ин­фор­ма­ции, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го по­те­ря­ны день­ги», – го­во­рил ми­нистр (ци­та­та по RNS). Си­лу­а­нов утвер­ждал, что до­ве­рие к ор­га­ни­за­ции на фи­нан­со­вом рын­ке во мно­гом за­ви­сит от ка­че­ства ауди­тор­ско­го за­клю­че­ния.

В пят­ни­цу, 7 ап­ре­ля, на сай­те regulation.gov.ru был опуб­ли­ко­ван пра­ви­тель­ствен­ный за­ко­но­про­ект, ко­то­рый преду­смат­ри­ва­ет вве­де­ние уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти за пред­на­ме­рен­ную вы­да­чу лож­ных ауди­тор­ских за­клю­че­ний. От­вет­ствен­ность в та­ком слу­чае ло­жит­ся на ауди­то­ра, ко­то­рый по­ста­вил под ауди­тор­ским за­клю­че­ни­ем свою под­пись – как пра­ви­ло, за­клю­че­ние под­пи­сы­ва­ет ру­ко­во­ди­тель про­вер­ки. Ес­ли суд при­зна­ет за­клю­че­ние за­ве­до­мо лож­ным и то, что дей­ствия ауди­то­ра на­нес­ли вред пра­вам и за­кон­ным ин­те­ре­сам граж­дан, ор­га­ни­за­ций ли­бо го­су­дар­ства, это бу­дет рас­це­ни­вать­ся как уго­лов­ное пре­ступ­ле­ние.

Сей­час при­знать за­клю­че­ние за­ве­до­мо лож­ным так­же мо­жет суд – в том слу­чае, ес­ли оцен­ка ауди­то­ра вы­да­на без про­ве­де­ния ауди­та ли­бо ес­ли вы­во­ды ауди­тор­ско­го за­клю­че­ния про­ти­во­ре­чат тем до­ка­за­тель­ствам, ко­то­рые бы­ли со­бра­ны в хо­де про­вер­ки. «Вы­да­ча за­ве­до­мо лож­но­го [за­клю­че­ния] су­да­ми при­зна­ва­лась, но не влек­ла ни­ка­кой от­вет­ствен­но­сти для ауди­то­ров. Ре­ше­ние су­да в луч­шем слу­чае ста­но­ви­лось

ос­но­ва­ни­ем для де­неж­ных тре­бо­ва­ний, ес­ли был до­ка­зан ущерб», – го­во­рит ад­во­кат «Ас­нис и парт­не­ры» Руслан Ко­жу­ра. «Ес­ли за­клю­че­ние при­зна­но су­дом за­ве­до­мо лож­ным – а та­ких слу­ча­ев по­ка немно­го, – ауди­тор­скую ком­па­нию ис­клю­ча­ют из СРО, что озна­ча­ет за­прет на про­фес­сию», – до­бав­ля­ет ген­ди­рек­тор ауди­тор­ской СРО ААС Оль­га Но­со­ва.

Од­на­ко под­го­тов­лен­ный Мин­фи­ном за­ко­но­про­ект пре­взо­шел ожи­да­ния ауди­тор­ско­го рын­ка. За вы­да­чу за­ве­до­мо лож­но­го ауди­тор­ско­го за­клю­че­ния ве­дом­ство пред­ла­га­ет преду­смот­реть на­ка­за­ние в ви­де ли­ше­ния сво­бо­ды до трех лет – по­сле че­го ауди­тор ли­ша­ет­ся пра­ва на опре­де­лен­ную де­я­тель­ность (так­же до трех лет). В ка­че­стве аль­тер­на­ти­вы суд мо­жет при­ну­дить ауди­то­ра к вы­пла­те штра­фа (до 300 000 руб. ли­бо в раз­ме­ре до­хо­дов ауди­то­ра за 1–2 го­да) ли­бо к при­ну­ди­тель­ным ра­бо­там (на срок до трех лет с ли­ше­ни­ем пра­ва на проф­де­я­тель­ность до трех лет или без нее). Ес­ли ущерб от дей­ствий ауди­то­ра не уста­нов­лен, но за­клю­че­ние все же при­зна­но за­ве­до­мо лож­ным, то за­ко­но­про­ек­том пред­по­ла­га­ет­ся при­вле­кать к ад­ми­ни­стра­тив­ной от­вет­ствен­но­сти: штра­фо­вать долж­ност­ных лиц на сум­му до 50 000 руб., ин­ди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей – до 100 000 руб., юри­ди­че­ских лиц – до 500 000 руб.

За­ко­но­про­ект остав­ля­ет во­про­сы к то­му, как бу­дет опре­де­лять­ся ущерб, ука­зы­ва­ет пред­прав­ле­ния СРО «Рос­сий­ский со­юз ауди­то­ров» Люд­ми­ла Коз­ло­ва. В ЦБ и Мин­фине не от­ве­ти­ли на за­прос «Ве­до­мо­стей».

В слу­чае при­ня­тия за­ко­но­про­ек­та ауди­то­ры бу­дут бо­лее дис­ци­пли­ни­ро­ван­но от­но­сить­ся к сво­ей ра­бо­те, счи­та­ет Но­со­ва. «Но ауди­то­ров хо­тят сде­лать край­ни­ми, и это неспра­вед­ли­во, ведь кли­ен­ты не все­гда предо­став­ля­ют ауди­то­ру пол­ную ин­фор­ма­цию», – го­во­рит она. По ее сло­вам, ес­ли ауди­тор вы­но­сит от­ри­ца­тель­ное за­клю­че­ние, неко­то­рые за­каз­чи­ки ста­ра­ют­ся рас­торг­нуть до­го­вор или не опла­чи­вать ауди­тор­ские услу­ги. «Сто­и­мость ауди­тор­ских услуг несо­из­ме­ри­ма с на­ка­за­ни­ем. Ес­ли цель – по­вы­сить ка­че­ство ауди­тор­ских услуг, уве­ли­чи­вать от­вет­ствен­ность ауди­то­ра нуж­но по­сте­пен­но», – го­во­рит Коз­ло­ва.

«Ауди­тор не мо­жет нести от­вет­ствен­ность за предо­став­ле­ние лож­ной или непол­ной ин­фор­ма­ции ауди­ру­е­мой ком­па­ни­ей, – объ­яс­ня­ет она. – Не­це­ле­со­об­раз­но рас­про­стра­нять жест­кие ме­ры ко всем ауди­то­рам, ведь мно­гие ауди­тор­ские ком­па­нии не про­ве­ря­ют об­ще­ствен­но зна­чи­мые ор­га­ни­за­ции». При та­кой от­вет­ствен­но­сти она ожи­да­ет ро­ста сто­и­мо­сти ауди­тор­ских услуг «в ра­зы», что по­вле­чет за со­бой фи­нан­со­вую на­груз­ку на по­тре­би­те­ля ауди­тор­ских услуг.-

/ ЕВ­ГЕ­НИЙ РАЗУМНЫЙ / ВЕДОМОСТИ

Мин­фин по­лу­чил ве­со­мый ар­гу­мент для борь­бы за чест­ность ауди­то­ров

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.